Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Бумажный кораблик

+105 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Лидия Павлова
Девочка и Шар


Что нужно для полного счастья человеку, если ему пять лет, на дворе конец мая, а бабушка привела его в парк? Мороженое? Катанье на карусели? Это приятно, но привычно. А мечтательной душе нужно что-то невиданное и прекрасное. И такое Полинка нашла. Это был Шар.
Он казался хрустальным, деревья просвечивали сквозь него, и ветерок гнал его от одного борта бассейна к другому,
Полинка сразу с ним подружилась. Он подплывал к ней доверчиво, как ручной лебедь, она толкала его. И шар плыл к другому борту, а Полинка смеялась и бежала вокруг бассейна. И когда шар подплывал к борту, она уже ждала его там.

Комментарии (8)

Геннадий Зенков
#
27 августа 2020 в 15:14
Прозрачный, лёгкий и воздушный,
С Полинкой Шар играл, как друг, -
Скользил, изящный и послушный
Движеньям тонких детских рук...
Ответить

Лидия Павлова
#
27 августа 2020 в 17:32
Спасибо за чудесный комментарий, Геннадий! В сущности у этой конкурсной работы получилось два автора, ваш комментарий - самый лучший текст к фото))
Ответить Удалить

Татьяна Ларченко
#
27 августа 2020 в 15:56
Эта новеллочка для мечтательных душ тоже легка, воздушна, как шар в руках ребенка. Сколько красоты в самом шаре, в воде, в отражении предметов, в умении фотографа запечатлеть миг и автора-- раскрыть ее...
Ответить

Лидия Павлова
#
27 августа 2020 в 17:37
Спасибо, дорогая Татьяна, за душевный,тёплый комментарий! Этих фотографий игры Полинки с шаром у меня целый цикл, и текст к ним гораздо более объёмный. Но пришлось сделать выжимку из текста в 1700 знаков, чтобы свести его к 500 знакам. Для меня писать кратко - это самое трудное всегда)))
Ответить Удалить

Александр Шайкин
#
27 августа 2020 в 18:22
Дорогая Лидия, вы написали очень прекрасное описание фотки. И название, и содержание - замечательные. Удачи Вам в творчестве и жизни.
Ответить

Лидия Павлова
#
27 августа 2020 в 21:27
Спасибо вам, дорогой Александр, за щедрую оценку моего мини-рассказа. Это фото было мною снято девять лет назад. Внучка играла с шаром, потом подошли ещё дети и присоединились к игре, а я всё снимала, снимала... Сейчас ей уже 14, а память о той прогулке осталась в фотографиях.
Удачи вам и новых интересных рассказов.
Ответить Удалить

Галина Парфёнова
#
27 августа 2020 в 20:22
Красивая фотография и рассказ к ней создают весёлое радостное, лёгкое, как сам шар,, настроение. А что ещё человеку нужно для счастья? Удачи вам в конкурсе.
Ответить

Лидия Павлова
#
27 августа 2020 в 21:32
Спасибо, дорогая Галина! Рада, что вам понравился мой фото-рассказ. Очень жду, что и вы примете участие в этом конкурсе))
Удачи вам и всего самого доброго.
Ответить Удалить
Самая лучшая ёлочка




На выставке детского творчества проводился конкурс новогодних ёлочек. У нас с Полинкой глаза разбегались: сотни ёлочек, одна краше другой. Но вот Полинка определилась с выбором:
- Вот эта!
- Запомни номер и пойдём к столику, там проголосуешь за неё.
Дежурная тётенька выдала Полинке бланк:
- Впиши номер ёлочки и напиши, чем она тебе понравилась.
Полинка замялась. Дежурная стала подсказывать:
- Наверное, самая красивая?
Полинка молчала.
- Самая нарядная? Самая необычная?
- Самая вкусная, - вздохнула сластёна Полинка.
Ёлочка состояла из нескольких ярусов разноцветных карамелек.

Комментарии (19)

Лидия Павлова
#
29 августа 2020 в 12:37
Геннадий, а можно оставить две фотографии? На одной внучка показывает, какую ёлочку выбрала, но её саму там не очень видно, а на второй она, наша левша, заполняет бланк народного голосования.
Если две нельзя, я одно фото уберу.
Ответить Удалить ветвь

Геннадий Зенков
#
29 августа 2020 в 15:19
О такой ёлке (сплошь из конфеток-карамелек) я слышу впервые! Так как снимки являются иллюстрациями одного события, пусть остаются на конкурсе оба.
Ответить

Лидия Павлова
#
29 августа 2020 в 16:06
Ой, спасибо, Геннадий, что можно оставить оба фото! На первом так неудачно получилось, что фигура внучки попала в кадр не полностью. На второй она хорошо видна, но зато самих ёлочек нет.
Ниже в комментарии я показала аналогичную ёлочку, мы с внучкой её дома сделали, и она стояла на пианино во всей своей красе))
А ёлочки на конкурсе были самые разные. Одна даже из долларовых купюр (конечно, из отпечатанных на ксероксе).
Ответить Удалить

Александр Шайкин
#
29 августа 2020 в 13:03
Значит, хорошая елочка та, на которой много сладких карамелек. Выходит, чем больше карамелек, тем красивее елочка. Очень интересный критерий оценки красоты. С отличной работой вас, дорогая Лидия! Всего Вам доброго.
Ответить

Лидия Павлова
#
29 августа 2020 в 13:17
Спасибо за комментарий, дорогой Александр! Ну, такой критерий выбора, конечно, не для всех подходит. Но если человечку шесть лет и притом он невероятный сластёна, то, конечно, он выберет вкусную ёлочку. А вздыхала Полинка потому, что нельзя было снять с ёлочки хоть одну конфетку. Но дома я её утешила. Мы купили конфет и сделали свою собственную вкусную ёлочку. И Полинка с неё постепенно срезала конфетки. Вот такой конец у этой истории, но он не поместился в аданный размер текста.
Вот эта наша домашняя ёлочка:


Ответить Удалить

Елена Рехорст
#
29 августа 2020 в 15:15
Лидия, а я бы вашей самодельной елочке присудила первое место! Какая креативность! Мечта сладкоежки!
Ответить

Лидия Павлова
#
29 августа 2020 в 16:08
Лена, спасибо, дорогая, и за комментарий, и за комплимент нашей домашней ёлочке!)) Всего вам самого доброго и удачи в конкурсе!
Ответить Удалить

Зинаида Дмитриева
#
29 августа 2020 в 16:03
Какая же чудная домашняя ёлочка у сластёны Полинки!
И критерий у неё замечательный - что вкуснее, то и красивее, молодец!
Рассказ отличный. и фотографии тоже.
Ответить

Лидия Павлова
#
29 августа 2020 в 16:14
Спасибо, дорогая Зиночка за душевный комментарий и щедрую оценку моей работы. Очень жду вашей конкурсной работы. Этот конкурс, на мой взгляд, один из лучших из тех, что проходили на сайте. Такой светлый, добрый и очень интересный!
Ответить Удалить

Людмила Дымченко
#
30 августа 2020 в 07:07
Полинке привет! Как сластёна сластёне говорю, что выбор единственно верный)))
Ответить

Лидия Павлова
#
30 августа 2020 в 11:19
Родственные души, в общем Может, вы ещё и левша как наша Полинка?))
Спасибо, дорогая Людмила, за весёлый комментарий! Привет обязательно передам))
Всевозможных удач вам в жизни.
Ответить Удалить

Галина Парфёнова
#
2 сентября 2020 в 14:58
Когда - то на ёлки кроме игрушек вешали красивые шоколадные конфеты. Потом детям по очереди завязывали глаза, давали в руки раскрытые ножницы и направляли на ёлку - срезать для себя игрушку. Конечно украдкой ребёнка немного направляли. Я помню, как хотелось срезать конфету, так что я Полинку понимаю.
Ответить

Лидия Павлова
#
2 сентября 2020 в 17:28
А у нас на домашней ёлке всё моё детство мы вешали ещё позолоченные и посеребренные орехи и мандаринки. Вкусные были ёлки, не то что ныне))
А эта дизайнерская ёлочка на выставке состояла почти полностью из одних конфет. Мечта сладкоежки, словом)))
Спасибо, дорогая Галина, за тёплый комментарий, сразу столько вспомнилось.. .
А вы не планируете поучаствовать в конкурсе? Такая тема!
Удачи вам и доброй осени!
Ответить Удалить

Марат Валеев
#
3 сентября 2020 в 07:59
Охо-хо-хонюшки, это ж надо - елочки из сладостей! У них хоть хвойный привкус был?
Ответить

Лидия Павлова
#
4 сентября 2020 в 20:53
Увы, попробовать не давали. Можно только гадать
Ответить Удалить

Татьяна Ларченко
#
5 сентября 2020 в 16:43
Елочка и сладости на ней-- традиция на века! А теперь можно ставить "тематические" елочки, съедобные. Полинка ребенок современный, сразу сориентировалась. Правда, у нынешних детей интрига исчезает. Мы в детстве с сестрой в предновогоднюю ночь (эта была моя первая елка), ждали, пока взрослые уйдут в другую комнату, потом крались по ее инициативе с ножницами к елке-- срезать конфетки. На всю жизнь запомнилось, как мы ее в темноте повалили...
Ответить

Лидия Павлова
#
5 сентября 2020 в 21:49
Да-а, такое не забудешь))) Игрушки при падении ёлки хоть не побились?
Теперешние ёлки - без конфет, золочёных орехов и прочей вкуснятины, без самодельных игрушек - много потеряли. Хотя... может быть, я неправа, может, домашние ёлки по-прежнему украшают конфетами и другими лакомствами. Мы у себя дома давно от всего этого отказались, сама не знаю, почему. Как-то незаметно ушли от этой традиции... Немножко грустно это сознавать.
Спасибо, дорогая Татьяна, за интересный и тёплый комментарий! Доброй осени вам. Удачи во всём!
Ответить Удалить

Татьяна Ларченко
#
5 сентября 2020 в 22:33
Лидия, насчет побитых игрушек не помню, а вот как тянулись к елке с табурета и перекинули ее на себя, хорошо помню. Некоторые и по сей день вешают на ветки конфеты, мандаринки, хотя все это есть теперь в обыденной жизни. Дорогая Лидия! На вашем фото рядом с домашней елочкой видны парусники. Это "отсвет" того времени, когда в вашей жизни была Евпатория? Подобная модель парусника есть и у меня. Рыбак рыбака видит издалека...
Ответить

Лидия Павлова
#
6 сентября 2020 в 00:44
Вы спрашиваете про "отсвет" евпаторийского моего детства и юности. Дорогая Татьяна, отвечу кратко: и да, и нет. То есть, это, конечно, связано с моей любовью к морю и всему, что с ним связано, но не только. Прежде всего это отсвет детского увлечения моего внука кораблями, особенно парусными. Он их в детстве обожал. Тут наши с ним интересы и вкусы полностью совпадали. Как и с вашими, как выясняется))
Ответить Удалить
Полинка на пленере


Отдыхаем с мамой в Дедеркое.
Здесь места такие, словно в сказке!
Я взяла карандаши с собою,
А ещё бумагу, кисти, краски.

Задали в художке нам работу -
Три пейзажа, пара натюрмортов.
И с художников больших беря пример,
Я сегодня вышла на пленэр.

Рядом – верная подружка Настя.
Мы рисуем горы, речку, рощу.
А водичка ноги нам полощет…
Лето. Море. Отдых. Счастье!

Комментарии (10)

Александр Шайкин
#
2 сентября 2020 в 19:27
Хорошо рисовать детишкам вот такой замечательный пейзаж, который на фото. Рядом и горы, и речка, и небо - вот оно счастье беспредельное. Прекрасное стихотворение получилось. Стихотворение полное оптимизма и к тому же жизнерадостно. Дорогая Лидия, удачи вам в конкурсе и жизни.
Ответить

Лидия Павлова
#
3 сентября 2020 в 16:34
Спасибо вам, дорогой Александр! Вы очень точно выразили мысль, которую я вложила в эти стихотворные строки и в выбор фотографии на конкурс. Счастливы дети, которые растут под мирным небом, у которых есть так много прекрасного в их детской жизни - любовь близких, друзья, творчество, путешествия...
Всего вам самого доброго в жизни!
Ответить Удалить

Галина Парфёнова
#
2 сентября 2020 в 20:15
Красивый пейзажи и девочки тоже хороши. Будущие художницы вызывают уважение. Стихи точно описывают происходящее. Всё убедительно и талантливо. Удачи в конкурсе.
Ответить

Лидия Павлова
#
3 сентября 2020 в 16:38
Дорогая Галина, я рада, что вы прочли мою конкурсную работу и одобрили её. Спасибо вам за добрые слова! Всех вам жизненных благ.
Ответить Удалить

Геннадий Зенков
#
2 сентября 2020 в 23:17
Какое красивое слово ПЛЕНЭР -
Как будто нас в ПЛЕН взял кто-то на ЭР!
Наверное, был это Репин Илья,
Художником быть - это СЧАСТЬЕ, друзья!
Ответить

Лидия Павлова
#
3 сентября 2020 в 16:58
Геннадий, спасибо за чудесный комментарий!

Репин, Рерих и Ромадин
В плен берут легко, не глядя.
В чём их тайна? В общем, малость:
Дарят их картины РАДОСТЬ!
Ответить Удалить

Марат Валеев
#
3 сентября 2020 в 07:48
Действительно - счастье! Отлично, Лидия!
Ответить

Лидия Павлова
#
3 сентября 2020 в 17:10
Большое спасибо, Марат, за добрые слова! Удачи вам и всех благ в жизни.
Ответить Удалить

Татьяна Ларченко
#
4 сентября 2020 в 19:37
Прекрасные стихи, прекрасный снимок! Впервые слышу о Дедеркое, но это фото уже заставило полюбить неизвестное мне местечко. Посреди таких красот и впрямь живописцем станешь.
Ответить

Лидия Павлова
#
5 сентября 2020 в 21:34
Спасибо, дорогая Татьяна, за добрые слова! Я тоже о Дедеркое ничего не знала. Ну, слышала такое название, не более того. Полинка со своей мамой отдыхали там в 2016 году и привезли много фотографий. Действительно, эта красота вдохновляет (даже на фотографиях), хоть поэму пиши))
Ответить Удалить
Полина и малина




Когда Полинке было 4 года, она с мамой отдыхала в Аше. И там впервые увидела, как растёт малина. До этого она видела её только в стаканах у торговок возле рынка. Или в виде варенья дома. Полинка очень вежливая девочка. Она здоровалась даже с манекенами в витринах, голубями на площади, цветами на подоконнике. И с малиной она тоже поздоровалась и только потом сорвала ягоду.

«Здравствуй! Кто ты?» - «Я – малина».
«А меня зовут Полина.
Ты колючая?» - «Немного.
Ветки ты мои не трогай,
лучше ягоды отведай».
Так они вели беседу.
Было море, было лето,
улыбалась рядом где-то
мама. Птицы в небе ясном
пели всем, что жизнь прекрасна.

Комментарии (15)

Лидия Павлова
#
8 сентября 2020 в 13:00
Геннадий, я опять немного выхожу за рамки. Два фото вместо одного, а текст прозаико-стихотворный. В прозаической части знаков чуть за триста, в стихотворном тоже строк меньше, чем допускается. Поэтому я решила, что в целом не перебрала с объёмом. Но если так нельзя, я напишу, что работа вне конкурса.
Ответить Удалить ветвь

Геннадий Зенков
#
8 сентября 2020 в 13:56
Лидия, будем считать, что это ваш стиль. Возможно, найдутся подражатели. Сугубо личное замечание: мне, как читателю, было бы "заманчивее" увидеть более интересное название работы. В данном случае скажем, "Полина и малина". Не зря Чехов говорил, что театр начинается с вешалки. А литературное и художественное произведение, на мой взгляд, с названия. "Знакомство" - неопределённо и как-то"по-взрослому". Но, повторяю, это моё личное мнение...
Ответить

Лидия Павлова
#
8 сентября 2020 в 14:06
Геннадий, не поверите, я так и хотела назвать - "Полина и малина", даже напечатала, а потом, не знаю почему, стёрла. Названию я всегда придаю большое значение - и в своих текстах, и когда чужие читаю. И почему я выбрала нейтральное "Знакомство", не могу объяснить, было какое-то мимолётное соображение, мелькнуло и забылось.))
Пожалуй, исправлю на первоначальное.
Спасибо за разрешение несколько вольно подойти к правилам конкурса! И за совет касательно названия, конечно.
Ответить Удалить

Таня Ванина
#
8 сентября 2020 в 14:23
Я скажу Вам от души:
И Полина, и малина -
Обе чудо-хороши!
Ответить

Лидия Павлова
#
8 сентября 2020 в 18:38
Спасибо, Таня! Как бабушке и как любительнице малины мне очень приятны ваши слова)))
Ответить Удалить

Марат Валеев
#
8 сентября 2020 в 14:44
Чудесный фотопрозостихосюжет!
Ответить

Лидия Павлова
#
8 сентября 2020 в 18:39
Марат, большое спасибо!
Ответить Удалить

Александр Шайкин
#
8 сентября 2020 в 15:17
Замечательный фоторассказик. Мне он очень понравился. Вежливость девочки Полинки - хороший пример другим детям. Да и взрослым тоже. Дорогая Лидия, спасибо за прекрасный фоторассказик. Удачи и всего Вам доброго.
Ответить

Лидия Павлова
#
8 сентября 2020 в 18:41
Благодарю вас, дорогой Александр, за тёплый отзыв о моём фото-прозо-стихо-репортаже!)) Спасиибо за добрые пожелания!
Ответить Удалить

Елена Кладова
#
8 сентября 2020 в 16:55
Мне тоже понравился Ваш мини-стихо-рассказ, Лидия! Полинка - будущий дипломат! На втором фото она с таким аппетитом дегустирует малину, что и самой захотелось. Удачи Вам в конкурсе!
Ответить

Лидия Павлова
#
8 сентября 2020 в 18:44
Я рада, что вам понравился мой стихо-рассказ, Елена. Спасибо за добрый и улыбчивый ваш комментарий! Всего вам самого хорошего, удачи!
Ответить Удалить

Алевтина Котова
#
8 сентября 2020 в 21:01
И Полина и малина обе хороши!!!
Ответить

Лидия Павлова
#
9 сентября 2020 в 22:55
Спасибо вам, Алевтина!) Всего вам самого доброго и удачи!
Ответить Удалить

Татьяна Ларченко
#
14 сентября 2020 в 23:20
И Полина и малина обе -- чудо хороши,
Восхищаюсь этим фото, я признаюсь, от души.
Было море, было лето, и фотограф-- рядом где-то.
А теперь Полималинка навсегда в стихах воспета!
Ответить

Галина Парфёнова
#
15 сентября 2020 в 17:20
Очень хороши снимки. Прекрасная цветовая гамма. Девочка в ярком голубом платье на фоне сочной зелени - это производит сильное впечатление. Удачи в конкурсе..

Ответить

Лидия Павлова
#
сегодня в 00:13
У вас глаз художника, Галина! Спасибо, дорогая, за добрый комментарий и пожелания. Всех благ вам!
Ответить Редактировать Удалить
Здравствуй, море!


Здравствуй, море! Я вернулась.
Я на год взрослее стала.
Я душой к тебе тянулась.
Ну а ты по мне скучало?

Ты мне радо? Ну, встречай-ка!
Солнышко так славно греет…
Знаешь, я летать умею.
Вот сейчас взлечу, как чайка!


Комментарии (10)

Галина Парфёнова
#
27 сентября 2020 в 21:05
Что может быть лучше детского восторга искреннего, душевного? Радость ребёнка так понятна, что хочется и самой взлететь.Удачи в конкурсе и в жизни.
Ответить

Лидия Павлова
#
29 сентября 2020 в 13:58
Наша Полинка искренне верила, ещё дошколёнком, что летать можно научиться. Вот чуточку постараться - и получится. Это было её заветной мечтой))
Спасибо, дорогая Галина, за комментарий, за добрые пожелания. Вам тоже всего самого лучшего!
Ответить Удалить

Татьяна Ларченко
#
27 сентября 2020 в 21:44
Обидно, не помню своих пропавших комментариев, а новые будут хуже. Снимок экспрессивный -- полный детский восторг! Маленькая "чайка" Полинка почти взмывает над галькой. Вот бы так же легко лететь ей по жизни, не зная "кандалов" быта...
Ответить

Лидия Павлова
#
29 сентября 2020 в 14:04
Спасибо, дорогая Татьяна, за этот замечательный комментарий! Как верно вы сказали про "кандалы" быта, которые так мешают нам в жизни. От них не избавишься, но постараюсь научить Полинку скидывать их время от времени, чтобы полетать. Удачи вам и всех благ!
Ответить Удалить

Владимир Соколов
#
28 сентября 2020 в 05:25
Не помню, Лидия, что писал в первый раз, но восторг девочки зажигает и детей, и взрослых, особенно взлететь чайкой!
Ответить

Лидия Павлова
#
29 сентября 2020 в 15:43
Да, Владимир, нам полезно учиться у детей их вере в чудо, в то, что можно взлететь, если очень захотеть. Это, наверное. и есть молодость души.
Спасибо вам за тёплый комментарий!
Ответить Удалить

Яков Смагаринский
#
28 сентября 2020 в 05:29
Зов предков! Теперь я не сомневаюсь в теории: все мы вышли из моря!
Ответить

Лидия Павлова
#
29 сентября 2020 в 15:46
Вот точно, Яков! Я тоже в этом окончательно уверилась))
Спасибо вам за комментарий и всего самого доброго в жизни!
Ответить Удалить

Геннадий Зенков
#
28 сентября 2020 в 06:38
Эмоции рождаются и в радости, и в горе,
Рождаются как будто невзначай.
Полинка восклицает:- Здравствуй, море!
А Пушкин говорил:- Прощай!..

Ответить

Лидия Павлова
#
29 сентября 2020 в 15:47
Геннадий, какой классный комментарий, да ещё так прекрасно иллюстрированный! Огромное вам спасибо! Всех благ вам.
Ответить Удалить
На корабле мечты


В волшебную страну
На корабле мечты
Сейчас я отплыву.
Плыви со мной и ты.

Там весело живут,
Совсем не зная бед,
И песни все поют,
И каждый там - поэт.

Не нужен капитан:
Корабль несётся сам,
И мудрый океан
Рад алым парусам.

Ты, мама, не грусти,
Ведь мы не на года.
Немножко погостим
И приплывём сюда.

Комментарии (4)

Галина Парфёнова
#
29 сентября 2020 в 15:05
Ваши стихи будят мечты и разжигают страсть к путешествиям. Удачи в конкурсе.
Ответить

Лидия Павлова
#
29 сентября 2020 в 17:38
Да, Галя, на таком корабле хочется плыть и плыть, хоть на край света. Вот он во всей красе:


Ответить Удалить

Татьяна Ларченко
#
30 сентября 2020 в 15:43
Алые паруса! Сколько романтики в таком "путешествии" и просто в их созерцании... Ни на миг не сомневаюсь, что Лидия давно ознакомила Полинку с творчеством Грина. Эта красота "бросила якорь" в вашем городе?
Ответить

Лидия Павлова
#
30 сентября 2020 в 18:50
Спасибо, дорогая Татьяна за комментарий и за веру в меня как в воспитателя))) Этот корабль с алыми парусами находится на набережной в Анапе. Полинка отдыхала там со своей мамой в 2012 году, тогда ей было шесть лет, и про повесть Грина она, конечно, ещё не знала. Теперь-то знает, и фильм по повести тоже смотрела.
Да, вы правы, даже созерцание фотографии с алыми парусами вызывает прилив вдохновения, рифмы сами просятся на бумагу, Я еле уложилась в разрешённые 16 строк)))
А ещё я просто обожаю стихотворение В. Саянова о Грине - "Он жил среди нас, этот сказочник странный..." Оно производит на меня прямо гипнотическое воздействие) И Полинке его читаю под настроение.
"В синем небе звёзды блещут..."
Я прочла "Сказку о царе Салтане" ровно в пять лет. Читала я её, конечно, не сама, я ещё не умела читать. Читал отец, а я слушала. Помню, как я продиралась сквозь массив новых, непонятных мне слов, и было трудно сквозь чащу этих слов прорваться к смыслу. Уже через полгода эти трудности растаяли, а в первый раз язык сказки звучал почти как иностранный. Получился слишком резкий переход от простеньких стишков про игрушки и про ёлочку, к длинной сказке со сложным сюжетом, множеством героев, насыщенной такими непривычно звучащими для детского уха словами, как "сватья", "князь", "крещёный", "светлица", "аршин", "гонец", "престол", "палаты". Мой запас слов после прочтения пушкинской сказки расширился неимоверно, и после уже легко было читать любые другие сказки.

До этого мне покупали тоненькие издания из серии «Моя первая книжка» с незамысловатыми и назидательными историями про глупого цыплёнка или непослушного утёнка. А тут вдруг я попала в сложный и яростный мир, бушующий страстями, полный интриг, предательства, борьбы за жизнь, мужества, верности, любви и красоты. Не улыбайтесь, именно так воспринимала я «Сказку о царе Салтане». Мне ведь тогда едва исполнилось пять лет.
После знакомства со "Сказкой о царе Салтане" я полюбила книги "на вырост". Не отдавая себе в этом отчёт, я всегда искала книги, которые не просто интересны, но и немного сложны для меня. Книги, предназначенные для читателя постарше, не во всём понятные, из которых я узнавала много нового, казались мне глубокими, многоцветными и полными тайн. Я не выносила, когда сразу просвечивало дно, мне нужно было ощущение бездонности. Сказки Пушкина дарили эту бездонность.

Книгу сказок Пушкина я нежно любила, что не помешало мне попробовать раскрашивать в ней картинки. Родители пресекли мои попытки, но я и сама разочаровалась в результатах своих трудов. Флажок на башне я, конечно же, сделала красным - а каким же ещё, других флагов я тогда не знала. А стены, по моему глубокому убеждению, должны были быть золотыми, сверкать на солнце и слепить глаза своей красотой и блеском. Но жёлтый карандаш, к моему удивлению и даже негодованию, не выдавал желаемого блеска и сказочной красоты. Не помогла и попытка послюнявить карандаш, и я с сожалением бросила своё занятие.

О человеческом коварстве и подлости, о переменчивости судьбы, о том, что жизнь полна испытаний, которые надо преодолевать, терпеть и ждать, о том, какое сильное оружие лживое слово, говорилось в сказке. Но ведь и об истинном человеческом великодушии тоже. В конце сказки разоблачённые интриганки ткачиха, повариха и баба Бабариха
«Разбежались по углам;
Их нашли насилу там.
Тут во всём они признались,
Повинились, разрыдались;
Царь для радости такой
Отпустил всех трёх домой"
Хорошо помню, как потрясло и обрадовало меня это великодушие. Я не хотела мести, я боялась, что этим закончится сказка. Не только из жалости к глупым бабам боялась (их мне не особенно жалко было), а прежде всего из жажды совершенства. Мне хотелось, чтобы царь Салтан во всём был безупречен. Мне нужен был такой герой - сильный, благородный и щедрый человек, который не опускается до мести.

А как завораживало звучание стиха! Я ходила по огороду, карауля наши грядки с крошечными огурцами и мячиками-арбузами от набегов соседского хулигана-мальчишки, и с упоением декламировала:
«В синем небе звёзды блещут,
В синем море волны плещут,
Туча по небу идёт,
Бочка по морю плывёт».
И по сравнению с тем, что испытывали заключённые в бочке люди и как мужественно они держались, опасность нападения хулигана казалась мелкой, а стихи взбадривали дух.

Эта большая, массивная, красивая книга у меня до сих пор стоит на полке, я берегу её всю жизнь. Добротное издание с огромным количеством иллюстраций, но, конечно, очень потрёпанное: как-никак уже третье поколение её читает. Книга моего детства.
Читайте маленьким детям книги «на вырост». Читайте им Пушкина.
"Опираясь на небо..."
31 июля исполнится год как ушёл из жизни выдающийся писатель современности Фазиль Искандер.
В 2011 году Фазиль Искандер был выдвинут на Нобелевскую премию. Он был выдвинут «за карнавальную свободу, глубокую человечность и очистительный смех его эпического романа «Сандро из Чегема».
Карнавальная свобода, глубокая человечность, очистительный смех – довольно редкое, прекрасное и пленительное сочетание. Три кита, на которых стоит художественный мир этого прекрасного писателя. Я могу перечитывать его книги бесконечно.
К сожалению, Фазиль Искандер не получил эту почётную премию; он, безусловно, был её достоин.
В журнале «Новый мир» в начале нулевых годов были помещены заметки Ф. Искандера «Понемногу о многом» с подзаголовком «Случайные записки». Воспользуюсь поводом и процитирую некоторые высказывания оттуда. Давайте послушаем голос мудрого человека, гуманиста, мыслителя.

***
«Иногда Пушкин надоедает тем, что у него полностью отсутствует сопротивление материала. Мощь гармонии уничтожает его. И тогда хочется читать Тютчева, у которого чувствуются мускульные усилия духа, преодолевающего сопротивление материала. Тютчев героичен. Но по стихам Пушкина догадываешься, что рай — это такое место, где нет сопротивления материала. В русской поэзии немало великих поэтов, но райские звуки только у Пушкина, Лермонтова и отчасти Мандельштама.»

***
«Прежде чем бороться с общественным злом, изрыгни из себя собственное зло.»

***
«Страшные рассказы хороши, когда читатель, чувствуя страх, одновременно ощущает уют своей духовной и физической безопасности. Страх усиливает поэтическую сладость уюта. Роман о конце человечества, если это не роман социального и философского предупреждения, аморален. И чем талантливей такой роман, тем аморальней.
Можно страшить ребенка, когда он заранее знает, что это игра. Страшить ребенка, когда он заранее не знает, что это игра, жестоко и подло.»

***
«Зло может со стороны внезапно войти в человека, и он, не успев опомниться, совершает злодейство. Тогда в чем же он виноват? Он виноват в том, что ему была дана вся жизнь, чтобы не оставлять в душе свободного места для зла. Но он осторожно придерживал свободное место, не давая добру заполнить его, и это место в конце концов заняло зло. Не давал добру расширяться, и в этом был его сознательный грех. Но почему он оставлял это свободное место в душе? В ожидании, что счастье влетит в него, как ласточка.»

***
«Я: Справедливо то, что не допускает крови.
ОН: Справедливо то, что справедливо.
Я: Мне плевать на справедливость, которая допускает кровь.»

***
«Когда споришь с умным человеком — напряжение ума по восходящей. И это в конечном итоге доставляет удовольствие.
Когда споришь с глупым человеком, то, чтобы быть понятным ему, невольно упрощаешь свою мысль. Напряжение ума по нисходящей, и от этого остается неприятный осадок. По–видимому, в этом случае наша природа сопротивляется распаду, энтропии. Пушкин это понимал: “...и не оспоривай глупца”.

***
«Истинное богатырство, и умственное и физическое, узнается по тому, что всегда немного стесняется своего избытка сил, боится неосторожным движением сломать что–нибудь или невольно выставить кого–нибудь глупцом. Деликатность силы — вот высшее благородство!»

***
«Глупость высмеивается не для того, чтобы истребить глупость — она неистребима, а для того, чтобы поддержать дух разумных.»

***
«Глядя на некоторых женщин, легко угадываешь, что у них нет этического веса. После чего легко догадываешься, что из этого следует. То же самое мужчины. Нет этического веса — значит, склонен к бесчестию. Литература. Иной писатель говорит совершенно правильные вещи, имеет высокую технику письма, но не производит никакого впечатления. Нет этического веса. Нет удара. Самый огромный этический вес у Толстого, потому его удары так сотрясают нас.»

***
«Люди часто путают дар со способностями. Даже самый маленький дар требует соучастия души. Даже самые большие способности обходятся без соучастия души.»

***
«Хороший афоризм утоляет тоску по разумности. Жизнь фрагментарна. И человек устает от этого. Разумность афоризма по частному поводу рождает надежду, что существует универсальная разумность.»

***
«Великий борец может быть этически сильным, но не может быть этически тонким. Этическая тонкость и борьба мало совместимы.»

***
«Боль за многих делает человека рассеянным к боли за одного. Боль за одного отвлекает от боли за многих. Как же быть? Увы, это в природе человека. Совместить эти два типа людей в одном невозможно, но они сами по себе дополняют друг друга.»

***
«Декабризм — небольшая доза революции, как антитифозная инъекция; ее хватило — чтобы Россия не заболела революцией — на весь девятнадцатый век.»

***
«Великий политик — это такой политик, который с глубочайшим презрением входит в политику, добиваясь того, чтобы в политике не было политики.»

***
«Подобно тому, как человек не может устоять на ногах, не опираясь на землю, дух человека не может устоять, не опираясь на небо.»

***
«Правдивость художественного произведения во время запрета на правду создает иллюзию его талантливости, даже если оно неталантливо. Так во время голода черствый кусок хлеба нам кажется очень вкусным.»

***
«Затосковавшим в раю дают прислушаться к тому, что делается в аду. Сразу тоска проходит.»

***
«Отвлечение от правды в длительной перспективе гораздо вредней для народа, чем прямой запрет на правду. Прямой запрет порождает тайную свободу, тайную любовь к правде.
Отвлечение от правды — великая индустрия развлечений, ввиду отсутствия прямого запрета на правду — приводит к тому, что человек теряет вкус к правде.»

***
«Глубина стыда определяет высоту человеческой личности. Вот почему пастух как личность может быть выше академика.»

***
«Гражданственность — обязательно дойти до урны и вбросить в нее окурок.
Государственность — следить за тем, чтобы путь до урны был не слишком утомительным.»

***
«Если каждый делает добро в пределах своих возможностей, возможности добра становятся беспредельными.»

***
«Мир, которым движет диктатура, — кровавый мир.
Мир, которым движет конкуренция, — пошлый мир.
Небогатый выбор.
Что такое конкуренция? Неутомимая зависть.
Идеальный капитализм на сегодняшний день — просвещенная пошлость.
Надо одолеть брезгливость, войти в пошлый мир и внутри его бороться с пошлостью. Другого выхода нет.»
Представим...
Как осознать всё Пушкина значенье?
Представим, что не жил такой поэт,
И нет стихов про "чудное мгновенье",
И "Барышни-крестьянки" тоже нет.

И детям "Сказку о царе Салтане",
Где льётся стих прозрачною струёй,
По вечерам читать никто не станет,
Поскольку просто сказки нет такой.

И не покажет нам большой экран
Тех витязей, для сердца с детства милых,
А если паренька зовут Руслан,
Шутя не спросим: "Где ж твоя Людмила?"

Слова "тяжёло-звонкое скаканье"
На ум нам в Петербурге не придут;
Про монумент не скажем - "Медный всадник",
Подумаем лишь: "памятник Петру".

Евгения Онегина не будет,
Татьяны, Ленского, дуэли и письма...
А для меня они - живые люди,
Как если б среди них жила сама.

Фантазию продолжить я хотела,
Но вдруг в окно взглянула и тогда
Увидела, как в небе всё редела,
Редела облаков летучая гряда.
Июньский дождь
Он юн и свеж, всегда в одной поре.
Я знаю все его нехитрые секреты.
Его роман с берёзкой прошлым летом
Наделал много шума во дворе.

Спешил он к ней в сопровожденье гроз,
Чтоб выглядеть серьёзней и сильнее,
И радуги двойной
павлиний хвост
Раскидывал в полнеба перед нею.

Смывал пылинки он с неё, следил,
Чтоб и листка никто не смел припачкать.
И всё впустую! Он ей был не мил.
Его отвергла юная гордячка.

На миг проснувшись, отлежав плечо,
Не раз я ночью слышала спросонок -
В листве он копошился, как мышонок,
И всхлипывал по-детски горячо.
Ноябрь
Ноябрь, ты - зверь, пушистый зверь,
Туман я глажу осторожно.
Ноябрь - таинственная дверь:
Войти в миры иные можно.

Ноябрь - он весь, как слово "пред":
Предзимье, предзнаменованье...
Клубок каких-то смутных бед,
Удач неясных предсказанье.

Ноябрь - немыслимый простор,
Ноябрь - души моей затменье,
Когда я на день раз по сто
Кидаюсь от надежд к сомненью.

Ноябрь - тончайшая струна,
Соединяющая души.
Вот ночь. И в доме тишина.
Замри и тихий голос слушай.
Октябрь
В названии этого месяца мне слышится: "О, КТО ТЕБЯ... Словно кто-то с восхищеньем выдохнул начало фразы "О, кто тебя придумал таким, десятый месяц года?"

О, кто тебя назвал так, звонкий месяц?
Весёлый фейерверк, билет мой номер десять,
Феерия дождей и глубина асфальта,
Сплав красок всех, божественная смальта,
Ты ветра вальс, круженье, карнавал,
Мельканье, блики, листьев первый бал.
Ты – ясеня янтарное сиянье.
«О, кто тебя…» - поёт твоё названье.
Шкатулка-хохлома, витраж, жар-птица,
Из сказки расписная колесница,
Октябрь, ты светомузыка души,
Не улетай так быстро, не спеши!
Осень
Осень.
В палисадниках звёздами - астры.
Осень,
я скажу тебе тихое "здравствуй".

Осень.
Порыжевшие кроны каштанов.
Осень.
Воздух свежий, тревожный и пряный.

Осень.
Паутинка задумчивой грусти.
Осень
в плен берёт и уже не отпустит.

Осень.
Притаились в оврагах туманы.
Осень.
Загрустили по лету фонтаны.

Осень.
Я сегодня всех встречных жалею.
Осень.
Не кончалась бы эта аллея.

Осень,
я щедрот твоих, может, не стою.
Осень,
что мне делать с твоей красотою?
Дюрсо
В Дюрсо в разгаре бархатный сезон,
Поспел инжир, чернеет ежевика.
Нет дыма, гари - свежесть и озон,
Открой глаза и грудью всей вдохни-ка.

В дому царит довольство и покой,
Снят урожай, в подвале зреют вина.
До моря от ворот подать рукой,
И во дворе алеет клещевина.

Из кухни вьётся нежный аромат:
Там варится айвовое варенье.
Так жили сто и двести лет назад,
А тишина - как в первый день творенья.

Под деревом в качалке, в холодке,
Откинувшись, сидит прекрасная Елена,
Прикрыв глаза, журнал зажав в руке,
А кошка трётся об её колена.

Вернётся скоро дочь, потом супруг,
Нагрянут гости, и дела закружат:
Порядок навести и в доме, и вокруг,
В Абрау съездить, приготовить ужин.

А там и ночь, а после - новый день
И жизнь в ладонях матери-природы.
И труд, и труд. Здесь не в почёте лень.
Труды и дни. Совсем по Гесиоду.
Прогулка с Пушкиным
Не устарел ты, дивный гений,
И стих твой не поблек с годами.
Сменилось столько поколений,
Но и теперь ты рядом с нами.

Ах, Пушкин, мой наставник мудрый,
Незримый спутник, друг мой, словом,
Смотри какое нынче утро!
Давай пройдёмся по Ростову.

Вот тихий Дон. Так ты когда-то
Его приветствовал с почтеньем.
А позже наш земляк-писатель
Назвал так лучшее творенье.

Широк он, и его теченье
Спокойно, как в былые годы,
Но ты заметишь с огорченьем,
Что помутнели Дона воды.

Как тянет свежестью речною!
Мы сядем на скамейке рядом,
В тени укроемся от зноя,
Речной простор окинем взглядом.

Начнём неспешную беседу
О жизни прошлой, жизни новой...
А хочешь, в рощу мы поедем
Или пройдёмся по Садовой.

Ростов прекрасен, люди тоже:
Щедры, раскованны, как дети.
А столько стройных женских ножек
В ином краю за год не встретить.

Свернём налево. По бульвару
Пройдём. Был в честь тебя он назван.
То имя носит он недаром:
Как он хорош, увидишь сразу.

Здесь памятник себе заметив,
Найдёшь ты в схожести огрехи.
Состришь. И мы от шутки этой
Покатимся вдвоём от смеха.

Мы посетим музей искусства,
Попросим показать все фонды,
И двум скульптурам - "Ночь" и "Утро" -
Ты посвятишь свои экспромты.

Мы в ресторан заглянем в парке,
Приветно распахнувший двери,
И вина выбрать лучшей марки
Тебе, конечно, я доверю.

Мой спутник, грустный и весёлый,
О, Пушкин, мой наставник мудрый,
Давай пройдёмся по Ростову.
Смотри, какое нынче утро!
Мечтательница
Посвящено моей подруге, у которой любимая книга - "Джен Эйр"

Апрельский ветерок - такой повеса! -
Флиртует с липами, срывает с вишен цвет.
Пустырь стал сквером, а местами - лесом,
Она тропу торит в нём тридцать лет.

Зимой - по снегу, осенью - в туманах,
Весной - по мураве и золоту цветов.
Герои из любимого романа
Ей видятся вдали среди кустов.

Не деловая леди, не девчонка,
Совсем иная женщина идёт,
Взирает на природу размягчённо,
И от избытка чувств душа поёт.

Мечту обычной мерой как измерить?
Как проследить фантазии полёт?
Ей в поле чудится цветущий вереск
И эльфов на лужайке хоровод.

Ей кажется, что Джен она, наверно,
Что по траве идёт она босой,
Лицо подставив ласковому ветру,
Душой сливаясь с солнцем и весной.
Брошка
Увлечение коллекционированием минералов возникло у меня в десятилетнем возрасте. Именно тогда мне попалась книга «Мир вокруг нас», в которой доступно и увлекательно рассказывалось о вулканах и землетрясениях, шаровых молниях и круговороте воды в природе, субтропиках и альпийских лугах, пещерах со сталактитами и сталагмитами и гейзерах и многих других чудесах природы.
Книга эта была сборником очерков и рассказов разных авторов, известных учёных, популяризаторов науки. В ней я и прочла рассказ академика Ферсмана о его крымском детстве и о том, как увлёкся он собиранием камней. Рисунок к рассказу изображал, как выглядела первая коллекция минералов будущего учёного: большая коробка, похожая на соты, и в каждой ячейке лежал камень с этикеткой, где указывалось название минерала. Я посмотрела на этот рисунок, и что-то со мной произошло, что-то пронзило сердце. Так приходит любовь. Она ко мне и пришла, любовь к коллекционированию.
Воспринимала я своё увлечение как интерес к науке минералогии и любовь к камням, и это было правдой, но не всей правдой. Я не осознавала, что движет мной ещё и страсть к собиранию, к таким вот коробкам с ячейками и этикеткам, где не просто камни лежат, а образцы, предметы коллекции.

Я прочла все книги А. Ферсмана и всё, что стояло на полках в библиотеке в разделе «Геология и минералогия» и, конечно, немедленно завела себе коробку с ячейками и этикетками. Первыми образцами моей коллекции минералов стали осколок белого мрамора, кремень и кусок гранита.
Я облазила весь курортный посёлок Моршин, где мы в то время жили, и его окрестности, отыскивая для своей коллекции новые образцы, но вскоре их приток иссяк. Тут, очень удачно для моего увлечения, мы переехали в Крым, и мама стала работать в санатории. Моя коллекция пополнилась новыми минералами. В степном Крыму их не особенно много, но зато маме несколько раз присылали посылки из разных краев страны (в санатории лечились дети из разных городов и республик Союза). Посылки были небольшие по размеру, но тяжёлые (с кусками железной руды, например), и на почте нам говорили: «У вас там что, камни?». И я честно отвечала: «Ага, камни». Но мой ответ воспринимался как попытка сострить или огрызнуться.

Несколько лет я собирала свою коллекцию, летом ездила с родителями в Планерское (так назывался тогда Коктебель), прочитав у Ферсмана, какое там раздолье для собирателей минералов. Бегала у подножия Карадага, лазила по его склонам, откалывая куски породы, искала на мокром песке пляжей сердолики…
А потом как-то вдруг остыла. Не к камням, их я люблю и сейчас, а к их коллекционированию. Переключилась на другие собирательские интересы.
Но о них как-нибудь в другой раз, а сейчас я хочу рассказать, как страсть к коллекционированию минералов принесла мне неприятности. Это произошло вскоре после того, как я начала собирать камни. Мне было десять лет, а человеку, который использовал мою слабость к камням для своих целей, было и вовсе шесть лет. Но неприятности вышли серьёзные.

У Аньки были светлые, почти белые волосы, бесцветные брови и ресницы и всегда сонное выражение лица. Играть с ней было скучновато, но больше играть мне тогда было не с кем. Все мои одноклассники были в школе, все Анькины ровесники – в детском саду. Я тогда какое-то время, по состоянию здоровья, не посещала школу. Анька же вообще не ходила в детский сад. Мама её работала санитаркой в санатории, а отец был слепым, и Аня сидела дома при нём. Отец Аньки был тоже светловолосым, с круглым веснушчатым лицом. Днём он сидел на лавочке возле дома и прислушивался к звукам кипевшей вокруг него жизни. Он узнавал всех соседей по походке, сам первый окликал их, вступал в беседу. Поговорить он любил, всегда был не прочь пошутить, побалагурить, и сначала понравился мне своей весёлостью и общительностью. Мне казалось, что он похож на Василия Тёркина, о котором я уже читала. Но потом я заметила, что в шутках его сквозило часто что-то недоброе. Какая-то ехидная подковырка проглядывала и в репликах, которые он отпускал. Мне было совестно, что я это замечаю: слепой человек, нехорошо его осуждать.

В разгар курортного сезона Анькины родители сдавали одну из своих комнатушек приезжим, которые проходили лечение по курсовке. Днём квартирантки посещали процедуры, ходили к источнику пить минеральную воду, а вечером, принарядившись, спешили в парк на танцплощадку или в кино. Мы с Анькой наблюдали таинственную взрослую жизнь, по малолетству ещё не казавшуюся нам заманчивой. Больше всего в ней нас интересовали пока наряды. Их мы копировали для своих кукол.
Наши с Анькой дома стояли рядом. После длинного одноэтажного дома, в котором жила семья Ани, за забором начинались владения ателье мод. Ателье было белоснежным зданием с колоннами и широкими ступенями, похожее на театр, только размерами значительно скромнее. А позади этого здания располагалась территория, ему принадлежавшая, но не освоенная. Это была большая поляна, заросшая травой и одуванчиками. Вот она и была нашим с Аней любимым местом. Ближе к улице росли высокие сосны и кустарник. В противоположную сторону поляна шла под уклон и заканчивалась небольшим пригорком, на котором росла душистая и очень сладкая земляника, грибы, а ниже, спустившись с пригорка, можно было попасть на вокзал, маленький, тихий, всегда пустой, куда один раз в сутки приходил пригородный поезд из ближайшего города.

Каждое утро после завтрака мы с Анькой встречались во дворе и устремлялись к поляне за зданием ателье. Нельзя было опоздать, дать кому-либо опередить нас. Впрочем, все наши конкуренты были в эти часы при деле – за школьной партой или в детском саду.
Через щель в заборе мы протискивались на заветную поляну и мчались в самый угол, где находилась ОНА – свалка! Огромная груда обрезков, лоскутков, один другого краше. Мы перебирали их, выбирали самые красивые, показывали друг другу, хвастали особенно удачными находками. Розовые шершавые лоскуты крепдешина, белый нежный бархат, тонкая полупрозрачная основа с рельефными, выпуклыми цветами – панбархат, обрезки каких-то ещё тканей, названий которых мы и не знали. Когда мама произносила их названия, в моём воображении возникала клумба с диковинными цветами: креп-жоржет, креп-сатин, креп-марокен.
Из отобранных лоскутков мы мастерили наряды своим куклам, но шить не умели и в основном орудовали ножницами: вырезали дырки для головы, для рук, кое-где наживляли на нитку и любовались произведением своих рук. Ткани были так прекрасны, что сложных фасонов не требовалось, всё выглядело роскошно.

В то утро мы сидели возле своей любимой кучи обрезков. Я сосредоточенно выискивала подходящий лоскуток для мантии из горностая (одну из кукол я назначила королём). Я увлечённо рылась в обрезках, а вот Анька была непривычно рассеяна и думала о чём-то своём. Потом, отбросив какие-то сомнения, она сказала мне тоном заговорщика:
- У меня есть секрет.
Слова её не произвели на меня никакого впечатления. Ну, какой секрет может быть у шестилетней Аньки.
Не дождавшись моей реакции и обиженно засопев, Анька произнесла:
- Ну и ладно. Вот не скажу теперь, ещё пожалеешь.
- Ну что у тебя за секрет? Нечего дуться. Всё равно же расскажешь.
Анька сделала важное лицо и сказала:
- У меня есть брошка!
- Тоже мне секрет! Подумаешь, брошка.
- Красивая брошка. С красным камнем, - значительно произнесла Анька. – Хочешь, покажу?
Брошка меня не интересовала. Даже с камнем. В камнях я любила их первозданность, связь с горами, скалами и расщелинами, экспедиции и поиски, геологические молотки и друзы кристаллов. А в брошках – это всё равно, что звери в тесных клетках зверинца на колёсах. Дикие звери мне нравились в дикой природе, а камни – в недрах. Или в моей коллекции. Поэтому я отнеслась к сообщению Аньки равнодушно, чем очень её удивила и обидела. Она знала про моё увлечение камнями (об этом знали все) и рассчитывала на то, что её сообщение произведёт на меня впечатление. Где взяла Анька брошку, я даже не спросила. Наверное, мама дала поиграть, Да и не камень это, скорее всего, а обычное стёклышко. Набрав охапку лоскутков, я пошла домой.

Четыре часа пополудни. Уроки сделаны. Одноклассница и лучшая подружка Света, жившая в доме напротив, гулять отказалась:
- Мы сегодня к бабушке в гости идём.
Ну, в гости так в гости. Значит, погуляю с Анькой. Со Светой у нас были «взрослые» игры: прыгали через скакалку, играли в классики, собирали малину на опушке леса за санаторием, убегали на лесопилку, где наблюдали за тем, как деревья превращаются в брёвна, а брёвна – в доски, и где волнующе пахло свежей древесиной.
А с Анькой у нас одна игра – в куклы. Но игры эти были разнообразными: то бал в королевском дворце, то инсценировка «Спящей царевны». А сейчас у нас в планах концерт. Дня два назад в летнем кинотеатре в парке, где на небольшой сцене в курортный сезон выступали заезжие артисты, я посмотрела концерт, где было всё: и конферанс, который казался мне верхом остроумия, и музыкальные, и танцевальные номера, и юмористические сценки, и даже фокусы. И мы с Анькой решили устроить такой же концерт, только исполнителями у нас должны были стать куклы. Я пожертвовала для этой цели игрушечный деревянный диванчик. На его сиденье мы нарисовали клавиши, и получилось вполне приличное пианино, совсем такое, как было на сцене. Одна из кукол была наряжена, как конферансье. Она же должна была «исполнять» сатирические куплеты, которые я хорошо запомнила.

Взяв кукол и «пианино», я пошла к Аньке. Помаячила перед её окном: выходи, мол, но Анька не выходила. Из дома слышались возбуждённые женские голоса, спорили мама Аньки и другая женщина. Квартирантка, догадалась я. Заходить туда, где ссорятся, мне не хотелось, и я нерешительно топталась у входа. Говорили всё громче, потом квартирантка перешла на крик и угрозы, которые мне не были понятны. Я хотела уйти и уже повернулась, но тут из дома выскочила разгневанная квартирантка, хлопнула дверью и ушла. Следом выскочила Анькина мама, растерянная, сердитая, всё лицо красными пятнами. Кажется, она хотела бежать вдогонку за курортницей. Но увидев меня, она резко остановилась и, не ответив на моё робкое «здравствуйте, тётя Валя», сказала:
- Сейчас же отдай брошку!
Я непонимающе смотрела на неё.
- Отдай брошку! – повторила тётя Валя, - Мне Аня всё рассказала.
- Какую брошку? – Я всё ещё не понимала, что происходит. Утренний разговор с Анькой я успела забыть.
- Ту, что ты украла! – зло выкрикнула Анькина мама, - Я думала, что ты хорошая девочка, а ты воровка!
- Я не воровка, а брошку взяла Аня, она сама мне рассказывала.
Мне всё ещё казалось, что это простое недоразумение, тётя Валя чего-то не поняла в Анькиных словах, и вот сейчас я всё объясню, и Анька вернёт эту дурацкую брошку, и мы пойдём на нашу полянку играть в «концерт».
Тётя Валя, решила сменить тактику и заговорила со мной ласково. Я почему-то вспомнила лису и колобок из сказки. Медовым голосом Анькина мама стала уговаривать:
- Лидочка, принеси брошку. Ну, поиграла, а теперь верни. Я ничего не скажу твоей маме, только верни. Квартирантка грозилась, что пойдёт в милицию. Ко мне же на квартиру больше никто не захочет становиться. А без курортников, ты же знаешь, нам будет трудно.
Я знала, как важно для тёти Вали сдавать комнату. Слепой муж получал маленькую пенсию, и оклад санитарки невелик, это я уже понимала. И я честно хотела помочь тёте Вале найти брошку. Я сказала:
- Тётя Валя, брошку взяла Аня. Вы спросите её. Может, она забыла, куда положила брошку, пусть хорошенько подумает и вспомнит.
Анькина мама отбросила всякую ласковость и зло сказала:
- Отпираться вздумала? Да мне Аня всё рассказала: как вы вместе зашли в комнату курортниц, ты увидела на стуле платье с брошкой и отколола её. Она и про нож рассказала, я всё знаю.
- Какой нож? – пролепетала я в ужасе.
- Кухонный, вот какой. Аня рассказала, как ты ножом пыталась камень выковырять из брошки, но не смогла и забрала брошку, чтобы дома вытащить камень. Ты же собираешь всякие камни, у тебя коллекция. А нашей Ане камень ни к чему, она коллекцию не собирает.
Слово «коллекция» она произносила как-то особенно, ядовито, словно это было что-то позорное. Я слушала рассказ о моём «преступлении» и не могла поверить, что Аня могла такое придумать. Она же маленькая, ей только шесть. И потом, мы же подружки…
- Не могла Аня такое сказать, неправда! – отчаянно бросила я в лицо тёте Вале.
- Ах, не могла! Ну, идём, идём к нам, поговоришь сама с Аней.
И она потащила меня на очную ставку.

Анька сидела за столом, на котором были разложены кукольные наряды. Тоже, видно, готовилась к «концерту», пока не разразился скандал из-за брошки. Напряжённая поза, упрямый, исподлобья взгляд. Когда она увидела меня, в лице её промелькнула виноватость. А я, взглянув на Аньку, поняла, что мои дела плохи, не признается она ни за что. Знала я этот Анькин взгляд, знала, что если уж упрётся, ничто её не сдвинет, всё равно будет стоять на своём.
- Аня, - сказала я мягко, - ты же сама мне утром о брошке рассказывала. Ну, помнишь, когда мы на полянке сидели. Я ещё кусочек бархата нашла и тебе показывала. А ты сказала…
- Ничего я не говорила! – выкрикнула Анька, перебивая меня. Криком она заглушала свой страх и чувство вины, и я это понимала. И мне было странно, как Анькина мама не понимает, не видит вины в Анькиных глазах.
Мне казалось, что если я напомню Аньке все подробности злополучного утра, она признается, что всё так и было, И тётя Валя поймёт, что я говорю правду, ведь видно, что я не выдумываю. Но Анькина мама перебила меня:
- Ты в дом к нам утром заходила?
- Заходила.
- Ну вот, а отпираешься.
- Я только Аню позвала гулять. Она обулась, и мы сразу вышли.
- А вот Анечка говорит, что ты в комнату моих жильцов заходила.
- Заходила, - угрюмо подтвердила Анька. Она предавала меня без вдохновения, неохотно, но держалась твёрдо.
Я всё горячо опровергала, вспоминала всё новые подробности утренних наших игр; Анька твердила одно и то же: зашла, отколола брошь, взяла нож…
- Да где я его взяла, я ведь в кухню не заходила!
Анька не знала, что ответить, промямлила, что нож лежал в комнате, на столе. Она говорила неубедительно и путалась. Мои доводы казались мне ясными и убедительными. Но Анькина мама верила не мне, а Аньке. И я понимала, почему. Не только потому, что это была её дочь. Главным аргументом в пользу моей виновности было моё увлечение камнями, моё коллекционирование. С такой страстью собирать камни – и устоять перед настоящим самоцветом! Нет, такого тётя Валя не могла представить, не могла этому поверить.
Мне и самой этот аргумент казался сокрушительным по своей силе. Тётя Валя грозила милицией, и я понимала, что и в милиции поверят Аньке, а не мне. Всё из-за этой коллекции…
- Придётся поговорить с твоей мамой. Уж она тебя заставить вернуть брошку. А не вернёшь, значит, завтра с утра пойду в милицию. Тебе же хуже будет, - пригрозила тётя Валя.
- Анька, ты знаешь кто? Ты – бессовестная врушка, вот кто! И я с тобой больше не буду играть. Никогда! – выкрикнула я сквозь слёзы. И ушла.

Родителей не было дома. Я бесцельно походила по комнате, подошла к окну, открыла его. За окном в подвесном ящике для цветов я хранила свои сокровища. Цветы почему-то не прижились, а ящик мама использовала как холодильник – на ночь выставляла за окно продукты. Часть же этого длинного ящика принадлежала мне. Камешки для игры в классики, цветные стёклышки, крышечки от бутылок, с которыми мы тоже играли, - в общем, всё, что мама считала мусором и не разрешала тащить в квартиру, я хранила за окном.
Я извлекла из ящика два кремня и колобок из смолы. Это была сосновая смола, которая пахла совершенно упоительно. Я собрала её со ствола сосны на нашей полянке, скатала в шар и время от времени доставала и втягивала терпкий аромат сосны, или просто катала по ладони. Я очень дорожила своим смоляным колобком, потому что, когда я держала его на ладони, чувствовала необъяснимый прилив радости. Запах сосновой хвои и смоляных потёков на стволах сосен и теперь вызывает у меня те же чувства.

Я понюхала смоляной шар, глотая слёзы. Потом взяла кремни, стала высекать искры. Кремни запахли палёным, этот запах мне тоже очень нравился. На душе просветлело и в голове тоже. Я подумала, что надо просто найти брошку и принести её тёте Вале, и тогда всё уладится, Аньку простят, а с меня смоется позорное клеймо воровки. Наивная, я не понимала, что принеси я эту брошку – все окончательно уверятся, что я её и взяла. Воспрянув духом, я стала размышлять. Там, у кучи обрезков, Анька сказала: «Хочешь, покажу брошку?» Значит, брошка была у неё, может, лежала в кармане платьица. А когда мы уходили с поляны, Анька замешкалась, уходила последней. Она могла спрятать брошку там, в куче тряпочек. Ну, конечно же!
Я помчалась через дворы, к забору. Вот и поляна, вот груда обрезков, ничего не изменилось, их ещё не убрали. Я стала рыться в лоскутках, шарить в траве рядом с кучей. Никакой брошки я не нашла.
Я сидела в траве, смотрела на одуванчики, на сосны у дороги и думала, что мне дальше делать. Слово «милиция» пугало меня, как всякого ребёнка, но самым страшным было другое. Я боялась, что мама поверит тёте Вале. Мне казалось, что она не устоит, невозможно устоять перед доводом о моём коллекционировании камней. И мне нечего противопоставить ему. А потерять доверие мамы было страшней любой милиции и даже колонии, куда, как я слышала, отправляют малолетних преступников и куда, наверно, отправят теперь и меня.

На одной из сосен возникло какое-то движение. Я отвлеклась от мрачных мыслей, пригляделась. Это была куница. Пушистая, ловкая лесная красавица сидела на ветке и смотрела на меня, а я смотрела на неё. В лесу водилось много куниц, но так близко я никогда их не видела. Как она оказалась тут, на сосне, растущей у главной улицы посёлка? Куница, видимо, пришла к выводу, что я не опасна, соскользнула – как будто стекла серая капелька – по стволу на землю и бросилась бежать через полянку. Туда, где за железной дорогой под пригорком была опушка леса.
«Смелая! - подумала я о кунице, - Не испугалась человека, спустилась с дерева прямо при мне. А я – трусиха. Не крала, а боюсь. Не надо бояться, и всё будет хорошо». Так я себя уговаривала, а сердце тоскливо ныло, потеря маминого доверия и любви (мерещилось уже и такое) казалась неотвратимой и страшной.

Когда я вернулась, мама уже была дома. Она сразу заметила мой измученный вид.
- Ты заболела? А ну-ка подойди, лоб потрогаю.
Я не успела ей ответить, в дверь постучали. Это пришла Анькина мама. Как протекал разговор, я не знаю. Меня попросили выйти, и я спустилась на первый этаж и ходила по веранде, которая окружала дом с трёх сторон, стояла, прижавшись к перилам, смотрела на лес вдалеке, на деревья в парке, на улицу, а в голове было пусто, и ничего уже не думалось, я устала думать и только стояла и ждала. Потом я увидела, как уходит тётя Валя, и тогда я поднялась наверх и зашла в квартиру. Мама подошла ко мне, пристально посмотрела мне в глаза и спросила:
- Ты брала эту брошку?
- Нет, не брала. Я её даже не видела, – начала я объяснять. Но маме не нужны были подробности.
- Ну, иди, поешь, я уже нагрела обед, - сказала она ласково и погладила меня по голове. И я поняла, что мама мне поверила. Мне сразу стало легко и спокойно. Я знала, что мама меня защитит и от тёти Вали, и от милиции, от всех. Главное, чтобы она мне верила, а она верила!

Потом мама пошла к родителям Аньки, опять был разговор, но уже недолгий. И после этого ко мне больше никто не приставал ни с обвинениями, ни с расспросами. С Анькой я долго не разговаривала. А потом простила, снова стала с ней играть. Ведь ей было всего шесть. И потом, может, моё увлечение камнями, действительно, сыграло какую-то роль. Я-то не брала брошку, но Анька могла именно из-за камня взять, под впечатлением моих рассказов о самоцветах. Возможно, ей хотелось произвести впечатление на меня - а чем она ещё могла прихвастнуть перед старшей подружкой? - хотелось, обладая красивым и ценным камнем, повысить свою значительность в моих глазах. Я не думала тогда именно такими словами об этом происшествии, но что-то такое чувствовала, смутно осознавала свою косвенную причастность к нему. Да и вообще долго сердиться – это так трудно и скучно.

Ничего не знаю о том, как закончилась вся эта история для Анькиной мамы. Оплатила ли она курортнице стоимость брошки? Обращалась ли та в милицию? И где всё-таки делась эта брошка? Вряд ли Анька стала бы хранить её дома. Где её там спрячешь. Выбросила, наверно, со страху.
Правда, спустя годы я однажды проснулась, оттого что меня осенило: секретик! Вот где могла храниться похищенная драгоценность. Мы с Анькой, как и все девочки, устраивали такие «секретики»: вырывали в земле ямку, обкладывали её листьями или фольгой, а после прятали в тайничке милые сердцу мелочи: маленькие зеркальца и стекляшки, пустые флакончики от пробных духов и всякую другую всячину. Придавливали стеклом и засыпали землёй. Наверно, в один из своих «секретиков» и положила похитительница драгоценностей Анька украденную брошку. И вполне возможно, что и сейчас лежит эта брошка и дожидается своего часа – быть найденной другой маленькой девочкой из другого века.
Библиотека
Однажды мне приснился сон, будто я пишу автобиографический роман, а названье ему почему-то даю "Библиотека". Проснулась, посмеялась, а потом задумалась. И поняла, что в моей жизни просматривается закономерность: почти всё важное, что входило в неё, было, прямо или косвенно, как-то связано с библиотекой. Вот об этом и написались тогда эти строки.

Библиотека

Приснилось мне, что я пишу роман,
И назывался он "Библиотека".
В нём годы жизни, больше полувека,
Шли предо мною, словно караван.

Гадала я: что значит этот сон
И почему название такое?
Ведь был у подсознанья свой резон
Назвать так. В чём? Мне не было покоя.

И мысленно я устремилась вспять,
К разгадке сна увидев в этом средство,
И воздух юности вдохнула я опять,
И заново переживала детство.

Чегем привиделся, далёкий и родной,
Арык на улице, душистые чуреки.
И папа возвращается домой
Из Нальчика. Он был в библиотеке.

Он "Маугли" оттуда мне привёз,
И мы его читаем вечерами.
Я слушаю взахлёб, восторг - до слёз!
Порой мне страшно, прижимаюсь к маме.

Я понимаю вдруг, что мир широк,
Есть Индия, а в ней слоны и тигры.
Вот в зарослях сидит Акела, волк,
Я с ним дружу в мечтах и детских играх.

Пусть Интернета не было, TV,
Но мне хватало для фантазий пищи.
Когда привёз мне папа "Принц и нищий",
Узнала радость первой я любви.

Средневековой Англией пленясь,
Влюбилась сразу - экая досада -
Я в Тома Кенти, принца Эдуарда
И к Майклу Гендону испытывала страсть.

Я ветрена была? Ну, не совсем.
И пусть меня не строго судят люди,
Ведь было мне тогда всего лишь семь,
И я не знала, что троих не любят.

Я вспоминаю юность. Вижу вновь:
В читальном зале мы сидим с подругой.
Весь круглый зал - всего из двух столов,
Дубовых двух огромных полукругов.

К экзаменам готовилась здесь я,
Читала Солженицына в журнале;
Здесь заводились новые друзья,
Здесь лучшие минуты протекали.

Здесь диспуты горячие велись,
И в разнобое голосов весёлых
Звучало здесь:
- Рождественский!
- Аксёнов!
- А Эренбурга "Годы, люди, жизнь"!

А как мне счастье это описать -
Волшебное "свободный к книгам доступ",
Когда смогла я книги в ы б и р а т ь !
И рыться в книгах! И листать их просто!

Порой тома штудировать устав,
Сбегали мы в кафешку возле порта
И, выпив кофе, съев кусочек торта,
В зал возвращались на свои места.

Скрип стульев и шуршание газет...
Я помню зала запахи и звуки,
Массивных ламп вечерний мягкий свет.
А тяжесть книг тех не забыли руки.

Врывался в окна с моря ветерок,
Акаций ветки в окна к нам тянулись.
Весна была. Библиотека. Юность.
И здесь сошлись начала всех дорог.
Подарки шести фей
Страна фей невидима для обычного человека, но она здесь, на Земле. Она густо населена, ведь фей очень много. Буквально у каждой рощи, каждой речки, каждого островка есть своя фея. Это младшие феи, а есть и старшие – Фея воздуха, Фея морей, Фея Луны… да-да, есть феи, которые отвечают за то, что делается вне Земли.

Феи ведут очень весёлую жизнь: летают или ездят в каретах друг к другу в гости, устраивают чудесные праздники, сочиняют песни и проводят конкурсы «Мисс фея». Мы их не видим, но можем услышать и догадаться по звукам об их присутствии среди нас. Разве вам не случалось услышать за окном резкий скрип и цокот? Наверняка случалось. Вы выглядывали в окно… и ничего, способного издавать такие звуки, не обнаруживали. Конечно: ведь и карета, и запряжённый в неё конь так же невидимы, как и сама фея.
А серебристый смех, а звук лёгких, быстро удаляющихся шагов помните? И опять никого не было в пустой аллее парка, ведь правда? И вы подумали: опять почудилось. Нет, не почудилось, это феи прогуливались по утреннему парку, а может, играли там в прятки. Они любят длинные аллеи с густой тенью.

Но, как говорится, делу - время, потехе – час. У всех фей есть обязанности. Каждая из них следит за сохранностью и процветанием того мирка, за который она отвечает. И если на нашей земле не всё ещё загублено и испорчено человеком, то это благодаря добрым феям.

Да, а злых фей вообще не существует, не верьте сказкам. Фея и злодейство – вещи несовместимые.

Есть у фей и другие серьёзные обязанности. Когда рождается человек, у изголовья кроватки новорожденного собираются феи и решают, чем одарить нового жителя Земли. Нет, конечно, не все собираются, ведь фей сотни, а может, и тысячи. Собираются те феи, которые свободны от дел в момент появления на свет младенца. Ведь на свет каждый день появляется множество людей. И к каждому из них прилетают феи, обязательно прилетают, уж поверьте.
И вот те феи, которые не заняты другими новорожденными, не спасают в этот момент от пересыхания речушку и не отводят от Земли пролетающий близко метеорит – в общем, свободные на этот час феи – собираются у постели крошки и устраивают совет. Подарки получает каждый младенец, и все подарки чудесны, но феи тоже люди… в некотором смысле слова. В том смысле, что и у них бывает очень хорошее настроение – и не очень хорошее, а бывает ну просто прекрасное, которое всегда связано с приступами необычайной щедрости и неслыханного великодушия. И тогда подарки фей бывают особенно восхитительными.

Вот только жаль, что люди так странно устроены, что часто и не замечают полученных подарков. Или замечают, но не ценят, положат в дырявый карман и беспечно шагают по дороге жизни да глазеют по сторонам. А подарки-то в дырки выскальзывают и теряются, остаются лежать в пыли дорожной. А ещё бывает, что и заметит человек, и оценит полученные дары фей, а приложить к делу не умеет, как ими воспользоваться - не знает. И это тоже очень грустно.

Когда родилась маленькая девочка, которой родители дали солнечное имя Светлана, к ней тоже прилетели феи. Под птичьи трели, укутанная в шарфик из лёгкого ветерка, в воздушном длинном платье из чего-то зелёного в солнечных бликах явилась Фея Лесов.

За ней пришла Фея Недр. Наряд её преливался и вспыхивал острыми иглами света, который таился в кристаллах самоцветов её короны. Владычицу недр нетрудно представить, если вспомнить Хозяйку Медной горы. Да-да, она самая. Это была строгая, но справедливая фея.

Прилетела Фея Гор, и сразу повеяло озоном, немыслимой свежестью и чистотой снегов с горных вершин. В комнате стало сразу прохладно. Фея Гор села подальше от кроватки, чтобы не простудить младенца.

Плавной походкой вошла Фея Морей. Она была грациозна и прекрасна. Её зелёные глаза были переменчивы: то изумрудом светились, то бирюзой отливали, а то вдруг вспыхивали сапфиром. Взгляд её был глубок, бездонен и затягивал всякого, кто смотрел ей в глаза. Шёлк сине-зелёного платья обтекал её тело, а пышная белая оборка казалась кромкой пены на гребне волны.

За Феей Морей вбежала, смеясь, юная девушка – Фея Детства. Она была самой молоденькой из фей, и её все любили в этой волшебной стране. Шаловливые огоньки сверкали в её больших голубых глазах, а ямочки на щеках и светлые вьющиеся волосы делали её особенно прелестной. Шалости юной феи иногда были слишком смелыми, но ей прощалось всё. Однажды ей захотелось пожить человеческой жизнью, стать обычной девушкой. И как ни отговаривали её подруги-феи, Фея Детства всем наперекор осуществила свою прихоть. Она жила среди людей, танцевала на балах, вышла замуж и даже позировала знаменитому художнику, который запечатлел её облик на одном из лучших своих портретов. Но долго жить среди людей она не могла, нужно было возвращаться в свою страну. И Фея Детства вернулась туда, где должна находиться. Старшие феи поахали, поохали, пожурили шалунью – и простили. Ну как наказывать такое прелестное существо?!

Феи расселись вокруг детской кроватки и начали совещаться. В этот момент стремительно вошла ещё одна фея. Одета она была в тёмно-синее платье, расшитое серебряными звёздами, распущенные волосы лунного цвета были скреплены тёмно-синим широким обручем, украшенным крошечными бриллиантами, которые светили, как множество звёздочек на ночном небе. Это была Фея Звёзд. Все феи почтительно с ней поздоровались, а младшая, Фея Детства, вскочила со стула и присела в глубоком реверансе. Фея Звёзд была нечастой гостьей на таких собраниях, но когда она прилетала, это что-то означало.

Фея Лесов вручала свои подарки первой. Она сказала, что у девочки будет чудесный голос, как журчащий, прозрачный и чистый лесной ручеёк. Она подарила девочке хороший слух, который будет улавливать шорох листвы, шум дождя, пенье птиц так тонко, как мало кто улавливает их. И, конечно же, девочка с таким слухом будет любить музыку. И зрение у девочки будет особым, а взгляд на мир – распахнутым и удивлённым.

«Ну, понятно, эта девочка будет поэтом. Она станет писать стихи», - заключила Фея Морей. «Может, и так, - ответила Фея Лесов. - Станет она писать стихи или нет – это уж как она захочет. Но душа поэта у неё всё равно будет. Это подарок на всю жизнь».

Фея Гор сказала, что подарит маленькой Светлане чистоту и прозрачность воздуха горных вершин. Чистой и незамутнённой будет душа девочки, и никакая грязь жизни к ней не пристанет. Она подарила малышке вечное стремление к покорению вершин и высоту помыслов. Это был щедрый подарок: многие ли из нас могут похвастать такими качествами?

А Фея Морей подарила новорожденной девочке редкий и чудесный дар постоянного обновления души. «Она всегда будет молодой» - ласково глядя на малышку, промолвила Фея Морей. - Любую усталость, разочарованность, тоску и боль она будет смывать с себя, стоит ей только окунуться в воду. Вода будет очищать, возвращать силы и залечивать её раны. Увы, ран в этой жизни не может избежать никто. Я могу только подарить умение восстанавливать силы». Помолчав, она добавила: «Всё, что будет происходить в мире, будет протекать сквозь душу этой девочки и омывать её сердце. И в душе её будет царить то штиль, то лёгкое волнение, то обрушится грозная и неумолимая волна цунами. Я дарю ей отзывчивость морской волны. Не люблю равнодушных людей».
«Это прекрасный дар» - сказали феи хором. – Но ей непросто будет жить на свете. Надо ей помочь в этом».

«Я помогу, - откликнулась Фея Недр. – Я подарю её духу крепость алмаза, сердцу жар земных недр и раскалённого угля, характеру – кристальность. Вы же знаете про удивительные свойства кристаллов?»
И все феи согласно закивали: да, знаем, конечно, знаем.

Теперь настала очередь Феи Звёзд. «У девочки прекрасное имя – Светлана, - произнесла задумчиво Фея Звёзд. - Она будет излучать свет своей души так ярко, как звезда первой величины. Она будет уметь улавливать свет всех звёзд – далёких и близких, понимать их язык, их мигание, которое и есть язык звёзд. Этот свет она будет собирать в своей душе и отдавать всем, кто в нём нуждается».
Выражение лица у Феи Звёзд из задумчивого стало решительным и твёрдым. «Девочка родилась под созвездием Стрельца, - произнесла она, - Поэтому я дарю ей стремительность полёта стрижа, быстроту реакции, смелость и дерзость, решительность и выдержку – лучшие качества воина. Маленькая воительница никогда не будет отсиживаться в окопе, видя несправедливость или слыша зов о помощи. Благородный и стойкий дух воина я вручаю ей вместе с этим подарком» - и она положила на кроватку мерцающий и светящийся в темноте комнаты маленький серебряный лук со стрелами в колчане.

Только после всех взрослых фей слово получила юная Фея Детства: «Воинский дух, мужество и высокие помыслы, глубина чувств и тонкость восприятия мира – это всё прекрасно. Но человек - как бессолнечный день, если не освещены все эти качества солнечным светом детства. Девочка будет серьёзной – но и весёлой, строгой, но и в меру легкомысленной, задумчивой, но и шаловливой. Детство будет просвечивать в её облике даже в зрелую умудрённую опытом пору жизни и делать её особенно неотразимой и привлекательной. Без этого качества меркнут все другие. А в солнечном свете детскости души сверкают и остальные достоинства человека». И она положила на кроватку игрушку – маленького медвежонка, который держал в лапках сердце. «Теперь девочка никогда не забудет и не предаст своё детство» - удовлетворённо заключила юная фея.

После этого феи спели для Светланы свою любимую песенку и потом разлетелись кто куда. Ведь их ждали другие важные дела.

А что Светланочка? Да всё хорошо сложилось у этой маленькой девочки. Ни один дар фей она не потеряла на своём очень нелёгком и ухабистом пути, ни один не выбросила и каждому подарку – раньше или позже – нашла очень достойное применение.