Были людьми, а теперь...

13:00
6
https://youtu.be/YydGICV1fZc

Написано 11 апреля 2014 года от рождения того, кто сказал — не укради!
................
"В современном магазине можно купить все, кроме совести."

(фраза пенсионера Иванова после посещения оружейной лавки)
..................
Мы идем по мостовой, мокрой и блестящей от ночного теплого дождя. Его зовут офицером ФСБ. Меня — никак. Я пока не раскрыт. Офицера прислали развивать местный туризм, но дело не клеилось. Я помогал ему расслабиться. Наверху решили развивать туризм в другом направлении.

В конце улицы нас ждет небольшой уютный магазин. Он работает всегда. Ночью и днем. Даже во время аннексий, предательств и отступлений. Пока у людей есть потребность и деньги. Мы идем купить водки. Это нас объединяет. Пока.

У нас непрекращающийся диалог. Мы защищаем свои страны. Каждый как может. Я думаю о том же, что и он — как не обгадиться и победить.

— Очень скоро доллар откатится вниз. — говорю я фсб-шнику.

— И что? Мы, вот, после Крыма собираемся колонизировать Луну. Предпосылки есть. — бесцветно произносит он. [cut=Читать далее......]

Мне жалко попутчика. Его колотит. Я протягиваю пластиковую бутылку "Козацького пива".

— Пей все. — показываю кивком.

В бутылке несколько глотков. Он с благодарностью смотрит на меня и прикладывается к горлу. Потом кидает пустую тару в сторону от дороги. Слышим чей-то недовольный крик:

— Да з… ли вы! Спать не дают!

Голос мне знакомый. Это Микола, местный бездомный. Настоящий патриот — у меня в агентуре числится под кличкой — "Братуха!". Но я молчу, Не выдаю себя. Я и так на грани провала.

— А если не успеете? — спрашиваю у офицера из крайне дружественной страны. — Вон, в Черное море входят уже не только "чизбургеры", но и "жабоеды". Давление усиливается, а внутри у вас пятнадцать недовольных анклавов. Все смотрят в свою исключительность. Им так легче воровать.

— Ага! — вдруг взрывается он. — Лучше себе под ноги смотрите! У вас в пике независимости собралось полторы тысячи отборных сепаратистов, в отличных костюмах от Гудини, между прочим. Некоторых я сам лично готовил. Алкоголь и нужный в трудную минуту цвет флагов превращают в фарш тоску даже самых ленивых тружеников.

— А, ну да. Ловко закрученная под момент дискотека способна творить чудеса. Это у нас еще от язычества осталось — бубенцы, шаманы, символы на плечах и дубины в руках. Ноги сами уже сотворят дикие танцы. Лишь дай повод.

— Вот-вот. Не учли вы психологию масс. Надо было не ловить организаторов по ночам, а запрещать повсеместно караоке. Тем временем, нам почти сорок миллиардов задолжали! До чего же добр русский мужик в своей простоте. От себя отрывает и брату своему...

"А ведь его отпустило" — думаю я. -"Вон как разговорился. Чуть не раскаялся. Может еще и расколется?

— Зачем вам было взрывать корабли? Топить их, а теперь подымать назад? Делать нечего? Сперва отбирать, а затем возвращать? В чем прикол?

— А… — безнадежно машет рукой мой товарищ по несчастью, — это все консультанты хреновы. Сам бы поубивал. Штрейкбрехеры! Я уже писал начальству по этому поводу — один вылет авиации, потопить все, что шевелится, нафиг, и делов! Флота нет и уже не предвидится. Дружба, соответственно, крепчает. Ввиду понимания, что без нас никуда.

— Ну хорошо. Потопили-разгромили-разнесли. Потом что? Смиренно ожидать нового пришествия? Третьей мировой?

Фсб-шник смотрит на меня не мигая. Его глаза становятся странными.

— Да ты хоть понимаешь, как они нас достали уже? — кричит он. — Мы воюем даже не с ними. Мы отвоевываем себе у зажравшегося врага уважение. Если уж не принимаете нас равными, то хоть бойтесь, гады! Купол, тьфу ты, кумпол ни у кого не железный!

— Ладно-ладно. — успокаиваю я его.

Боюсь, что он снова кого-то застрелит, как это было вчера. Хорошо, что убиенный был не из наших. Иначе пришлось бы писать рапорт.

Мы, наконец, подходим к магазину.

— До чего же я вашу горилку люблю — начинает плакать он возле кассы. Думал, прикалывается. Нет, слезы настоящие.

"Нельзя долго агенту оставаться в одном месте. Привыкнет. Может предать Родину" — делаю я неожиданный вывод. — "Надо запомнить эту фразу. Потом пригодится для мемуаров."

Пить начинаем сразу за магазином. Там есть небольшая полуразваленная беседка. После третьей начинаем звонить агентуре. Потихоньку подтягиваются все. Микола тоже. Договариваемся: на время отдыха — перемирие. Это важно для меня в целях безопасности. Их агентов в три раза больше.

Офицер ФСБ смотрит на меня блаженными глазами. Улыбается грустно. Говорит:

— И зачем мы проср… ли такую страну? Были людьми, а теперь…

Оцените пост

+1

Оценили

Ольга Борисова+1
Хорошая фантастика. Или таки горилка?)))
11:24
Я бы сказал - горькая фантастика. Ввиду наличия одного выдуманного персонажа - бездомного Миколы.