ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЕ

ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЕ

Двадцать восьмое число, а поди же…
Стерва-зима не сдаётся, гудит.
Терпим с единым желанием выжить, –
Месяц холодный ещё впереди.

Льды февраля – почернелые глыбы –
Грудой тяжёлой лежат без словес.
Тучи, как волосы вставшие дыбом,
Лезут на голый щетинистый лес.

Ветры, освоив маршруты окраин,
Дуют напором шальным на село,
Солнца пятак поутру не надраен,
И оттого на душе тяжело.

Спят двое братьев моих да сестрица,
Не приложу и щепоти ума,
Что в эту пору им может присниться,
Коли пустые в дому закрома?..

Матушка возится, топится печка –
Стряпать готовится кислые щи.
Год сорок пятый, застыв на крылечке,
Шепчет: «За голод с меня не взыщи…»

Дровни у дома стоят истуканом,
Будто бы силятся что-то сказать.
Похолодевшего деда Ивана
Мы схоронили неделю назад.

Не уберёг он отцовской надежды
Сына дождаться с кровавой войны,
Плотно закрыл стариковские вежды,
Лёг в огрубелую землю страны.

Мы вечерами горюем о деде,
Смертушка нас обошла стороной.
Знать бы, что весть о Великой Победе
Ласточка в клюве доставит весной.

С фронта вернётся отец одноногий, –
Кудри солдатские все в серебре.
Хмуро сегодня. Пустые дороги.
Двадцать восьмое. Февраль на дворе.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

Оцените пост

+1

Оценили

Наталья Колмогорова+1
Хорошо! Спасибо.