Голубой подснежник (продолжение 12)

***

Наталью хоронили на третий день после выпускного.
Нашли ее в роще только на следующий день после праздника. Геннадий не хватился, почему его жена не ночует дома. Он попросту не знал, когда она должна вернуться. Когда его пьяная дочь пришла под утро одна и, не раздеваясь, рухнула в неразобранную постель, Геннадий тоже не озадачился, где же Наталья. Спокойно собрался на работу и ушел.
И только часов в 11 он узнал о случившейся трагедии, когда к нему подбежал запыхавшийся коллега по работе и сообщил, что только что его жену нашли в роще и что ей уже ничем не поможешь. [cut=Читать далее......]
Как это обычно бывает, Геннадий не сразу осознал свою потерю. Потом от врача узнал, что у Натальи произошла остановка сердца и что, если бы кто-то в этот момент находился с ней рядом, то ее можно было бы спасти. Наталья никогда не жаловалась на сердце. Получается, что смерть пришла, откуда не ждали. Врач констатировал, что смерть произошла от естественных причин и поводов делать вскрытие нет.
Два дня прошли для Геннадия как в тумане. К нему постоянно кто-то приходил, пытались утешить, приносили готовую еду. Геннадий не помнил ни лиц, ни слов. Еду машинально складывал в холодильник, где она и лежала нетронутая.
Геннадий толком не знал, что ему нужно было делать. На помощь пришли доброжелательные жители деревни Анисовки. Кто-то подсказал, что нужно поехать со справкой о смерти, которую выдали в больнице, в ЗАГС и засвидетельствовать смерть Натальи. Кто-то организовал сбор средств на похороны, потому что у Геннадия денег не было. Отзывчивые деревенские активистки ходили по всем домам и собирали со всех деньги, кто сколько может. Сумма, надо сказать, набралась вполне приличная, чего Геннадий не ожидал. Геннадий заказал недорогой гроб и скромный памятник без фотографии.
В деревне был обычай после похорон приглашать всех желающих на поминки, но Геннадий никаких поминок устраивать не стал, потому что на это денег у него уже не осталось. Все собранные деньги он потратил на гроб и памятник, а своих денег у него не было ни копейки. Все деньги ушли на Нинкин выпускной, а Наталья еще и долгов набрала на целых три зарплаты. Так что люди проводили Наталью в последний путь и тихо-мирно разошлись по домам, оставив Геннадия наедине со своим горем и Ниной.
Нина вела себя, по мнению Геннадия, как-то странно, замкнулась в себе и почти не разговаривала. Геннадий ни разу не видел, чтобы она плакала. А впрочем, думал он, кто этих баб разберет, что у них на уме.
Дни текли своим чередом. Смерть, конечно, вносит свои коррективы, но жизнь диктует свои законы. Надо ходить на работу, зарабатывать деньги, да и просто… жить.


***

После смерти Натальи прошло недели две. Нина с Машей целые дни проводили вместе, так как собирались поступать в медицинское училище и им нужно было упорно готовиться к экзаменам. Не поступить они не имели никакого права, так как положение их и так было на грани. Для Нины эти ежедневные занятия были единственным спасением от полного провала в черную пучину депрессии, поэтому она всю себя вкладывала в зубрежку.
Однажды они лежали вдвоем с Машкой на диване и штудировали биологию. Нина пристально посмотрела на Машку и спросила:
— Машка, а помнишь выпускной?
— Конечно, помню. Две недели ведь только прошло.
— Помнишь, как эта дура Анютка подскочила к Афанасию и увела его у меня прямо из-под носа? – на глазах у Нины показались слезы.
— Да ладно тебе, Нин, успокойся. Получше себе найдешь, чем этот ботаник Афанаська. Свет, что ли, клином на нем сошелся?
— Ты знаешь, Машка, а я их уже несколько раз видела. По деревне вдвоем за ручку ходят, — Нина бросилась в подушку и зарыдала.
Маша бросилась успокаивать подругу, но слезы лились из Нины ручьем, и она никак не могла успокоиться.
— Он выбрал Анютку, понимаешь? Эту уродливую Анютку, у которой ни кожи, ни рожи. А я ему чем не угодила? Да для него счастье, что я на него вообще внимание обратила, а он нос воротит. Он ведь специально с этой Анюткой тут везде прогуливается, чтобы меня позлить, чтобы мне побольнее сделать. Он все это мне назло делает, — кричала, всхлипывая, Нина. – Машка, я тебе клянусь, я отомщу и ему, и этой дуре Анютке. Они меня всю жизнь вспоминать будут.
— Нин, успокойся, пожалуйста. Ну что ты из-за этого Афоньки так убиваешься. Мы вот с тобой сейчас в училище поступим, там столько парней красивых будет, что ты про своего Афоньку через три дня забудешь.
— Нет, Машка, ты не понимаешь ничего. Он меня унизил, растоптал, опозорил перед всеми на выпускном. За это он должен расплатиться. Он меня, красавицу, променял на этого крокодила в юбке, на эту выскочку. Я ненавижу их! Ненавижу!
Ненависть – очень коварное чувство. Раз проскользнув в душу холодной змеей, оно полностью берет власть над человеком, и тогда он уже перестает принадлежать сам себе. Ненависть раз и навсегда связывает крепкими узами того, кто ненавидит, с тем, кого ненавидят. Человек, живущий с чувством ненависти не осознает, что он навсегда становится рабом человека, которого ненавидит. Ведь только тогда он радуется, когда его враг корчится от боли. А когда враг доволен и радостен, погружается в пучину отчаяния. Свобода и ненависть – понятия несовместимые. Пригрев у себя за пазухой чувство ненависти, человек раз и навсегда теряет свою свободу.


(продолжение следует...)

Оцените пост

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...