Голубой подснежник (продолжение 14)

***
— Вика, ну Викуся, давай поиграем, — зудела Василиса над самым ухом Виктории. – Чего ты такая бука?
— Вась, ну отстань, пожалуйста. Ну я тебя очень прошу. Дай полежать. Я устала. Спать хочу, — Вика отвернулась к стенке.
— Вика, а ты где всю ночь была? Мне одной спать было страшно, Мамка с папкой в гости опять к кому-то ушли, — не отставала Василиса.[cut=Читать далее......]
— Васька, не твое собачье дело, где я была. Ты уже большая и спокойно можешь спать одна.
— Вика, ну ты же знаешь, что я боюсь темноты.
— Свет бы включила и спала себе на здоровье.
— Я включала. Все равно страшно. Я одна была. Не уходи больше на ночь, ладно?
— Ладно, Васька, больше не уйду. Просто этой ночью была экстренная ситуация.
— Какая ситуация? – спросила любопытная Василиса.
— А ты не знаешь, что ночью пожар был?
— Пожар? – Василиса подпрыгнула на кровати. – Вот это да! А почему ты меня с собой на пожар не взяла? Я ни разу пожара не видела. Только по телевизору.
— Васька, пожар – это не то зрелище, на которое надо бежать сломя голову. Пожар – это очень опасно.
— Ну я бы хоть издалека посмотрела, хоть одним глазком, — заныла Василиса. – Обещай, что на следующий пожар обязательно меня с собой возьмешь.
— Хорошо, Вась, обязательно. Только дай поспать чуть-чуть. А потом я обязательно с тобой поиграю.
— Ладно, — согласилась Василиса. – Только обязательно.
Василиса достала карандаши и альбом и пошла рисовать принцесс. А Вика лежала и вспоминала прошедшую ночь. Олег был вчера сам на себя не похож. Обычно он немного скован, но пожар, видимо, пробудил в нем наконец решительность. Вика прекрасно понимала для себя, что Олег – герой не ее романа. Она абсолютно точно знала, чего она хочет от жизни, и Олег туда явно не вписывался. Но для того, чтобы набраться опыта, Олег подходил. Он не был ей неприятен. Вика считала его симпатичным и интересным в общении. Он был отзывчивым, добрым, заботливым. В общем-то, в нем были все качества, которые нравились Вике. Вот только… им было не по пути. Олег был простым деревенским парнем и, к сожалению, Вика не видела в нем перспектив. А у самой Вики планы на жизнь были грандиозные. Олег не потянет. А тянуть парня Вика не собиралась.
Возможно, Олег воспримет то, что между ними произошло, как серьезные намерения с ее стороны. Виктории было все равно. Она твердо решила для себя не идти на поводу у чувств и эмоций. Она видела, к чему это обычно приводит. Ни к чему хорошему. Для того, чтобы чего-то добиться в жизни, нужен холодный расчет, а чувства… чувства только мешают.
И все же мысли Виктории невольно возвращались к проведенной с Олегом ночи, и эти воспоминания вызывали невольную улыбку.

***
— Вик, проснись, — Виктория вынырнула из сна и с недоумением посмотрела на Ваську, которая изо всех сил тормошила ее за плечи.
— Да что случилось-то? — недовольно проворчала Вика, которой очень сильно хотелось спать.
— Там какой-то дядя пришел.
— Какой еще дядя?
— Не знаю. Он в милицейской форме.
«Господи, что опять случилось-то? – подумала Вика. — Неужели отец опять что-то натворил?»
Она вынырнула из постели, превозмогая сон, пошла к входной двери. На крыльце стоял милиционер.
— Добрый день. Меня зовут Василий Аркадьевич. Это ведь вы Виктория? Могу я вам задать несколько вопросов по поводу произошедшего этой ночью пожара?
«Слава богу, не отец», — промелькнуло в голове у Вики.
— Да я и не знаю ничего про этот пожар, — растерянно проговорила она.
— Я даже не совсем про пожар хотел бы узнать. Мне тут один мальчишка, Олег, кажется его зовут, рассказал одну прелюбопытнейшую историю.
— Что за историю? – встрепенулась Виктория.
— Он сказал, что совсем недавно рано утром он шел к вам на свидание, — Виталий Аркадьевич многозначительно посмотрел на Вику. – И услышал какие-то звуки, которые доносились из сарая недавно поселившегося у вас москвича. Он пошел на эти звуки и оказалось, что кто-то пытался выбраться из сарая.
— А, так я про это знаю, — оживилась Вика. – Там дед Афанасий сидел. И Олег его выпустил.
— А не могли бы вы поподробнее об этом рассказать? – Василий Аркадьевич буквально сверлил Вику своим пристальным взглядом.
— Я и не знаю сама об этом ничего. Мне Олег рассказал. Я с его слов рассказываю.
— А Олег этот никаких предположений вам не высказывал?
— Нет. Он только сказал, что это очень странно.
— А почему это показалось ему странным, он вам не сказал? – допытывался Василий Аркадьевич.
— Так это любому показалось бы странным, — улыбнулась Виктория. – Дед, сидящий запертым в чужом сарае…
— А как бы вы охарактеризовали Афанасия?
— Не знаю. Он не особо общительный. Живет один.
— А как вы думаете, Вика, что могло понадобится вашему Афанасию в сарае у москвича? И кто его мог закрыть? Есть какие-нибудь мысли по этому поводу?
— Понятия не имею, — сказала Вика.
— Никто ничего не знает, — пробубнил Василий Аркадьевич. – А тем не менее в деревне у вас происходят какие-то странные события. Ладно, вопросов у меня больше нет. Но если что-то вдруг вспомните или услышите что-нибудь интересное, заходите ко мне в участок, расскажете. До свидания.
— До свидания, — сказала Вика и закрыла дверь.


(продолжение следует...)

Оцените пост

+3

Оценили

Надежда Штанько+1
Татьяна Ларченко+1
Валерий Гринцов+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!