Голубой подснежник (продолжение 20)

***

Увидев на пороге участкового, Нина опешила. «Господи, неужели Машка все рассказала?»
— Здравствуйте! Вы Нина Николаевна?
— Да, это я, — тихо проговорила Нина. Испуганный взгляд и красные заплаканные глаза Нины не ускользнули от внимательного Пузырева.
— Меня зовут Василий Аркадьевич Пузырев. Я хотел бы задать вам несколько вопросов относительно пожара. Может, в дом пройдем? — и, не дождавшись ответа, Пузырев, оттеснив Нину, прошел в дом. Нина поспешила за ним.
Зайдя на кухню, Пузырев уставился на кучу одежды, сваленную на полу:
— Что это у вас тут… такое?[cut=Читать далее......]
Нина поспешно начала собирать валявшуюся одежду и складывать ее на стул.
— Да это я тут штопку затеяла.
«Штопку она затеяла, — подумал Пузырев скептически. – Разбросанная одежда, красные глаза. Дралась она тут, что ли, с кем-то? Господи, ну и деревенька. Куда ни сунься – одни проблемы».
— Штопка неудачная вышла? – усмехнулся Пузырев.
— Не успела начать, как вы пришли, — сказала Нина.
«Ага, как же, я тебе помешал, — подумал Пузырев. – Тут, по-моему, до меня потасовка была».
— Давайте все-таки с вами присядем, и вы постараетесь ответить на мои вопросы, — Пузырев подвинул себе свободный стул.
Нина села напротив.
— Нина Николаевна, что вы знаете о пожаре?
— Я только знаю, что он был. И все.
— У вас есть какие-нибудь предположения, кто мог устроить поджог? Есть такие люди, которые могли бы желать зла Никите Смирнову?
Нина закашлялась, руки ее беспрестанно теребили халат.
«Нервничает, — заметил Пузырев. – И халатик-то у нее не первой свежести. Давно требует стирки. Да и сама она какая-то… потрепанная».
— Я лично с ним не знакома, поэтому ничего об этом сказать не могу. – Нина почесала нос.
«Врет», — заметил Пузырев.
— А с Афанасием вы знакомы? – Пузырев пристально посмотрел на Нину.
— Да, с Афанасием я знакома. Мы с ним вместе… в одном классе учились.
«О, вот это я по адресу. Сейчас разузнаю о нем побольше», — обрадовался Пузырев.
— И как он вам? Что вы можете о нем сказать?
— Я с ним особо не общалась никогда. Он замкнутый очень. С тех пор, как у него жена умерла, он почти ни с кем не разговаривает.
— А как вы думаете, Нина Николаевна, чисто гипотетически, — Пузырев поднял кверху указательный палец, — он способен на преступление?
«Боже, куда он клонит? Какое преступление?» — нервно думала Нина.
— Не знаю. Чужая душа – потемки, как говорится, — ответила Нина уклончиво.
— И все же? Какое ваше личное мнение на этот счет?
— Да что вы ко мне пристали? Не знаю я, — взорвалась Нина. – Я не бог, чтобы судить, кто способен на преступление, а кто – нет.
— Хорошо, не буду на вас давить. Если вы не хотите отвечать на этот вопрос, значит, у вас есть на это свои причины, — Пузырев вперился в Нину. – Тогда скажите, а вы знали покойного сына Афанасия?
Нина вспотела от волнения.
— Да, знала. Мы же в одной деревне живем.
— Тогда скажите, а это правда, что он похож на Никиту Смирнова?
У Нины закружилась голова. С чего это он ее об этом спрашивает? Сказать правду или соврать? Если соврет, ему кто-нибудь другой скажет правду и тогда у этого дотошного участкового появятся лишние подозрения на ее счет: зачем соврала? Какие были на то причины?
— Да, Никита на самом деле очень похож на Афанаськиного Никиту, — сказала Нина.
«Опаньки», — подумал Пузырев.
— Его что, тоже Никита звали?
— Да.
«Вот так совпадение. Это что, мистика? Тут куда ни зайди, новая загадка появляется», — мысли бешено крутились в голову у Пузырева.
— Так, так, так, еще, значит, один Никита. Нина Николаевна, а вам не кажется странным, что у вас тут по соседству поселился новый сосед, похожий на покойного сына вашего знакомого, да еще и с одинаковым именем?
Глаза у Нины забегали. «Неужели и правда Машка сдала? С чего он мне такие вопросы задает? Не просто так ведь», — думала Нина.
— Не знаю. Может, странно, а может, нет. Я не думала об этом. Это их дело. Я-то тут при чем? — Нина теребила мочку уха.
«Чего это она так отнекивается? Я и не обвинял ее ни в чем. Что-то тут не так».
— Нина Николаевна, вы в одной деревне живете. Сами говорите, что в одном классе учились. Неужели вам совсем не любопытно, что это у вас тут за сосед объявился, на сына вашего одноклассника похожий? Ни за что не поверю, что вам ни капельки не любопытно.
— Я не любопытная. И не сплетница. Не люблю людей обсуждать. Что вы ко мне с этим Никитой прицепились? Зачем он мне сдался? Мне лично совершенно не интересно, на кого он похож.
«Не сплетница она, — усмехнулся про себя Пузырев, — Голову даю на отсечение, что всем тут кости перемыла вдоль и поперек».
— Ладно. Тогда ответьте на такой вопрос. Недавно произошла такая ситуация. Кто-то запер Афанасия в сарае у Никиты. Как вы думаете, кто его мог запереть?
Руки у Нины задрожали, и она выронила ножницы, которые крутила. Они со звоном упали на пол.
— Не знаю.
— А вы ничего об этом не слышали? Все-таки деревня, тут сплетни быстро распространяются.
— Нет, ничего не слышала, — голос у Нины задрожал.
«Да что ж это такое? – мысленно возмутился Пузырев. – Не деревня, а страна Молчунов. Никто ничего не знает. Все от всего открещиваются. А тем не менее тут пахнет жареным».
— Вы уверены, Нина Николаевна, что ничего не слышали об этом? Может, краем уха услышали чей-то разговор? Например, в магазине в очереди? Или еще где? – пытался продавить ее Пузырев.
— Да говорю же вам: ничего не слышала. Сколько раз можно это повторять? — Нина сейчас хотела только одного: чтобы Пузырев наконец закончил этот неприятный разговор и ушел, оставив ее в покое. Но приходилось сдерживаться, не выгонять же его. Он все-таки участковый. Настраивать его против себя совсем не в ее интересах.
И вдруг в голову Нине пришла шальная мысль. Ее как током ударило. Она постаралась сделать милое, насколько могла, лицо и улыбнуться самой милой своей улыбкой.
— Василий Аркадьевич, что это мы с вами насухую сидим? Может, чаю вам налить или… чего покрепче?
«Ишь перекосило-то ее как, — подумал Пузырев. – Видать, с похмелья».
— Вы в своем уме, Нина Николаевна? Я при исполнении, а вы мне выпить предлагаете… Эх, никакого соображения, — как можно более строго постарался выговорить Пузырев.
Нина смутилась, сразу как-то поникла.
— Ну не хотите, как хотите. Два раза предлагать не буду.
— Может, продолжим? – Пузырев положил руки на стол и собрал их в замок. – Скажите, кто из деревни вам ближе всего? С кем я могу пообщаться?
Нина побледнела. «Что сказать? Вся деревня знает, что Маня – моя подруга. Говорить про нее или нет? Если скажу, он прямиком к ней пойдет. Это если он уже у нее не побывал… А если не скажу про нее, ему другие скажут и тогда он будет вынюхивать, почему я про нее промолчала», — мысли лихорадочно крутились у Нины в голове.
— Так что вы молчите, Нина Николаевна? Уснули, что ли?
— Я просто задумалась. Я в деревне нашей со всеми хорошо общаюсь. С одним словечком перемолвишься, с другим, с третьим…
— А подруги у вас есть? – не унимался Пузырев.
— Есть.
— И кто? Фамилию скажете?
— Мария. Карпова.
— Ладно, Нина Николаевна, не буду больше вас задерживать. Если вспомните что интересное, приходите в участок. Договорились?
— Договорились, — тихо сказала Нина.
«Всю душу вынул, ирод», — думала про себя Нина.
Пузырев поднялся из-за стола и медленно направился к выходу. Около самой двери он обернулся и многозначительно посмотрел на Нину, затем открыл дверь и молча вышел.
Нина вздохнула. Вот и еще одна напасть свалилась на ее голову. За что ей это все? Сначала Маня со своей совестью, теперь еще этот настырный участковый. Ходит, вынюхивает, выспрашивает. До всего ему есть дело. С ним надо держать ухо востро. По всему видно, что он тертый калач.
На душе у Нины было тоскливо, а лекарство от тоски у Нины давно уже было одно-единственное. Она достала из шкафа бутылку, стакан и начала лечебные процедуры.

***
Понедельник начался для Никиты неудачно. Он проснулся от того, что в глаза ему настойчиво светило солнце. «Ёшкин кот, сколько же времени сейчас?» Никита схватил со стола телефон. Десять часов! Десять! Как такое могло произойти? Он проспал первый раз в жизни. Сегодня же обычный рабочий день. Как он мог проспать до десяти?
Никита вспомнил про Иру, но времени звонить ей сейчас не было. Выяснит все на работе.
Никита вскочил с постели и, натягивая на ходу джинсы, побежал в ванную чистить зубы.
Умываясь холодной водой для того, чтобы быстрее проснуться и прийти в себя, Никита услышал из кухни странные звуки. Сорвав с крючка полотенце, Никита поспешил на кухню посмотреть, в чем дело.
От увиденной картины сердце Никиты подпрыгнуло в груди и на мгновение замерло. В его окно с каким-то остервенением бился белый голубь. У него были красные глаза и совершенно бешеный взгляд… Он ударялся всем телом о стекло, пытаясь его пробить, крылья яростно молотили по подоконнику. Никита не знал, что делать в такой ситуации. Его вдруг охватило иррациональное предчувствие чего-то нехорошего. Что случилось с этими голубями? Почему они везде преследуют его? Один бросается ему под машину, другой пытается пробить его окно. Что вообще происходит с его жизнью? В какой-то момент что-то пошло не так, вот только где эта точка отсчета? Найти бы ее и подкорректировать.
Никита плотно закрыл дверь на кухню, потому что звуки, доносящиеся оттуда, стоит это признать, пугали его. Никита решил обойтись без утреннего кофе. Купит по дороге.
Быстро собравшись, Никита выскочил из дома.
На работе его ждал еще один неприятный сюрприз. Оказалось, что Ира сегодня на работе не появлялась, и никому не удалось до нее дозвониться. Она никого не предупреждала, что не выйдет сегодня на работу, и на нее это было не похоже. Ира была обязательной и очень ответственной.
Казалось, волнение у Никиты достигло своего пика. Все-таки не зря пропажа Иры показалась ему подозрительной. Посоветовавшись с коллегами по работе, он принял решение, что, если и завтра она не появится в офисе, то придется подавать заявление о ее пропаже.

(продолжение следует...)

Оцените пост

+3

Оценили

Оксана Алмазова+1
Надежда Штанько+1
Ольга Михайлова+1
Наткнулась на последнюю часть и прочла все подряд. Похоже на сериал и, как сериал, затягивает. Позволю себе несколько критических замечаний. По-моему, мало внимания к деталям - я не увидела разности поколений, ни в речи, ни в обиходе. Как будто все в наше время происходит. Пока помню - каким местом эта Нина вдруг Николаевна, если ее отца вроде как Геннадием звали? Мне знакома, но не близка манера наших детективщиков 90х писать с позиции буквально каждого второстепенного персонажа, попадающего в кадр, тем более, это не роман в письмах. Притом, есть несколько удачных кусков с красивыми описаниями и занятными рассуждениями. В деталях пока еще не все понятно. Прочитала ведь я все-таки. Удачи в творчестве!
Оксана, спасибо за прочтение и за критический разбор!) Это моя первая попытка написать что-то большое по объему, поэтому без погрешностей, конечно, не обойтись. По поводу отчества Нины вы правильно заметили. Я сначала ее отца назвала Геннадием, но потом, когда дошло до описания Нины уже во взрослом возрасте, мне не понравилось, как звучит сочетание ее имени и отчества, и я переделала ее отца в Николая. Но только в своем подручном варианте, а здесь, каюсь, поправить забыла. Спасибо, что заметили.) В любом случае, Оксана, я очень рада, что чтение вас затянуло.)
Главное, что чтение увлекает. Я не все части видела-- то пропустила что-то (непременно нужно будет к ним вернуться), то на "потом" оставила, но читала с интересом. В добрый путь, Маргарита!
Спасибо, Татьяна!!! smile