Голубой подснежник (продолжение 3)

***

Афанасий знал родителей Виктории почти с самого юношества, так как он прожил все свое детство, отрочество, юность, а теперь и старость в деревне Анисовке и знал, кто приехал в деревню, кто уехал. И хоть он не был сплетником, любая новость доносилась до его ушей при помощи посторонних ртов. Мама ее, Галина, была самой красивой девушкой в деревне, даже сам Афанасий заглядывался на нее и в тайне мечтал о поцелуях с ней. Но разница в возрасте не позволяла лезть в голову непристойным мыслям, ведь она была ему как дочка. [cut=Читать далее......]

Муж Галины Гришка имел свой бизнес где-то под Петербургом, и часто мотался по командировкам. Он никогда не рассказывал про свои дела, но при этом оставался отличным собеседником, поддерживал любые темы и сам охотно рассказывал о том, как живут люди в городе на Неве. Рассказывал про знаменитый крейсер Аврора, находившийся на Петроградской набережной, как неоднократно он бывал внутри огромной машины и даже стоял за штурвалом. А если потихоньку сунуть работникам сторублевую купюру, то можно даже одеть костюм и фуражку и почувствовать себя настоящим адмиралом. Рассказывал про Заячий остров, про знаменитую Петропавловскую крепость, находящуюся на нем. Внутри крепости находится тюрьма Трубецкого бастиона, она теперь там как музей, можно даже посидеть в некоторых камерах, полежать на железных кроватях. Он очень интересно рассказывал и все собравшиеся внимательно слушали его, а еще он привозил фотокарточки и наглядно показывал свою жизнь, которую вел, находясь вдали от своей семьи. Он мог выпить с деревенскими мужиками местную бормотуху, при этом мог шутить и веселиться. А когда приезжал из командировки, то обязательно привозил ящик хорошего пива и большой пакет вяленой рыбы. Галка всегда встречала его со всякими вкусностями, которые сама настряпает, а Вика с младшей сестренкой к его приезду обязательно сделают ему какую-нибудь поделку, ну или нарисуют вместе рисунок. Так продолжалось до тех пор, пока его бизнес не разлетелся вдребезги. Гришку тогда признали банкротом, и он несколько лет не появлялся в деревне. Галка ходила понурая, но никогда ни с кем не делилась своим горем. И никто не знал, что стало с Григорием. Она, как и должно быть, водила девочек в школу и в детский сад, готовила, стирала, убирала, вела хозяйство, ведь как Гришка исчез, денег совсем ни на что не хватало. Сама устроилась в местный дом культуры, проводила кружки «Умелые ручки». Соседи то одежонки какой принесут, то сапожки, вроде как и жизнь хороша.

Но через несколько лет объявился Григорий. И тут понеслась жизнь… Оказалось, что он все это время сидел в тюрьме. Гришка стал нервным, агрессивным, Галку начал бить, если она что-то не так сделает, не так скажет, на девочек начал прикрикивать, а то и замахнуться мог. Каждый день напивался, на работу выходить даже и не думал, пропивал последние деньги, с таким трудом заработанные Галиной. Долго она терпела нападки своего пьяного мужа, но в один момент не выдержала и сама начала прикладываться к бутылке, сначала рюмку-две, потом на пару с местной алкоголичкой Сонькой. А потом и Гришка к ним присоединился. В доме у них часто собирались компании алкашей, а все домашние дела и школа младшей сестры легли на плечи Виктории. Сама она только-только закончила девятый класс, денег на учебу не было и ей приходилось выходить на работу вместо матери, когда та уходила в очередной запой. Слава богу, работа была не тяжелая и даже нравилась Вике. Возиться с детьми она любила, знала, как с ними управляться, чем заинтересовать. Когда в клубе собиралась местная ребятня, Вика учила их тому, что умела сама: рисовать, вязать, вышивать. Принадлежности для занятий хранились в кабинете, ключи от которого в последнее время постоянно хранились у Вики. Девочка боялась, что мама, напившись в очередной раз, либо их потеряет, либо разбазарит вещи, предназначенные для занятий. В клубе помимо актового зала, где проходили дискотеки и показы фильмов, находилась еще небольшая местная библиотека. Виктория часто брала там книги и запоем их читала. Вынужденная с раннего детства познать жестокость и несправедливость жизни, девочка стремилась к той жизни, о которой писали в книгах. Сначала она читала классику, а в последнее время перешла на любовные романы. Окунувшись в мир очередного романа, Вика мечтала, как она сама встретит своего ненаглядного, единственного на свете мужчину, который посадит ее на свою шикарную иномарку, и они унесутся прочь из этой ненавистной деревни в другой мир, в котором будут богатые женщины и мужчины, хорошо одетые, ухоженные, будут рестораны, дорогое шампанское и норковые шубы.

Вика очень любила свою сестренку и хотела, чтобы и у нее тоже все сложилось хорошо, поэтому она уже сейчас старалась внушить ей, что они созданы для другой жизни, что деревня для них как трамплин, с которого им предстоит прыгнуть далеко-далеко, чем дальше, тем лучше. Василиса в этом году должна была пойти в первый класс. Лето пройдет – и она станет школьницей. Вика уже научила ее читать, считать и даже писать. Василиса для деревенской девочки была очень смышленым и образованным ребенком. Она тоже уже любила читать книги, только читала она пока не любовные романы, а детские книжки с картинками. Еще Василиса очень любила наряжаться и краситься. Мама их уже давно перестала краситься, плюнула на себя и свою внешность. В доме не водилось косметики. Но Олег, друг Вики, частенько дарил ей всякие мелкие подарки в виде помады, теней, духов, пудры. Вот Василиса втайне от сестры рылась у нее в ящиках и доставала оттуда нужные для боевой раскраски вещи. Один раз Вика ее застукала, накричала на нее, сказала, что если еще раз увидит, как она трогает ее вещи, не будет с ней разговаривать. С тех пор Василиса стала более осторожной.

С Олегом Вика дружила уже давно. Они вместе учились в школе. Он всегда к ней не ровно дышал, а Вике нравились его ухаживания, знаки внимания, которые он ей уделял. Олег был высокий, красивый. Многие девочки из школы все бы отдали за то, чтобы он просто с ними заговорил. В свои пятнадцать лет лег уже сам зарабатывал деньги. Он и на тракторе мог работать, и печки класть, да и много чего еще. Про таких людей говорят, что у них золотые руки. А на заработанные деньги он покупал Вике подарки. Олег ей несомненно нравился, но не до такой степени чтобы связывать с ним свою жизнь. Олег не представлял свою жизнь вне деревни и уезжать отсюда никуда не собирался, а Вика давно для себя все решила. Ей льстило то, что Олег разглядел в ней настоящую женщину, радовали завистливые взгляды деревенских девчонок. Но Вика понимала, что все это временно. Через два года она закончит школу и уедет в Москву учиться, а возвращаться в деревню она не собиралась. Такая красавица, как она быстро встретит там себе жениха, который оценит ее по достоинству и влюбится окончательно и бесповоротно.

***

Афанасий еще постоял возле сарая соседа, еще раз посмотрел на взломанный замок и потихоньку побрел к себе домой. На улице уже совсем стало светло, соседские петухи уже запели свои первые песни, откуда-то доносилось тихое мычание коровы. Афанасий полной грудью вдохнул утренний воздух, достал из кармана пачку сигарет, которые ему подарил Николай еще пару месяцев назад, но так и не открыл их, покрутил в руке и засунул обратно в карман. Вообще-то он курил очень редко и обычно за компанию с Николаем. Дойдя до дома, Афанасий решил, что сегодня нужно навестить Николая и поделиться с ним своими мыслями о соседе Никите, которые мучали его вот уже несколько дней. Афанасий прошел в кухню, включил газ и поставил чайник. Достал из шкафа печенье и свое любимое клубничное варенье, которым угостила его Нинка еще в начале года. Нинка сама закрывает всякие варенья и соленья, ее научила еще ее покойная мама. Налил себе чаю, и тут его поглотила мысль о том, зачем он все-таки пошел в этот сарай, что он там хотел найти или узнать, кто такой этот Никита и зачем он приехал в их деревню, и почему он купил участок именно по соседству с Афанасием. Может это простое совпадение или судьба играет с ним в какую-то злую шутку? Вон у Соньки есть рядом тоже неплохой участок и уже с домом. Правда, участок маленький, да и дом уже ветхий, крыша гниет и кое-где уже обвалилась. Там раньше жили старики, детей у них не было, дом подарить тоже было некому, вот он и пустует после их смерти. А у Афанасия соседний участок был большой, там росли яблони, которые по осени давали очень вкусные плоды, он ходил и собирал их, и относил Нинке, чтобы та наварила ему варенья и компотов.

Все эти мысли завязались в один узелок, и затянула их тонкая нить загадки. Еще чуть-чуть и она лопнет, как воздушный шар, наполненный водой, а обрывки мыслей разлетятся по всей деревне Анисовке, и Афанасий никогда не узнает правды, такой таинственной и загадочной.

***

Олег всю дорогу к Вике не мог выкинуть из головы мысли о странном появлении Афанасия Ставрогина в сарае приезжего москвича. Как он оказался в чужом сарае? Что он там делал всю ночь? Кто его там закрыл? Все эти загадки не давали Олегу покоя. Но ни одной отгадки он пока не нашел.

Вика уже ждала его, сидя на камне возле пруда. Она как всегда была очень красивой. При виде нее у Олега всегда бешено начинало стучать сердце. Ему хотелось носить ее на руках, дарить ей подарки и находиться рядом с ней ежесекундно. Но возможности такой у него пока не было, поэтому приходилось довольствоваться этими обрывками встреч. Олег планировал закончить школу, а потом жениться на Вике. Он хотел, чтобы Виктория была его женой, чтобы родила ему дочек. Иногда Олегу казалось, что Вика холодна с ним и излишне высокомерна, но он решил, что ему это только кажется, так как он слишком ее любит.

— Привет! А я тебе цветы принес, — робко сказал Олег.

— Привет! Цветочки ничего так, красивые. Спасибо, — ответила Вика и взяла букет в руки, понюхала, а потом отложила в сторону.
– Я сегодня ненадолго. У меня дела.

— Опять? – расстроился Олег. – Что это у тебя все время дела да дела? Мне так поговорить с тобой подольше хотелось.

— О чем? – перебила его Вика.

– Ну так… — смутился Олег. – Обо всем… Я так редко тебя вижу.

Вика смотрела куда-то вдаль, не поворачиваясь к Олегу. С одной стороны, Олегу так было проще, ему не приходилось смущаться и краснеть от одного взгляда ее жгучих карих глаз, а с другой стороны он мучился вопросом, интересно ли ей вообще находиться рядом с ним. «Нет, серьезный разговор начинать пока рано», — решил для себя Олег.

— Знаешь что, Вик, — начал Олег. – Я когда к тебе шел, со мной такая странная история произошла.

— Что за история? – оживилась Вика. Она, как все женщины, любила всякие истории, что-нибудь обсудить, кого-нибудь осудить.

— Иду я к тебе, значит, цветов тебе нарвал по дороге. И вдруг слышу какие-то крики. Я сначала подумал, что мне показалось. Стал прислушиваться – и точно, кто-то кричит. Причем я как раз проходил мимо участка того москвича, который недавно приехал. Ну ты, наверное, слышала про него. О нем тут вся деревня только и говорит.

— Да, да, конечно, слышала, — сказала Вика. – Ну так что там случилось-то?

— Я стал прислушиваться и понял, что звуки идут с участка этого москвича. Я и пошел туда. Смотрю, а дверь его сарая вся ходуном ходит, как будто кто-то ломится в нее. Я подошел и спрашиваю: кто там? Ну и кто-то начинает орать, чтобы я его выпустил. А дверь была на замок закрыта, и ключа нигде не было. Ну я какую-то железку с земли подобрал, поковырялся, открыл. И кого ты думаешь я там увидел? Угадай.

— Да ну тебя, Олег, с твоими угадываниями. Не знаю я. Говори давай.

— Там сидел Афанасий Ставрогин, — произнес Олег заговорщическим тоном и пристально посмотрел на Вику, ожидая эффекта от произнесенных слов.

— Кто? – на самом деле удивилась Вика. – Как он там оказался?

— Не знаю. Он мне не сказал. Только просидел он там целую ночь.

— Ничего себе у нас тут дела в деревне происходят. Интересно, что же он у москвича в сарае делал? И кто его там закрыл?

— Вот и я тоже думаю об этом. Все это как-то странно. Ты же знаешь, Вик, что Афанасий этот какой-то странноватый, не общается почти ни с кем, кроме Николая своего. А тут вдруг ночью залез в чужой сарай… Что ему там понадобилось?

— Слушай, Олег, а ты со своим отцом поговори. Может, он чего разузнает. Ведь он же у тебя с этим Николаем общается. Любопытно даже стало.

— Спрошу обязательно, — обрадовался Олег.

Вика замолчала. Разговор для нее был исчерпан. Олег тоже молчал, не зная, что сказать. Вика смотрела на его честно открытое лицо и вдруг какой-то внутренний голос шепнул ей, что она просто не имеет права его обманывать.

— Послушай, Олег, я все давно хочу тебе сказать… Понимаешь, мы с тобой скоро совсем редко будем видеться, я в город собираюсь, учиться. Мне надо получить образование, найти себе хорошую работу, я не хочу жить так, как мои родители. Я пока нахожусь на работе, беру в нашей библиотеке книги и готовлюсь к поступлению в институт. Я уже все решила, не переубеждай меня, это бесполезно. Поступлю в институт, буду по вечерам работать, приеду за Василиской и заберу ее с собой. Ей тоже нужна хорошая школа.

Сказав последнюю фразу, Вика поднялась с камушка и, больше не сказав ни слова, побежала домой. Цветы так и остались лежать на траве.

(продолжение следует)

Оцените пост

+2

Оценили

Гость №443+1
Ольга Михайлова+1
07:12
Алкогольная тема деревни настолько "избита", что вряд ли есть смысл пытаться строить на ней сюжет. Всё, что здесь написано видено сто раз по телевизору. Всевозможные шоу мусолят только это... Писать о деревне можно, если в ней живёшь, жил и знаешь эту жизнь, как вы пишете "с юношества". Мне представляется надо писать "с юности", но далее расшифровывая по тексту, что такое "юношество", вы упоминаете детство, отрочество и т.д. Текст надо редактировать, много всяких нелепостей: "костюм", "машина" (за сторублёвку), что за костюм? Китель, наверное, или форма. "проводила кружок "Умелые ручки", проводят уроки в школе, а кружками руководят, мне трудно представить жителя деревни, который не может выбраться из закрытого сарая ( да кто их там закрывает? от кого и зачем?). "Пруд", понятие пруд было при господах, а потом только озеро, "боевую раскраску" надо брать в кавычки и т.д. и т.п.