Голубой подснежник (продолжение 31)

***
Анютку и Афанасия в деревне прозвали Ромео и Джульеттой, потому как друг без друга они не проводили ни одной свободной минуты. Кто-то завидовал, кто-то крутил пальцем у виска, кто-то злорадно говорил, что «пройдет любовь, завянут помидоры», кто-то тяжело вздыхал, мечтая о такой любви, но все понимали, что то, что между ними происходит – это не то, как обычно бывает у всех остальных. [cut=Читать далее......]
Анютка одним махом разорвала все стереотипы отношений между парнем и девушкой. Она «бегала» за Афанасием, как выражались местные, «навязывалась ему». Она даже, что уж совсем ни в какие рамки не вписывалось, дарила ему цветы. Она (вы только подумайте!) прибегала с рассветом под окна к Афанасию и стояла там, ждала, когда он проснется.
Анютке очень хотелось увидеть Афанасия, но она не хотела его будить. Она поднималась на цыпочки, заглядывала в окно и, видя, как спит Афанасий, невольно улыбалась. Он был похож на ангела. Ей совсем не хотелось его тревожить, а смотреть на него – одно удовольствие.
Вот и сейчас Анютка смотрела на спящего Афанасия и гадала, что же ему сейчас снится. Может, он сейчас катается на облаке, как и сама Анютка частенько делала в своих снах? А может ему снится она сама, Анютка? От этого предположения щеки Анютки покрыл легкий румянец. Что уж тут скрывать, конечно, Анютке бы очень хотелось, чтобы Афанасий видел ее в своих снах. Это значило бы, что он о ней думает, что она много для него значит, что она ему дорога. Конечно, она и так все это знала. Но это было бы лишнее доказательство.
Так странно, так удивительно то, что между ними происходит. Они знали друг друга всего ничего, но Анютка доверяла ему настолько, что готова была идти за ним на край света. И это были не просто слова, не просто пустое выражение. Если бы он позвал ее… да куда угодно, она пошла бы, не задумываясь. Для нее казалась нелепой сама мысль о том, что ее Фантик куда-то бы уехал, а она бы осталась без него.
Анютка заметила, как веки Фантика слегка дрогнули, он открыл глаза и тут же поднялся с постели. Анютка знала эту странную особенность Фантика: как только он просыпался, он тут же вставал с постели. Анютка завидовала ему. У нее самой так никогда не получалось. Проснувшись, она долго лежала в постели, тянулась, как можно дольше оттягивая момент вставания. Ей нравилось валяться, ничего не делая, нежиться, наслаждаясь мягкой постелью. Заставляла она себя встать только тогда, когда самой уже становилось стыдно за свое безделье.
Афанасий встал, потянулся, повернулся к окну, и только тут Анютка заметила, что он… голый. Анютка покраснела и отвернулась.
Раздался звук открываемого окна.
— Анютка, доброе утро.
— Доброе утро, Фантик. Ты одевайся. Я не смотрю, — сказала смущенная Анютка.
— А могла бы и посмотреть, — засмеялся Афанасий.
— Да ну тебя, Фантик, — в ответ засмеялась Анютка. – Одевайся давай и выходи. Я тебя давно уже жду.


***

Афанасий и Анюта возвращались по домам с прогулки. Домой им вовсе не хотелось, но хотя бы иногда туда надо приходить. Недавно прошел дождь, и все вокруг было мокрое, дорога была покрыта лужами.
— Анютка, а я тебе сейчас цветок сорву, чтобы тебе дома не скучно было. Поставишь его в вазу и будешь любоваться, обо мне вспоминать.
Анютка хихикнула:
— Ну давай, сорви.
— А какой ты хочешь?
— А ты догадайся. Ты же знаешь, какие мои самые любимые.
— Ромашки, — сказал Афанасий и подошел к дереву, рядом с которым заметил ромашку. Он сорвал ромашку и, подойдя к Анютке, опустился на одно колено. – Это тебе, о моя королева.
— Спасибо, — улыбнулась Анютка. – Ты прям как настоящий рыцарь из книг.
— А чем мы с тобой хуже книжных героев, Анютка? Про нас с тобой тоже можно писать книги.
— Вот ты бы и написал, Фантик. Ты же у меня философ. У тебя бы хорошо получилось.
— Ну ты скажешь тоже, Анютка. Писателя нашла, — усмехнулся Афанасий. Ему было приятно слышать такое от Анютки, но показывать это не хотелось.
— А что, Фантик? По-моему, это хорошая идея. А вот если бы ты стал книгу про нас с тобой писать, то я бы в ней кем была?
— Ты бы была самой красивой, самой нежной, самой милой, самой любимой девушкой в мире. В общем, такой, какая ты и есть на самом деле.
— Мне нравится, — улыбнулась Анютка. — А ты бы кем был, Фантик?
Афанасий помолчал, подумал. Сказать то, о чем он думает на самом деле или придумать что-нибудь? Сказав то, что у него таится в самой глубине души, значит, сделать себя уязвимым в глазах Анютки. Ему этого не хотелось. В глазах Анютки ему хотелось выглядеть мужественным. Но… скрывать он не мог.
— Я бы был твоим мужем, — тихо сказал Афанасий.
Анютка покраснела.
— Они поженились, жили долго и счастливо и умерли в один день, — задорно сказала она, чтобы скрыть свое смущение.
— Да, именно это я и хотел… сказать, — проговорил Афанасий.
В этот момент мимо Афанасия и Анюты пронеслась на велосипеде Нина, разбрызгав раскинувшуюся перед ними огромную лужу. Нина проехала несколько метров и остановилась около дерева, сделав вид, что завязывает развязавшийся на кедах шнурок. На самом деле она злорадно поглядывала в сторону Анюты и Афанасия, предвкушая веселое зрелище. Лужа была огромная, обойти ее было негде, а на Анюте были красивые новые блестящие туфельки. Вот сейчас будет умора. Нина приготовилась вволю посмеяться.
Афанасий и Анюта остановились перед лужей. Они громко смеялись.
— Ну что, Фантик, поплывем? – засмеялась Анютка.
— Нет, Анютка, королева и через лужи должна идти по-королевски.
Афанасий снял с себя пиджак и бросил его в лужу перед Анюткой.
— Прошу вас, миледи, — Афанасий приложил одну руку к сердцу, а другой указал на пиджак, перекинувшийся через лужу как мостик.
Анютка порозовела. Для нее никто никогда в жизни не делал такого поступка. Она аккуратно сняла с себя туфли, протянула их Афанасию и, высоко подняв голову, осторожно, на цыпочках прошла по расстеленному Афанасием пиджаку через лужу. Афанасий поднял промокший пиджак и, пройдя через лужу, подал Анютке руку:
— Пошли, моя королева.
Анютка засмеялась и чмокнула Афанасия в щеку.
Нина, наблюдавшая всю эту сцену, позеленела от злости. Они что, специально, назло ей, разыграли сейчас эту нелепую глупую сценку? «Королевишна нашлась деревенская. Пиджак он ей постелил», — подумала она. Ее трясло от негодования. Этой ей, Нине, он, Афанасий, должен был стелить пиджак, ей говорить приятные слова, называть королевой. Ей, а не Анютке. Она запрыгнула на велосипед и покатила вперед. Лучше бы не останавливалась около этой горе-парочки. Только настроение себе испортила. Нина доехала до речки, бросила велосипед, спряталась в ближайших кустах и разрыдалась.



***

Самый дорогой, самый милый, самый любимый на свете Фантик, здравствуй!!!
Как твои дела?
А я без тебя очень сильно скучаю, даже не передать словами как. Ты только уехал, а я уже не могу без тебя. Не знаю, как проживу без тебя целых два года, просто не знаю. На первый взгляд, два года, вроде бы, не особо и много. Но, боже мой, два года – это ведь двадцать четыре месяца, а в каждом месяце тридцать дней (а в некоторых даже тридцать один!). Каждый день состоит из двадцати четырех часов, а в каждом часу шестьдесят минут. И это бы еще ничего, но ведь каждая минута состоит из шестидесяти секунд, каждая из которых тянется целую вечность. Каждая секунда без тебя, милый Фантик, — это целая жизнь, которую я могла бы прожить рядом с тобой. Каждая эта секунда тянется так мучительно долго без тебя, что мне иногда кажется, что я не выдержу разлуки с тобой, просто умру.
Я знаю, что ты тоже скучаешь без меня. Я бы все на свете отдала, чтобы быть рядом с тобой. Но я понимаю, что у тебя есть долг, и по-другому поступить ты не мог.
Ты вот спрашиваешь, как мои дела? Даже не знаю, как сказать, Фантик, потому что дела мои теперь сводятся только к одному – ждать тебя, любимый, а все остальное — второстепенное.
Подруги смеются надо мной, говорят, что скоро моя блажь пройдет, найду себе нормального парня, богатого, и про тебя думать забуду. Какие они глупенькие. Ничего не понимают. Эх, если бы они только знали, что у нас с тобой происходит. Если бы они только знали, какое ощущение безграничного счастья ты мне даришь. Я без тебя уже не смогу и знаю, что ты без меня тоже.
Фантик, мне очень понравилось стихотворение, которое ты написал мне в прошлом письме. Ты у меня, оказывается, еще и поэт. Надеюсь, что ты еще что-нибудь для меня напишешь.
Милый Фантик, я очень тебя прошу: пиши мне каждый день, пиши обо всем, что с тобой происходит. Если у нас нет возможности видеть друг друга, я все равно хочу знать о каждом моменте твоей жизни.
Я умираю без твоих писем. Когда мне приносят письмо от тебя, я счастлива как никто другой. Я закрываюсь в своей комнате и читаю, и перечитываю, вдыхаю запах твоего письма, прижимаю его к щекам. Я целый день счастлива, потому что ты со мной, милый.
А если писем от тебя нет, то для меня день пропал. Я хожу как будто в трауре, ничто мне не мило. Поэтому пиши мне, милый, пиши больше и чаще, пиши каждую свободную минуту.
Очень сильно люблю и жду тебя.
Твоя Анюта.
***
Здравствуй, самая милая, самая лучшая на свете моя Анютка!!!
Получил сегодня от тебя письмо и сразу сел писать ответ. Ты и представить себе не можешь, как я радуюсь каждой весточке от тебя. Как мне хочется тебя увидеть (и не только увидеть, в своих фантазиях, Анютка, я захожу очень далеко, такой вот я у тебя испорченный, надеюсь, ты меня за это простишь, я знаю, что простишь).
Одному парню сегодня пришло письмо о том, что его бросила девушка, выходит замуж за другого. Представляешь? Не дождалась. На парне этом лица нет. Жалко его.
Но как здорово, что я знаю, что у нас с тобой такого не будет. Я знаю, что ты меня дождешься, потому что мы созданы друг для друга. У нас с тобой не может быть никого другого. И от этой мысли, Анютка, я счастлив.
Знаешь, не хотел тебя расстраивать и писать об этом, но подумал и решил, что надо на всякий случай написать, чтобы ты знала. Мне недавно пришло письмо от Нины (даже не знаю, откуда она адрес узнала). Она пишет мне о том, что ты встречаешься с каким-то приезжим парнем, а про меня и думать забыла. Анютка, только не расстраивайся и не бери в голову. Милая моя, я знаю, что это неправда, что она все врет. Какая же она злая, эта Нинка. Хочет нас рассорить. Только она не знает, что сделать этого невозможно. Но на всякий случай, Анютка, ты должна знать о том, что она затевает. Честно тебе скажу, мне, несмотря ни на что, Нинку жалко, потому что у нее мама умерла, и она теперь почти совсем-совсем одна осталась. Но все равно это не дает ей права так подло себя вести.
Уф, ну вот написал. И прям камень с души свалился. Теперь ты знаешь. Ты мне напиши на всякий случай, как Нинка себя ведет, не рассказывает ли тебе про меня каких-нибудь небылиц, а то я переживаю.
Ну что еще тебе написать, моя хорошая? Живу я только мыслями о тебе. Только это меня и спасает. Жду с нетерпением нашей встречи. И уж поверь, мы с тобой наверстаем все упущенное. Мы с тобой закроемся где-нибудь, где есть что-нибудь мягкое (хотя и это не обязательно), и месяц не будем выходить. Ну разве что только поесть и попить. Надеюсь, я тебя не смущаю, милая Анютка.
Я очень сильно скучаю без тебя. С нетерпением жду каждый день писем от тебя. Но знаешь, иногда их нет по нескольку дней, зато потом как принесут целую пачку, вот тогда для меня наступает настоящий праздник.
Очень сильно люблю тебя.
Твой Фантик.



(продолжение следует...)

Оцените пост

+2

Оценили

Надежда Штанько+1
Ольга Борисова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!