Голубой подснежник (продолжение 32)

***
Никита, уже почти доехав до дома после всех своих похождений, подумал, что неплохо было бы после всех стрессов, которые он сегодня пережил, выпить бокал хорошего вина, чтобы немного расслабиться. Недалеко от его дома был хороший магазин, в котором продавалось вино на любой вкус и кошелек, от самого дешевого, которое покупали для того, чтобы просто напиться, до дорогого, изысканного, которое покупали, чтобы им наслаждаться. Никита выбрал что-то среднее. Напиваться было не в его правилах, а для расслабления подойдет любое просто вкусное вино, совсем не обязательно выкладывать за него половину своей зарплаты.[cut=Читать далее......]
Выходя из магазина, Никита заметил около своей «Тойоты» плачущую девушку. На вид ей было лет семнадцать-восемнадцать. В руках она держала небольшого черно-белого щенка. Заметив подходящего к машине Никиту, девушка отошла на два шага и крепче прижала щенка к себе. Никита открыл заднюю дверцу и бросил на сиденье пакет с вином. Обходя машину, чтобы сесть в кресло водителя, Никита заметил, как девушка уставилась на него своими большими карими глазами. Никита ответил на ее взгляд. Девушка отвела глаза.
Что-то не давало Никите просто сесть в машину и уехать. Уже открыв дверцу, Никита обернулся к девушке. Она продолжала пристально его разглядывать.
— А вы случайно… не из Анисовки? – нерешительно спросила она.
Никита подумал, что ослышался.
— Что?
— Я просто… Вы очень похожи на одного человека. Он у нас в деревне недавно участок купил… — тихо сказала девушка.
— А ты… кто вообще? – спросил удивленный Никита. Похоже, сумасшедший денек и не думал заканчиваться.
— Меня Вика зовут.
— Ты из Анисовки?
— Да. А вы тоже оттуда?
— Да. Ты правильно сказала. Я недавно купил там участок. Но откуда ты меня знаешь?
— Вас там все знают, — улыбнулась девушка.
Никита удивился. Надо же. Он практически ни с кем еще, кроме пары человек, познакомиться не успел, а его уже все знают. Впрочем, чему же тут удивляться? Это же деревня, там действуют совсем другие законы, нежели в городе.
— Честно говоря, не ожидал тут встретить кого-то из Анисовки, — задумчиво сказал Никита. – А ты как тут оказалась?
— Я… из дома ушла, — тихо сказала девушка.
Никита опешил. Только этого ему не хватало. Сначала сумасшедший охранник, потом сбитая собака, затем заколдованные «Ключи». Никита был измотан до крайности. Все его мысли уже были в ванной с бокалом вина. Но, похоже, покой ему только снится.
— Как это… ты из дома ушла? – не понял Никита.
— Да вот так вот, просто взяла и ушла. Надоело все, — на глазах у девушки снова показались слезы.
Плачущая девушка со щенком в руках, которая сбежала из дома, – что может быть лучше после сбитой собаки и сумасшедшего охранника?
— Так, ладно, ты давай не плачь. А собака эта… твоя?
— Она не совсем моя… Я этого щенка нашла. Он лежал в кустах и скулил. Бедненький, он весь дрожал, — Вика погладила щенка по голове. Щенок лизнул ее руку. – Он, наверное, есть хочет, а у меня даже денег нет, чтобы купить ему еды.
Никита быстро принял решение. Оставлять на улице на ночь глядя плачущую девушку, сбежавшую из дома без копейки денег, и голодного щенка он просто не мог.
— Так, ладно, пойдем ко мне. Покормим твоего щенка, да и тебя заодно. Я как раз из магазина. Я в соседнем доме живу. Прыгай на переднее сиденье.
Вика нерешительно забралась в машину вместе со щенком. В машине Вика ехала первый раз, поэтому ей было немного страшно и непривычно.
Доехав до дома, Никита достал с заднего сиденья пакеты, открыл дверь Вике, и они втроем поспешили к нему домой.
Войдя в дом, Вика опустила щенка на пол. Он дрожал от страха и не двигался.
— Сейчас, подожди, — сказал Никита. Он пошел к шкафу, порылся в вещах и достал чистое полотенце. Подойдя к щенку, он взял его на руки, отнес в комнату, постелил полотенце около дивана и поставил щенка на полотенце. Щенок принялся обнюхивать полотенце, но с него никуда не сходил.
— Бедненький, боится, — вздохнула Вика и погладила щенка.
— Надо дать ему поесть и попить. Он, наверное, голодный, — сказал Никита. – Только вот чем его накормить? Собачьего корма у меня нет.
— Можно ему хлеба с молоком пока покрошить, — нерешительно предложила Вика.
— Хлеба так хлеба, — согласился Никита. – Ты давай хозяйничай тут, корми щенка. Все в пакетах. Разбирай. А я сейчас посуду для него найду.
Никита нашел для щенка две небольшие мисочки. В одну для него налили воды, в другую Вика накрошила хлеба с молоком. Щенок жадно набросился на еду и воду. Наевшись, он улегся на полотенце и тут же заснул.
— Устал, — Вика с умилением смотрела на щенка.
— Пусть поспит, — сказал Никита. – А нам с тобой тоже надо перекусить. Готовить умеешь?
— Умею немного, — тихо ответила Вика.
— Ну что, приготовишь нам что-нибудь? Все, что нужно, найдешь здесь в пакетах и в шкафчиках. Заодно продукты разложишь.
— Хорошо. А что приготовить?
— На твое усмотрение. Я доверяю твоему вкусу.
Никита пошел в комнату, оставив Вику наедине с кухней. Он решил, что приготовление еды поможет ей немного освоиться и прийти в себя. А ему самому уж точно не помешает немного отдохнуть после тяжелого дня.
Вика, с малолетства вынужденная готовить не только для себя, но и для младшей сестры, ловко принялась за дело. Изучив содержимое пакетов, она быстренько составила в голове меню. Почистила картошку, порезала, поставила жариться. Пока жарилась картошка, нашла в шкафчике муку и сделала тесто для блинов. Блины они с Василисой очень любили, поэтому Вика готовила их часто, и получались они у нее аппетитными и вкусными. В завершение Вика сделала салат из огурцов и помидоров.
Никита, зайдя на кухню, остолбенел. Он никак не ожидал увидеть такого изобилия вкусностей на своей кухне. Максимум, чего он ожидал, — это незатейливая яичница, но он так устал и был так голоден, что готов был съесть что угодно. На столе возвышалась горка красивых блинов, салат и уже разложенная по тарелкам жареная картошка. Когда Никита последний раз ел блины, он вообще не помнил. Сам он их готовить не умел, поэтому не баловал себя этой вкуснятиной.
— Ничего себе! – сказал Никита. – Да ты просто мастер-кулинар. Кто тебя научил готовить?
— Сама научилась, — скромно сказала Вика.
— Ну давай садись, попробуем твои кулинарные шедевры.
Вика села на стул, подвинула себе тарелку с картошкой.
— Ой, а про хлеб-то я забыла, — покраснела Вика.
Никита засмеялся:
— Ничего страшного. Я сам порежу. А заодно и чайник поставлю. Такие красивые блины с чаем надо есть.
Он порезал хлеб, поставил чайник на плиту и сел за стол напротив Вики. Попробовав картошку, Никита присвистнул:
— Вот это да! Да я картошки вкуснее никогда в своей жизни не пробовал. Честное слово.
Вика покраснела:
— Спасибо.
— Это тебе спасибо. У меня сегодня настоящий праздник. Давно я такой вкусной еды не ел.
Никита принялся за еду. Ел он с большим аппетитом. Он на самом деле уже давно нормально не ел. В последнее время его еда ограничивалась быстрыми перекусами на ходу, и Вика для него действительно стала настоящим подарком. Вот так приятно заканчивался его поистине сумасшедший денек.
— Вик, а ты насовсем из дома сбежала или назад собираешься возвращаться?
— Не хочу я домой возвращаться. Надоело все.
Никита спокойно отнесся к тому, что Вика сбежала из дома, потому что для него эта тема была знакомой. Многие детдомовцы в своей биографии имели многократные побеги из дома. Никита этих поступков не понимал, потому что ему казалось, что родной дом ничем не заменишь, что бы там ни было, но принимал их как данность. В связи с этим никаких нравоучений читать Вике он не собирался.
— У тебя с родителями плохие отношения? – поинтересовался Никита.
— Пьют, — коротко ответила Вика.
— Понятно, — также коротко сказал Никита.
Попив чаю с блинами, Никита подумал, что не все так уж и плохо в его жизни. И тут вспомнил, что в пакете лежит вино.
— Вик, а тебе сколько лет? Я тут вина купил. Не знаю, можно ли тебе…
— Я выпью, — быстро сказала Вика. – Мне можно.
Вике очень сильно хотелось почувствовать себя взрослой. Ей нравилась атмосфера, царившая у Никиты дома. Она чувствовала себя здесь в безопасности. Ей было спокойно и уютно. Она была уверена, что от Никиты не надо ждать ничего плохого.
Никита с подозрением посмотрел на Вику.
— Ты уверена, что тебе можно вино?
— Да.
Никита достал бутылку и бокалы, открыл вино и разлил его.
— Давай за встречу, что ли? – улыбнулся Никита.
— Давай…те, — нерешительно сказала Вика.
— Переходим на ты, — засмеялся Никита, поднял бокал и слегка прикоснулся им к краю Викиного бокала.
Вика сделала маленький глоток. Вино ей понравилось. Оно было сладким, но в то же время немного терпким. Вика медленно допила весь бокал и почувствовала, как у нее слегка закружилась голова. Она посмотрела на Никиту. Он был такой красивый. Вика чувствовала, как стеснение постепенно куда-то уходит, ей хотелось смеяться, хотелось подойти к Никите, обнять его и закружиться по квартире. Он нравился ей, очень нравился. Так почему она должна молчать об этом? Она подошла к Никите и поцеловала его в губы.
Никита отстранил Вику, посмотрел ей в глаза и засмеялся:
— Так, понятно. Не стоило тебе все-таки вино пить.
Вика чувствовала, как ее куда-то уносит, ее тело уже не хотело подчиняться ее воле. Но ей было так хорошо… Она ощущала такую невероятную легкость и понимала, что сейчас может делать все, что хочется. Все внутренние запреты и барьеры пропали таинственным образом. Вика повисла на Никите и заплетающимся языком прошептала ему на ухо:
— Я тебя хочу… Всего-всего… Ты такой … классный…
Никита улыбнулся и, подхватив Вику на руки, отнес на диван. Уложил ее на подушку, накрыл пледом. У Вики перед глазами все кружилось, как будто она с бешеной скоростью мчалась на карусели.
— У меня все кружится, — тихо сказала она.
— Отоспись. К утру все пройдет, — весело сказал Никита.
Вика схватила Никиту за руку:
— Иди ко мне.
Никита мягко погладил Вику по голове:
— Спи.
Тут Никита услышал, как завозился проснувшийся щенок. Никита подошел посмотреть, как у него дела. Судя по тому, что щенок оставил на полу изрядную лужицу, дела у него были весьма неплохи. Никита взял в ванной тряпку и протер лужу. Взял щенка на руки. Тот уже не дрожал, наоборот прижимался к Никите и царапал его своими лапками. Щенок был красивый, черно-белый, с коричневыми пятнышками над бровями, пушистый как плюшевый медвежонок, и милый, как все щенки.
— Ну что, дружок, мы с тобой делать будем? – Никита погладил щенка по пузику. Тот ткнулся Никите носом в руку и полизал ее. – Красавец.
Никита пошел со щенком на кухню, налил себе еще вина и сел в комнате на пол, опустив щенка побегать. Щенок уже немного освоился и ходил рядом с Никитой, обнюхивая все, что попадалось на его пути. По всей видимости, он был очень любопытный. Никита сидел на полу и потягивал вино. Напряжение постепенно спало. Никита расслабился. Хороший ужин и вкусное вино давали о себе знать. Вот только Вика… Хотя, если честно, положа руку на сердце, она Никиту совсем не напрягала. Никита понимал, что ситуация, в которой он оказался, была непростой. Понимал, что ее надо как-то решать, что девушку надо вернуть домой к родителям. Никита подозревал, что ей нет еще восемнадцати, но он ей не отец, чтобы читать морали, пусть этим занимаются ее родители. Никите было приятно находиться рядом с этой девушкой. Он посмотрел на нее, разглядывая. Она была очень симпатичная. А ее огромные карие глаза… на них Никита обратил внимание в первую очередь. Сколько же ей, интересно, лет на самом деле? Никита усмехнулся, вспомнив, как она пыталась его соблазнить.
Никита допил последний глоток вина, поставил бокал на пол и потянулся. Почему, собственно, он должен что-то решать? Она вполне самостоятельная личность и сама может решить, как ей жить. Никита сейчас чувствовал легкость, которой давно уже не ощущал. В последнее время его тело и разум будто сковали цепями, а сейчас цепи слетели, и Никита как маленький мальчик радовался вновь обретенной свободе. Он не совсем понимал, что дало толчок для изменения его настроя, просто наслаждался тем, что происходит. Это было странно, если учесть, какой нелегкий денек у него сегодня выдался, а в довершение еще и эта девочка с собачкой. Но удивительнее всего было то, что ни Вика, ни щенок его совсем не напрягали. Наоборот, ему было как-то уютно с ними. Как будто его квартира до этого пустовала, а сейчас пришли они и… все встало на свои места.
Никита поднялся с пола, прошел на кухню и налил себе еще бокал вина. Щенок уже снова спал на своем полотенце. Никита вышел на балкон. Какое сумасшедше красивое небо. Все усыпано звездами. Никита не видел такого неба уже очень давно. Вот бы Вике сейчас показать. Но она спит и тревожить ее не стоит. Пусть проспится. Никита смотрел на звезды и ощущал себя счастливым. Почему? Он не понимал. Он где-то читал, что счастье – это не что-то стабильное. Человек не может быть счастливым постоянно. А существуют именно моменты, которые надо ценить и наслаждаться ими. Если подключить разум, то поводов для счастья у Никиты не было совсем никаких: Ира пропала, сарай на его участке сгорел, сегодня его расстроил сумасшедший охранник, потом он блуждал по каким-то заколдованным дорогам. Не лучшее время для того, чтобы ощущать себя счастливым. Но Никита вопреки всему был счастлив. И ему хотелось кричать об этом на весь мир. И он, взяв с кухни бутылку вина, пил его уже без помощи бокала и мысленно кричал, как он счастлив, благодарил Вселенную за подаренные мгновения. Никита пил до тех пор, пока у него у самого не закружилась голова, как у Вики, и он начал кружиться по балкону, глядя на звездное небо и представляя себя планетой, которая кружится вокруг другой планеты. Он кружится, и с каждым его оборотом на планете меняются времена года: то выпадает снег, то снова все покрывается зеленым ковром. Потом этот ковер срывается разноцветным вихрем и кружится вместе с Никитой вокруг других планет.

(продолжение следует...)

Оцените пост

+2

Оценили

Оксана Алмазова+1
Надежда Штанько+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!