Голубой подснежник (продолжение 6)

***

Пламя взметнулось под самое небо. Жар стоял такой, что в соседнем доме повылетали все стекла. Испуганные люди бегали с ведрами, заливали бушующее пламя. Несмотря на то, что пожарных вызвали сразу, как только огонь был замечен, приехали они только спустя час, когда огонь разошелся не на шутку. Когда прибыла пожарная команда, оказалось, что в баке нет воды. Пока пожарные ездили за водой, сараюшка Никиты почти догорела, а стараниями местных жителей огонь не перекинулся на соседние дома.[cut=Читать далее......]

Олег тоже присутствовал на тушении пожара. Для него это было настолько завораживающее зрелище, что он во все время просто стоял в сторонке и смотрел на разгулявшуюся стихию. Мысли о том, кто поджег сарай, зачем это было нужно, ему в голову не приходили. Он как будто впал в транс. Огонь трещал, в небо взмывал пепел от горящего дерева, а Олег смотрел и смотрел. Он не замечал суетящихся вокруг деревенских жителей, которые бегали за водой кто с ведром, кто с битоном, кто с тазом, тушили, кричали, охали, ахали. Олег просто стоял в стороне ото всех и смотрел.
— Как полыхает!
Голос вывел Олега из транса. Вика стояла рядом и смотрела на пожар.
— А вдруг вся деревня сгорит? Что тогда делать будем?
— Не сгорит, — утешил Олег. – Пожарных уже вызвали.
— Ну не знаю… Что-то они больно медленно едут. Пока доберутся…
Закончить Вика не успела. Олег дернул ее за руку:
— Вик, пошли.
И потащил ее за собой.

***

На следующий день разговоров в деревне было только о пожаре. Все другие дела как будто отодвинулись на второй план, стали неважными. Вот пожар – это да, это совсем другое дело, об этом стоит поговорить. Каждый житель деревни считал своим долгом выдвинуть свою версию относительно такого глобального по деревенским меркам происшествия.
Но если для жителей пожар был всего лишь поводом лишний раз потрещать, обсудить, посплетничать, а для кого-то даже и позубоскалить, то для Никиты известие о том, что сгорело его жилище было как гром среди ясного неба. Кто? Зачем? Неужели зависть? Или просто почувствовали в нем чужака? В голове вертелись лица местных, в частности лицо Афанасия. А ведь он заходил к Никите, пил с ним чай. Афанасий Никите показался странным. Даже нет, не так, не странным. Просто у него возникло такое странное чувство, что он этого Афанасия когда-то знал. Может, он его где-то видел? Просто случайная встреча в толпе, а лицо его запомнилось? Но нет, чувство было такое, что знал он его намного ближе, чем просто случайная встреча в толпе. Никита стал мысленно перебирать в голове всех своих знакомых. Ну где же, где он мог видеть этого Афанасия? Но память отказывалась ему служить. Он мог с легкостью вспомнить сейчас что угодно, во всех подробностях. Никита всегда отличался хорошей памятью. Он с легкостью запоминал стихи, даже длинные. Одноклассники всегда ему завидовали. Когда им приходилось корпеть над школьными заданиями по литературе целыми днями, чтобы запомнить одно небольшое стихотворение, Никите надо было всего пару раз его прочитать, и строчки сами собой складывались у него в голове, как будто он сам к запоминанию был непричастен. Никите иногда даже было совестно за то, что учеба ему так легко давалась. В его понимании учеба должна быть трудом, приносящим плоды. А какой же тут труд, если он в учебе порхал как бабочка? Плоды были, а вот труда… Труда никакого не было. Но учиться Никита любил. Особенно ему нравились литература и астрономия. Никита любил помечтать. Ему нравилось смотреть по ночам на звезды и представлять, что там происходит в тех далеких неведомых мирах, до которых человечество пока еще не в силах добраться. Никита с полной искренностью верил в то, что когда-нибудь человек покорит всю Вселенную, ведь все, о чем когда-то мечтали и фантазировали люди, в итоге сбывалось. Вон в сказках русских герои смотрели на блюдечко, по которому каталось яблочко, и видели что происходит за тысячи километров, — пожалуйста вам, сначала телевизор, потом Интернет. Сказочные герои летали на коврах-самолетах, бегали в сапогах-скороходах – сейчас и это не проблема, сбылась мечта о покорении огромных расстояний. Человек мечтал полететь на Луну – полетел. Жюль Верн придумал подводную лодку – ее сконструировали. Да скоро и уэллсовский человек-невидимка станет реальностью, и машину времени изобретут.
Вот о машине времени Никита мечтал больше всего. Как было бы здорово вернуться в прошлое и хоть глазком посмотреть на своих горе-родителей, которые без зазрения совести сдали его в детский дом. Как они смогли так поступить, Никита искренне не понимал. Неужели с ним было что-то не так? Эти мысли крутились в голове у Никиты бессонными ночами. И чего он только не передумал. Вот почему у других детей есть нормальные семьи с папой и мамой, их любят, о них заботятся, а он лишен этой простой человеческой радости? Почему? За что? Может, он родился уродливым, родители испугались и решили от него избавиться? Зачем мучиться всю жизнь? Но такого просто не может быть. Никита смотрелся в зеркало и видел перед собой обычного мальчишку. Не красавец, конечно, киношный, но вполне себе симпатичный, если уж говорить честно. В него можно было и влюбиться. Да, да, даже так. Никита подозревал, что и влюблялись. Некоторые девочки поглядывали на Никиту такими глазами, что Никита понимал, что эти взгляды непростые, за ними что-то кроется. И это что-то грело его самолюбие. Но девчонки Никиту интересовали не настолько, чтобы променять на них мечты о приключениях и машине времени. И он продолжал мечтать…

На работе Никита появился поздно. Ира только взглянула на него и сразу поняла: что-то случилось.
— Никит, привет! Что произошло?
— А что, по мне заметно?
— Да прям на лице все написано.
Никита подошел к своему рабочему месту и тяжело опустился в кресло. Делать ничего не хотелось.
— Так что случилось-то, Никит? Не томи, — попросила Ира.
— Я сейчас в полном замешательстве. Ничего не понимаю. Полная каша в голове. Сегодня ночью сгорел мой сарай в Анисовке.
— Боже мой! Какой кошмар! – заахала Ирина.
— А ведь я только купил участок. Хорошо же меня там встречают, в этой Анисовке. Прям с распростертыми объятиями, — Никита крутил в руке ручку с такой силой, что пластмасса угрожающе хрустела.
— Странно все это… — проговорила Ира.
— Это не просто странно. Это вообще полный бред. Я тут вспоминал этого старика Афанасия, который ко мне приходил. Что-то с ним не так. Помнишь, я тебе про него рассказывал?
— Что с ним не так?
— Я сам не знаю, Ир. Только он у меня какое-то странное чувство вызывает, как будто я его знаю. Но я перебрал в уме всех своих знакомых. Не помню я его… Но и в то же время он такой знакомый… У меня на нем как будто память какой-то стоп-сигнал включает.
— Никит, я не пойму, ты что, подозреваешь, что это он поджог устроил?
— Ира, если бы я знал… Я же говорю, у меня в голове полный кавардак. У меня крутится куча разных мыслей, но я никак не могу их увязать вместе. И еще Афанасий этот. Как будто дежавю какое-то. Господи, да почему столько проблем на мою голову?
Ира подошла к Никите совсем близко и погладила по волосам.
— Не переживай. Все образуется.
— А я ведь с тобой поехать туда хотел на выходные, время провести.
— Никит, а что нам мешает? И поедем. И отлично проведем время. Разберемся с твоими проблемами. Вдвоем веселее,
— улыбнулась Ира.
— Ты серьезно, Иришка? Ты поедешь со мной на это пепелище? – в голосе Никиты послышались нотки оптимизма.
— А почему нет? Это даже романтично, — Ирина кокетливо поправила свесившуюся на лоб прядку волос.
— Слушай, Иришка, это здорово! Ты меня обнадежила. А ведь действительно, что такого страшного произошло? Ну сгорел сарай. Так я все равно в нем жить не собирался. Дом ведь буду строить. Неприятно, конечно, это все, но не конец света. Переживу как-нибудь. И не такое переживал.
— Вот и отлично, Никит, таким ты мне больше нравишься. Давай поработаем немножко, а то тут столько всего свалилось, настоящий завал.

Оцените пост

+1

Оценили

Гость №660+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!