Голубой подснежник (продолжение 7)

***
— Мам, я красивая? – Нина крутилась перед зеркалом, примеряя платье, сшитое к выпускному балу.
— Конечно, красивая, Ниночка. Ты у меня самая красивая, прямо настоящая королева. Все мужики будут к твоим ногам падать, только пальцем щелкни.[cut=Читать далее......]
Наталья не могла налюбоваться на дочку. Белокурые волосы, глаза огромные, как у куклы, и фигурой Бог не обделил – все на месте. Наталья надеялась, что у дочки жизнь будем намного лучше, чем у ней. Свою жизнь она уже отжила, так она считала. Жила исключительно для Нины. Да, когда она была в таком же возрасте, как Нина, ей казалось, что у нее все только начинается, что впереди целая счастливая жизнь, полная приятных сюрпризов, и от этого дух захватывало. Но как-то не получилось счастливой захватывающей жизни. В институт она поступить не смогла, не хватило то ли ума, то ли денег на взятку. Конечно, Наталье хотелось думать, что ее вины тут нет, что виновата сама жизнь, что кругом одни взяточники и в институт она не смогла поступить только по этой причине. Наталья первое время не отчаивалась, думала, что попытает счастья на следующий год. Но… Встретила Геннадия, который через месяц знакомства позвал ее замуж. Геннадий ей не особо-то и нравился, какой-то он был, прямо скажем, не комильфо. Постоянно ходил в грязных брюках, обувь у него никогда не была вычищена, был он хамоват, грубоват. И самое ужасное, что работал он в деревне обычным трактористом. Конечно, не о таком мечтала Наталья. Но где же взять другого? Для этого надо было сначала поступить в институт, переехать в Москву, а там уже и присматривать себе принца на белом коне. Но когда это еще будет и будет ли вообще? Просидеть в старых девах было в понимании еще хуже, чем выйти замуж за Геннадия. Он какой-никакой, а все же муж, а статус замужней женщины пока еще никто не отменял.
Свадьбу не играли. Не на что было. Пошли в повседневной обычной одежде в ЗАГС, расписались. Если Наталья для такого важного события сделала себе красивую прическу, надела туфли на каблуках и свое самое лучшее платье, то Геннадий пришел в ЗАГС в своих обычных грязных брюках и нечищеных ботинках. Так началась семейная жизнь Натальи. Через девять месяцев родилась Нина и про поступление в вуз пришлось забыть. Какой там вуз, когда целыми днями пеленки, распашонки, бессонные ночи, а еще ведь и обед надо для мужа приготовить. А он приходил по вечерам после работы, грязный, пахнущий потом, уже с порога орал: «Жена, жрать давай», бухался за стол, молча ел Натальину стряпню, а потом также молча доползал до кровати, включал телевизор и смотрел до тех пор, пока его не одолевал сон.
Так проходили дни. Мысли о том, чтобы что-то поменять в своей жизни, конечно, Наталью иногда посещали, но, придавленная чередой повседневных проблем и забот, она не находила в себе ни сил, ни решимости сделать какой-то шаг.
А тем временем Нина росла. И для Натальи она стала единственной отдушиной. Для Нины она выбирала все самое лучшее. Только ради нее она и жила на этом свете. Она надеялась, что Нина проживет чудесную жизнь за них двоих, за себя и за Наталью. Ради этого Наталья готова была положить на алтарь любую жертву.
Наталья подошла к Нине, обняла ее сзади и вдохнула запах ее волос. Как же она пахнет! Молодостью, свежестью, надеждой.
— Ты моя красавица. На выпускном будешь лучше всех. Я тебе еще духи куплю дорогие, чтобы все твои одноклассницы в обморок попадали от зависти.
— Мам, ну осторожнее, а то платье помнешь, — Нина недовольно наморщила лоб.
— Ну все, Нина, хватит крутиться. Давай снимай платье, я его в шкаф повешу, а то до выпускного износишь.
— Мам, надо будет еще помаду купить ярко-красную. Я хочу быть сногсшибательной. Только не дешевую. На выпускном надо выглядеть безупречно.
— Конечно, Нина, в чем вопрос. Купим все, что захочешь.
Для Натальи было одним удовольствием ходить с дочкой по магазинам и выбирать ей всякие обновки, косметику. Про себя она уже давно забыла, не красилась, в парикмахерскую не ходила. А зачем? Ведь можно просто завязать волосы резинкой. Одежду она тоже покупала только по крайней необходимости. Когда изнашивалась одна пара обуви, Наталья ехала в магазин и покупала новую, но главным критерием при выборе была цена. Она выбирала все самое дешевое. А перед кем ей красоваться? Да и лишние деньги ни к чему тратить. Лучше она Нине лишнюю кофточку купит, ей нужнее. Ей нужно выглядеть хорошо, чтобы не запрыгивать в последний вагон уходящего поезда жизни, сбивая колени в кровь, а гордо войти в первый и выбрать себе самое лучшее место.
— Знаешь, мам, я хочу на выпускном Афанасия на танец пригласить. Как думаешь, он согласится?
Наталья с недоумением посмотрела на Нину.
— Тебе что, Афанасий нравится?
— Ну да, — Нина закатила глазки. – А что такого? По-моему, он у нас самый красивый.
— Нина, но выбирать парня нужно не по красоте. Что он тебе сможет дать? У него же родители бедные. А я тебе не такую судьбу хочу. Я хочу, чтобы у тебя жизнь счастливая была. Зачем тебе этот Афанасий? Найдешь себе богатого парня с квартирой, с машиной и будешь жить припеваючи. Или ты хочешь, чтобы у тебя жизнь была, как у нас с папой?
— Не, мам, ну такую я, конечно, точно не хочу. Но Афанасий классный. Он, между прочим, школу заканчивает с золотой медалью, так что он очень перспективный.
— Не знаю, не знаю, — Наталья покачала головой в задумчивости.
— Мам, да хватит тебе. Я ж не замуж за него собралась. Всего лишь сказала, что хочу его на танец пригласить, а ты мне уже будущее с ним рисуешь в черных тонах.
— Знаешь, Нина, что я тебе скажу. Я жизнь прожила и знаю, что и как происходит. Сначала ты его на танец пригласишь, а потом замуж за него выскочишь, а потом пеленки-распашонки и все – считай, жизнь прошла. А я хочу, чтобы ты выучилась, мир посмотрела, чтобы ни в чем себе не отказывала… Как я… Я хочу, чтобы ты прожила совершенно другую жизнь.
— А я хочу прожить жизнь такую, какую я хочу, а не такую, какую ты мне хочешь навязать. Мам, послушай, не тебе мне советы давать… Что ты видела-то в своей жизни? Грязные папины сапоги? Борщи? Постоянное безденежье? Да какие ты мне можешь давать советы, если твоя собственная жизнь – полное говно?
Нина быстро скинула с себя платье, бросила его на кровать, переоделась в джинсы и футболку и выскочила на улицу, громко хлопнув входной дверью.
Наталья была ошарашена, опустошена, как будто из нее вытрясли всю душу. Откуда в ее дочери столько жестокости? Зачем она наговорила ей столько гадостей? Ведь она всю жизнь все делала для нее. Все по мере своих возможностей. Наталья бросилась на кровать, зарылась в подушку и дала волю слезам.

Оцените пост

+2

Оценили

Гость №660+1
Татьяна Ларченко+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!