Голубой подснежник (продолжение 15)

***

Пузырев еще немного постоял на крыльце в задумчивости. Ведь вот смотришь на человека, думал он, и не видишь в нем ничего примечательного, а начнешь копать — лучше бы и не начинал. По своему опыту Пузырев знал, что самые, казалось бы, на первый взгляд доброжелательные люди внутри себя могут хранить столько нелицеприятных секретов, что иногда тошно становится. [cut=Читать далее......]Однажды ему довелось помогать расследовать убийство. И убийцей в итоге оказался человек, на которого Пузырев никогда в жизни бы не подумал. В принципе, из всех подозреваемых, проходивших по тому делу, он мог подумать на кого угодно, кроме него. Это был милейший тихий человек, который, казалось, и мухи не обидит. Всегда вежливый, предупредительный, а вот те здрасьте – убийца. Пузырев даже поморщился. А ведь он с ним за руку здоровался.
После этого Пузырев окончательно для себя решил: верить нельзя никому. Первое впечатление о человеке часто бывает обманчиво. А как часто он наблюдал, как сквозь милое лицо на поверхность начинает проглядывать настоящий монстр.
Уже давно Пузырев перестал делить людей на плохих и хороших. Не бывает плохих и хороших людей. Есть обстоятельства, а они бывают разными. Когда человеку хорошо, он хороший. А когда ему плохо, он плохой. Не может человек быть всегда только хорошим или только плохим.
Вот и сейчас Пузырев пытался анализировать людей, с которыми общался по поводу пожара. Виктория, молодая девчонка, с виду тихоня, но Пузырев подозревал, что за ее спокойной внешностью кроется далеко непростая натура. Но скорее всего она на самом деле знает не больше того, о чем сказала. Олег – бесхитростный парень, там раскапывать нечего. Больше всего Пузырева пока настораживал Афанасий Ставрогин. Не связаны ли как-то эти два события: пожар и вылазка этого чудного деда в чужой сарай? Возможно, поговорив с Афанасием, Пузырев бы и отмел для себя эту версию, но Афанасий вел себя как-то странно. Он явно что-то скрывал, не договаривал. Пузырев видел, как Афанасий мялся, юлил, пытался уйти от ответов. Его не проведешь. Но что именно скрывал этот дед? И зачем? Возможно, он вообще никак не связан с пожаром, но чутье подсказывало Василию Аркадьевичу, что за всем этим кроется какая-то тайна.
Сегодня ближе к вечеру в Анисовку должен был приехать Никита. Может, беседа с ним хоть немного прояснит ситуацию? Хотелось бы на это надеяться. Вот уж он тут пострадал так пострадал. Купил себе участок, называется. Не успел дом построить, а ему уже сарай спалили. Гостеприимные соседи, ничего не скажешь. В том, что сарай подожгли, Пузырев был уверен на сто процентов. С чего бы это ему самому загореться? Из разговора с Никитой по телефону Пузырев помнил, что тот не оставлял ничего включенного, да там особо-то и включать нечего пока. Но кому он мог насолить за такой короткий промежуток времени? Так, тут надо выяснять и выяснять. И снова в мыслях Пузырева невольно всплыл Афанасий. Однозначно, с этим дедом что-то не так. Он точно имеет ко всему этому какое-то отношение. Надо бы еще и других деревенских про него поспрашивать. Может, и выясниться про него что-нибудь интересное? Пузырев не понаслышке знал страсть деревенских жителей к сплетням и порой из разговоров с ними всплывали такие подробности частной жизни, каких ни в одном романе не встретишь. И нужно будет обязательно этой страстью воспользоваться.

***
— Приехали, Ирусь, — констатировал Никита. – Вот он, мой новый участок.
Ира вышла из машины, открыла калитку, прошла на участок и ахнула. Она, конечно, знала, что увидит сейчас пепелище, но не ожидала, что зрелище будет настолько жалким. Ира невольно подошла к Никите и обняла его:
— Кто такое мог сотворить? И главное зачем?
— Ир, я уже смирился. Знаешь такую истину: все, что ни делается, то к лучшему.
— Никит, тебе придется рабочих нанимать, чтобы все это с участка вывезли. Один ты с этим не справишься.
— Да, Ир, я уже понял, что мне придется раскошелиться. Непредвиденные, так сказать, расходы. Эх, так хотелось денег немного отложить, а теперь вот разгребай это пожарище. Ну а как тебе место вообще?
— Место ничего, хорошее. Главное, вдали от городской суеты. Ты знаешь, мы как сюда стали подъезжать, я сразу такое умиротворение почувствовала. Даже не знаю, как объяснить… В городе такого я никогда не чувствовала. Какая-то близость к природе, и совсем по-другому воспринимаешь свое существование на этой земле. И еще… Странно. Я почувствовала себя какой-то одинокой, поняла, что я всего лишь песчинка в этой бескрайней Вселенной. И еще немного тоски. Но все это нужные чувства. Мне кажется, что я как будто… вернулась к себе…
Никита притянул Иру к себе.
— Знаешь, ты как будто мои мысли озвучила.
— Ой, Никитка, — засмеялась Ира. – Сейчас мы тут с тобой вдвоем зарыдаем, а нам ведь еще к участковому идти. Ты время видел?
Никита достал телефон, посмотрел на время.
— Ой, надо торопиться, а то я Василию Аркадьевичу обещал до шести к нему зайти. Не хочется его задерживать.

В кабинете Пузырева было безбожно накурено. Сам он сидел за столом, уставившись в одну точку на стене. Услышав открывающуюся дверь, Василий Аркадьевич встрепенулся.
— Здравствуйте! – поздоровался Никита.
— Добрый вечер! – отозвался Пузырев. – А вы, я так понимаю, Никита Смирнов?
— Да, это я, — улыбнулся Никита.
Пузырев вопросительно посмотрел на Иру.
— Это моя коллега по работе, — поспешил объяснить Никита. – Мы с ней вместе приехали.
— Ну что ж, присаживайтесь, — предложил Василий Аркадьевич. – Давайте сразу начнем, чтобы не терять времени.
Пузырев поудобнее расположился в своем кресле. Никита с Ирой сели на стулья напротив стола Пузырева.
— Никита, могу я к вам так обращаться? Или лучше по имени-отчеству?
— По имени, — улыбнулся Никита.
— Никита, скажите, давно вы купили этот участок?
— Месяц назад всего.
— А почему вы выбрали именно эту деревню? У вас тут какие-то родственники живут или знакомые?
Никита замешкался. От пристального взгляда Пузырева не ускользнула секундная заминка. Кинув быстрый взгляд в сторону Никитиной спутницы, Пузырев отметил, как она быстро отвела взгляд и сделала вид, что смотрит в окно.
— Нет. У меня нет родственников. Я вырос в детском доме.
«Хм, а для воспитанника детского дома он выглядит очень даже ничего, — отметил про себя Пузырев. – Участок себе купил, дом строит. Наверняка и машина у него своя есть. Не на автобусе же он собрался в эту Тмутаракань ездить. Хм», — еще раз хмыкнул Пузырев.
— В детском доме, говорите? Значит, родственников у вас тут нет никаких. Может, вам знакомые какие-то посоветовали здесь участок купить?
— Нет, — быстро ответил Никита. – Знакомых у меня здесь тоже нет. Я этот участок совершенно случайно выбрал. Просто просматривал в Интернете объявления. Обратил внимание на эту деревню. Приехал, посмотрел, участок мне понравился. К тому же его продавали недорого. Вот и купил. Вся история.
— В таком случае, следующий вопрос, наверное, будет лишним, но все же позвольте мне его задать. У вас не могло быть здесь врагов или людей, которые могли испытывать к вам не очень хорошие чувства, желали вам за что-то отомстить?
— Нет, — твердо ответил Никита.
— Другого я и не ожидал, — тихо проговорил Пузырев. – Скажите, Никита, а вы здесь в деревне успели уже с кем-то познакомиться?
— Да в общем-то особо ни с кем. Только с дедом одним, с Афанасием.
«Так, так, так, — подумал Пузырев. – Сейчас разузнаем про этого деда».
— И как он вам показался на первый взгляд?
— Дед как дед. С виду вроде вполне приличный, — Никита решил умолчать о странном чувстве, которое вызвал у него Афанасий. Это к делу не имеет никакого отношения. Говорить о своих эмоциях Никите не хотелось. Участковый может счесть его не совсем адекватным. Мало ли что кому кажется?
— А как вы с ним познакомились? – не унимался Пузырев.
«И что это он меня про этого Афанасия все расспрашивает? — подумал Никита. – Неужели с ним на самом деле что-то не так, и мое чутье меня не обмануло?»
— Да как мы с ним познакомились? Обычно. У нас же участки рядом. Он просто сам ко мне зашел познакомиться. Я захожу, а он у меня в кресле спит. Вот так и познакомились.
Пузырев насторожился, взгляд его стал более живым.
— Он спал у вас в кресле? А как он к вам в помещение попал? Вам не показалось странным, что посторонний человек оказался у вас дома, когда вас там не было? – вопросы посыпались из Пузырева пулеметной очередью.
— Я просто дверь не закрыл, когда уходил, вот он и зашел, — ответил Никита. – У меня там особо и брать нечего, поэтому я дверь не запираю. Только когда уезжаю.
«Хм, а у этого Афанасия явно прослеживается странная манера вламываться к людям без приглашения, да еще и в их отсутствие, — отметил Пузырев. – Но все утверждают, что он приличный дед».
— Никита, а вы в курсе, что Афанасий был обнаружен одним из деревенских жителей запертым в вашем сарае?
Никита уставился на Пузырева. Ира подскочила на стуле и подалась в сторону Никиты.
«Неподдельная реакция удивления», — отметил Пузырев.
— Вы серьезно? – Никита явно был в полном смятении.
— А зачем мне вас обманывать?
— Как-то это странно. А почему я об этом не знаю?
— Никита, а это не вы его там случайно заперли?
— Нет, конечно. Я бы и сам хотел знать, кто его там запер и как он там вообще оказался.
«Ну дед дает. Не зря он мне странным показался», — подумал Никита.
— Подумайте, чем Афанасий так мог заинтересоваться в вашем сарае? – продолжал гнуть свою линию Пузырев.
— Честно говоря, не знаю. У меня там из ценных вещей только ноутбук мог лежать. Но он на месте. Да и другого ничего не пропало. Подождите… Но это какие-то странные рассуждения, вам не кажется? Человек, который хотел что-то у меня утащить, не стал бы спокойненько засыпать в моем кресле. Это как-то не состыковывается, — Никита вопросительно посмотрел на Пузырева.
Пузырев выдержал небольшую паузу:
— А я ведь вам и не говорил, что он хотел что-то у вас утащить. Подумайте, может быть, у него какой-то другой к вам интерес?
— Какой у него может быть ко мне интерес? Я с ним только познакомился.
— В общем, давайте сделаем так. Вы, Никита, подумайте над моим вопросом и, если у вас появятся какие-то идеи, вы мне звоните. Причем сообщайте о любых идеях, даже если на первый взгляд они вам самому покажутся нелепыми. Порой самые нелепые идеи приводят к потрясающему результату, — Пузырев встал с кресла, пожал Никите руку.
Когда Никита со своей спутницей вышли из участка, Пузырев подошел к окну и стал задумчиво смотреть на проплывающие по небу облака. Как все запутано. Вот и Никита этот явно что-то недоговаривает. Пузырев думал, что беседа с ним прояснит ситуацию, но на самом деле история выходила еще более запутанной. Честно говоря, он думал, что Афанасия запер в сарае сам Никита, чтобы проучить беспардонного деда, но оказалось, что он вообще не знал, что Афанасий залезал к нему в сарай без его ведома. В правдивости Никитиных слов Пузырев был уверен, так как его реакция была слишком непосредственной, такое искреннее удивление невозможно сыграть, да и актер-то из этого Никиты, судя по всему, никудышный. Ну и деревенька. Тут, похоже, каждый скелеты в шкафу прячет, да еще какие скелеты. И поди вот разберись во всех этих хитросплетениях.
Как же собрать воедино все эти разрозненные не состыковывающиеся друг с другом факты? Так, случился пожар. Выяснилось, что незадолго до этого Афанасий залез к Никите в сарай. Зачем он туда залез? Кто-то его там закрыл. И этот кто-то в данном случае неизвестный мистер Икс. Опять же зачем и кто его там закрыл? Если бы это сделал Никита, Пузырев бы понял, но это не он. Стоп. Но ведь это значит, что кто-то следил за Афанасием. Иначе как бы этот мистер Икс узнал, что он полез в сарай? Так, так, так. Конечно, кто-то мог пошутить над дедом, но это маловероятно. Значит, закрыли его там с каким-то умыслом. С каким? Нужно найти мотив. У любого действия, как и у любого преступления должен быть мотив. Мотив, во-первых, должен быть у Афанасия, а во-вторых, у Мистера Икс. Но тогда получается, что что-то должно связывать этих троих: Никиту, Афанасия и Мистера Икс. А вот это уже получается какой-то бред, потому что у Никиты здесь нет ни родственников, ни знакомых. И учитывая то, что он воспитывался в детском доме, в этом он не соврал. Размышления приводили Пузырева в тупик.
Рабочий день уже давно закончился. Пузырев стал собираться домой. Хорошо бы хоть в нерабочее время освобождать голову от навязчивых мыслей и не думать о работе. Ведь должен же человек когда-то отдыхать, иначе можно свихнуться. Но Пузырев прекрасно понимал, что покоя ему не будет до тех пор, пока он не распутает весь этот змеиный клубок.

(продолжение следует...)

Оцените пост

+2

Оценили

Надежда Штанько+1
Гость №476+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...