Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Историческая Самара: профессор педуниверситета Павел Преображенский

+5
Голосов: 5
Опубликовано: 1791 день назад (24 октября 2014)
Редактировалось: 3 раза — последний 25 октября 2014
21 октября 1918 года в Самаре арестовали преподавателя Куйбышевского педагогического университета Павла Преображенского.


Преображенский — историк, археолог, преподаватель Куйбышевского педагогического университета.




На фото - Павел Преображенский


Коммунисты требовали от профессора, чтобы в его лекциях не упоминалась Библия, а история России начиналась не с Рюрика, а с марксистских кружков, из которых выросла партия большевиков. Преображенский в ответ на это заявил, что он не считает марксизм предметом, достойным преподавания, после чего был арестован и посажен в тюрьму.


Через три месяца оттуда его вытащил его коллега, известный ученый Александр Нечаев. Потом Преображенский работал в других местах и жил на маленькую пенсию. Но все же репрессий ему избежать удалось.
Писатель Михаил Булгаков, кстати, знал, что профессор сидит в тюрьме, и дал его фамилию главному герою «Собачьего сердца». Во всяком случае, так считает краевед Валерий Ерофеев.



«Как известно, в 1917 году Россия пережила две революции – в феврале и октябре. И поскольку на фоне столичных потрясений островком относительного благополучия тогда выглядела провинциальная Самара, летом того же года на Волгу в поисках спокойной жизни переехали многие видные ученые из Москвы и Санкт-Петербурга.

В их числе оказался один из основателей российской психологической науки Александр Петрович Нечаев (1870-1948), до этого работавший в Вильно. После переезда в Самару его избрали директором вновь созданного педагогического института, одним из ведущих преподавателей которого был Павел Александрович Преображенский (1858-1942) – историк, археолог и этнограф.

Павел Александрович Преображенский (1858 - 1942) - общественный деятель, педагог, краевед.

Родился в Нижегородской губернии. Окончил Казанскую духовную академию. Кандидат богословия. Преподавал историю, логику, психологию в Самарской духовной семинарии (1883-1909 гг.), коммерческом училище Глазова (с 1908 г.), гимназии Хардиной (с 1907 г.). Один из основателей Самарского общества народных университетов. Был активным членом партии кадетов. В 1917 г. входил в Самарский комитет народной власти. Осенью 1918 г. арестован большевиками, освобожден после вмешательства В.И.Ленина. С 1919 г. преподавал в Самарском университете, с 1922 г. в сельскохозяйственном институте.

Павел Александрович являлся членом Самарского археологического общества, первым товарищем (заместитель) председателя Общества археологии, истории, этнографии и естествознания при университете, возглавлял археологическую комиссию и Высшие этнолого-археологические курсы общества. Автор краеведческих статей в периодических изданиях.

Умер в 1942 г.
(Фонды личного происхождения. Ф. 673 , 121 ед. хр. )

В дальнейшем судьбы этих двух людей оказались переплетены друг с другом самым невероятным образом.

Преображенский родился в Нижегородской губернии и окончил Казанскую духовную академию, где впоследствии получил степень кандидата богословия.

В период между двумя русскими революциями он вступил в партию кадетов, а в марте 1917 года вошел в Самарский комитет народной власти, не прекращая при этом преподавательской деятельности.

Здесь нужно сказать, что культурная общественность Самары даже при меняющихся режимах регулярно ставила вопрос о преобразовании педагогического института в университет. Большевистские власти города решение этого вопроса откровенно тормозили, ссылаясь на необходимость согласования с Москвой. Однако 8 июня 1918 года Самара оказалась занятой восставшим чехословацким корпусом, и вся власть в губернии перешла к Комитету членов Учредительного собрания (Комучу). Вот тогда, к удивлению многих, Комуч удовлетворил прошение ученых о создании Самарского университета «со всеми правами и преимуществами, российским университетам присвоенными». Постановление об этом было подписано 10 августа 1918 года.

Как и положено, 1 сентября вуз приступил к учебной и научной работе.

Однако всего лишь через месяц после начала занятий он оказался в опале у большевистского режима. 7 октября 1918 года распоряжением реввоенсовета была прекращена деятельность всех учреждений, созданных в период власти Комуча, в том числе и деятельность Самарского университета.

Проверка на лояльность новому режиму «комучевских» служащих началась буквально в первую же неделю после восстановления в Самаре советской власти. Основанием для этого служил, прежде всего, сам факт сотрудничества людей с белогвардейцами и чешскими оккупантами.

Можно себе представить, насколько малоприятной была эта проверка для профессоров Самарского университета. В частности, от Преображенского тогда потребовали, чтобы в будущем в его лекциях не упоминалось о Библии и об истории буржуазных государств, а история России, мол, должна начинаться не с Рюрика, а с марксистских кружков, на основе которых впоследствии образовалась РКП(б).

Выслушав все это, Преображенский заявил, что он не считает марксизм предметом, достойным преподавания в университете, после чего был немедленно арестован и помещен в камеру самарской тюрьмы.

Примерно в том же духе вел себя на допросе и профессор Нечаев. От ареста и тюремного заключения его тогда спасло только личное поручительство заведующего губернским отделом народного образования Владимира Тронина, который убедил чекистов, что недопустимо подвергать репрессиям ученого с мировым именем.

Более того, с санкции Тронина уже 18 октября 1918 года делегация распущенного Самарского университета под руководством Нечаева отправилась в Москву с целью «пробить» восстановление вуза.

Итогом поездки стал декрет Совнаркома от 21 января 1919 года об учреждении университетов в Самаре, Костроме, Смоленске, Астрахани и Тамбове. Так Самарский университет родился во второй раз.


Профессор Преображенский, сделавший из собаки человека, – не плод фантазии писателя. Конечно же, во время визита в столицу Нечаев ни на минуту не забывал о профессоре Преображенском, который все это время находился в самарской тюрьме. Нечаеву удалось передать в приемную Совнаркома письмо на имя Ленина о злоключениях своего коллеги.

И оно дошло до получателя, доказательством чему служит телефонограмма Ленина, опубликованная в 50-м томе его «Полного собрания сочинений» и адресованная Дзержинскому:
«Сообщите основания ареста Павла Александровича Преображенского… а также сообщите мне, нельзя ли освободить Преображенского на поруки учительскому союзу».

Самарский профессор вскоре после этого вышел на свободу, отсидев в тюремной камере более трех месяцев. А Нечаев тогда же был назначен первым ректором вновь образованного самарского вуза, однако сразу же подал прошение об отставке, причиной которой назвал свое несогласие с властями по вопросам идеологии.

А вот Преображенский все же счел возможным вернуться к преподаванию в университете.

Профессор Нечаев после отставки еще на некоторое время задержался в Самаре, пока в сентябре 1921 года не переехал в столицу, где сразу получил должность профессора Московского государственного психоневрологического института, а в 1922 году стал его директором.




самарский профессор психиатрии Нечаев А.А.


В том же году Нечаев был приглашен к перенесшему инсульт Ленину для психологического обследования.

По рассказам, после осмотра больного профессор с сожалением констатировал, что в случае с этим пациентом медицина оказалась бессильной.

А дальше история с двумя самарскими учеными становится еще более интересной.

В 1924 году в Москве проходил II психоневрологический съезд, на котором Нечаев резко выступил против требования группы «коммунистических профессоров» о перестройке всей советской психологии на основе марксизма. Именно на этом съезде Нечаев познакомился с репортером ряда московских газет Михаилом Булгаковым, тоже врачом по образованию, который уже опубликовал первые главы романа «Белая гвардия» и работал над повестью «Роковые яйца».

Нет никакого сомнения в том, что именно тогда Нечаев рассказал Булгакову о самарских злоключениях – как своих, так и Преображенского.

И уже в 1925 году Булгаков выпустил в свет свою знаменитую повесть «Собачье сердце», где главный герой получил фамилию профессора, сидевшего в тюрьме за нелояльность к советской власти, а медицинскую специальность – от другого ученого, не боявшегося публично выражать свое несогласие с марксизмом.

Эту неприязнь к официальной советской идеологии Нечаеву припомнили в 1935 году, когда постановлением особого совещания НКВД по статье 58-10 УК (контрреволюционная агитация) он был приговорен к ссылке в Казахстан. Свой срок профессор отбывал в Семипалатинске, где смог устроиться сначала рядовым сотрудником, а затем заведующим кафедрой педагогики и психологии в тамошнем педагогическом институте. В этом же городе Александр Петрович Нечаев скончался в сентябре 1948 года.

А Самарский университет после отъезда своего первого ректора в Москву продолжал работать в непростых условиях. После окончания Гражданской войны и поволжского голода в связи с острейшими финансовыми трудностями Самарский губисполком объявил, что «вместо намеченного повышения зарплаты профессорско-преподавательскому составу университета и стипендий для студентов» он вынужден «ходатайствовать перед наркоматом образования о взятии университета на госбюджет или о закрытии его».

По этой причине в 1922 году многие преподаватели покинули стены вуза, в том числе и профессор Преображенский, который перешел в Самарский сельскохозяйственный институт. В дальнейшем Павел Александрович состоял членом ряда научных обществ, но жить был вынужден только на небольшую пенсию. Счастливо избежав репрессий, главным образом по причине преклонного возраста, Преображенский скончался в 1942 году.

Что касается Самарского университета, то - в 1927 году он закрылся окончательно. И только в 1968 году государственный университет в Самаре (тогда – город Куйбышев) был открыт снова».
(Автор текста - Валерий ЕРОФЕЕВ).


Вот такие дела!


Прямых доказательств теории Дорофеева до сих пор нет.


Представители общественности Самары разошлись во мнениях о «самарских корнях» профессора Преображенского.



Доктор филологических наук самарского госуниверситета, краевед Михаил Перепелкин считает, что в городе в начале XX века было как минимум два профессора с фамилией «Преображенский».



Сведения о них содержатся в сборнике «Классика самарского краеведения», изданном в 2006 году в госуниверситете.


Первый из них, Преображенский Павел Александрович (1858 — 1942), был историком-краеведом. До революции 1917 года преподавал в самарской духовной семинарии и частной женской гимназии Хардиной, был членом самарской губернской ученой комиссии, а в 1919 году стал профессором самарского университета, — рассказал Перепелкин.

Собственно, о нём - и рассказано выше.


Второй Преображенский, Петр Федорович (1894 — 1941), по данным Перепелкина, был историком античности, этнографом, а также специалистом по истории России конца XIX — начала XX века. Он был профессором самарского университета с 1919 по 1921 годы, а потом — московского университета в 1921-1937 годах.


Сведений о том, является ли кто-то из двух профессоров истинным прототипом булгаковского героя, и знал ли о них писатель, у самарского краеведа Перепелкина тоже нет. Однако он обнаружил еще одну интересную зацепку в связи с Михаилом Булгаковым.


Сборник «Классика самарского краеведения», в котором нашлись сведения о двух Преображенских, также содержит воспоминания историка-академика Михаила Николаевича Тихомирова, который приехал в Самару в 1919 году и работал в местном университете. В это время он занимал должность инспектора по библиотечным делам, и его главной задачей было устройство библиотек в самарском уезде.


Ему помогали Андрей Михайлович Земский с супругой Надеждой Афанасьевной Земской, в девичестве — Булгаковой, родной сестрой писателя, о которой Тихомиров упоминает в воспоминаниях.


«Возможно, Тихомиров был знаком с кем-то из Преображенских и мог поделиться информацией о них с Надеждой Афанасьевной. Можно предположить, что писатель от сестры мог знать про Преображенского. Но пока доказательств нет, и сказать что-либо конкретно сложно», — сказал исследователь.


К тому же, отметил Перепелкин, в те времена фамилия «Преображенский» была очень популярной. Она, как и «Вознесенский» или «Воскресенский», была распространена в семьях священнослужителей.



Завкафедрой российской истории Петр Кабытов, под редакцией которого вышел краеведческий сборник о двух профессорах Преображенских и сестре Булгакова, называет сюжет, изложенный Ерофеевым, мифом.



Как бы там ни было, вот такая ещё одна «несамарская самарская история».



Источник:

Историческая Самара.

Ученые спорят о "самарских корнях" профессора из "Собачьего сердца". РИА Новости
Комментарии (3)
Оксана Алмазова #    24 октября 2014 в 18:38
Так вот он какой, профессор Преображенский!
Марат Валеев #    24 октября 2014 в 21:05
Очень похож!
Ольга Михайлова #    25 октября 2014 в 06:49
Вот!