Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Приключения мещанина в Самаре. О рекрутах

+4
Голосов: 4
Опубликовано: 156 дней назад (16 апреля 2018)
Историю создают не только великие личности - полководцы, правители, государственные деятели, поэты, музыканты, художники, революционеры, чьими именами названы улицы и площади городов. Но и маленькие люди большой страны, которые ничего великого не сделали в своей жизни, чьи имена неизвестны потомкам. Они просто жили здесь, любили, надеялись, болели, умирали. Без памяти о них мы окажемся городом, не помнящим родства, без души.

На страницах «Самарской газеты» продолжается проект, который рассказывает о повседневной жизни XIX - XX веков.

Сегодня - История шестнадцатая. Рекрутская повинность






Самарский мещанин Фадей Матвеев сам обратился в думу с просьбой, чтобы его сына забрали в рекруты.

«Имея при себе троих детей, - писал он, - Корнила, 30 лет, Ивана, 27 лет, и Федора, 4 лет, на обеспечение которых я брал заимообразно в Самарском Общественном банке 300 рублей серебром, надеясь уплатить оный с помощью детей моих. Но, к несчастию моему, помянутые мои дети, не только что бы помогать мне в уплате долга, но даже отказались и от обеспечения в содержании меня, а я имею от роду уже 60 лет. Дети не помогают в уплате долга, даже причиняют мне сыновния оскорбления и в особенности Иван! Поэтому прошу отдать Ивана за меньшого моего сына Федора в солдаты!».

А случались ситуации, когда в рекруты забирали по ошибке. У Федора Колесникова так случилось с сыном, и тот «помер» в армии. Отец обратился за компенсацией в Окружной суд, и ему вернули за сына 150 рублей… За ребенка - 150 рублей! Загубленная невинно душенька…

А некоторых мещан бесконечно разыскивали для отбывания воинской повинности, начиная со школьной скамьи. К примеру, разыскивался мещанин Виктор Раменский. В делопроизводстве мещанской управы Самары сохранилась в связи с этим даже его ведомость об успеваемости.

Виктор Раменский родился в 1882 году. Вначале обучался в приходском училище. С 1895 по 1900 годы - в Самарском реальном училище. Был «отличного поведения». Получал следующие отметки: «В Законе Божием - посредственные (это двойка); в русском языке - удовлетворительные (3), немецком - посредственные (2), французском - хорошие (4), арифметике - удовлетворительные (3), геометрии - посредственные (2), алгебре - посредственные (2), тригонометрии и физике - не обучался, естественной истории - удовлетворительные (3), географии - удовлетворительные (3), истории - удовлетворительные (3), рисовании - посредственные (2), черчении - удовлетворительные (3), чистописании - хорошие (4)». А когда пришло время идти в рекруты, пропал! Служащие мещанской управы констатировали «нерозыск» Раменского…

О тяжелой доле семьи, которую рекрутский набор может лишить последнего кормильца, повествует прошение самарского мещанина Льва Кочергина. Он писал в думу: «Лет пятнадцать тому назад я был отпущен госпожой Ерофеевой на волю, с отцом моим и матерью и тремя моими сестрами. Отец вскорости по увольнении умер, а мать, быв не в состоянии пропитывать нас четверых детей трудами своими, вышла в замужество за отставного солдата, с которым прижила еще двоих детей. Мать моя и отчим умерли, оставив нас шестерых детей без всяких средств. Я с 1851 году причислен в мещанское общество. Две сестры в замужестве, три еще при мне. Если заберут меня в рекруты, трое останутся без всяких средств».

Городская дума не сочла возможным удовлетворить это ходатайство, так как Кочергин не представил никаких удостоверений, подтверждающих его рассказ. Но его сестра Юлия также написала прошение в думу. Тогда депутаты все-таки решили провести расследование силами участкового начальника. Выяснили с трудом, что Кочергин действительно воспитывает двух малолетних сирот, а старшие братья и сестры уже устроились в жизни. Дума затруднилась сделать по этому случаю свое заключение и передала его на рассмотрение губернатора…

Жила-была мещанская девица Прасковья Малышева. 17 октября 1842 года «приимела» она незаконно сына неизвестно от кого, крещеного 21 октября в самарской Вознесенской церкви, нареченного Дмитрием. Воспитывать ребенка сама не могла и отдала его «добрым людям», мещанской семье Власовых, у которых была уже взрослая дочь Аксинья. «Вскоре после этого Волею Божию» родители Аксиньи померли, и девушка заменила приемышу мать. «Много было употреблено денежных средств от недостаточного своего состояния» Аксиньей «на воспитание приемыша, для предоставления ему оседлости и права гражданина». Дмитрий вырос и почитал Аксинью, как мать родную. По свидетельству соседа, Степана Лебяжинского, Аксинья заботилась о Дмитрии, как о сыне, «так что без помощи ея он должен бы остаться бесприютный…». Родная мать Дмитрия вышла замуж за мещанина Касыраева и подтвердила, что нагуляла в девичестве ребенка и отказалась от него. Дмитрий жил с Аксиньей одним домом, сам стал зарабатывать и содержать приемную мать. Но случилось так, что ему выпал жребий на рекруты.

Аксинья обратилась в мещанское общество с просьбой не лишать ее кормильца. Проверив ее историю, мещане Самары приняли решение освободить Дмитрия от рекрутства. Эта история со счастливым концом.


Автор текста: Зоя Кобозева, доктор исторических наук, профессор Самарского университета
Комментарии (3)
Наталья Колмогорова #    16 апреля 2018 в 18:30
Спасибо за историю)
Галина Васильева #    16 апреля 2018 в 21:19
Ольга Анатольевна, такая тема страдальческого народа, грустная и задумчивая,с песен русских судьбы слова, как же долго ждали со службы родные и как возвращались они ,но уже только к холмикам с крестами... Помните-"Значит ты жена, хорошо жила, не состарилась.... Не жена тебе, а я дочь твоя, а жена твоя ........
Татьяна Ларченко #    16 апреля 2018 в 23:09
В вечной зависимости- от депутатов- во все времена...
Ты и убогая,
Ты и обильная,
Ты и могучая,
Ты и бессильная,
Матушка Русь!