Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Самара и известные люди

+4
Голосов: 4
Опубликовано: 1310 дней назад (19 сентября 2015)
Редактировалось: 2 раза — последний 20 сентября 2015


Самарский художественный музей


О городе и людях


Константин Павлович Головкин родился 17 декабря 1872 года в семье купца Павла Головкина, бывшего коробейника, пришедшего в середине прошлого века в Самару пешком. После окончания шести классов реального училища, отец поставил его работать в своем магазине. Павел Иванович видел в своем старшем сыне продолжателя семейной торговой традиции.


В интернете довольно много материала о Головкине, и в основном одни и те же общеизвестные факты.


Сегодня расскажу - те (факты), что связаны с увлечением Константина Павловича - с рисованием.

Итак...

«Однако Костю больше привлекало рисование, и он то и дело в каждую свободную минуту убегал на Волгу рисовать. Волга на всю жизнь стала главным героем его этюдов.


В 1887 году, когда он заканчивал обучение, в училище появился новый преподаватель рисования, черчения и чистописания, выпускник Петербургской Академии Художеств – Николай Андреевич Храмцов. Храмцов и стал первым профессиональным учителем Головкина. Вот в ком Костя увидел своего истинного учителя! В тайне от отца мать давала сыну деньги на частные уроки у Храмцова, и с этой поры Костя понял раз и навсегда: он будет художником!

Много позже, уже после его смерти, Константин Павлович Головкин со своими товарищами по кисти купят у вдовы его картины «Амур», «Портрет отца» и «Портрет Кокорева» для художественного отдела Публичного музея.


Дальше талант Головкина совершенствовался под влиянием художника Ф.Е.Бурова, открывшего в Самаре «Курсы рисования и живописи».


В 1889 году в Самаре случилось важное событие - открытие первой художественной выставки Товарищества передвижников. По примеру своих столичных собратьев самарские художники также стали организовывать свои художественные выставки. В 1890 году свою персональную выставку устроил Храмцов.


Вслед за ним с 1891 года свои выставки стал проводить и кружок самарских художников, организованный Константином Головкиным. Вскоре он отказался от работы в магазине, вся его жизнь теперь была направлена на творчество. С 1891 по 1916 год им было устроено 19 персональных выставок, на которых он продемонстрировал 170 своих работ.


В 1897 году от имени членов кружка самарских художников Головкин обратился в Комитет по устройству Самарского городского музея с предложением о создании художественного отдела. Его поддержали. Затем он обратился к художникам России с просьбой подарить Самарскому художественному музею свои работы.


В дар городскому музею поступили произведения М.В.Нестерова, В.Н.Бакшеева, К.Ф.Юона и многих других известных русских мастеров. А также новые произведения от местных живописцев Н.П.Осипова, И.Ф.Никонова, Н.А.Храмцова и др. Сам Головкин первый принес в музей свои картины, среди которых были работы: «Подножье Жигулей», «Последний снег. Осокори», «Серый день в лугах».


В дальнейшем на средства, полученные от выставок самарских художников, были приобретены картины В.Г.Перова, Б.М.Кустодиева, А.Е.Егорова и др.


Так начала собираться коллекция Самарского художественного музея.

Николай Андреевич Храмцов родился в 1843 году.

Ученик Академии Художеств с 1862 г. Получил медали: в 1867 г. - 2 серебряную; в 1868 г. - 2 серебряную; тогда же окончил курс наук; в 1869 г. - 1 серебряную; в 1873 г. - тоже. В 1874 г. удостоен классного художника 3 степени. (Кондаков)

В Самару он переехал из Вятки. Перед этим окончил Петербургскую Академию Художеств и получил звание «классного художника 3-й степени».

Именно Храмцов стал первым профессиональным учителем будущего художника Головкина. Много позже, уже после его смерти, Константин Павлович Головкин с художниками Синягиным и Холявиным купят у вдовы Храмцова его картины для художественного отдела Публичного музея: "Амур", "Портрет отца" и "Портрет Кокорева"».(Из статьи Алексушина В.Ф. "Головкин К.П.")












16 Сентября 1890 года в доме Петра Субботина прошла персональная выставка 46 произведений местного художника Николая Храмцова.

Петр Семенович Субботин, как меценат, помогал не только музыкантам, но и художникам. Так в четырех залах его дома, который до сегодняшнего дня считается одним из красивейших в Самаре, прошла персональная выставка 46 произведений художника Николая Андреевича Храмцова.

Это был первый вернисаж самарского художника. Костя Головкин помогал учителю оформлять и развешивать полотна.

Именно тогда ему в голову и пришла мысль - устроить выставку, на которой будут висеть и его картины! Мурашки бежали по коже от одной этой упоительной мысли! А тут еще в Самару приехал моложавый художник Николай Осипов - ученик Айвазовского, дворянин, военный, желавший послужить и на ниве изобразительного искусства.

Поселился в Самаре и художник Михайлов, ровесник Головкина, он окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Учился с Юоном, преподавали ему Поленов и Коровин. Вот кому со всей юношеской страстью завидовал Костя! Михайлову не надо было стоять за прилавком. Амбиций Косте было не занимать, так хотелось опыта, мастерства, свободы!


Но в Самаре только должен был появиться человек, который смог бы сплотить вокруг себя местных художников, стать их идейным наставником, безупречным авторитетом, сердцем их замечательного собрания! По иронии судьбы этот человек приехал в Самару именно в те дни, когда здесь проходил первый вернисаж местных живописцев...

Федор Емельянович Буров.

Федор Емельянович Буров был не просто выпускником Императорской Академии художеств, как тот же Храмцов, имевший лишь третью степень. Буров, ученик самого Чистякова, был многократным медалистом Академии. А кто у него ходил в сокурсниках и товарищах - Илья Репин и Архип Куинджи!

Первые награды Буров получал по мере становления и профессионального роста как истинный художник-академист. Он имел четыре серебряные медали разного достоинства и одну золотую, высшую медаль Академии.

Федор Емельянович Буров с женой поселились в двухэтажном доме купца Жильцова рядом с Алексеевской площадью. Большие окна второго этажа обрадовали художника - много будет света для работы.

В дни, когда проходила первая выставка, Костя Головкин и пришел в дом Бурова - известие о приезде мастера он получил одним из первых.

Это была историческая встреча для молодого человека - перед ним был тот, кто направит всю его творческую жизнь в нужное русло. Редко случаются такие совпадения: Костя просил мастера о частных уроках - Буров был счастлив оказать такую услугу. Ведь именно для этого он и приехал в наш город: создать серьезные классы рисования в Самаре.

Но именно эту идею Федора Бурова - идею создания в городе «Классов живописи и рисования» - самарские художники оставили без внимания. Они в большинстве были молоды, им самим хотелось преодолевать вершины, а не учить уму-разуму каких-то оборванцев с улицы.

Но другая идея Бурова была принята художниками на ура. В сентябре 1891 года на одной из вечерних посиделок в доме Бурова создали Самарское художественное общество, а сам Федор Емельянович стал первым председателем нового объединения.
В эти и последующие месяцы он всеми силами пытался пробить на уровне городских властей финансирование художественной школы. И ничто так не подтачивало его силы, как один отказ за другим. Просто Город не понимал: зачем ему, Городу, нужны эти классы? Зачем кормить и поить юнцов с карандашами и кисточками, обеспечивать их существование, реализовывать их мечты? К чему такая блажь?..

26 апреля 1892 года в помещении Благородного собрания состоялась благотворительная художественная выставка. Ее организаторами выступили три человека - Федор Буров, Николай Осипов и Константин Головкин. Платных посетителей прошло 1022 человека. Экспонировались 177 произведений живописи и графики, из них 34 картины русских и иностранных мастеров. Остальные принадлежали кисти самарских художников: Бурова, Храмцова, Осипова, Головкина, Егорова, Казакова, Касаткина, Моллера, Михайлова, Никонова, Плешанова, Южанина.

Критик «Самарской газеты» в пух и прах раскритиковал работы молодого энтузиаста Константина Головкина. Костя был раздосадован до слез. Хотел весь тираж газеты выкупить и сжечь за городом. Такой удар для честолюбивого сердца.

Но Федор Буров резонно заметил:

«Костя, так переживать из-за каждой рецензии - нервов никаких не хватит. Им за яд их змеиный редактор деньги платит, и чем больше яда, тем больше гонорар. Это - цветочки. Вот когда завистники появятся - вот тогда хлебнете лиха!».


Культурная жизнь Самары буровского периода была насыщенна. Федор Емельянович сумел серьезно заинтересовать самарскую публику изобразительным искусством. В эти годы его товарищами пишется много разных по жанру талантливых работ. Сам Федор Емельянович остается неизменно наставником волжских художников.

«Самарская газета» пишет о Бурове:

«В организацию выставок Федор Буров внес профессиональную культуру. При нем регулярно печатаются каталоги, проводятся вернисажи, в газетах появляются рецензии».


Буров вновь поднимает вопрос о создании художественной школы и вновь остается неуслышанным. Конечно, это вызывает в нем обиду. Возможно, именно тогда и прошла та, пока еще почти незаметная, трещина между главным идеологом изобразительного искусства в Самаре и его товарищами.

В эти месяцы 1893 года Буров устраивает первый аукцион в Самаре, а потом в Поволжье. Средства перечисляются в счет будущей художественной школы.

Тогда же Константин Головкин знакомится с профессиональным фотографом Александром Васильевым, державшим свое фотоателье на Дворянской улице, и внезапно новое увлечение, которое называют «европейским», завладевает и его умом и сердцем.


К тому же фотографическое дело - прибыльное! «Вот увидите, - говорит ему Васильев, - пройдет еще пяток лет, и таких умников, как я, будет пруд пруди! Фотоаппарат - это кисть будущего!»

Константин как раз и становится тем самым умником. Он видит, что плоды фотоискусства продаются на ура, и в нем тотчас же просыпается купец, предприниматель, деловой человек. Он ставит перед собой задачу в совершенстве овладеть мастерством фотографии. И у него это получается, а все потому, что Костя на любую натуру смотрит пытливым взглядом художника.

Заверив уже подготовленную программу в Академии художеств в Москве, в том же 1893 году Буров создает в Самаре художественную школу исключительно на свои средства.


Буровская школа именовалась «Классами живописи и рисования», так гласила вывеска на доме.


Не сразу Федор Емельянович выбрал десять ребят и двух девочек - самых интересных, талантливых, увлеченных - и учил их на совесть.


Именно в пору возникновения частной школы Бурова у порога мастерской и останавливается подросток из городка Хвалынска Саратовской губернии, самоучка, начинающий богомаз, случайным ветром занесенный в Самару. Это 14-летний Кузьма Петров-Водкин.


Посмотрев на его работы, Буров тотчас же берет мальчишку под свое крыло. А затем приходит и Костя Горбатов, подросток из Ставрополя. В будущем оба станут мастерами в изобразительном искусстве - русскими звездами Серебряного века. Только о Кузьме у соотечественников останется куда больше памяти, ведь он прославится еще и как выдающийся советский художник, автор «Красного коня» и «Петроградской Мадонны», а вот Константин Горбатов эмигрирует в Гражданскую, уедет жить в Берлин, где будет творить искусство огромнейшая русская диаспора.

Именно они, эти мальчишки, два будущих гения, и поселятся в доме Бурова на Заводской улице.

Вот что писал позже Кузьма Петров-Водкин в повести «Пространство Эвклида» о доме Бурова:

«Бедно жил Федор Емельянович и неуютно. Никогда не радовало запахом вкусной пищи, разносившимся по квартире. Старуха няня была и за кухарку, и на все работы. Ни гостей в доме, ни новых платьев Лидии Эрастовны не видел я за два года близкой к ним жизни».

Чтобы сводить концы с концами, его ученикам приходилось большую часть времени рисовать немецких девушек, умирающих гладиаторов и прочую пошлятину на потребу невежественной публике. И все это для того, чтобы продолжать обучение. Очень дорогая цена.

Утряска дел по образованию и содержанию художественной школы - и это можно сказать с полной определенностью - значительно сокращали жизнь художника.

Вместо покоя и оздоровления в самарских кумысолечебницах - а ведь Буров так мечтал серьезно лечиться и выздороветь - он выбрал пусть старателя. И шел, уже напрягая все свои силы, а их становилось с каждым месяцем все меньше.

27 апреля 1893 года в квартире Бурова открылась выставка его художественного кружка. Третья по счету выставка картин в Самаре носила благотворительные цели: все средства должны были пойти в фонд юношеской художественной школы. Экспонировались 44 картины самого Бурова и 25 работ его пятнадцати учеников. Два полотна выставил и Костя Головкин - «На маневрах» и «После боя». Увы, устройство выставки, обошедшейся Бурову в 150 рублей, себя не окупило.


Костя Головкин заметно отдалился от учителя, хотя они и встречались. Просто Костя взрослел, мужал. Появлялись новые интересы и перспективы. Например, велосипед. В Самаре начинался велосипедный бум! К тому же Костя посоветовал отцу купить магазин на Панской и отдать ему. А сам он уже решил, как сообщил Бурову, устроить в этой лавке писчебумажную торговлю, но это для начала, потом создать из нее магазин для живописцев, а позже и свой художественной салон. Буров улыбался, слушая ученика. Увы, амбиции Кости несли его так далеко, где не было уже места его учителю.

Медленно, но они расходились в разные стороны...

13 февраля 1894 года в Самаре состоялся новый аукцион картин, устроителем которого являлся Федор Буров. В нем участвовали все самарские художники. Деловые отношения Буров с ними еще не прервал, но на помощь недавних товарищей рассчитывал мало.

«Самарская газета» по итогам проведенного аукциона писала: «Аукцион картин, произведенный в воскресенье в здании Благородного собрания, дал в результате не особенно много для школы рисования художника Ф.Е. Бурова, хотя некоторые картины продавались в два раза дороже продажной стоимости».

7 марта Буров, собрав последние силы, спешно уехал в Москву. Там проходил первый в истории России Съезд русских художников и любителей искусства. Буров хотел убедить москвичей финансировать школу в Самаре, со многими встречался, убеждал и настаивал, но через две недели вернулся ни с чем. Утомленным, разбитым.

Летом 1894 года Федор Емельянович на последние деньги снял дачу в ущелье Лысой горы. И ему требовался свежий воздух, и ребят хотел научить пейзажу. Но пятнадцать ртов нужно было кормить. И вновь мальчишки, уже среди волжских просторов, рисовали сбыточный материал - немецких девушек и умирающих гладиаторов. Учитель увозил их на продажу в город.

Вернулись осенью. Лето хоть как-то восстановило силы Бурова, зимой он еще выходил продавать картины, договаривался об аукционах. А весной 1895 года, когда город стал оттаивать, Федор Емельянович слег окончательно.

Четвертая выставка самарских художников открылась 10 марта. Организаторами выступили Николай Осипов и Константин Головкин. Экспонировались девяносто четыре картины десяти художников, преобладали пейзажи. В этот раз Константина похвалили, и самым серьезным образом. «Самарская газета», до того кусавшая его, написала так: «Среди выставленных картин есть несколько таких, как, например, «В летний день» Головкина и «Ночь» Прудентова, которые могут дать цельное художественное впечатление о выставке. Около них большей частью и толпится публика».

Константин был счастлив - к нему подкрадывался успех! В эти дни Бурову оставалось сил только подняться с постели, и то с помощью жены, и тихонько подойти к окну. А там - весна, жизнь!..

14 апреля, как вспоминает Кузьма Петров-Водкин, Буров позвал к своей постели учеников и сказал «Мне очень плохо. Я, должно быть, не встану больше. Лида, не плачь, дружок! Не плачь, не надо».

Федор Емельянович умер от туберкулеза легких 16 апреля 1895 года. Похороны были бедными.

И, насколько можно верить юноше Кузьме, среди провожающих бывших соратников Бурова уже не было. Жизнь развела их! Один из шапочных знакомцев Федора Емельяновича, взявшийся помочь в похоронах и со школой, позже украдет картину Бурова «Шлиссельбургский узник», но ученики вовремя бросятся в погоню, настигнут вора уже за городом и поколотят его. Картину вернут вдове. Позже полотно окажется в Русском музее.

Сама школа Бурова вскоре развалится за неимением средств. Лидия Эрастовна (вдова) уйдет в прислуги, а талантливые мальчишки рассыплются по России - искать свои пути.

ДОЛГОЖДАННОЕ ПРИЗНАНИЕ

В конце лета 1900 года Константин Головкин возвращался из Европы в Самару. Он посетил Францию, Италию, Германию, другие страны... К этому времени он уже был гласным городской Думы. Выгадал время, переложил работу в магазинах на плечи помощников и махнул за границу на месяц. Поездка была приурочена к Всемирной Парижской выставке 1900 года. Константин не смог упустить случая и не вырваться в столицу искусств на культурное событие века.

Но сколько всего было в его жизни за те пять лет, прошедших со смерти Бурова!

В январе 1897 года при единогласной поддержке самарских художников Константин Головкин официально предложил Городской управе создать при Самарском публичном музее художественный отдел, где могли бы постоянно экспонироваться картины. И сама здравая и благородная идея, и та энергия, энтузиазм, с которыми выступил перед чиновниками Константин Головкин, сделали свое дело. Самарские художники получили разрешение на устройство своего отдела.

Уже 9 марта 1898 года в Публичном музее на улице Дворянской состоялась шестая выставка самарских художников и фотографов. Организатором выступил Константин Головкин, ставший к этому времени настоящим докой по части устроительства художественных выставок. Нашел он и свой стиль в живописи.

На вернисаже выставил свои картины «Серый день в лугах», «Питомцы волжских берегов», «Подножие Жигулей» и самую дорогую свою работу «Последний снег. Осокори». Рецензия «Самарского вестника» была подобно бальзаму, пролитому на сердце и душу. «В работе чувствуется дыхание жизни, - писала газета об «Осокорях». - Ни на какой поволжской выставке не встречается (кроме Боголюбова и Гё) ничего подобного по правдивости в изображении волжских ландшафтов!».

Еще весной 1897-го Павел Иванович Головкин сказал старшему сыну: «Ты вот что, сынок, давай-ка повыше меть, чем только в директора магазина да в художники! В Думу тебе надобно идти, гласным. Судьбы горожан своих вершить! Только не говори, что слабо! Ты у меня толковый - я тобой горжусь! Даже скрывать этого не хочу».

Константин выдвинул свою кандидатуру и прошел в гласные Думы.

Тотчас же он стал ближе к тем людям, которые прежде были куда менее доступны для него. Переговорив по душам с городским головой Петром Александровичем Араповым, Головкин зацепил его воистину гениальной идеей. От лица всей Самары градоначальник попросил художников России прислать в качестве подарка свои картины самарскому музею. Хотя бы по одной.

Константин Головкин сам написал письмо за Арапова. В нем были такие слова: «Дар Ваш будет ценен как доказательство Вашего сочувствия новому начинанию, а для местных молодых художников, часто не имеющих возможности видеть образцы лучших произведений, способных развить в них истинное понимание задач искусства, послужит руководителем в их художественном развитии».

Поток картин - подаренных от чистого сердца русскими художниками - скоро потечет в Самару.


В 1939 года газета «Волжская Коммуна» писала:


«В Куйбышевском краеведческом музее при разборке чрезвычайно заброшенного архива обнаружены письма замечательных русских художников – Айвазовского, Репина, Боткина и др. Письма эти были написаны Самарскому голове в связи с организацией в Самаре художественного отдела в историческом музее. Наиболее интересно письмо Репина, в котом он сообщал о высланной им в адрес самарского музея картине, вспоминает о работе в Самаре над картиной «Бурлаки на Волге»».

1939 г.

На сегодня – всё.

Доброго всем дня и хорошего настроения.





Заметка подготовлена по материалам из разных источников. Информацию для заметки собирала Ольга Михайлова


Источники:


Николай Андреевич Храмцов | Похожие художники
artchive.ru›artists/33187…Khramtsov

news.samaratoday.ru


Головкина К.П дача со слонами - Подмосковные.ру
podmoskovnye.ru/component/content/article/131.../147-dachasoslonami


Такой необычный самарский миллионщик
sgpress.ru/.../Takoj-neobychnyj-samarskij-millionschik48245.html


Источник: Волжская Коммуна
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!