Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Самарские зарисовки

+3
Голосов: 3
Опубликовано: 1603 дня назад (30 июня 2014)
Редактировалось: 2 раза — последний 26 марта 2016


Карикатура 1911 года: «Самарские градоначальники и наша городская касса в адском пламени»



Вот так! А вы думали?! – И сейчас, и тогда - воровать у народа – не хорошо.



В древнеиндийском трактате по искусству управления государством «Артхашастра» (IV в. до н.э.) подчеркивается, что важнейшей задачей, стоящей перед царем, является борьба с казнокрадством. В трактате перечисляются 40 способов хищения казенного имущества, и делается малоутешительный вывод о том, что легче угадать путь птиц в небесах, чем уловки хитроумных чиновников. «Так же, как нельзя распознать, пьют ли воду плавающие в ней рыбы, нельзя определить, присваивают ли имущество чиновники, приставленные к делам».

Кто же - «объект» данной карикатуры? - Дмитрий Кузьмич Мясников.

В 1907 году на пост самарского градоначальника выбрали крупного рыбного магната, «как позже оказалось – вора и взяточника», Мясникова Дмитрия Кузьмича.

С именем этого градоначальника связаны не очень приятные истории. И хотя этот городской голова, в общем-то, был порядочным человеком, он все же ушел в отставку раньше срока – в 1910 году.

Дмитрий Кузьмич Мясников родился в 1849 году в семье рыботорговцев Кузьмы Ефимовича и его супруги Акулины Никитичны. Получив домашнее образование, Дмитрий вошел в дело отца, а позже заинтересовался и политической карьерой. С 1899 по 1905 годы он являлся членом городской Управы, а в декабре 1906 года был награжден медалью «За усердие» на Анненской ленте. 13 апреля 1907 года Мясников был выбран городским головой Самарской городской думой.





Лично сам Мясников в каких-либо аферах не был замечен, но взяточничество и коррупция процветала в его Управе.
Известный самарский исследователь Г. В. Алексушин писал: «Что, несмотря на все разоблачения его воровской «деятельности», имел «твердость» дослужить положенное».

По окончании работы Мясникова городским головой в 1910 году не досчитались в бюджете 80 000 рублей. В период управления Мясникова делаются непозволительно огромные займы в Парижском и Бельгийском банках.

29 марта 1908 года газета «Голос Самары» извещает читателей, что «запасный капитал города исчез в неизвестном направлении в сумме 307 тысяч 519 рублей…»

Городские земли сдаются по самым низким ценам, а разница в суммах оседает в карманах городских чиновников.

Журналист Слобожанин в газете «Голос Самары» в статье «Мимоходом» 25 марта 1908 года писал: «У самарского городского самоуправления полумиллионный дефицит, а в поселке «Новый Оренбург» (Запанское) «самовольщики», беспрепятственно захватывающие городскую землю, - выстроили баню, и весьма возможно будут строить заводы…»

В самарской печати постоянно разоблачалась деятельность городского головы Мясникова и его Управы: «Сдача земель и лугов идет за взятки. Город обеспечивается стройматериалами без торгов от самих членов Управы Кирьякова и Сенаторова, что преследуется даже уголовным законом…».

Журналист, писавший под псевдонимом «Наблюдатель», отмечал «…городской кассир Немцев как-то подозрительно забывает внести деньги в кассу от арендаторов и податных…».

Но самым большим скандалом стало дело о сдаче земли у современного Речного вокзала пермскому пароходчику Мешкову на 36 лет. В самарской печати, например, в газете «Голос Самары» от 23 августа 1909 года, можно было увидеть такую оценку работы самарской Управы: «Наблюдается явная подтасовка в количестве, полученных от Мешкова, денег. Город лишился огромных средств…».

Гласный Малкин пишет гневное письмо в самарские газеты: «…От испрошенных Мешковым под лабаз 800 квадратных сажен, ему, якобы за ту же сумму, ссудили 4 303 квадратных сажен, чем нанесли ущерб городской кассе в 300 000 рублей».


Обещанные Мясниковым казармы архитектора Черноморченко (на современной улице Масленникова) так и не были выстроены к осени 1910 года, а перестройка городского театра шла исключительно за счет антрепренера и большого энтузиаста господина Кручинина, так как «…лишних денег на зрелища в городской кассе нет».

Кручинин пытался покрыть свои расходы получением дохода от вешалок, но и этот источник дохода для антрепренера был закрыт действиями «мясниковской» Управы.


Самарская печать была полна обличительных статей на Управу городского головы Дмитрия Кузьмича Мясникова. Даже муниципальный периодический орган – «Городской вестник» начал публикацию пасквилей на городского голову. В итоге, главный редактор и издатель главной городской газеты был отправлен во второй незапланированный отпуск.


В 1910 году вопрос о продолжении карьеры Дмитрия Кузьмича на посту городского головы встал ребром. Гласные городской думы, избиравшие по закону самарского градоначальника, в ноябре 1909 года сделали выбор в пользу Михаила Дмитриевича Челышева (Челышова), который выступил с позитивной предвыборной программой «Свет, гласность и контроль» и официально вступил в должность в марте 1910 года.


Как справедливо отмечает краевед Г.Б. Алексушин: «выборы Челышева прошли под знаком борьбы с отчаянной вакханалией, которая местными журналистами была названа «мясниковщина».




Карикатура 1912 года: «Открытка под названием – «Мясников и гласный Слободчиков целуются»



В 1911 году Мясникова снова избрали членом городской Управы, что было вызвано противоборством Думы и нового городского головы Челышева, который практически постоянно отсутствовал в Самаре. Для Челышева Дмитрий Кузьмич Мясников должен был стать «основным раздражителем…» Петербургские журналисты указывали: «И опять, как и в других городах, выборы ведутся под флагом борьбы с прежним составом управы, - во имя заповеди не укради…»




Обложка самарского сатирического журнала «Самарский горчишник» за 1912 год



1 января 1911 года, несмотря на воровство, Мясников получил серебряную шейную медаль на Владимирской ленте.


В 1915 – 1917 годах Дмитрий Кузьмич работал на посту директора Первого Самарского общества взаимного кредитования.


Приобретя лесопильный завод и расширив объемы рыбной ловли, в 1917 году Мясников отходит от работы чиновника, гласного и общественного деятеля «вследствие преклонности лет и пошатнувшегося здоровья…»

После революции Д. К. Мясников жил в Самаре в бывшем доме Сурошниковых на углу улиц Вознесенской (Ст. Разина) и Заводской (Венцека). В этот период Мясников занимался обычным для него рыбным промыслом. По воспоминаниям его потомков: «Осенью 1921 года он вышел ловить рыбу. Мясников хотел помочь голодающим Поволжья, накормить бедствующих рыбой. Большевистские власти не оказали ему поддержку. Дмитрий Кузьмич поймал все-таки немало рыбы, но простудился в ледяной воде и вскоре умер».

И ещё одна «самарская зарисовка»:

30 июня 1912 года на пивоваренном заводе случилось следующее: на голову рабочему Яну Засаде упала доска. Повреждений не оказалось, но началась нервная болезнь. Хозяин сразу назначил пенсию по нормам 1903 года в 25 рублей 32 копейки ежегодно. Потерпевший все равно подал в суд. После проведенной экспертизы ему в иске отказали за отсутствием увечья. Альфред Филиппович похлопал неудачного истца по плечу: «От моей пенсии не отказываются».



Источники:

Наши градоначальники 100 лет назад, авторы Попов П., Карпин Т. //Вечерняя Самара, 2010, 30 июня, № 21.

История Самары. Публикации. СамараАрт

С благодарностью)))
Комментарии (5)
Ольга Михайлова #    30 июня 2014 в 22:35
По теме:

В Самаре процветала рыбная монополия.

Д.К.Мясников – представитель клана купцов Мясниковых. Тех самых, что дарили осетров царственным особам. Цена одного такого осётра составляла 3 тысячи рублей.





На фото - белуга, весом 960 кг. В те времена подобный улов был не редкостью. Из огромной рыбины добыли 192 кг икры, а в желудке у неё обнаружили "с добрый мешок раков, стерляди и налимов"... Живых и готовых к употреблению.

Мясниковы полностью завладели волжскими ловлями за сто верст вверх и за сто верст вниз. Лет 150 назад вот так просто с удочкой никто бы не посидел, за все надо было платить, но не в казну, а Мясниковым за каждый крючок, за каждую закидушку, за каждую удочку, не говоря уже о сетях, бреднях, неводах и острогах.

Клан Мясниковых единолично устанавливал цену на живую и вяленую рыбу. Всех, кто пытался ослушаться хозяина, ждали наказания от простого избиения до уничтожения лодки, снастей и высадки несчастного строптивца на один из необитаемых волжских берегов зачастую в голом виде. Последний выскакивал на берег острова при виде каждого проходившего парохода и просил о помощи, пока кто-нибудь, сжалившись, не забирал его до Самары.



До 1872 года все рыбные промыслы арендовал единолично купец Мясников. Он сразу платил в Городскую Думу крупную сумму денег и становился хозяином на целый год.


Любой рыбак обязан был сдавать весь улов суровым приказчикам. Цену за рыбу монополист назначал сам заранее... Естественно покупал он дешево, а продавал дорого. Самарцы даже на уху себе не могли просто так рыбки наловить. За это надо было тоже заплатить. В ином случае нарушитель считался браконьером и в отношении него применялись меры физического, а то и юридического воздействия.


Конечно, хозяину было выгодно продавать сразу свежую рыбу. Цены зависели от погоды: в жару - падали, в холод поднимались.


С постройкой Сызранско-Маршапской железной дороги стоимость «живого серебра» резко подскочила, так как Мясников стал отправлять свой товар в Пензу, Казань и другие города. Цена там, например, на стерлядь, была в четыре раза выше. Вблизи Сызрани рабочие Мясникова с зимы запасали огромные ледяные горы, в которых потом все лето морозили ценные породы перед отправкой. Дело доходило до того, что во время Поста многие горожане вынуждены были питаться лишь привозной сушеной и соленой рыбой. Живая отпугивала своими баснословными ценами.




Городская Дума отменила рыбную монополию на один год в качестве эксперимента. Казна потеряла весь рыбный доход, так как индивидуальные рыбаки стали скрывать уловы. Господин Мясников опять-таки перекупил всю рыбу, ведь он один владел добротными снастями и лодками. Волгари вынуждены были идти на поклон к хозяину.


Попытка сломать монополию полностью провалилась. Цены на рыбу не упали. Тогда городская Дума продала с торгов право ловить рыбу на земских участках реки. Однако купец Слепендяев, обходя закон, переплатив и перекупив всех и вся, сумел оформить документы на себя.


Торги оказались недействительными. Началось судебное дело. Заседали гласные городской думы, одним из которых был сам Мясников. Он и предложил дело прекратить, а все рыбные земские промыслы передать ему, за что хозяин готов был заплатить на 1 тыс. руб. больше, чем Слепендяев. Началась настоящая заваруха. Если в известной поговорке «делили шкуру неубитого медведя», то в Думе делили «чешую непойманной рыбы». Однако все устали от диктата Мясникова и права на земские промыслы были отданы Слепендяеву. Так монополия оказалась разрушенной. Два «кита», два владельца, два продавца. Одним словом конкуренция. А объединиться они уже не могли — слишком много грязи вылили друг на друга в процессе борьбы за «живое серебро».



Уходили в прошлое жестокие времена, забывались истории о том, как подручные хозяина ловили несчастного рыбака, отнимали у него улов, снасти, лодку и оставляли на отдаленном волжском острове в качестве Робинзона.


Газеты в начале века открыто оповещали всех желающих о рыбных торгах.


Например «Самарский справочный листок» в январе 1901 года сообщал:

«15 января 1901 г. в 12.00 в Управлении 13, Екатериновском имениии в деревне Федоровка Екатерининской волости Самарского уезда будут произведены торги без переторжки на сдачу в арендное содержание на шестилетний срок удельных рыбных ловель в пойме реки Волги под названием юрты: «Линьковский», «Черниговский», «Тур-лыгин» и части юртов «Пулькинского», «Лугозского», «Ильменского». Торг начинается с годового оброка 350 руб. При торговле—денежные залоги в размере полугодового оброка».





К этому времени рыбной торговлей занимались Иван Никифорович Мясников на углу Соборной и Панской в собственном доме, а также из рыбных садков на берегу Волги. По соседству торговали и его братья Михаил и Николай. На берегу также продавали Портнов Дмитрий Тимофеевич, Сапункова Пелагея Васильевна. На Троицкой площади покупателям предлагали рыбу Сапрыкин Григорий Петрович, Кристелсва Анастасия Никитична, Козлов Василий Гаврилович. В магазинах рыбу брали у Аннаньева, Арсеньева, Егорова. К 1911 г. число рыботорговцев увеличилось до 23: назовем только Гинзбурга Д., Евдокимова, Шорина С. А., Основина, Гордеева В. С....

Возрос приток привозной рыбы С Урала везли осетров, белуг, соленых лещей, сомятину. С Астрахани поступала сельдь, балыки, икра. Самара производила провесные балыки из белорыбицы. Качеством они не уступали привозным, но продавались на 40 коп. дешевле за фунт. Икра стоила около двух рублей за фунт. Цены на нее никогда не были ниже столичных. В Самару поступала амурская семга по 70 коп. за фунт, семга двинская по 3 руб. 50 коп за фунт, форель кавказская по 2 рубля за фунт. Напомним, что учитель получал около 30 целковых в месяц, официант около 10 руб. Так что рыба была деликатесом и далеко не всем по карману.


А газетные рекламы дразнили: «Магазин Г; П. Сапрыкина, что на углу Панской и Троицкой. Белорыбица, семга прима, лососина, кизляр, икра багреная, консервы русских и заграничных фирм». С, А. Шорин в своем рыбно-гастрономическом магазине на углу Соборной и Троицкой также продавал подобные деликатесы, но кроме того у него была архангельская корюшка настолько жирная и прозрачная, что ее можно было зажигать как свечку.

Знаменитый Торговый Дом Рухлова имел всегда в большом выборе консервы. Одна коробка ревельских мягких килек стоила 1 руб. 30 коп., французские сардины высокого сорта —2 руб., норвежские сардины— 85 коп., копченые сельди от 35 коп. до 2 руб. за штуку, шотландские—20 коп., королевские малосоленые от 35 коп. за штуку и выше. Здесь же продавалась крупная вобла.

Рыба для самарцев становилась неотъемлемой частью их жизни. Некоторые на ней сделали капиталы и выдвинулись в крупные предприниматели и государственные деятели. Несмотря на высокие цены горожане были весьма разборчивы и некоторые сорта рыбы они брезгливо называли сорными. Мелкую рыбу использовали как удобрение для полей, а сушеной воблой заменяли дорогостоящий уголь в пароходных топках.


К I Мировой войне значение самарского рыбного дела значительно упало. На первый план вышли другие отрасли. Однако, старые династии рыбаков хранили свои традиции, как, впрочем, волжские сети и бредни, отличающиеся крупной ячией.


Именно с такими снастями осенью 1921 г. вышел ловить рыбу бывший городской голова Д. К. Мясников. Он хотел помочь голодающим Поволжья, накормить бедствующих рыбой.

Дмитрий Константинович все-таки поймал немало рыбы, но простудился в ледяной воде и вскоре умер.


Источник:

Рыбный промысел в Самаре. СамараАрт
Ольга Михайлова #    30 июня 2014 в 23:56
30 июня. Этот день в истории

30 июня 1884г. Император Александр III по докладу министра Внутренних дел разрешил Самарской городской думе сделать заем на 400 тысяч рублей для устройства в городе водопровода.

30 июня 1896г. В городском театре Самары состоялся концерт труппы негритянских артистов из г. Сан-Франциско (США).

30 июня 1901г. Министерством финансов утвержден устав первой самарской переплетной артели.

30 июня 1951г. С гастрольными концертами в Куйбышев прибыл Государственный ансамбль народного танца Союза ССР под руководством Игоря Моисеева.

30 июня 1970г. Принято в эксплуатацию здание машиностроительного техникума 4 ГПЗ.

30 июня 1971г. Принят в эксплуатацию новый речной порт.

30 июня 1978г . Состоялось торжественное открытие движения на новых трамвайных маршрутах №9 (Заводское кольцо – Завод им. Ленина) и № 23 (Заводское кольцо – Клиническая больница).


О чем писали самарские газеты

30 июня 1856г. С 15 мая начался, по обыкновению, съезд посетителей на Минеральные Воды. Число их довольно значительно и на 17.06.было уже 105 семейств. Главный съезд бывает около 1 июля и потому можно ожидать еще значительной прибыли. По большей части посетители приезжают из Казанской, Оренбургской, Симбирской, Саратовской и других соседних губерний, а также из ближайших к Водам городов и уездов Самарской губернии. Приезжих из столиц, на нынешний раз, немного, но зато есть посетители из довольно отдаленных отсюда мест России: Воронежа, Тулы, Костромы и даже некоторых сибирских городов.
По примеру прежних лет, открыт на Минеральных Водах Воксал, где два раза в неделю собирается общество и устраиваются танцы. Кроме того, нередко составляются пикники, поездки целыми обществами в живописные окрестности Вод. Чаще всего посещаются Голубое озеро, нефтяные источники и прекрасное имение г-на Шелашникова, Ниновка. В саду, на Водах, играет по вечерам музыка. Вообще, жизнь здесь, как всегда, проходит весело и приятно.

"Самарские губернские ведомости", №26.
Марат Валеев #    1 июля 2014 в 02:47
Спасибо вам, Ольга! Я так много интересного узнал о самарской жизни тех лет! Нет, ну каков был жучина и воротила, этот Мясников, а?
Ольга Михайлова #    3 июля 2014 в 17:08
Вам спасибо, Марат!

Приветствую!!!

А Мясниковвых - было действительно много. И именно "герою" этой заметки и самарских карикатур пришлось "отдуваться" за всю династию.
Анна Руль #    26 марта 2016 в 07:53
Добрый день, Ольга!
Недавно нашла информацию в википедии, что Дмитрий Мясников был ктитором Воскресенского собора в Самаре. Подскажите, пожалуйста, правда ли это? И зачем ему было это нужно?