Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Павла (2 часть)

+6
Голосов: 6
Опубликовано: 1844 дня назад (29 августа 2014)
Редактировалось: 2 раза — последний 30 августа 2014
2.
Потянулись дни, складывающиеся в бесконечные недели. Время шло, уже и июнь перевалил за середину, а Андрей все не появлялся на хуторе.
Для хуторских жителей майская история постепенно перекрылась новыми: градом, изрядно побившим хуторские огороды, ссорой двух соседок и другими драматичными событиями.
И только Павла не находила себе места. Она изменилась: почти не улыбалась, не гуляла с подругами, все больше сидела в хате у окна.
Отец, уже проинформированный матерью, но имеющий свой взгляд на происходящее, говорил своей любимице:
- Дочура, ты мамку не слушай! Андрея твоего направили на курсы трактористов в район. Скоро вернется. Хороший хлопец, работящий, матери помогает сестер рОстить. Как отец пОмер, так он в семье за старшего.
На что Павла неизменно вспыхивала:
- Батя, ну что вы такое говорите! Какой еще «мой Андрей»? Никакой он «не мой»!
Утро дня, в который началась война, было самым обычным: отец уехал в район, мать управлялась по хозяйству, а Павлина раскладывала на широких лавках возле куреня пуховые подушки и перины, чтобы они прокалились под июньским солнцем.
Мертвая горлица упала камнем с неба неожиданно, с глухим стуком, и теперь лежала, неловко вывернув коричневые крылья, в самом центре подушки. Девушка охнула, и закрыла лицо руками. За спиной раздался грохот - мать споткнулась с полным ведром воды в руках.
- Ничего, доча, ничего. – Грузная женщина, сильно разбившаяся при падении, старалась успокоить перепуганную дочь, но у самой зуб на зуб не попадал от ужаса.
Отец приехал поздно вечером. Не обращая внимания на дворового пса, льнувшего к ногам, он прошел прямо в хату, достал из тайного места бутыль с мутным первачом, и, сделав несколько больших глотков, выдохнул:
- Война…
Хутор, пока еще не осознавший случившегося, жил прежней жизнью. Разве что, вечерами, собираясь на скамейках у плетней, жители бесконечно обсуждали перспективы. Молодые горячо доказывали, что война продлится не дольше месяца, а потом пойдут наши бить фашистов дальше по миру и тогда коммунизм победит на всей земле. Казаки постарше, дымя цигарками, соглашались с ними не во всем. Бабы ахали, и договаривались о том, что надо бы к зиме заквасить больше чем обычно капусты да яблок, на всякий случай. И только старики, пережившие революцию и гражданскую, горько вздыхали.
Как-то в поисках пропавшей гусыни Павлина дошла до дальнего луга. Не найдя пропажу, девушка прилегла на землю прямо среди высокой травы. Ветер над ее головой качал белоснежную кашку, пересчитывал лепестки ромашек, стрекозы резали духмяный воздух, а цикады пели и пели, как будто не было на земле войны и не погибали где-то, пусть и очень далеко, люди.
Убаюканная, Павла задремала, и привиделась ей бабушка, мать отца. Бабушка умерла в прошлом году на Пасху. Священник, которого отец привез тайком, чтобы отпеть страдалицу, сказал, что смерть на Пасху – благодать, которая дается не каждому и теперь Господь определит душу покойницы прямо в рай.
Бабушка для Павлины всегда была ангелом-хранителем. И теперь, когда была где-то за облаками, тоже.
Покровительница смотрела сейчас на любимую внучку и улыбалась. Была она не такая, как перед уходом: измученная, выболевшая. Теперь морщины на лице разгладились, а белые волосы развевались по ветру.
Бабушка протянула к Павле руку. В раскрытой ладони что-то сверкало. Девушка хотела взять подарок, но это у нее, почему-то, никак не получалось. Павлина все тянулась и тянулась, а бабушкина рука была все дальше и дальше. Павла просила отдать ей заветную вещь, но дарительница молчала.
Проснулась Павлина оттого, что солнце перестало светить. Открыв глаза, она увидела, что солнце закрыл собой стоящий перед ней человек. Девушка испугано вскочила. Со сна она не сразу узнала Андрея Меркулова, а узнав – вспылила:
- Чего тебе?
Парень засмеялся:
- А характер у тебя, я вижу, не изменился.
- Какое тебе дело до моего характера? За свой переживай! – Не успокаивалась Павла. Ей не нравилось, что Меркулов застал ее вот такую: заспанную, растрепанную.
- Погоди, а что ты тут делаешь? – Вдруг, сообразила девушка.
- Отец твой сказал, что ты можешь быть здесь. – Андрей посерьезнел. – Мне нужно с тобой поговорить.
- Не хочу я с тобой разговаривать, вот еще! – Павла уже обрела уверенность.
- Я ухожу на войну.
Павлина ахнула:
- Как на войну, когда?
Андрей, взяв ее руки в свои и, глядя прямо в глаза, ответил:
- Завтра. – Увидев, что Павла хочет что-то сказать, добавил. – Только не перебивай, пожалуйста. Нет у меня сейчас времени…
- Помнишь день, когда подошла ко мне?
Еще бы она не помнила! Павла кивнула.
- Давно ты мне люба, а когда сама подошла – душа ушла в пятки. Дурак, я дурак! Но я-то сам хотел… потом… когда-нибудь…. Хотел, чтобы по-другому было. Боялся, только, что смеяться будешь. Ты же вон какая – красивая… Да, не судьба, видно. Извелся я…
Андрей вздохнул.
- Только что ж теперь… Поздно… Прости, ты меня, прости… ПАвлушка…
Боле не в силах держать в себе чувства, он обхватил девушку за плечи и зарылся в ее волосы, как будто надушенные луговыми травами.
Павла задохнулась от нахлынувших эмоций. Она-то думала, что не нужна Андрею, а выходит – нужна, любит…
Солнце с жалостью смотрело с высокого неба на двоих, бессвязно что-то шепчущих друг другу, стоящих посреди бушующей зелени и слившихся в единое целое. Светило знало, что завтра, может быть, не будет уже ни этой травы, ни этих двоих, ни того, что рождалось между ними сейчас. Ничего. А останутся только слезы, боль и одна на всех большая война.

Продолжение следует.
Комментарии (12)
Ирина Агатова #    29 августа 2014 в 11:25
Ирина, на одном дыхании прочитала вторую часть. Удивительная детализация: белоснежная кашка, дворовый пес, разгладившиеся морщины...
Набираюсь терпения и жду продолжения.

С уважением,
Ирина.
Ирина Коротеева #    29 августа 2014 в 11:45
СПАСИБО!!!
Владимир Маталасов #    29 августа 2014 в 16:13
А здесь уже совсем другое дело. Гордыня -- прочь! Чувства, эмоции перехлёстывают край. Война!.. Она наизнанку вывёртывает души людей.
Так держать!
Ирина Коротеева #    29 августа 2014 в 16:39
Да, Владимир, война страшная вещь...
Марат Валеев #    29 августа 2014 в 18:10
Ирина, мне очень нравятся подробности быта описываемой вами казачьей жизни. Но почему-то я боюсь, что все окончится очень плохо...Война, будь она проклята.
Ирина Коротеева #    29 августа 2014 в 20:01
Я тоже не могу отойти от казачьей темы. Я ведь практически в этом живу - понятно, что в мегаполисе этого нет, но стоит поехать в командировку в область и вокруг сплошной фольклор.
Вы знаете очень, очень интересно и с людьми этими общаться и писать о них. Мои предки - казаки. У прапрадедушки был конезавод, а его сын, мой прадедушка, деловую хватку не перенял (опять же революция - и достаток был утерян) и был писарем, зато имел 12 детей (и все, ведь, выжили). Писарь я, видать, в прадедушку, а вот по детям не дотягиваю - только двое))
А про финал - не расскажу, а то, вдруг, бросите читать)
Олег Пуляев #    29 августа 2014 в 21:12
Ирина, это счастье, что можете общаться с местными, надо всё записывать, запоминать.
Ирина Коротеева #    29 августа 2014 в 21:48
Да, Олег, я стараюсь по мере возможности.
Людмила Косарева #    30 августа 2014 в 04:20
Тоже читаю с большим удовольствием и буду ожидать продолжения, Ирина. Удачи!
Ирина Коротеева #    30 августа 2014 в 09:28
Благодарю Вас, Людмила!
Лариса Семиколенова #    30 августа 2014 в 20:11
Великолепный отрывок. Герои - живые люди. И давние события переживаются так, будто происходят здесь и сейчас. Удачного продолжения!
Ирина Коротеева #    30 августа 2014 в 22:07
Лариса, спасибо за добрые слова! Продолжение выложу в понедельник.