Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Павла

+4
Голосов: 4
Опубликовано: 1756 дней назад (28 августа 2014)
Редактировалось: 1 раз — 29 августа 2014
1.
- Маманя, ну будя, я побежала. - Павлина колыхнула бедрами возле тусклого зеркала, висящего в простенке. Праздничная сатиновая юбка тихо зашелестела.
Павлина Рыбалко была красавицей и прекрасно об этом знала. Все в ее облике было к месту – и длинные черные косы, и косой зубик, и ямочки на упругих щеках.
Мать с отцом никогда ни в чем ей не отказывали: всегда с ярмарки привозили отрезы яркого атласа и переливчатого настафиля, мотки лент и кружев, кокетливые гусарики и коклюшные шали на приданное.
Так получилось, что в отличие от многодетных хуторских соседей в семье Рыбалко росла одна Павла. Родилась она после долгих лет томительного ожидания, была бесконечно любима и балована родителями.
И теперь мать, дородная казачка, сложив руки под грудью, умилено смотрела на дочь, стоящую у зеркала. За окном зазвенел девичий смех, и Павлина выбежала из хаты к подругам.
Хорош май на Дону! Солнце, постепенно набирающее силу после зимнего отдыха, радуется каждой травинке, целует новорожденные листочки, с удовольствием купается в спокойной широкой реке. Вечером с легким сожалением опускается в нее же, чтобы с утра снова щедро заливать медовым светом благословенные донские поля. А на хуторских улицах под майским солнцем на девичьих плечах расцветают яркие полушалки.
Павлина была завидной невестой. На вечерках в клубе - единственном деревянном доме на хуторе, танцуя под патефон, привезенный старшим Рыбалко из Ростова, она не знала отбоя от кавалеров: многие парни были не прочь породниться с такой зажиточной семьей, да и хороша была Павла на редкость. И только непростой ее характер останавливал потенциальных женихов от сватовства.
Вот и сегодня, вдоволь наплясавшись, обмахиваясь платочком, она отбрила очередного ухажера, решившегося пригласить ее на танец:
- Нос-картошка, погуляй немножко!
Покрасневший парень спешно ретировался под дружный хохот Павлининых подруг. Девушка переключила свое внимание на группу ребят стоящую в сторонке. Андрей Меркулов, стоявший к ней спиной, даже не обернулся на хохот. Павлине, от этого, почему-то, стало очень обидно и, повысив голос, во внезапно наступившей тишине, она громко объявила:
- Буду танцевать с кем сама захочу!
Забросив косы за спину, Павла направилась в сторону парней. На хуторе такое было не принято и все зрители происходящего застыли в ожидании развязки. Остановившись перед Меркуловской спиной, она хлопнула Андрея по плечу. Тот медленно повернулся и вопросительно посмотрел на Павлину.
- Хочу танцевать с тобой!
Андрей ответил коротко:
- Нет.
- Как это, нет? – Она сразу даже и не поняла, что произошло.
- Нет. – спокойно повторил Меркулов.
Такого с Павлой еще не случалось. Никто и никогда не смел ей отказать, а тут еще кто – Андрей Меркулов, человек, которого до сегодняшнего дня она даже не замечала. Кровь бросилась девушке в лицо:
- Не больно-то и хотелось! – упрямо вздернув вверх носик, она на негнущихся ногах, но с чувством собственного достоинства, покинула клуб и пошла по хуторской улочке в направлении своего дома.
История, случившаяся на танцах, облетела хутор в мгновение ока, обрастая все новыми и новыми подробностями. Наутро, по обыкновению принеся Павлине прямо в постель кружку парного молока, мать, впечатленная рассказом болтливой соседки, обняла дочь:
- Доня, да кто он такой, этот Меркулов? Голь перекатная! На хуторе парней, достойных тебя, нет! Не расстраивайся, дочушка, вот поедешь к моему брату в Ростов, поживешь у него, и жениха ростовского он тебе найдет, и будет этот жених не чета нашим хуторским нищебродам. Красотуля, сердечко мое…
Прижав напоследок любимую дочь покрепче к мощной груди, мать пошла готовить завтрак, и долго еще между звяканьем посуды слышалось её возмущенное ворчание:
- Ишь, чего удумал: дочку мою позорить, бездельник…
Павла почти уже успокоилась и теперь, лежа на пышных подушках, строила планы мести. Спускать обиду она не собиралась и пообещала сама себе, что через месяц Андрей будет бегать за ней, как собачка. А дальше… Что будет дальше - Павлина пока еще не придумала, но для того, чтобы у нее поднялось настроение, вполне было достаточно и первой части плана.
Никогда еще так тщательно она не собиралась на танцы, как в этот вечер: заплела потуже черные блестящие волосы, под широкую малиновую юбку надела несколько крахмальных низовок, в уши вставила маленькие сережки с красными камешками – подарок отца.
Зашедшие за Павлой подруги, завистливо вздыхали за ее спиной: рядом с такой яркой птичкой не стоило даже и надеяться отхватить хоть мало-мальски приличного жениха.
А сама она, чувствуя себя героиней вечера, по обыкновению не обращала внимания на перешептывания. Не отказывая кавалерам, приглашавшим её, она кружилась, смеялась и была чудо, как хороша.
Шло время, Андрей все не приходил и от этого с каждым часом настроение красавицы портилось. В итоге, оттолкнув неуклюжего партнера, неловко наступившего ей на ногу, Павлина неожиданно, даже для самой себя, как и прежним вечером, вышла из клуба и пошла домой.
Не сомкнув глаз и на минуту, до зорьки Павла просидела на прохладных шершавых ступенях крыльца. Она злилась на Андрея, на себя, на хуторских зевак, разве что не тыкавших в нее пальцами. Что-то происходило сейчас: слезы текли и текли по щекам, а сердце билось о ребра, как будто старалось убежать от глупой хозяйки. И так от этого было больно, и такой сладкой была эта боль, что девушке даже дышалось тяжело.
Мать, проснувшаяся с петухами, очень удивилась, увидев дочь. Буквально загнав Павлину в дом, она во всех подробностях рассказала корове, ожесточенно дергая ее за сосцы, и про голодранца Меркулова, и про свою красавицу-дочку, и про много чего еще.

Продолжение следует.
Комментарии (6)
Ирина Агатова #    29 августа 2014 в 10:00
Добрый день, Ирина.

Редко "цепляет" современная проза. А тут... И дело не в интриге или непредсказуемости развязки. Просто удивительно легко читается: образы и характеры возникают будто сами собой, как старые добрые знакомые. С нетерпением жду обещанного продолжения.

С уважением,
Ирина.
Ирина Коротеева #    29 августа 2014 в 11:05
Ирина, добрый день!
Какие приятные для меня слова! Спасибо!!!
Рассказ этот имеет пять частей - пришлось разделить, потому что сразу читать такое количество знаков вряд ли кто будет, если только это не осознанное желание. Он является частью цикла "Хуторские истории" в который входят рассказы "Про любовь" и "Дед" (они есть в моем блоге). Эти рассказы о людях одного хутора, живущих в одном временном пространстве. Рассказы написаны в одном стиле, истории героев переплетаются между собой и я старась четко соблюдать исторические факты, перелопатив массу исторической и краеведческой литературы. Изучила много трудов по казачьим говорам.
Короче говоря, была это тяжелая, долгая, но интересная работа и сейчас я могу выдохнуть, потому что задачи, которые ставила перед собой я выполнила.
Еще раз спасибо за добрые слова! Потому что автору так важно знать, что кто-то будет читать его труды и ждать продолжения.
Сейчас выложу вторую часть.
Владимир Маталасов #    29 августа 2014 в 16:01
"Павлина колыхнула бедрами..." Ну очень понравилось! Мягше, мягше надобно было бы Павлине к Андрею-то... Чрезмерное проявление гордости и надменности со строрны какого-либо человека иной раз невольно отталкивает от него. Красота -- это ещё не всё. Главнее -- его внутреннее содержание.
scratch
Ирина Коротеева #    29 августа 2014 в 16:41
Я с Павлиной поговорю)))))
Марат Валеев #    29 августа 2014 в 18:03
Ирина, я почему-то именно вас представлял на месте Павлины... И да, очень похоже на правду общение ее мамы с коровой. Корова - она же член семьи, и умеет слушать, в отличие от некоторых.
Ирина Коротеева #    29 августа 2014 в 19:40
Да, Марат, я и вправду так погрузилась в этот рассказ, что мне тоже казалось, что Павлина - это я, или я - это она. Что-то точно у нас общее есть) Фамилия "Рыбалко" - девичья фамилия моей мамы - исконная казачья фамилия. Так что я тоже в некотором смысле Рыбалко.
А про корову - я тоже достаточно ясно представляла: когда-то то в деревне мне доверили подоить корову. Так у меня так хорошо пошло, что хозяева сказали: "Ты хоть и городская, а как будто наша, деревенская"))
Спасибо!