Я иду тебя искать (продолжение 26)

Вернувшись домой, Клава закрылась в спальне, взяла листок и ручку и стала писать, лёжа на кровати.
«Где-то на самом дне души ещё остался маленький кусочек меня, доброй, отзывчивой, наивной, доверчивой, милой, верящей в чудеса. Этот кусочек с каждым годом становится всё меньше. Всё больше занимает места я циничная, озлобленная, раздражительная, злая, завистливая, не верящая никому и ни во что, отчаявшаяся, разочарованная. Скоро это я займет всё пространство внутри меня, навсегда вытеснив остаток меня настоящей. Я очень боюсь, что ты можешь не успеть отыскать меня. Боюсь, что когда ты придёшь, меня уже не будет. И что ты увидишь? Злую обабившуюся тётку с пустыми глазами, в которых когда-то горели огоньки. Ты не сможешь разглядеть за всем этим меня, потому что меня там уже не будет.
Каждый прожитый день приближает меня к бездне, упав в которую, выбраться я уже не смогу. Если ты меня слышишь, умоляю, приходи поскорее. Я чувствую, как моё сердце покрывается льдом. Он сковывает его медленно, но те участки, которые он уже сковал, я знаю, уже не оттают никогда.[cut=Читать далее......]
Я боюсь, что когда ты придёшь, моё сердце обледенеет так, что я не смогу с помощью него распознать, что это ты. Боюсь, что пройду мимо тебя как мимо очередного прохожего, которых так много попадается на пути в нашей жизни, боюсь, что не почувствую, не узнаю свою Судьбу».
Клава вздохнула, сложила листок, прижала его к сердцу и расплакалась.
Где же заблудилась её вторая половинка? Где она ходит, даже не подозревая о её существовании? Каждый год безжалостно уносит с собой её молодость и красоту. И что тогда встретит принц, когда наконец отыщет её? Одряхлевшую старуху с потухшим взором? Да и есть ли они вообще, эти вторые половинки? Может, это всего лишь выдумка, сказка для таких, как она, отчаявшихся и разочарованных, чтобы они совсем не умерли от тоски. Ведь если где-то там, в глубине души ещё тлеет маленький уголёк надежды, значит, будут и силы жить дальше.
Клава, уставшая за день и морально, и физически, не заметила, как уснула. Разбудил её какой-то звук, доносящийся из коридора. Клава приподнялась и прислушалась. На часах было 1:15. Боря храпел рядом. И почему он никогда ничего не слышит? Хотела бы и она иметь такой богатырский сон. Но её сон в последнее время был чутким и тревожным.
Клава услышала, как кто-то пробежал в прихожей. Она встала с кровати и тихо выглянула из спальни. В проёме кухонной двери стояла маленькая фигура. Как и в прошлый раз, Клава чётко видела её очертания, но никаких черт было не разобрать. Только глаза сверкали как-то… не по-человечески. Фигура стояла неподвижно.
— Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать, — монотонный голос словно дрель сверлил голову Клавдии. Мальчик стоял прямо рядом с ней, но голос его всё равно как будто звучал издалека. Мысль о том, чтобы подойти ближе и прикоснуться к мальчику, вызывала ужас и омерзение.
— Поиграй со мной, пожалуйста, ну поиграй. Я же вижу, ты хочешь.
Прошлое, в которое Клава, как ей казалось, навсегда захлопнула дверь, ворвалось диким необузданным вихрем в её жизнь, закружило и заставило горло спазмически сжиматься от чувств, которые были похоронены много-много лет назад. Этот ларец Клава спрятала настолько глубоко, насколько было можно, надеясь, что никогда больше не придётся его открывать, но есть вещи, которые мы не способны контролировать. Прошлое порой может причинить намного больше боли, чем настоящее.
Клаву как будто подхватил вихрь и забросил её в гущу самых болезненных воспоминаний. Их не одолеть, от них не избавиться, не уничтожить, не закопать, не закрасить в розовый цвет, не закрыть чехлами, как мебель, которую хозяева накрывают перед тем, как выехать из дома, чтобы она не запылилась. Воспоминания сами как пыль. Они могут годами оседать, скапливаться, образуя пушистый мягкий ковер. Но стоит только чихнуть — и облако пыли взметнётся клубами, накрывая собой всё вокруг, забиваясь и в нос, и в рот, и во все самые укромные уголки.
Клава глубоко вдохнула и выдохнула несколько раз, изо всех сил пытаясь не поддаться панике, потому что знала, как легко в не провалиться и как сложно из нее выбраться. «Это не по-настоящему. Это просто видение, страшное видение. Сейчас всё пройдет», — утешала Клава сама себя. А кто еще мог её утешить? У неё была только она сама. Только на себя могла она положиться.
Клава думала, что панические атаки, которые долгое время преследовали ее и отравляли ей жизнь, давно в прошлом. Но оказывается, это не так. Она так радовалась, что они прошли, потому что справляться с ними было очень сложно, они практически не поддавались никакому контролю и настигнуть могли в самый неожиданный момент. Когда начинался очередной приступ панической атаки, Клава чувствовала, как холодеет ее тело и его сковывает безотчетный, не имеющий реального основания страх. Сердце начинало учащенно биться, Клаву бросало в жар, потом в холод. Страх, который внезапно атаковал ее, был таким сильным, каким-то животным и самое страшное было в том, что контролировать его было нельзя, потому что не было реального источника, который бы его вызывал. Клава ощущала внутреннюю дрожь и странную легкость в голове. В такие минуты Клава боялась сойти с ума, потому что состояние, которое она испытывала, сложно было назвать нормальным и ей казалось, что если она в нем задержится хотя бы ненадолго, она потеряет связь с внешним миром и уже никогда не сможет в него вернуться. Ещё в такие минуты её начинал преследовать страх смерти. Клаве казалось, что симптомы, которые она испытывает во время панических атак, могут привести её к внезапной смерти, потому что сердце не выдержит и откажет.
Борису она никогда не рассказывала о своей проблеме. Ей казалось, что он посчитает её больной и ничего хорошего из её признания не выйдет. Она говорила ему, что просто внезапно плохо себя почувствовала, не вдаваясь в излишние подробности. Зачем ему знать о том, что она испытывает? Клава не хотела, чтобы муж испытывал к ней жалость. «Жалость унижает человека» — когда-то вбитая в голову истина не подвергалась с её стороны никакому анализу, она воспринималась как аксиома, которая не требует никаких доказательств и уж тем более сомнений с её стороны. Так сказали, значит, так оно и есть.
Сейчас, почувствовав, как подкатывает паническая атака, Клава испытала безотчетный страх. Её испугала больше даже не сама надвигающаяся паника, а то, что это состояние вернулось. Она думала, что с этим покончено навсегда, а оказалось, что это была всего лишь временная передышка. Возможно, что галлюцинации — это новые симптомы, присоединившиеся к старым, решила Клава. Но это означает, что проблема стала ещё хуже, если симптомы не только усилились, но увеличилось и их количество.
Клава не хотела об этом думать, она всячески гнала из головы эту мысль, безжалостно блокируя её проникновение в сознание, но этот мальчик, который являлся ей уже не первый раз, был примерно того возраста, каким был бы ребенок, которого она так и не решилась родить.
Клава поняла, что сейчас для неё наступает самый настоящий ад. Ад — это не то мифическое место, где черти варят грешников в кипятке и поджаривают их на раскаленных сковородках. Ад — это наши мысли, которые не дают нам покоя, медленно убивая нас, это тяжкое чувство вины за совершенные поступки. И мерилом правильности или неправильности наших поступков является не бог и не дьявол, а только мы сами. Только мы сами определяем, насколько правильно или неправильно мы поступили, и сообразно нашим представлениям о справедливости казним себя.
Это твой ад, Клава. И только ты сама можешь разобраться с ним. Это только твой ад.


***
Утро началось для Клавы весьма неплохо. Пока она готовила завтрак на кухне, к ней подошел Борис и интригующим голосом сказал:
— Клав, а у меня для тебя сюрприз.
Клава немного насторожилась — в последнее время если жизнь и преподносила ей сюрпризы, то только неприятные. Хотя навряд ли Борис хотел сказать ей что-то плохое, по его голосу этого не скажешь.
— Что за сюрприз? — спросила Клава.
Борис вынул руку из-за спины и помахал перед лицом Клавы пачкой денежных купюр.
— Ого! — Клава искренне обрадовалась. Денег в их семье постоянно не хватало, а пачка, которую держал в руке Борис, была довольно толстенькой. — Откуда это у тебя?
— Заработал вчера, — радостно сказал Борис.
— Ты у меня молодец, — сказала Клава и с чувством поцеловала мужа в щеку.
— Клав, вот тебе деньги. Сходи купи себе что-нибудь, какую-нибудь обновку, а то ты давно себе ничего не покупала, — Борис протянул Клаве несколько купюр из пачки.
В глазах у Клавы заиграли задорные огоньки. Мысленно она уже примеряла платья, кофточки и брючки. Она изо всех сил обняла Бориса:
— Борька, спасибо тебе. Как же я тебя люблю!
Борис расплылся в довольной улыбке. Как же мало надо, оказывается, женщине для счастья.
Вечером после работы Клава побежала к Ленке похвастаться ей своим внезапно нахлынувшим счастьем.
— Ну что, подруга, гуляем? — Ленка искренне была рада за Клаву. За это Клава ее и любила. Ленка никогда не завидовала ей, даже когда было за что. Она всегда была готова искренне порадоваться за Клаву. Как говорится, и в горе, и в радости.
Клава обняла Ленку.
— Значит, он меня любит. Не все ведь деньги себе забрал. И меня решил порадовать, — сказала Клава.
— Да он у тебя вообще молодец, Клавка, только вот не всегда ему везет. А так он готов все для тебя делать. Так что, Клав, куда направимся деньги тратить? У меня тут тоже кое-какие деньги завелись. Надо потратить. Я себе уже сто лет ничего не покупала.
— Давай на наш рынок завтра сходим, — предложила Клава.
— Нет, Клавка, такое событие не на нашем рынке надо отмечать, — Ленка подмигнула Клаве.
— А где тогда? — Клава была взбудоражена. Ленка явно хотела предложить ей что-то интересное.
— Поехали в Москву, подруга, на Черкизовский. Там и затаримся по полной, — сказала Ленка.
— Ты серьезно?
— Серьезнее не бывает. Что мы с тобой, не имеем права раз в столетие в Москву за шмотками сгонять?
— Даже не знаю, Ленка, — замялась Клава. — В Москву… Это ж целое приключение.
— Вот и будет у нас с тобой приключение. А то сидим тут как лягушки в болоте, совсем закисли уже.
— Наверное, ты права, — согласилась Клава. — Давай поедем.

(продолжение следует...)

Оцените пост

+1

Оценили

Надежда Штанько+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...