Я иду тебя искать (продолжение 27)

Вставать пришлось рано. Чтобы доехать до Москвы и в этот же день вернуться обратно, нужно было успеть на первый автобус, который шел до железнодорожной станции. Автобус по расписанию отправлялся в 4.30 утра, поэтому вставать пришлось в три часа, чтобы успеть собраться, накраситься, попить чаю с бутербродами, потому что неизвестно, когда еще удастся перекусить в следующий раз. Клава была не из тех людей, которые будут покупать шарму или чебуреки в ларьках на вокзалах или на рынках. Неизвестно, из чего все это готовят, да еще в каких условиях.[cut=Читать далее......]
Если честно, поспать Клаве не удалось ни минуты. Она была так возбуждена предстоящей поездкой, что сон никак к ней не шел. Еще бы, не так часто она ездит в Москву. Для нее это событие было практически мирового масштаба. Проворочавшись до трех часов, каждые пять минут глядя на часы, боясь проспать и никуда не поехать, Клава встала и быстренько собралась.
Ленка уже стояла на остановке. Подруги поцеловались. Ленка была сонная и неразговорчивая, такая же, как и Клава. Да и какое еще может быть настроение, когда ты проснешься в три часа ночи, а в половине пятого уже будешь стоять на остановке дожидаться автобуса.
Рассвет уже занимался, окрашивая небо в нежный розовый цвет. Клава залюбовалась этой красотой. Сейчас, стоя на остановке, глядя на небо и дожидаясь автобуса, который отвезет ее в шумящий и кипящий мир под названием Москва, она испытывала какое-то странное щемящее чувство, как будто она навек покидает свою родину. Да она ведь вернется сегодня же — откуда же это странное чувство? Наверное, оно оттого, что она вообще очень редко когда выезжала куда-то из своего родного поселка.
Автобус, конечно же, опоздал, впрочем, другого Клава и не ожидала. Этот автобус шёл как раз к электричке, поэтому всю дорогу Клава нервничала, боясь, что они не успеют и им придется ждать следующую. А это потерянное время, и тогда им придется делать всё впопыхах.
Ленка, убаюканная медленной ездой автобуса и равномерным потряхиванием, уснула. Клава смотрела на неё с завистью. Вот могут же так люди — спать в дороге, да и вообще в незнакомых местах было для Клавы настоящей проблемой. Даже если Клава падала от усталости, она никогда не могла заснуть в дороге, да и в гостях тоже. Для того чтобы заснуть, Клаве нужно было полностью расслабиться. А как расслабишься, сидя на жестком сиденье автобуса, когда на каждой остановке кто-то выходит, кто-то заходит?
Слава богу, на электричку Клава и Лена успели. Автобус приехал прямо впритык. Клава растормошила спящую Ленку. Подруги подхватили свои сумки и побежали на платформу.
Несмотря на то, что было раннее-раннее утро, Клаве, из-за того, что она очень рано встала, казалось, что день был в самом разгаре, поэтому она с недоумением смотрела на заспанные помятые лица пассажиров, спешащих на электрички.
Чтобы попасть на нужную платформу, нужно было перейти через огромный мост, перекинувшийся над платформами через железнодорожные пути. Лена схватила Клаву за руку и потащила ее вперед. Клава видела внизу длинную зеленую сардельку электрички. Люди спешили зайти в пока еще открытые двери.
Клава с замиранием сердца услышала, как электричка фыркнула. Дернув Лену за руку, уже она потащила ее вперед.
Влетев в двери, подруги с облегчением выдохнули. Двери тут же закрылись и, электричка, еще раз фыркнув, дернулась, резко остановилась, потом опять дернулась и только после этого медленно поползла вперед.
Клава засмеялась:
— Слава богу, Ленка. Я уж думала, не успеем. Думала, придется следующей дожидаться.
Ленка засмеялась в ответ:
— Ну все, подруга, расслабься. Теперь мы уже на финишной прямой.
Подруги прошли внутрь электрички и сели на удобные места. С утра народу было мало, поэтому свободных мест было много. На следующей электричке они бы уже не разместились с таким комфортом. Туда бы набилось столько народу, что даже стоять пришлось бы практически на одной ноге.
В электричке неприятно пахло, но это и неудивительно: здесь ездили не только приличные люди. Полно было алкоголиков, бомжей и бродяг. Ну а что делать? Хочешь доехать до места назначения — придется немного потерпеть.
С утра было прохладно. Клава поежилась и достала из сумки заранее купленную газету, чтобы было нескучно. До Москвы ехать целых два с половиной часа. Надо было чем-то себя занять. Полагаться на то, что все два с половиной часа они проговорят с Ленкой было бы неправильно. Как Клава и предполагала, Ленка положила голову на стекло, и вскоре с ее места послышался легкий храп. Клава посмотрела на подругу и улыбнулась. Вот человек. Кажется, она и на остановке заснула бы.
Клава углубилась в газету. Сколько же всего интересного творилось на белом свете. Вот только почему все это происходит где-то, но только не у них в поселке?
На половине дороги Клава увидела бегущих через вагон молодых парней. Значит, идет контроль. Ленка не успела купить билет, поэтому у нее могут быть проблемы. У Клавы было удостоверение, по которому она имела льготу на бесплатный проезд, а вот что будет делать Ленка?
Клава начала тормошить подругу:
— Лен, проснись, кажется, контролеры идут.
— Что? — Лена таращилась на Клаву, пытаясь понять, что происходит.
— Контролеры, Лен. А ты ведь билет не купила. Что делать будем? Штраф заплатишь?
Ленка загадочно улыбнулась:
— Нет, не буду я никакой штраф платить. Сиди тут, Клавка, никуда не уходи. Договорились? Я скоро вернусь, — Лена подхватила свою сумку и быстрым шагом направилась в тамбур.
Клава не ожидала от Ленки такого поступка. Она даже не успела ей ничего сказать, хоть как-то отговорить от этого дикого с ее точки зрения поступка. Ладно еще, когда молодежь бегает от контролеров, им простительно, они молодые, но Ленка — она-то куда? Ей сорок с лишним лет, а она ведет себя как подросток. Клава сжала губы, покачала головой и снова уткнулась в газету. Статья была очень увлекательной. Там писали о мужчине, которого похитили инопланетяне. Мужчине казалось, что он пробыл у них всего несколько часов, но когда его вернули обратно, оказалось, что его не было целых десять лет. Родственники уже давно мысленно его похоронили, для них он перестал существовать, а тут он вдруг нарисовался — вот те здрасьте. Конечно, его появление было полной неожиданностью для всех людей, которые его знали. Но для него самого это был еще больший шок. Из его жизни выпал целый огромный кусок длиной в десять лет, которых он даже не заметил — вот так превратности судьбы.
Клава задумалась: а что чувствовал этот человек, который лишился целых десяти лет своей жизни? Это как же, наверное, ему было больно осознавать, что десять лет из его жизни вычеркнуты ни за что ни про что. Клава даже представить не могла, чтобы чувствовала в этой ситуации она сама.
Клава так увлеклась чтением, что даже не заметила, как напротив нее сел какой-то мужчина. Она только боковым зрением заметила, что кто-то напротив нее сидит и дальше углубилась в чтение.
Вдруг электричка дернулась. Клаву покачнуло. Она подняла глаза, бросила взгляд на своего невольного попутчика и снова сконцентрировалась на газете. И тут вдруг ее подсознание дало ей какой-то сигнал. Что-то с мужчиной было не так. При первом беглом взгляде сознание не зафиксировало всех деталей, но зато подсознание всегда было начеку. Клава медленно подняла глаза от газеты и похолодела. Брюки на мужчине были расстегнуты, и он ритмично двигал правой рукой вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз. Клава оцепенела от страха. Она не знала, что ей предпринять. Мозги как будто отключились и не хотели работать.
Вокруг сидели люди. Пассажиров значительно прибавилось, почти все места были заняты. Все занимались своими делами, и никому не было дела до того, что происходило прямо у них под носом. Неужели никто ничего не замечает? Или просто делают вид, что ничего не замечают, потому что если они это увидят, тогда придется как-то отреагировать, а кому хочется связываться с маньяком?
Клава медленно поднялась, сделав вид, что ей просто выходить на следующей остановке. Ноги дрожали так, что она боялась, что прямо здесь рухнет как мешок с картошкой. Клава как можно быстрее начала пробираться к выходу, держась за спинки сидений, чтобы не упасть. Сердце стучало с такой силой, что она не слышала ничего вокруг.
Оглянувшись, она увидела, что мужчина идет за ней следом. Сердцу ухнуло куда-то вниз и остановилось.
Неужели эта поездка станет для нее роковой? Неужели судьба специально подстроила все так, чтобы она именно сегодня оказалась именно в этой электричке, именно в этом вагоне, где ее поджидал сумасшедший маньяк? Если сегодня она попадется к нему в лапы, то потом, когда обнаружат ее обезображенное тело со следами физического и сексуального насилия, о ней даже напишут в газетах. Но попасть на страницы газет в таком амплуа Клаве очень не хотелось.
Клава заметила, как люди медленно поднимаются с сидений и продвигаются в сторону тамбура — значит, сейчас будет какая-то остановка. Адреналин, бешено кипящий в крови, дал мгновенное решение. Клава дрожащими руками открыла дверцы тамбура и встала около дверей рядом с каким-то старичком, который держал в руках мешок, а через плечо у него были перекинуты резиновые сапоги на веревке.
Электричка, шипя, остановилась. Народ заспешил выходить. Клава выскочила на платформу. Мужчина поспешил следом за ней.
Клава сделала вид, что она никуда не спешит и медленным шагом пошла к другому концу вагона. Там она остановилась у дверей и сделала вид, что поправляет туфлю. Мужчина отошел немного в сторону и пристально наблюдал за ней, выжидая, когда народ рассосется, и они останутся наедине.
Двери начали медленно закрываться. Клава в последний момент, придержав их руками, вскочила в вагон. Мужчина остался стоять на платформе. Вид у него был растерянный. Клава выдохнула. Неужели все позади? Руки и ноги все еще продолжали дрожать, сердце билось как птица в клетке. Господи, еще одного такого испытания Клава не выдержит. Клава сделала несколько глубоких вдохов и выдохов чтобы привести себя в нормальное состояние, и зашла в свой вагон.
Ленка уже сидела на их прежнем месте и испуганно озиралась по сторонам.
Заметив Клаву, Ленка облегченно выдохнула и начала отчитывать Клаву.
— Ленка, да чтоб я еще раз согласилась с тобой на такую авантюру, — голос у Клавы дрожал.
— Да что случилось-то, Клавка? — подруга заметила, что на Клаве лица нет.
— Ленка, — сквозь предательски прорвавшиеся слезы прошептала Клава. — Меня только что чуть маньяк не изнасиловал.
Ленка уставилась на Клавку — непонятно, то ли шутит, то ли всерьез. Она отлучилась всего минут на двадцать максимум. Как за это время кто-то мог Клаву изнасиловать? Ну хорошо, даже чуть не изнасиловать. Они ведь в электричке. Тут полно народу. Но по Клавкиному взгляду Ленка поняла — не шутит.
— Господи, Клавка, как тебя угораздило-то? — Лена ахнула и всплеснула руками. — Тебя вообще одну нельзя оставлять. Давай рассказывай, что случилось.
Пока Клава рассказывала свою историю и смаковала эмоции, которые она при всем при этом испытывала, электричка прибыла на место назначения.
Подруги поспешили к выходу. Толпа людей вела себя совершенно беспардонно. Было сложно сказать, что Клава с Ленкой вышли из электрички, на самом деле их вынесла на платформу толпа, неудержимая как лавина. Клаве несколько раз отдавили ноги. Она изо всех сил прижимала к себе сумку, боясь, как бы ее не стащили в этой толпе.
Вывалившись на платформу, Клава бросила взгляд вокруг. Все было какое-то враждебное. Вон стоит толстая женщина с тележкой и орет на всю Ивановскую:
— Хот-доги, горячие хот-доги! Подходим, не стесняемся!
Базар какой-то — подумала Клава. У них на поселковом рынке никогда никто так не орал. Продавцы спокойно стояли в своих палатках и ждали покупателей. А тут — хуже деревни.
Клава увидела, как мужчина, который ехал вместе с ними в одном вагоне, подошел к тетке с хот-догами и попросил сделать ему один. Тетка медленно достала булку, шлепнула на нее сосиску и густо залила ее кетчупом из пластиковой бутылки.
Мужчина расплатился, взял хот-дог и откусил кусок прямо не отходя от тележки. Кетчуп из хот-дога потек с краев хот-дога и капнул мужчине на брюки. Мужчина крепко выругался и, схватив с тележки салфетки, начал оттирать свои штаны. Тетка, видя, как мужчина бесцеремонно, даже не спросив, схватил ее салфетки, да еще целую горсть, начала на него орать. Мужчина начал орать в ответ. Да, не так представляла в своем воображении Клава Москву. Она здесь давно не была и Москва в ее представлении была приветливой, интеллигентной, красивой, но то, что она увидела, выглядело намного хуже, чем ее родной поселок.
Клава отвернулась и, вцепившись в локоть Ленки, потащила ее в сторону метро. Толпа немного рассосалась.
Вдруг Клава почувствовала, как Ленка тычет ее локтем в бок. Клава обернулась. Ленка ткнула пальцем в кучку людей, собравшуюся вокруг какого-то мужчины. Он стоял около пластмассового ящика, на котором стояли три наперстка. Мужчина громким голосом кричал:
— Я приехал на метле, метла сломался, я здесь остался. Кручу-верчу, запутать хочу.
— Это что такое, Ленка? — спросила завороженная Клава.
— Не знаю. Пойдем посмотрим, — предложила Ленка и потащила Клаву к собравшейся кучке людей. Подруги встали немного поодаль и стали наблюдать за разворачивающимся действием. Они быстро поняли суть игры. Мужчина крутил наперстки, под одним из которых находился металлический шарик, а люди должны были угадать, под каким наперстком он находится. Игра была на деньги.
Клава заметила, что эта игра вызывает живой интерес у людей. К мужчине постоянно подходили новые люди. Некоторые просто стояли и смотрели, некоторые пытались угадать, делая ставки. Толпа не рассеивалась. Клава с Леной переглянулись.
Клава стала внимательно следить за игрой. Она заметила, что в принципе угадать, где находится шарик не так уж и сложно, поэтому ей показалось странным, что никто до сих пор не угадал. Но дело было в том, что даже когда Клава была абсолютно уверена, под каким наперстком находится шарик, и этот же наперсток просил открыть один из очередных решивших попытать счастья, шарика под этим наперстком не оказывалось. Был ли он там вообще, этот шарик? — подумала Клава.
В этот момент к толпе подошел маленький старичок с чемоданом в руке.
— Что тут продают-то? — спросил он. — За чем очередь?
Мужчина, который крутил наперстки, по всей видимости, не заметил старичка. Старичок подошел к коробке, на которой стояли наперстки, и приподнял один из наперстков — под ним лежал шарик.
В толпе кто-то засмеялся над непонятливым старичком:
— Дедуль, иди отсюда, тут не продают ничего. Тут на деньги играют.
— На деньги они играют, — проворчал старичок. — Да обманывают вас тут как лохов. Кругом одни аферисты.
Старичок вышел из толпы и удалился в неизвестном направлении.
Все-таки шарик есть, значит, это я невнимательно слежу — подумала Клава.
— Может, попробуем? — нерешительно предложила Клава.
— Нет, Клавка, давай не будем. Что-то мне не нравится все это, — Ленка взяла Клаву под руку и оттащила от толпы.
Подруги спустились в метро. Клава немного ошалела от количества людей, которые сновали туда-сюда. Это был самый настоящий муравейник, который копошился, шевелился, двигался. Как здесь можно жить? — думала Клава. Это же ни минуты покоя. Как можно говорить о каком-то спокойствии, когда вокруг тебя люди, даже сантиметра свободного нет. Они окружают тебя всюду, куда ни брось взгляд: спереди, сзади, сбоку.
Клава чувствовала себя некомфортно. Ей казалось, что все смотрят именно на нее и оценивают ее. Ей казалось, что каждый, кто бросал на нее даже мимолетный взгляд, сразу распознавал в ней неисправимую провинциалку. Клава опустила глаза и старалась не смотреть по сторонам. Если она никого не видит, значит, никого как будто и нет. Да, это по-детски, но сейчас только так Клава могла более-менее чувствовать себя комфортно. Хотя… конечно, ни о каком комфорте не могло быть и речи. Клава была напряжена до передела.
На одной из станций в вагон зашел мужчина неряшливого вида и встал рядом с Клавой. От него разило грязью и потом. «Неужели так сложно помыться? — думала Клава. — Как же ему самому-то не стыдно в таком виде перед людьми ходить?» Но самой ей почему-то было стыдно отодвинуться от него, хотя запах исходивший от него, был просто невыносимым. Почти все люди, стоявшие около этого мужчины, отошли от него в сторону, и только Клава стойко продолжала переносить эту медленную пытку.
Доехав до Черкизовской, подруги наконец вышли из метро. Клава почувствовала невероятное облегчение. Там, внизу, на нее как будто все давило, пытаясь сжать ее, сплюснуть в лепешку. Клава вдохнула живительный воздух.
До рынка еще пришлось долго идти пешком. Клаве казалось, что с тех пор, как она вышла из дома, прошла целая вечность. Но когда они наконец оказались перед входом на рынок, и Клава увидела ряды палаток с призывно манящей пестрой одеждой, сердце ее учащенно забилось.
Прямо рядом с рынком стояла палатка, в которой продавали шаурму, чебуреки, пирожки с мясом и прочие блюда, которыми можно было быстро перекусить.
— Слушай, Клав, ты в туалет не хочешь? — спросила Ленка.
— Не-а, — сказала Клава.
— Подождешь меня тогда тут, хорошо? Я сейчас быстро — туда и обратно, — Ленка махнула в сторону таблички с надписью «туалет».
— Ладно, давай, — согласилась Клава. Здесь с ней уж точно ничего не случится. Тут куча народу, так что бояться ей нечего.
Ленка убежала. Клава немного отошла от входа и стала смотреть по сторонам. Около рынка и на самом рынке происходило непрерывное движение. Кто-то выходил, кто-то заходил. Женщины, заходившие на рынок, имели возбужденный вид. Они шли быстрым шагом, и глаза у всех блестели от радости предстоящих покупок. Отовсюду доносились запахи жареного мяса и выпечки.
Клава и сама не могла устоять на месте. Ее ноги двигались сами собой. Ей так и хотелось поскорее окунуться в этот чудесный мир красивых вещей, начать примерять, крутиться перед зеркалами, оценивая наряды. Ну куда эта Ленка запропастилась? Неужели для того, чтобы сходить в туалет, нужно так много времени?
Оглядываясь по сторонам, Клава не заметила, как к ней подошел какой-то мужчина. Он похлопал ее по плечу и спросил:
— Девушка, не хотите в розыгрыше поучаствовать?
Клава хотела было ответить отказом, но мужчина даже рта не дал ей раскрыть.
— Не отказывайтесь сразу. У вас на самом деле есть реальный шанс уйти сейчас с этого рынка с огромным телевизором, который вы получите совершенно бесплатно, в подарок. Видите вон то высокое здание? — мужчина указал рукой в сторону здания, которое возвышалось вдалеке слева от рынка.
— Вижу, — нерешительно ответила Клава.
— Так вот там находится офис нашей фирмы. Там как раз и находится телевизор, который может стать сегодня вашим. Вы представляете, девушка, сегодня вы можете уйти отсюда с телевизором, который получите в подарок. И идти за ним недалеко. Вот. Сами видите, — мужчина снова указал на здание, в котором якобы располагался офис их фирмы.
Клава задрожала от возбуждения, представляя, как округляться Борькины глаза, когда она заявится сегодня вечером домой с огромным телевизором, а на его вопрос, откуда она его взяла и сколько денег на него потратила, Клава совершенно спокойно ответит, что получила его совершенно бесплатно. Борька удивится, а Клава ответит, что она везучая и вообще надо знать места, где совершенно бесплатно раздают такие вот телевизоры, а еще надо появляться в этих местах вовремя.
Представила Клава также и восхищенные глаза Ленки, когда она сейчас вот вернется из туалета, а Клава стоит с новым телевизором и победоносно смотрит на свою подругу: вот так вот, Ленка, не по туалетам надо бегать, а ждать своего шанса.
Клава от закружившихся в ее голове мыслей готова была сделать что угодно, лишь бы заполучить этот телевизор, нечаянно замаячивший в ее судьбе.
— Ну так что, девушка? Если вы хотите поучаствовать в лотерее, я вам расскажу условия.
— Давайте, — возбужденно сказала Клава.
— Правила очень простые, — затараторил мужчина. — Сейчас я найду еще одного игрока. Вы будете делать ставки, и у кого из вас окажется больше денег, тот и выигрывает и, соответственно, получает телевизор. Если вы первая делаете ставку, то ваш противник должен поставить удвоенную сумму. Понятно?
Так просто? — подумала Клава.
— Хорошо, я согласна, — возбужденно сказала Клава.
— Тогда подождите меня сейчас здесь. Я найду того, кто еще согласится участвовать в нашем розыгрыше, и сразу подойду к вам, — сказал мужчина и отошел.
Клава увидела, как он подошел к какой-то пожилой женщине. Они поговорили и направились в ее сторону.
Клава не могла устоять на месте от возбуждения.
— Ну вот, — сказал мужчина, подходя к Клаве. — Нашел еще одного игрока. Ну что ж, начнем. Делайте ставку, — и он внимательно посмотрел на Клаву.
Клава засуетилась, доставая из сумки деньги.
— Триста рублей.
Клава торопливо сунула измятые бумажки в руки мужчины. Тот быстро сунул деньги в карман.
— Так, ваша ставка триста рублей. У вас сколько? — обратился мужчина к женщине.
Она засуетилась, полезла в сумку.
— Ой, вы знаете, у меня, наверное, столько нет.

(продолжение следует...)

Оцените пост

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!