Я иду тебя искать (продолжение 45)

— Здравствуй! Ты всё-таки пришла? — спросил Андрей.
— Вообще-то я… — начала Клава и осеклась. Андрей подошёл к ней вплотную и, достав одну её руку из кармана, положил её в свой карман и там сильно сжал.
— Ты замёрзла, у тебя руки холодные. Может, пойдём ко мне? — предложил Андрей.
— Я… вообще-то…[cut=Читать далее......]
Андрей обхватил её одной рукой за талию и слегка подтолкнул вперёд.
— Если ты пришла, значит, не просто так. Если честно, я очень рад. Я и не надеялся на такое счастье, но всё равно приходил сюда каждый день и ждал… — сказал Андрей.
Клава шла рядом с Андреем и судорожно думала, какую отговорку придумать, чтобы не ходить с ним, потому что понимала, чем это закончится. Понимала она также и то, что она просто не может не идти. Андрей имел над ней какую-то власть, которой она не могла сопротивляться.
— А что у тебя в пакете? — спросил Андрей. — Давай понесу.
— Да нет, не надо, я сама. Это… рисунки моего мужа.
Андрей посмотрел Клаве в глаза и продекламировал:
— «В грубом убийстве не пачкала рук ты.
Ты
Уронила только:
«В мягкой постели
он,
фрукты,
вино на ладони ночного столика».

Любовь!
Только в моём
воспалённом
мозгу была ты!
Глупой комедии остановите ход!
Смотрите —
срываю игрушечные латы
я,
величайший Дон-Кихот!
Это Маяковский, — сказал Андрей.
Неужели Андрей читает ей стихи? Для неё такого никто никогда не делал. Клава почувствовала, как у неё в животе вспорхнули бабочки. Да что с ней такое? Она-то ведь не подросток, а вполне взрослый человек. Неужели она окончательно сошла с ума, если после того, что у неё произошло с Борисом, она идёт сейчас с Андреем к нему домой?
Вдруг откуда-то Клава услышала чудную музыку.
— Откуда это? — Клава оглянулась, но так и не нашла источника.
— Да какая разница, откуда?
Андрей подхватил Клаву на руки и закружил. Снег хрустел под его ногами, а Клава таяла от нежности, которая взялась в ней вдруг непонятно откуда. А ещё… ещё Клава почувствовала, что как будто вдруг освободилась от груза своих грехов, которые она когда-либо совершила. Она никогда не была на исповеди, но сейчас подумала, что, наверное, так чувствует себя человек, который только что исповедовался. Что послужило спусковым крючком для этого чувства, Клава понять не могла, оно просто возникло из ниоткуда. Клава показалась самой себе лёгкой как пёрышко. Она обняла Андрея руками за шею и зашептала ему на ухо:
— Знаешь, я так давно не испытывала такой лёгкости. Мне кажется, что я сейчас взлечу.
— Прости меня, пожалуйста, за то, что я сделал. Я не должен был так поступать. Я люблю тебя!
— Да я давно уже тебя простила, Андрей! Наверное, я дурочка, и ты снова меня обманешь… Но я хочу быть с тобой. Я так много думала о тебе…
— И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
— Маяковский? — с улыбкой спросила Клава.
— Конечно.
Музыка лилась откуда-то с высоты, очаровывая, завораживая, заставляя сердце биться в ускоренном темпе. Андрей осторожно опустил Клаву на землю и, взяв за руки, закружил её. С неба полетели снежинки.
— Смотри-ка, снег пошёл, — сказал Андрей.
Отпустив Клаву, он подставил ладони, пытаясь поймать снежинки. Клава встала напротив него и поставила ладони рядом с ладонями Андрея. Снег показался им каким-то чудом, как будто снег посреди зимы — совершенно небывалое явление. Их глаза лучились счастьем.
— Я хочу встретить с тобой рассвет, — тихо сказал Андрей.
— Я тоже. Андрей, а то, что ты написал в письме, — это всё правда? — спросила Клава.
— Зачем сейчас об этом? Разве это сейчас важно?
— Нет, — сказала Клава.
— Я хочу научиться с тобой жить здесь и сейчас. Не прошлым и не будущим. Раньше у меня это никогда не получалось, — сказал Андрей.
— Я тоже хочу, — сказала Клава.
Андрей впился в Клавины губы. Клава ойкнула от пронзившей её боли и почувствовала, как соленая кровь выступила на губе. Вместе с болью по телу разлилось доселе незнакомое ей чувство небывалого удовольствия.
— Прости, — сказал Андрей. — По-другому я не умею.
Он завёл руки Клавы за спину и, крепко сжав их своими руками, прислонился своим лицом к её лицу и стал слизывать кровь с её губ. Клава запрокинула голову и приоткрыла рот. Губа пульсировала от боли, а тело пульсировало от желания.
— Как у тебя это получается? — прошептала Клава. — Ты необыкновенный.
— Ты тоже необыкновенная. Ты не поверишь, наверное, но я никогда никого не любил. Ты первая женщина, в которую я влюбился, — сказал Андрей.
— А как же жена? — спросила Клава.
— У меня нет жены.
— Но ты же сам говорил…
— Это была легенда. Так проще было знакомиться.
— Так, значит, ты…
— Да, я не женат. И никогда не был. И чтобы ты понимала, у меня к тебе всё серьёзно, — сказал Андрей. — А ты любишь своего мужа?
— Не знаю, — растерянно сказала Клава.
— Ладно, об этом потом. Мы решили быть здесь и сейчас, — сказал Андрей.
И вдруг откуда-то сверху к ногам Клавы шлёпнулась большая чёрная птица.
— Фу, — Клава отскочила от птицы подальше. — Какая гадость.
Андрей наклонился над птицей, а потом осторожно потрогал её носком ботинка. Птица была мёртвая.
— Откуда она? — Андрей огляделся вокруг. Рядом не было ни одного дерева, откуда она могла упасть. — Неужели прямо с неба упала?
— А что это за птица? — брезгливо спросила Клава.
— Не пойму, — озадаченно сказал Андрей. — Для вороны она слишком большая.
Птица была чёрная, и её отличали поистине гигантские размеры — таких огромных ворон в природе просто не существует.
— Это очень странно, — сказал Андрей. — Неужели она прямо во время полёта упала? Что с ней такое произошло?
Андрей присел на корточки и стал всматриваться в остекленевший глаз таинственной птицы. Перевернув её носком ботинка, он посмотрел в другой глаз:
— Да, это очень странно, у неё нет никаких ран.
Андрей наклонился ещё ниже, пытаясь понять, что случилось с птицей. И вдруг птица встрепенулась и клюнула Андрея в нос своим огромным клювом.
— Чёрт! — Андрей подскочил и схватился за щёку. По коже потекла струйка крови.
Клава взвизгнула и вцепилась Андрею в руку.
— Пошли отсюда, пошли быстрее. Это какой-то сумасшедший дом, — голос Клавы уже сорвался на истерический визг.
Андрей, всё ещё держась за щеку, потянул Клаву за собой, подальше от этой птицы. Отойдя от неё на несколько метров, Андрей обернулся. Птица лежала без движения на том же самом месте, куда и упала с неба.
— Клава, смотри.
Клава тоже обернулась.
— Это… как? Как такое может быть? Она же только что тебя клюнула, — Клава была в полном изумлении.
Андрей застонал, держась за щеку.
— Болит? — сочувственно спросила Клава.
— Ага, — простонал Андрей.
— Дай посмотрю, — сказала Клава.
Андрей убрал руку со щеки. Клава ахнула.
— Что там? — спросил Андрей.
— Да она тебе целый кусок из щеки вырвала.
Клава почувствовала, как к горлу подступает тошнота.
— Целый кусок? — в голосе Андрея сквозило неподдельное удивление. — Это же всего лишь птица. Вот тварь.
— Пойдём в больницу, — предложила Клава. — Мне кажется, тут без врачей не обойтись.
— Ладно, пойдём, — согласился Андрей.
Больница была недалеко, поэтому Клава и Андрей дошли туда быстро.
Они долго стучались в приёмный покой, но никто им не открывал. Наконец в дверях показалась медсестра. Она смерила Клаву и Андрея оценивающим взглядом и спросила:
— Что случилось?
— У него травма, — сказала Клава, кивая в сторону Андрея.
— Проходите, — лениво сказала медсестра и уплыла куда-то в стеклянные двери.
Клава села на лавочку, которая стояла в предбаннике. Андрей начал отсчитывать шаги из угла в угол.
Прошло целых полчаса, прежде чем к ним вышла та же медсестра и позвала их за собой. Она их долго оформляла, лениво позёвывая.
Когда процедура оформления была закончена, медсестра вышла. Минут через пять вошёл молодой врач.
— Что у вас? — спросил он.
— Здравствуйте, — поздоровалась Клава. — У него травма.
Врач подошёл к Андрею. Тот сразу убрал руку от щеки.
— Птица? — спросил врач.
Клава с Андреем переглянулись и в полном изумлении уставились на врача.
— Откуда вы знаете? — спросил Андрей.
— Да у нас за эту неделю уже десять человек с подобными травмами. И всех укусила какая-то таинственная птица, — сказал врач.
— Ничего себе, — сказал Андрей. — Вот это история. Значит, я не первый?
— Нет, — врач махнул рукой. — У нас тут прямо какая-то птичья эпидемия.
— А этих птиц обследовали? Они ничем не больны? — насторожённо спросил Андрей.
Врач усмехнулся:
— Обследуешь их, как же. Это же птицы. Их сначала поймать надо.
— Может, они каким-нибудь бешенством болеют? — спросил Андрей. — У птиц вообще бывает бешенство?
— Бывает, — сказал врач. — А вас как угораздило на эту птицу нарваться?
— Она с неба упала. Мёртвая, — сказал Андрей.
— Мёртвая? — врач посмотрел на Клаву.
— Она правда была мёртвая, — подтвердила Клава. — А когда Андрей наклонился посмотреть, что с ней случилось, она взяла и клюнула его.
— Значит, она не мёртвая была, — сказал врач.
— Мы когда уходили, — сказал Андрей. — Я оглянулся — птица лежала без движения на том же самом месте, куда и упала.
— Значит, вы утверждаете, что вас укусила мёртвая птица? — спросила врач, пристально глядя в глаза Андрея.
— Нет, нам просто так показалось, — поспешила исправить ситуацию Клава.
— Да нет же… — начал Андрей.— Да, — твёрдо сказала Клава.
— Ладно, — сказал врач. — Рана очень глубокая. Будем зашивать. Вы пока тут посидите, — обратился врач к Клаве. — Ну а вы пойдёте со мной.
Андрей вздохнул и поплёлся за врачом. Какими бы ни были смелыми мужчины, в больнице их смелость куда-то пропадает.
Клава вся извелась, ожидая Андрея. Все её мысли крутились вокруг этой проклятой птицы. Откуда она взялась? Что с ней было не так? Она сама видела эту птицу и могла бы поклясться, что она была мёртвая. Этот остекленевший взгляд ни с чем не спутаешь, это был мёртвый взгляд. Как она могла укусить Андрея, если была мертва?
Да, и еще слова врача о том, что уже десять человек обращалось с такой же проблемой, всех их укусили птицы. Откуда взялись эти птицы и почему они нападают на людей? Птиц, обитающих у них в посёлке, Клава знала: голуби, воробьи, трясогузки, синицы, вороны, дрозды, зимой снегири. Но что это была за птица? Она вообще ни на одну знакомую птицу не была похожа. И к тому же она была такая огромная. Таких больших птиц Клава вообще ни разу в своей жизни не видела. Откуда эти незваные гости появились в посёлке и почему пытаются вытеснить местных жителей? И что вообще в конце концов происходит?
Мысли кружились в бешеной скачке.
Наконец появился Андрей в сопровождении врача. Щеку его скрывала аккуратная повязка.
— Ну вот и всё, — сказал врач. — Мы еще сделали укол от бешенства на всякий случай. Кто знает, чем болела эта птица. Лучше перестраховаться. Только вы, пожалуйста, проследите, — врач улыбнулся Клаве, — чтобы ваш муж пришёл на повторные уколы, потому что прививка от бешенства неоднократная. А то мужчины такие необязательные, сами знаете.
Клава улыбнулась в ответ:
— Хорошо. Огромное вам спасибо.
Взяв Андрея под руку, Клава вывела его из больницы.
— Не болейте, — услышала она за спиной голос врача.
— Ну что, теперь домой? — сказала Клава.
— Ко мне? — спросил Андрей.
— К тебе, — согласилась Клава. — Знаешь, Андрей, в последнее время что-то странное происходит.
— Что? — насторожился Андрей.
— Я даже не про птиц этих проклятых, — сказала Клава. — Птицы — это всего лишь одна из бед.
— А что случилось? — спросил Андрей.
— В последнее время меня преследуют какие-то галлюцинации. Не знаю, то ли я сошла с ума, то ли вся эта чертовщина реальна. Даже не знаю, что лучше, — горько усмехнулась Клава.
— А что за галлюцинации? — спросил Андрей.
— То я вижу какое-то страшное лицо за окном, при том что живу я на пятом этаже, то у меня по квартире бегает какой-то маленький мальчик и зовёт меня играть с ним в прятки, то мне кажется, что меня кто-то хватает за руки и держит. Андрей, скажи, я похожа на сумасшедшую? Только честно. Это важно. Просто мне иногда кажется, что я скоро перестану отличать правду от вымысла, — Клава вопросительно посмотрела на Андрея.
— Нет, Клава, ты совершенно не похожа на сумасшедшую. А ты можешь сказать, что поспособствовало тому, что тебя стали преследовать эти… видения? Может, что-то произошло в твоей жизни?
— Не знаю. Вроде ничего особого не произошло. Всё как обычно. Даже не знаю. Только… Знаешь, что ещё интересно, по ночам, когда я просыпаюсь от странных звуков, смотрю на часы… они показывают всегда одно и то же время, час пятнадцать.
— Час пятнадцать? — спросил Андрей. — Может, что-то произошло у тебя в час пятнадцать?
— Я думала об этом. Но ничего не могу вспомнить, — вздохнула Клава. — Всё так странно. И ещё эти птицы. Если ты не первый, кого они покусали, то что это тогда? Нашествие?
— Клава, а пойдём посмотрим, на месте ли та птица? — предложил вдруг Андрей.
— Пойдём, — согласилась Клава.


(продолжение следует...)

Оцените пост

+1

Оценили

Надежда Кудряшова+1
Любопытная история с продолжением, Маргарита! Только я не поняла, почему "мёртвая птица" клюнула Андрея в нос, а он схватился за щёку. Да и потом ему Клава сказала, что птица ему "целый кусок из щеки вырвала". Наверное, птица Андрея всё же в щеку клюнула, а не в нос?
Точно, Надежда!) Конечно, в щёку, а не в нос. Спасибо за внимательность)