Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Карагай

+3028 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Яна Солякова
Поле звёзд
Длинные-длинные борозды
облаков,
светло-туманные полосы
высоко.
Падают искрами синими
семена.
Пишутся, пишутся зимние
письмена...
Звёзды деревьями тёмными
прорастут,
вытянут ветви огромные
в высоту
и закачаются, звёздные,
под Луной,
с мягкими птичьими гнёздами
и со мной.
В гнёздах уснут крылатые
существа
из золотого закатного
вещества.
Может быть, птицы странные,
может, сон,
звери, ещё безымянные
и Дракон...
Кто ж его знает, что вырастет
из звезды?..
Из непонятно кем вырытой
борозды?
Месяц, как плуг покинутый
у межи,
где у реальности сдвинуты
рубежи...
Что прорастёт до снежности,
до зимы,
не испугается нежности
тишины?
Что?
Туман
В молоке тумана проплыла ворона
Над большой берёзой, над просторной ивой.
Куполами светят золотые кроны.
Осень. Облетает лес неторопливо.
И в тумане тонут голуби и листья,
И шагов не слышно, и не веришь слухам,
Что за горизонтом дождь несётся рысью,
И холодный ветер завывает глухо.
А кругом деревья замерли в тумане,
И плывут вороны -- призрачные тени.
Что там будет завтра? Что случится с нами?
То же, что до снега с большинством растений?..
Тихо... Как же тихо! Солнце расцветает --
В облаках тумана Солнце словно дома.
И туман уходит, улетает, тает,
И туман взлетает к небу невесомо...
Серый ветер, чёрный ворон
Шум небесного прибоя,
Облака несутся пеной,
Облака и овцы
Ну вот. Бросаю сумку. Как далеко земля!
Свистит чуть слышно ветер в сиреневых камнях,
Крадётся по ущелью, травинки шевеля,
И к пропасти толкает, за плечи приобняв.

Беззвучные туманы, просветы в облаках,
Неслышимая поступь огромных мягких лап...
И мир, такой огромный, в раскинутых руках,
Что тают все печали, и даже страх ослаб.

Отару еле видно. Все пастбища -- внизу.
Собаки в серых шубах надёжнее меня.
Что сверху, кроме ветра, я в сумке принесу?..
Но слышу: плещут крылья, тихонечко звеня.

И хорошо. Не страшно. Спокойно и легко.
И облаком дыханье над пропастью плывёт.
Аул внизу остался. Отара далеко...
Уже ложатся тени холодные, как лёд...

Сегодня заночую под небом, на горе.
И тёплые собаки привалятся с боков.
Пусть облака, как овцы, теснятся во дворе...
Как много их по склонам, бродячих облаков...

Собаки собирают отбившихся овец,
Тревожатся и смотрят, принюхиваясь, вдаль
И ждут, когда спущусь я к отаре, наконец?..
На тёмно-синем склоне лежит живая шаль.

И я сейчас согреюсь. Спускаюсь не спеша.
Счастливые собаки. Примятая трава.
Перемешалась с ветром довольная душа.
Мой дом сейчас -- где овцы и хворост для костра.
Юрию Левитанскому
Пролились стихи на душу,
Где саднило, где болело.
Пролились прохладой мягкой,
Обнимая, утешая.
И, смывая камни, речка
Зажурчала о неважном,
И, смывая тяжесть светом,
Листья клёнов полетели...
Снова вижу. Снова -- осень.
Яблоко лежит на листьях.
Дым, туманом гладит сосны.
Солнце снова. Снова птицы.
И -- дышу. Спасибо, милый.
Я Вас даже не встречала...
Но любовь большая лечит
Через смерть и через время
Проливается лучами,
Словно Солнце, словно воздух --
Окружает, утешает.

Жил поэт один когда-то...
Я его стихи читаю.
Пусть в душе моей он ходит,
Собирает слов букеты,
Незаметно лечит раны,
Улыбается бесстрашно.
Сны о детстве

Как-то бы бежать и травы не мять...
Вот ещё чуть-чуть, и смогу понять...
Как-то бы лететь, прыгнуть высоко,
Как-то бы достать светлых облаков...
Заповедный Мир рядом, за углом,
За соседним днём или за стеной.
Мчишься, как и там, мчишься под уклон --
Только не летишь как орёл степной.
Помнишь, как лететь. Знаешь, как летать...
И в ушах шумит ветром высота.
Вот ещё чуть-чуть... Только -- не достать.
Падает листва с желтого куста.
А во сне -- июнь, и сирень цветёт,
И зелёный день расправляет лист,
Там обычный бег падает в полёт,
И не трудно вверх и не страшно вниз.
Как-то бы чуть-чуть... Как-то -- не во сне,
Вспомнить наяву, отрастить крыло...
И упасть дождём первым по весне,
Чтобы прорасти снова повезло.
Когда я ещё была...
Когда я ещё была
Бессмертной и глупой птицей,
Я верила в два крыла,
Не думала ошибиться.
Был прост и понятен Свет:
Вот — небо, вот — рыжие сосны,
Вот — россыпи вёсен и лет,
Всё новые, новые вёсны.
Я тратила время тогда
На самые важные вещи:
В песок выливалась вода,
Чирикал воробушек вещий...
Рисунок... Зачем? Для чего? —
Так просто. Не сложится — бросим.
Сквозь тысячи вечеров,
Сквозь новую яркую осень.
Как здорово было быть
Бессмертной, как солнечный ветер.
Как всё ещё здорово жить
На Свете.
Дочитываю
Я влюбляюсь по уши, с головой,
Не в реальность близкую, а в слова,
В чей-то мир немыслимый и живой,
И, как лава, сжигает меня глава.
Чья-то страсть и слёзы, и боль, и смех...
Бьётся сердце в лампочку мотыльком...
Прячет ночь безумие ото всех,
Льётся книга лунная молоком.
Точку невозврата зажав в руке,
Плачу, как придурошная над сном.
И плыву, безвольная, по реке,
И теряюсь в мусоре наносном.
Из чужого времени, ни к строке,
Ни к словам, ни к замыслу не гожусь --
Просто тонкой щепочкой по реке,
По стремнинам выдуманным кружусь.
Скоро меня выбросит на песок,
Задыхаться рыбой, последний лист.
За строку, за фразу, за волосок
Зацепляюсь. Падаю. Не спастись.
Ненавижу дочитывать книги

Ненавижу дочитывать книги!
Особенно – Стивена Кинга.
Особенно – «Тёмную башню»,
Которую ищет Роланд,
Особенно, если в сердце
Тёмный застрял осколок
От этой проклятой Башни…
И – что же?!! И – как же дальше?!!
И где этот мир остался?!
За сетью далёких станций?
ХА! Если б всё так просто!
Нужный найти перекрёсток,
Сесть в подходящий поезд,
Двери открыть рукою…
Хожу тут одна, беспокоюсь...
На двери смотрю с тоскою...
Беда моя, что не верю
Я в эти дурацкие двери!
А мир-то, действительно, «сдвинулся»!
И Роланлд всё ищет Башню…
А я – в постоянном минусе –
Сон вспоминаю вчерашний.
Он где-то идёт по свету,
Чтобы спасти вселенную,
А я читаю газету
и ни черта не делаю!!!

2012 г.
Солнце с чаем
Солнце пролилось в стаканы
И застряло в шерсти пёсьей.
После пасмурности странно
Видеть золотую осень.

Шерсть посыпана алмазной
Пылью: вся из мелких радуг.
Солнце радуется праздно,
И на всём его осадок.

Солцем вытерты до скрипа,
Сохнут под окном берёзы,
Празднично сияет липа,
Пляшут блики, как стрекозы.

Это ж надо, сколько солнца!
Всё усыпано свеченьем!
Пью на кухне, у оконца,
Чай с лучами и печеньем.
Книга

Лучшая книга должна замыкаться в кольцо.
Брошенным камнем ты тонешь, паришь в глубине.
И не найти всех корней, не распутать концов.
С каждым витком эта книга длинней и длинней.

Даже в реальности шире и шире круги,
Мир изменяется, выскользнув из-под страниц.
На расстоянии взмаха крыла и руки --
Мир, расширяющийся, без замков и границ.

Снова и снова качнётся знакомый сюжет,
Но совершенно другие проснутся пути.
Жизнь, словно фокусник, вытащит из-под манжет
Чудо, какого, казалось уже не найти.
Больничная зарисовка
Мёрзнут руки. Кошка слева дома в кресле бы сидела...
А собака влезла б справа. Взгляду скушно: голубая
И совсем пустая стенка. Я зеваю то и дело.
Свет кругом люминисцентный. Целый час сижу, зевая.

Хорошо хоть кошка дома рядом в кресле бы сидела,
И, с горячими ушами, бархатно спала б собака!
То бы я совсем исчезла, оболочка опустела...
Без зверей моих домашних, в мире кафеля и мрака.

И теплей рукам от шерсти. Коша коготками держит
Страхи белые и трётся головой своей усатой.
Это странно, но сегодня это будто бы одежда,
И надежда окружает, защищает словно вата.
Звёздные волки
Воздух пахнет дождём, лопухами и ласковой пылью.
Воздух пахнет спокойным теплом и задумчивым летом.
Но по рекам чернеющим синие звёзды уплыли
И растаяли снегом за мутными тучами где-то.

Рассыпается дом непрестанно, почти незаметно.
И по рекам, по рекам, по тёмным протокам уходит...
Эта осень, мне кажется, будет сухой и бесцветной.
Даже волки мои не мечтают уже об охоте.

Покидают меня, убегают на дальнее небо опасные звери,
Я со всем соглашаюсь, пустая, незлбная и никакая...
Отключаю совсем телефон, запираю железные двери --
Непривычно и страшно, когда тебя бросила стая.

А все думают: лето ушло, от того неуютно и грустно...
Но сжимается сердце от странной и страшной потери:
Убегают, уходят на небо по звёздному руслу
Мои самые дикие, самые яркие звери...
Два анекдота
Когда-то давно Инна Князева предложила записать понравившиеся анекдоты в форме стихов. Вот, нашла у себя два сохранившихся... Только это реальные анекдоты, не придуманные... Вообще смешную историю сочинить -- очень сложно! Часто на помощь приходит жизнь и анекдоты случаются сами... Правда, в момент, когда они случаются, участникам не всегда бывает смешно)))) hoho

ПАМЯТЬ ДЕВИЧЬЯ

Сидят на лавочке две бабушки седые.
Одна, вздыхая, говорит своей подружке:
- Лет сорок взад, мы были молодыми,
Не пропускали не одной пирушки…

С тобой готова я пойтить в разведку
И с боем взять какой-нибудь редут.
Ты мне – сестра, подруга и соседка…
Но я не помню: как тебя зовут?

Задумалась вторая… Дело к ночи…
- Послушай, а тебе не очень срочно?
.

***
Одноклассника в кафе недавно встретил.
Посидели хорошо, но не до пьяну.
Только странность я одну за ним заметил:
Всё таращится под стол он постоянно.

- Что там у тебя? – Я глянул тоже
И – клянусь! – я обалдел: там, типа, - ящик,
А внутри – ну, как по телику, похоже
Прыгает спортсмен, как настоящий!

Машет махонькой ракеткой перед сеткой,
А другой, прикинь, удары принимает!
Корт зелёненький, размером, как салфетка…
- Обалдеть! Откуда это? Мать честная!

Ну а друг глядит немножечко смущённо:
- Понимаешь…Джин знакомый у меня… И вот, по просьбе…
- Так знакомь!!! – кричу я возмущённо.
- Глуховат он… Стар уже… Узнаешь после.

- Глуховат? Так что ж такого? Нет причины,
Чтобы жизнь не потекла, шампанским пенясь!
- Что ж ты думаешь? Что я просил у джина
Двадцати-пяти-санти-метровый теннис ?
Ночные поезда
Сквозь чёрные ночи и синие ночи
За скрытыми мраком лесами, холмами
Проходят, проходят составы... Грохочут,
Невидимые за ночными домами.

Доносят ветра затихающий рокот
И гул, словно моря далёкого голос.
За полем, за лесом, за небом дорога.
О рельсы Луна пополам раскололась,

И вытекло время из полного круга.
Уходит состав в безвозвратные дали.
Возможно, мы там повстречаем друг друга,
Но только не те, и не как ожидали.

Хранят фотографии память и лица.
И чай на столе, и рябина у дома...
Но поезда нет, чтоб на нём возвратиться.
Ты дальше и дальше, и скорость огромна.

И пусть неподвижны и тихи деревья,
Ночами ты слышишь: грохочут составы.
Бегут огоньками сквозь сны и деревни,
Качаются вслед придорожные травы.

Плацкарт, боковушка, лесная поляна --
Не важно -- уходит невидимый поезд.
Колёса стучат и стучат непрестанно,
О прошлом покинутом не беспокоясь.
Опасность диет для поэтов

Был поэт немного полным.
Так, чуть-чуть не очень стройным.
Никакого смысла

В глупой моей голове
Нет ни идей, ни стихов,
Только душица в траве
Да купола облаков.

Неба пустого простор,
Долька прозрачной Луны
Да подорожник простой,
Да перезвон тишины.

Пух невесомо парит,
Кружится до октября.
Маленьких звёзд фонари
Просто без смысла горят.
Летний Ветер
Как озеро, новое лето
Сомкнуло зелёные воды,
Смешало дожди и рассветы
С хмельным ароматом свободы.

И Ветер, ленивый и лёгкий,
гуляет со мною по травам,
В заношенной старой ветровке,
С прорехой на локте на правом.

Он тихий, зелёный и нежный,
Крапиву целует небрежно,
Качает узорные тени
И жмурит глаза золотые
И гладит верхушки растений,
Раскинув ладони пустые.

Сияет в еловой оправе
Озёрная гладь под луною...
А Ветер гуляет по травам...
До ночи гуляет со мною.
Отпуск
Я была одна совсем –

Только муж любимый, Саша…
Только две дочурки наши,
Только бабушка Наташа,
Баба Зина, тётя Глаша,
Только кот, что нужен всем.

Только младшенький с ватагой
Одноклассников-друзей,
Только старший - симпотяга
С милой девушкой своей

Только Джек, шотланский сеттер,
Только мужа брат, Андрей,
И его подруга Света,
Что не сыщете добрей…

Только канарейка в клетке,
Черпашка и хомяк,
Только тёти Глаши детки
(не оставить их никак!)

Как я славно отдохнула
В той избушке в тишине!..
Там, за городом, вернула
Глухомань свободу мне…
В тишине, в лесу, в покое
Лишь семья моя со мною)))))
Слова - главное
А у песни, а у песни
Всё же, главное - слова:
Не споёте песню если
Не в порядке голова.
Если память не надёжна,
"А-а-а" вас не спасёт!
Нет, без слов петь невозможно,
Ведь слова для песни -- всё!
Ну а если вы забыли
И не вспомнили мотив,
Смело взяли, да завыли,
Хоть и был мотив красив.
Никого не остановит,
Если с нотами беда.
Смело пойте! Ведь в основе
Здесь слова, а не вода!
Даже если слух не важный,
И мелодия крива,
К вам прислушается каждый,
Если помните слова!
Про любовь
... И даже не за доброту.
Бывает, злых и смелых любят...
Крылом прорезав высоту,
Себя, бывает, даже губят.
Да. Любят даже вопреки!
Упрёков разума не слышат,
Душой своей взмывают выше
чем звёзд мигают угольки.
Любви не требуют взамен.
Ни обещаний, ни награды.
Любви, бывает, и не рады,
Не доброволен этот плен.
Она нахлынет, как поток.
К чему любые рассужденья?
Но тот, кто выпил хоть глоток,
не скатится до сожаленья.
Не спрашивайте: "Почему?"
Не меряйте обычной мерой —
А только сердцем, только верой!
Непостижимая уму,
Любовь. Надежда и спасенье.
Восторг сверкающий, весенний,
Не спрашивайте: "Почему?"
Я не провожу границы
Я не провожу границы
между мною и котом...
Или между мной и птицей,
Между веткой и листом.
Нет границы у травинок,
и у листьев нет границ:
Листья с деревом едины,
С книжным шелестом страниц.
Я в собаках отражаюсь,
в голубях и тополях,
В звездопады погружаюсь,
Созреваю на полях.
Продолжение и эхо,
Отражение в пруду...
Даже если ты уехал.
Даже если я уйду.
На одни и те же звёзды
я смотрю, и смотришь ты.
И одни и те же воздух,
травы, реки и цветы...
Невозможно расстоянье
между мною и тобой,
Невозможно расставанье
На планете голубой.
Прыг!
Я в засаде затаюсь,
прижимая ушки...
Перед носом ходят пусть
разные зверушки.
Пропущу, конечно, Грусть,
Злость пускай проходит,
и Тоска уходит пусть,
с ними в хороводе...
Но как только заблестит
вдруг Счастливый Случай —
Прыг! — и я уж на пути, распушась получше.
Вся, такая, при цветах,
при огнях и звёздах...
Он, такой, за сердце: "Ах!.."
Но бежать уж поздно!
Всё! Попался Случай. Мой.
Унесу его домой.
Ами в траве

А газон не кошеный...
Травы ходят волнами.
Мягкие, подросшие,
Шорохами полные.
И волна зелёная
Достаёт до пояса...
Как вода солёная!
Скоро Ами скроется.
Словно в море плавает
Ами среди зелени.
Ходят волны плавные,
Ходит Ами селезнем.
А в траве не кошеной,
В глубине таинственной
Кость нашёл хорошую
В лопухах, под листьями.
О, открытий пиршество!
Торжество с подарками!
Ручкой не опишется
Жизнь такая яркая!
Травы, травы вольные!
Ноги, ноги быстрые!
Мы бежим, довольные,
Сильные, пушистые!
Инструктаж Ангелу, отправляющемуся на Землю на служение

Нет-нет, улететь ты не сможешь.
Да, это не долго -- лет десять.
От силы - пятнадцать... Но всё же
Ты должен заранее взвесить
Любовь и душевные силы...
Тяжелое это служенье!
Чтоб света с избытком хватило
И в радости, и в пораженьи.
И дара божественной речи
Ты тоже лишишься на время.
И взвалишь на лапы и плечи
Доверия тяжкое бремя.
Ты будешь любить безрассудно!
И верить без тени сомнений.
Ты будешь и глупым, и мудрым --
Доверчивый преданный гений.
Ты будешь совсем беззащитен,
Открыт всем обидам и ранам.
Ты будешь -- Великий Учитель,
Хотя это кажется странным.
Ты сможешь спасти и утешить,
Ты сможешь прощать бесконечно.
Ты будешь весёлым и нежным...
Собакой ты будешь, конечно.
Стихи
Бывает, читаешь такие стихи,
Где первая строчка - от Бога!
А все остальные... ну да, не плохи...
Умны. Не судите их строго...
Но как же обидно, обидно до слёз,
Что кто-то огонь до тебя не донёс!
Что кто-то держал в рукавицах,
Под носом, живую Жар-Птицу,
И вдруг поспешил, растерялся...
А птица, вспорхнув, улетела.
А он - со словами остался...
Составил их даже умело.
Но только перо золотое
Сияет божественной строчкой.
А всё остальное - пустое,
Лежит обещаньем, отсрочкой.
И дразнит бессильной надеждой:
Ведь чудо сияло, лучилось!..
Но дымом растаяло прежде,
чем стихотворенье случилось.
Немного поэт не дождался...
И сдался.
Ветка
Сломанная ветка зацвела
В день, когда другие облетели,
На коре цепляясь еле-еле,
Зацвела, раскрылась от тепла.

Распахнула белые цветы,
Нежные, под самыми ногами.
Чудом сохранённая Богами,
Посреди ветров и суеты.

Вот теперь -- не трогайте её!
Она выжила уже и прирастает,
Корешки, старается, пускает,
Верит в воскрешение своё.

Обойди, садовник, стороной --
Пусть несовершенной будет крона,
Покосится ровная корона,
Но живой останется! Живой!
Кошка с собакой
У кошки шершавый и мокрый язык,
Пушистая серая шерсть.
И прямо, такие из морды, усы!
Как здорово, что она -- есть!
Как мягко она привалилась ко мне,
Сворачиваясь в клубок!
И как бесподобно мурчит в тишине,
И греет мне левый бок.
Собака! Захлопни открытую пасть!
И лапы свои убери!
Не надо на спину ей голову класть!
На кошку совсем не смотри!
Подвинься! Ей лапа твоя, как бревно!
И нет у ней блох, не ищи!
Нет... Лезет собака моя всё равно,
И кошка, сбегая, пищит.
И вот на коленях -- восторженный нос,
В улыбке слюнявая пасть.
Мол, нечего тех, кто ещё не дорос,
К себе на коленочки класть!
Ангел-Хранитель
Он, возможно, и ростом не вышел...
Даже кот в окне усмехался.
Прыгал Ангел по нашей крыше,
Так метался, что запыхался.
Просто маленький Ангел-Хранитель...
С крыши -- на земь, с окна -- на окошко...
Кот -- единственный его зритель:
Видят ангелов только кошки.
Отводил он десятки молний,
Не простых, грозовых, а -- разных.
И вибрировал воздух, полон
Семенами событий опасных.
Только маленький Ангел справлялся!
Подставлял то крыло, а то -- спину.
Он за миг до беды появлялся,
Чтоб она -- не по сердцу, а мимо!
И ломались у нас телефоны,
Мы ключи с кошельками теряли...
Ну а рядом с неслышимым звоном
В землю молнии ударяли.
А вчера "полетел" компьютер,
И протёк бачок в туалете...
Хорошо что в такие минуты
Ангел мой существует на свете!
Вдруг поломка в меня бы попала?!
Я б тогда насовсем бы пропала!
Амиго
Вот, хочу поделиться. Это мой пёса! Амиго. Ами))) Это мы в лесу гуляем и у нас кругом май!)))