Коронавирус в твоей голове

11:15
9
Хасан тихо прикрыл входную дверь своего дома и переступая обломки от верхушки соседнего здания, разбросанные по улице, направился куда-то под покровом ночи. Он постоянно оборачивался по сторонам. Иногда замирал, вслушиваясь в тишину, прерываемую далёкими выстрелами. Военным, видимо, как обычно причудилось что-то на подступах к их постам, и теперь они время от времени поливали очередями каждый редкий кустик, опасаясь диверсии со стороны боевиков. Шарахаться ночью по улицам было экстремальным занятием. Ведь в тёмное время суток действовал комендантский час. Пристрелить могли запросто – как бродячую собаку. Причём хоть военные, приняв за боевика, хоть боевики, по десятку причин, чаще — ради забавы.

Ночной нарушитель правопорядка довольно быстро добрался до соседнего квартала, прижался спиной к стене, огляделся, прислушался, и только после этого постучал в дверь дома своего приятеля. После четвёртой попытки дверь отворилась. Наружу вышел заспанный и недовольный мужчина. Его недовольство читалось даже при тусклом освещении от далёкой одинокой электро-лампочки, горящей на другой стороне улицы.

— Махмуд, ты помнишь о нашем договоре? – тихо и торопливо спросил Хасан.

— К чёрту этот договор. Я передумал. Иди домой. И не стучись ко мне в дом по ночам. Давай, дуй отсюда…

— Не понял… Махмуд, не дури. Давай ключи от машины. Так дела не делаются. Мужчина должен держать слово. Или ты мужчиной ещё не стал?

— Ты сейчас договоришься, идиот. Вали отсюда. А то я начну кричать, подоспеет патруль, отпинает тебя как пса и кинет в зиндан – до разбирательства. Или пристрелит на месте, без суда и следствия. Пошёл, сказал!

— Не ори, сволочь. Не зли меня, — Хасан с яростным видом двинулся на Махмуда, поправляющего наспех одетые спортивные штаны.

— Тебе не понятно, да? По-другому объяснить?! – Махмуд рванул навстречу и с размаха нанёс удар правой.

— Ну, держись тогда! – выкрикнул на эмоциях Хасан после того, как не особо технично увернулся от летящего в него кулака. И тут же ударил в ответ.

Голова Махмуда сотряслась, он немного потерял равновесие, но поймав опору, тут же выкинул в сторону обидчика уже свои два удара с обеих рук. Правый кулак просвистел мимо лица Хасана, а вот левый попал в это самое лицо с громким глухим хлопком! Махмуд решил развить свою успешную атаку и, предварительно пнув противника в туловище ногой, пошёл вперёд с продолжительной серией размашистых ударов руками. Хасан был вынужден отступать назад под таким натиском. Но вот, выбрав момент, он остановился, резко нагнулся, избегая ударов, и бросился навстречу, попав плечом в живот яростному оппоненту, прихватил руками его бёдра и со всей силы толкнул. Махмуд упал на спину. Сверху над ним навис Хасан и начал ожесточённо лупить кулаками. Махмуд отмахивался, но после очередного сильного удара по голове, закрыл её ладонями, пытаясь перевернуться и встать. Но теперь на него сыпались удары не только руками, но и ногами. В глазах вспыхивали искры, чувствовалась тупая боль, а осознание риска для жизни и здоровья съедало боевую мораль. Понимая, что бой проигран, Махмуд выкрикнул:

— Всё, всё! Прекрати… Всё…

— Где ключи? – тяжело дыша спросил Хасан.

— В кармане… Сейчас достану. Не бей… На, держи…

Махмуд говорил что-то ещё, но Хасану эти слова почти не были слышны. Взяв ключи, он уже зашёл за угол, сел в кабину старенького внедорожника, завёл его и, не включая фары, вырулил на дорогу, ведущую прочь из города.

Вытирая рукавом кровь из носа, Хасан мчался в полной темноте, ориентируясь по еле различимым силуэтам столбов электропередач на фоне звёздного, но безлунного неба. Надо было идти до конца. Ни грамма сомнения. Только вперёд!

Прошло несколько минут безудержной гонки во мраке. Глаза рьяного водителя уже адаптировались к темноте. Но не настолько, чтобы заранее разглядеть перед собой другой внедорожник, летящий навстречу с так же выключенными фарами. Каким-то чудом удалось избежать лобового столкновения! По крайней мере, самим автомобилям. Ведь их боковые зеркала, попавшие друг в друга, разлетелись в дребезги. Дальше всё продолжилось, как и прежде. Бегущая серая полоса дороги и проплывающие по бокам столбы. Будто бы ничего и не случилось. Словно показалось просто. Но отсутствие левого бокового зеркала, всё же, говорило об обратном. Хасан с облегчением выдохнул. Но ещё не успев вдохнуть новую порцию воздуха, увидел, уже почти перед капотом, силуэты людей, идущих по обочине дороги! Реакция не подвела и в этот раз. Машина пролетела буквально в сантиметрах от крайнего пешехода. Хасану даже показалось, что край развивающейся на ветру арафатки этого человека коснулся кузова. На всякий случай пришлось сбавить газ, дабы исключить наезд на других вероятных пешеходов, которые могли отставать от этой группы, чуть не попавшей под колёса. Дальше дорога оказалась пустой. Хасана смущала лишь картинка из памяти, стоящая теперь перед глазами. Ему показалось, или силуэты проскользнувших мимо него и отпрыгивающих в сторону людей имели признаки наличия автоматического оружия?.. Долго думать не пришлось. Раздавшиеся позади выстрелы подтвердили это предположение!

Хасан втопил педаль газа до самого полика. Тяжёлая машина начала вновь набирать скорость. Но разъярённые пули легко обгоняли её, рассекая воздух с шипящим, наполняющим сердце тревогой, звуком. Стрелки уже отчётливо не могли видеть цель, потому мазали… Бам! Одна из них всё же звонко попала в кузов. А следом и ещё несколько. Бум! Бум! Бам!

Хасан закричал от отчаяния! Любая из вгрызающихся в корпус автомобиля пуль могла оборвать его жизнь. Но пока ему везло… Ещё быстрее. Ещё быстрее. Ещё дальше от этих ночных убийц, которые явно были боевиками одной из группировок. Наконец, тишина… Всё затихло. Вся вселенная замерла на время. Кроме рычащего мотора и сердца Хасана. Оно колотилось как сумасшедшее. Пронесло. Ему снова фартило в эту роковую и безумную ночь.

Но спокойствие продолжалось совсем недолго. Спустя несколько минут, при подъезде к населённому пункту, возле которого находилась база военных, на пустыре, справа от дороги, что-то очень мощно громыхнуло. От предварительно появившейся кратковременной вспышки всё осветилось. За это мгновение Хасан успел отчётливо увидеть свои руки на руле. Правое предплечье почему-то было в крови, хотя ранения не ощущалось. Первое, о чём он подумал, его ли это кровь? Не успев подобрать один из вариантов – кровь Махмуда ли, или несущественное ранение от осколков обшивки или стекла, разбитых пулями – Хасан понял, что сейчас, под таким адреналином, это не имеет никакого значения. А вот разрыв крупного боеприпаса в паре сотен метров от него имеет значение, самое что ни на есть большое на данный момент. Вскоре снова прогремел взрыв, затем ещё один – ближе к военным. Потом шарахнуло на окраине селения. Затем где-то совсем далеко. Хасан быстро сообразил: боевики обстреливают базу своими самодельными снарядами, произведёнными из газовых баллонов, начинённых взрывчаткой, и из всякого другого хлама. С кучностью были проблемы, неудивительно. Но почему так всё совпало? Почему сейчас, стоило только ему сюда приехать?! Ведь такого обстрела тут не было уже несколько месяцев! Размышления прервались вспышкой и оглушительным хлопком совсем рядом с дорогой! Боковое правое стекло осыпалось и кабину в мгновенье наполнило горячим воздухом и пылью, а Хасана взрывной волной ударило о левую дверь. Он перестал чётко ощущать звуки, потерял ориентиры дороги и направление движения. В ушах звенело. Но руки продолжали держать руль. Глаза выпучились от испуга и желания понять: куда едет машина?.. Вот совсем рядом мимо пронёсся столб. Затем ещё один появился прямо на пути. Хасан начал выруливать вправо, выезжая вновь на проезжую часть. Но машина плохо управлялась, а скорость упала. Сразу стало понятно, что как минимум одно колесо спущено…

Немного контуженный, но всё ещё живой, водитель направил внедорожник за кусты на обочине и заглушил двигатель. На обратном пути, если ничто и никто не помешает, он мог бы попробовать поставить запасное колесо, если оно уцелело. Машину следовало бы вернуть и без того обиженному владельцу. А то как-то нехорошо получилось. Не так, как планировал и договаривался Хасан.

До селения оставалось совсем немного. Спешившемуся путнику пришлось перейти на бег. Обстрел из самодельных крупнокалиберных миномётов прекратился, вроде бы. Но стало ненамного тише. Теперь округа сотрясалась от автоматной и пулемётной стрельбы. А когда Хасан перебегал из-за очередного укрытия к ближайшим домам населённого пункта, со стороны военных по нему открыли огонь из крупнокалиберного пулемёта! Насчёт калибра можно было не сомневаться, ведь воздух над головой бедняги и шипел, и свистел, и гудел от пролетающих мимо тяжёлых и скоростных пуль! А там, куда эти пули попадали, поднимались клубы пыли, видимые из-за редкого уличного освещения, которое и выдало Хасана. До крайнего дома оставалось уже несколько метров. Всего несколько шагов! Вот она – спасительная стена… Да! Хасан оказался в мёртвой зоне для его неудавшегося палача. Позади по зданию ударила очередь, разбросав по дороге кусочки стены. После этого поблизости стало намного тише. Повезло…

Дальше путник продвигался по тёмной улице, в направлении мечети, за которой и жил нужный ему человек. Хасан уже приближался к заветному дому. И чем ближе к нему был, тем больше нервничал. Успел ли? Остался ли товар?.. Он постучал в дверь, потом в окна. Крикнул в окно – кто и зачем пришёл. Только после этого дверь приоткрылась, а выглянувший пожилой седовласый мужчина жестом попросил войти во внутрь.

— Есть ещё? Не разобрали?

— Для тебя есть, Хасан. Давно не видел тебя… Ты в порядке? – рассматривая вошедшего спросил хозяин.

— Что?.. А! Да, это ерунда, — ответил ночной гость, глянув на руку – Царапина. Немножко не вовремя у вас тут «веселье» началось. Еле добрался.

— У нас тут частенько так. Правда, сегодня чем-то мощным лупанули опять. Разбудили, собаки. От автоматной трескотни уже редко просыпаемся. Нет спокойствия с таким соседством. Вояки и дальше не продвигаются и уходить не хотят. А нам – хоть на улицу не выходи.

— Почём товар нынче?..

— Пятьдесят баксов штука. Сейчас принесу… Тебе сколько? – уже из другой комнаты поинтересовался хозяин дома.

— Что? Не расслышал…

— Сколько, говорю?

— А! Десяток мне. Десяток, — ответил Хасан, доставая из-за пазухи стопку американских долларов, позаимствованных у найденного неделю назад в канаве боевика.

Пожилой мужчина вскоре вернулся с небольшим полиэтиленовым пакетом. Протянул гостю, который тут же пересчитал товар. Хозяин же пересчитал деньги.

— Слышал? В Европе ещё несколько тысяч заболели коронавирусом. Ты давай, береги себя. И родных. Удачи тебе. Храни тебя Аллах.

— Да благословит вас Аллах и дом ваш. Прощайте, — сказал Хасан уходя, и бережно запрятал за пазуху купленные медицинские маски…

Оцените пост

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!