Краевед Юрий Рощупкин о жизни семьи Марины Цветаевой в Самаре

"Хроники самарочки"

00:48
7



Краевед, исследователь жизни и творчества Марины Цветаевой, житель Октябрьского района Юрий Рощупкин рассказал «Самарской Газете» о том, как открывает в Самаре места, связанные с поэтом.[cut=Читать далее......]

— Юрий Митрофанович, расскажите о себе. Когда и почему вы заинтересовались творчеством и личностью Марины Цветаевой, судьбой ее семьи?

— Я родился в Серпухове. Там же окончил военное училище. 31 год служил в ракетных войсках в Прибалтике, затем в Иркутске. После увольнения из армии в 1989 году мы с женой переехали в Куйбышев, где у меня были родственники.

Думаю, рано или поздно к поэзии приходят все, кто много читает. Я полюбил творчество Марины Цветаевой в 1950-х годах. В литературном сборнике «Москва», где печатали в том числе опальных авторов, было опубликовано одно из ее первых произведений. Тогда люди воспринимали стихотворения не так, как сейчас, — к поэтам относились как к божествам.

Недалеко от Серпухова находится город Таруса — своего рода мекка для любителей Цветаевой. Там Марина жила в детстве: ее отец Иван Владимирович снимал дачу в тех местах. Я часто бывал в Тарусе, видел дочь Цветаевой и Сергея Эфрона — Ариадну. Свои отпуска проводил и в других местах, связанных с поэтом. Все больше узнавал о ее судьбе, семье, познакомился с другими цветаеведами. Со временем круг общения вырос, я начал принимать участие в различных конференциях, слетах. Даже сдружился с внучатой племянницей поэтессы — Ольгой Андреевной Трухачевой.

— Правда, что именно вы открыли в Самаре места, связанные с Цветаевой?

— Можно сказать и так. Когда я переехал в Куйбышев, единомышленники дали мне задание — выяснить, как Цветаевы связаны с городом. В 1896 и 1902 годах здесь бывали отец Марины с матерью — Марией Александровной Мейн. В 1941-м через нашу область в поезде ехал ее сын — Георгий Эфрон. В 1949 году в пересыльной тюрьме на Волжском проспекте находилась Ариадна.

Кроме того, документально подтверждено, что в июле 1911-го 18-летняя Марина Цветаева с будущим мужем Сергеем Эфроном жили в получастной гостинице — в номерах Кураева на улице Галактионовской, 41. Я первым рассказал об этом самарской общественности. В 2016 году на фасаде дома по инициативе представителей школы №174 благодаря настойчивости заместителя директора учреждения Анны Игоревны Сидоршиной установили мемориальную доску в память о пребывании поэта в Самаре. Такие энтузиасты и сохраняют память об истории столицы губернии.

Недавно по моему приглашению в город приезжала Ольга Трухачева. Мы посетили цветаевские места, посетили музей поэта в селе Усень-Ивановское в Башкирии, куда Марина с будущим мужем отправились после Самары. Также Ольга Андреевна выступила в школе села Тимашево Кинель-Черкасского района, где мы ежегодно проводим творческий слет «Цветаевский костер».

Самарцы смогли познакомиться с внучатой племянницей поэта на встрече в областной библиотеке. Ольга Андреевна осталась очень довольна общением. Недавно получил от нее посылку с журнальными вырезками, книгами с автографами ее бабушки, сестры Марины, писательницы Анастасии Цветаевой. Приезд Ольги Андреевны дал мне силы продолжать исследования.

— Как вы считаете, память о каких людях, событиях, местах нужно увековечить в Самаре?

— В Самаре были, пусть и проездом, многие известные поэты и писатели: Андрей Белый, Максимилиан Волошин, Борис Пастернак, Антон Чехов, Анна Ахматова… Но пока в городе ничто на это не указывает. Нет памятного знака репрессированным у места пересыльной тюрьмы на Волжском проспекте, где находился в том числе Александр Солженицын. Самаре нужны памятники писателям Алексею Толстому и Максиму Горькому, которые продолжительное время жили в городе.

— В будущем вы планируете продолжать исследования?

— В школе №174 создан центр любителей поэзии Марины Цветаевой. Там собрана хорошая библиотека, есть разные экспонаты. Наша цель — чтобы центр обрел статус областного или городского музея. Также хочется, чтобы ежегодный «Цветаевский костер» в Тимашево стал событием регионального значения.

Кроме того, я собираюсь найти потомков Самуила Давидовича Гуревича — гражданского мужа Ариадны. Он, будучи секретным сотрудником НКВД, помог ей выжить. Я читал, что в нашем городе у Гуревича были родственники. В мае 1942 года Самуил Давидович жил в гостинице «Гранд-отель» на улице Куйбышева, сохранилась открытка, которую ему прислал туда брат Ариадны.

За двадцать с лишним лет я собрал обширный материал о связи Цветаевых с нашим городом, но работу не останавливаю, постоянно открываются новые факты. Почти закончил книгу «Самарские перепутья Цветаевых». Для ее издания мне необходима финансовая поддержка.

Источник:


Краевед Юрий Рощупкин о жизни семьи Марины...
sgpress.ru›Лента новостей›…-YUrij-Roschupkin-o…


Автор статьи Лариса Дядякина

Оцените пост

+2

Оценили

Ольга Борисова+1
Татьяна Ларченко+1
Не могу без волнения читать эти строки, настолько глубоко прониклась творчеством и неординарной судьбой Цветаевых--- всех, не только сестер! И почему-то совпадают эти дни: очередная информация о них приходит, когда я перечитываю книги Анастасии Цветаевой... Сейчас на столе (на мониторе) "Моя Сибирь". У этого человека нужно учиться стойкости и умению писать, а еще-- сострадательности.