Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

КривоРожка

+236 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Таня Ванина
Старый дом над рекой
Я туда возвращаюсь в полночном бреду,
В этот старенький дом на крутом берегу,
Где и звезды и яблоки зреют в саду,
Где все тонет в вишневом снегу.

Я туда возвращаюсь, когда все уснут,
И в колени мне тычется ласковый пес.
Этот дом помнит много счастливых минут,
Много горя. И песен. И слез.

Там притворены ставни в полуденный зной,
Там ромашки цветут в придорожной пыли.
Там, на краешке самом ничейной земли,
Мой братишка пел песни со мной.

Там живым серебром перекаты в реке,
Там зеленые ивы на белом песке.
Там, где бабушка с дедом, как прежде, живут –
Там всегда меня любят и ждут.

Тает ночь. Фонари зажигают рассвет.
Черной тушью – деревья на белом снегу.
Я вернулась! Верну… а тебя уже нет,
Старый дом на крутом берегу
Народное антивирусное
Ох, этот народ! Он же вируса хуже!
Вреднее и злостнее. Сладить с ним как?
То завтракать хочет, то требует ужин,
То детям – учебу. Ну, словом, дурак.

Подумаешь, смертность. Процентов-то сколько?
Народ и без вируса вымрет, поди…
А что он умеет-то? Смех, да и только:
На нищую пенсию нищих плодить.

Ну вам же сказали: не ездить в маршрутках!
Ах, вам на работу? Зовите такси.
А где ваша маска? Какие там шутки!
На руки – перчатки. На ноги – носки.

Пешком на работу за нищей зарплатой,
Голодные дети сидят по домам…
А джинсы порвутся – поставим заплату.
Как будто впервые приходится нам…

А бывший начальник – тот дал мне наводку
На верное средство: «Танюха, учти:
Коль салом да луком закусывать водку,
То вирус любой нам не страшен почти!»
Все попусту?
А небо в марте такое же, как в октябре,
Но в каждом вдохе мне чудится лета свет.
И солнце – монета, что вертится на ребре…
Орел или решка? А выбора, в сущности, нет.

Вчерашние слезы останутся во вчера.
Вчерашняя радость… Ее б сохранить суметь!
Дни хлопотливые, тихие вечера –
Все завершается словом коротким «смерть»

Что же, все попусту? Нам ни к чему паруса?
Живешь беззаботной птицей, не жнешь, не сеешь…
Тысяча лет для вечности – как для меня полчаса.
Выпить бы кофе, и то не всегда успеешь.

Ластится к юной листве бесконечный дождь.
Жарко горел огонь, да увы, погас.
Снова уходят другие, а ты живешь.
Старые фотки, давай, убери-ка с глаз!

Сердце заходится, что-то щемит в груди…
Снова вопросы, а где же найти ответ?
Знает ли кто-нибудь, что же там, впереди?
Тьма и тоска одиночества? Новой ли жизни свет?
Девочки седьмого марта
Звезды, как ромашки,
Ночь развесила…
Тяпнем по рюмашке –
Будет весело!

Тяпнем, да утремся,
Дело личное.
Мы ж не надеремся,
Мы – приличные!

К тем, кто в подворотне,
Мы не вяжемся.
Если кто-то против –
Пусть откажется!

Тяпнем по единой,
Не раскаемся.
Праздник – наш любимый.
Отрываемся!

У огня согреем
Руки зябкие.
А дожить сумеем
Мы до завтра ли?

Завтра будет вновь
День до вечера.
Третья – за любовь,
Спорить нечего!

А когда мы вволю
Отпразднуем,
Станем делать
Глупости разные:

Пушкина с рюмашкой
Перечитывать,
Звездные ромашки
Пересчитывать.
Без шансов
Сказали мне, что шансов больше нет.
Сказали мне: «И рыпаться не стоит!»
Но чтоб в конце тоннеля видеть свет,
Его же должен кто-нибудь построить.

Сказали мне: «Дела совсем плохи,
И пирожки готовить Вам пора бы…»
А я тоннель свой строю, как стихи, –
Я буду замечательным прорабом.

Срывая ногти в кровь, держусь за край.
И голос сел (свой хрип зову я песней!)
Что мне за дело, ад там или рай?
По мне, так здесь намного интересней.

И пусть твердят, что шансов вовсе нет,
Я и без шансов все-таки сыграю.
Я строю свой тоннель, и точно знаю,
Что я увижу завтрашний рассвет.
Стихи в три часа ночи
Навеяно стихами "Верить в бессмертие глупо и даже наивно..." Маргариты Смородинской

Все кончится однажды. Поверьте, я не вру.
Настанут темнота и равновесье.
Другие дети побегут по нашему двору,
Другие мамы будут ждать известий.

И в небо будут рваться другие тополя,
А небо будет тем же, что когда-то.
И на планете нашей по имени Земля
Другие будут праздники и даты.

Не стоит огорчаться, в том нашей нет вины,
Что все мы обязательно уходим.
Но вечны рокот моря, и желтый свет луны,
Ночное небо в звездном хороводе.

Но может так случиться, что высохнут моря,
И весь песок закончится в пустынях.
Однажды во вселенной все звезды догорят,
И солнце наше жаркое остынет.

Не станет ни пространства, ни времени тогда,
Ни радости не станет, ни печали…
О Боже, и привидится ж такая ерунда,
Когда не спится зимними ночами!
В тот год осенняя погода
«Зимы ждала, ждала природа…»
Вы говорите, в январе?
Январь – смешное время года:
И дождь, и слякоть на дворе.

На третье, в ночь? Да вот ни разу:
В ночь на седьмое февраля
Снег выпал, словно по заказу.
Всю ночь ворочалась земля,

Как ни баюкал ее ветер
(А он старался, уж поверьте),
Вздыхала, жмурилась, мурчала…
Ах, как ждала она начала

Зимы. Ведь должно быть зиме!
И дождалась. Снежок сыпучий
На радость детям (да и мне!)
Пузатые роняют тучи.

Едва-едва снежок укрыл
Убогость серую дорожек.
Так скользко – полетишь без крыл…
Ходите, друг мой, осторожней!

А дворники проспали. Вот.
И снега так бела страница,
Что кажется: все это – снится.
Но с лапки стряхивает кот

Снежок прилипший. Значит, точно
Зима настала. Тонкой строчкой
След на нетронутом снегу…
Что я еще сказать могу?
Настроение
Дождь за окном... Все валится из рук.
И в полдень сумерки, а вечером – тем паче…
И так некстати вспоминаю вдруг:
«Не плачь, родная!» Да ведь я не плачу.

А просто настроенье – хуже нет.
Все хорошо, а не унять тревоги.
Смотрю в окно бездумно. Там сосед
Детей ругает, промочивших ноги.

Нехороша ты, южная зима!
Тепло и сыро. Не по сердцу вовсе.
Под тучами нахохлились дома,
Как будто ждут: еще чуть-чуть, и осень

Закончится. Придут мороз и вьюги,
И первым льдом оденется река.
А тополя воздели к небу руки,
И облакам царапают бока.

Но снега нет. Лишь дождик, мелкий, частый,
По лужам, по дорожкам… Что за бред!
Куда же нынче подевалось счастье?
Все хорошо, а настроенья нет.

И книжка, кошка, да и кофе чашка
Не радуют сегодня. У огня
Я грею руки, и вздыхаю тяжко:
Простишь ли ты когда-нибудь меня?
Пока еще не уже
Еще не время. Не пора.
Еще не гаснет свет.
Еще не кончена игра,
И проигравших нет.

Еще всевидящий судья
Не вынес приговор.
Еще других, а не меня,
Судьба сметает в сор.

Еще пронзителен и чист
Высокий небосвод.
И жизнь моя, как белый лист,
Что первой строчки ждет.

И так мне больно иногда,
Что не хватает слов.
Но все горит моя звезда
За гранью светлых снов.

И полнится восторгом крик
На диком вираже,
И каждый день, и каждый миг –
Еще, а не уже.
Безнадежность
Последний отблеск зимнего заката
Почти угас.
Мы тоже были счастливы когда-то,
Да и не раз!

Играл оркестр – серебряные трубы,
Звенела медь.
От водки ледяной ломило зубы,
Хотелось петь.

Хотелось песен, долгих и тревожных,
Как степь в цвету.
Нам говорили: «Хватит, невозможно
Жить на лету!»

А нам лететь бы, дерзко и крылато –
На красный свет!
А нам казалось: после всех закатов
Придет рассвет.

Придет весна, и будет еще много
В степи цветов.
Но растворилась дальняя дорога
В тумане снов.

Ушел оркестр, и водка тепловата,
И крыльев нет.
И тает бесконечного заката
Холодный свет.
"Раз в Крещенский вечерок..."
В пламя свечи я смотрю не дыша,
Зеркало слева, и зеркало справа.
В этом огне догорают… Душа?
Счастье? Иль слава?

Что мне привидится там, за плечом,
В зеркале старом?
Рыцарь жестокий с кровавым мечом,
Или мальчишка с гитарой?

Песни ли петь мне судьбой суждено,
Плакать ли – нету решенья.
Бьются снежинки бессильно в окно
В ночь на Крещенье.

Надо бы выбрать, да все не с руки,
Свечку задуть нету мочи.
Солнцу навстречу орут петухи
В тающей ночи.

Хватит гадать, я сама разберусь
С жизнью своею.
Вроде бы плачу. А вроде смеюсь.
В общем, живу как умею.
Достала реклама
Всем известно, что реклама
Не бывает без обмана.
Говорила же мне мама:
«Ты не верь рекламе!», но…
…Но, однако, как ни странно,
Так и тянет нас к обману:
В то, что сказано с экрана,
Мы поверим все равно.

Вот сказали: «Ешьте йогурт!
Без него прожить не могут
В современном нашем мире
Ни якут, ни папуас!»
Прихватила я корзину,
И бегом по магазинам,
И теперь в моей квартире
Есть трехмесячный запас.

Если вы живете с киской,
Покупайте киске вискас,
Наливайте киске виски,
Или водку – все равно.
А вчера звонила мама,
Так она сказала прямо:
«Мне обидно, что рекламу
Прерывают на кино!»
На пороге января
И ночь над городом, и вдоль дороги – тополя.
Дорога – скатертью – уже расстелена давно.
Костер у берега, и искры душу веселят
И нам совсем не жаль, что слишком молодо вино.

Сорву небрежно я последний лист календаря,
И мандаринами опять запахнет Новый год.
Мы все прагматики, но на пороге января
Мы ждем доверчиво, что чудо все-таки придет.

Ведь нет чудеснее чудес, что дарит нам Земля,
Чем чудо просто жить, судьбы не требуя иной.
Дорога стелется, и вдоль дороги тополя,
И кружит головы нам ветер странствия хмельной…

Звезда падучая… Успеть желанье загадать!
Пускай не сбудется – а нам и горя в этом нет.
Как завтра сложится… Да разве можно угадать?
Но верить хочется, что будет солнечным рассвет.
Осень. А потом – зима
Осень. А потом – зима,
Бледный свет вечерних окон…
Как в предчувствии вина
Виноград исходит соком.
Чья удача? Чья вина?

Жизнь начнет другой виток,
Счастьем весело поманит.
К небу тянется росток.
Но уже вина в стакане
Только на один глоток…

Можно сделать первый шаг.
А потом? А что же дальше?
Где вершина, где овраг?
В этом мире лжи и фальши
Где мой друг, и кто мне враг?

Что ж, налей еще вина.
Пусть мне голову закружит
Осень. А потом зима
Птицей белою завьюжит.
Все сломала я сама…
В ноябре
Бледно-серая заря
Ноября.
А какой же быть заре
В ноябре?
Я уеду за моря
За кусочком янтаря,
В чужедальнюю страну –
Ждать волну.

Говоришь, не навсегда?
Это – да.
Но и помнить столько лет –
Это бред.
Только, знаешь, я вернусь.
В этот холод, в эту грусть,
Из далекой той страны
В наши сны.

И опять взойдет заря
Ноября.
Ветер распахнет окно –
Все равно.
Перепутав день и ночь,
Мы отбросим время прочь,
И уйдем с тобой назад,
В листопад.
Игра в Любовь
Давай поиграем в Любовь. Увлечемся игрой.
А что проиграем – так нам ли бояться фиаско?
Ах, как хороша эта старая-старая сказка,
Что мы рассказали друг другу вечерней порой.

Давай поиграем! Ведь это же просто игра.
Нет звонкой монеты? Сгодятся опавшие листья…
Надеюсь, она не закончится слишком уж быстро,
Никто нам не скажет, что хватит, довольно, пора!

Давай поиграем. И мне наплевать, что в игре
Сгорают сердца, словно старые глупые фишки.
И кто-то сегодня, возможно, окажется лишним,
А кто-то затеет стреляться на заднем дворе…

Ах, как же нам головы кружит от этой игры!
И страсти такие в душе, что куда там цунами…
Мы все потеряли. Мы сами, поверьте, мы сами –
Как с праздничной елки снимали цветные шары…

Давай поиграем в Любовь. По задумке Шекспира
Мы будем игрой, словно лучшим вином, наслаждаться.
Всему вопреки представленье должно продолжаться
От первых времен до скончания этого мира.

Зачем это нужно, и нужно, скажите, кому?
Не в том ли все дело, что в мире бесчинствует осень?
И ветер куда-то опавшие листья уносит,
И холодно нынче в моем опустевшем дому…
Читатель
О жизни о красивой
Читаю детектив я,
Замешенный с любовью на розовых соплях.
Мерцающие свечи,
Таинственные встречи
С прекрасной незнакомкой в шикарных соболях.

Остыла кружка с чаем,
Но я не замечаю:
Я вместе с героиней слова любви шепчу.
Под дулом пистолета
Курю с ней сигарету,
И замуж за героя до одури хочу!

Когда раскрыта книга,
Волнует нас интрига,
А вовсе не какой-то мифический бюджет.
И шелестят страницы,
И до утра не спится,
И выжимает слезы закрученный сюжет.

А ты бурчишь под утро:
«Не спится здесь кому-то!»
И все, что ты мне скажешь, я знаю наперед:
– Поверь, моя отрада,
Все кончится, как надо,
И главному герою в финале повезет.

Они закатят свадьбу
И в собственной усадьбе
Наделают детишек – ну просто зашибись!
Не плачь, моя малышка,
Ведь это – только книжка –
Придуманных героев придуманная жизнь…
Куда уходит...
Как были хороши июльские рассветы,
Но времени, увы, не скажешь: «Задержись!»
И, сколько ни зови, все так же нет ответа
Куда уходит день, куда уходит жизнь…

И тот далекий день, когда цвели сирени,
И пели соловьи, растаял, словно дым.
Веселый Бог Любви играл нам на свирели,
И был совсем как мы, таким же молодым

Летело время вскачь, и в небо рвался парус,
И ластилась к нам степь, прекрасна и нежна.
Упавшая звезда в траве лежать осталась…
Угасшая любовь – кому она нужна?

Сама себе совру, сама себе поверю,
И, может быть, сама согреюсь у огня…
Зачем же с каждым днем сильнее боль потери?
Зачем же ты, любовь, так мучаешь меня?

Так в юности легко все было и понятно,
А годы седины добавят, не ума…
Нет, время возвращать я не хочу обратно…
А вот чего хочу – да знаю ли сама?
Октябрьская песня для Кати
Все октябрь да октябрь. Ну хоть раз родилась бы ты летом!
Когда будет тепло, и черешни поспеют в саду,
Когда море цветов, и поют соловьи до рассвета,
Но опять в октябре я к тебе в день рожденья иду.

Видишь, Катя, октябрь. Осыпаются рыжие листья.
И стучит до утра мелкий дождик в окно.
За ушедшим теплом улетят перелетные птицы.
За здоровье твое мы нальем молодое вино.

За здоровье твое, и за яркое, звонкое лето,
И за щедрую осень, и желтые листья берез,
И за зимние песни, что будут метелями спеты,
За пушистое чудо самых первых весенних мимоз.

Видишь, Катя, октябрь. Хризантемы в саду отцветают.
И на твой день рожденья опять не поют соловьи.
Но за счастье твое золотое вино наливают
В Украине далекой родные твои.
Игра в Жизнь
Мне вообще-то плевать, что уже вечеринка в разгаре,
И пускай на кону чьи-то ставки сыграли давно,
Сдай мне карты, Судьба, посмотри, я сегодня в ударе,
А кому повезет, нам заранее знать не дано.

А кому повезет, нам заранее знать и не надо.
Проигравший уйдет, и не нужно трагических фраз.
Приступая к игре, все мы знаем, что будет расплата,
Но никто ведь не ждет, что расплата наступит тотчас.

Сдай мне карты, Судьба! У меня еще хватит азарта.
Я Удаче своей заглянула с надеждой в глаза.
Но сегодня в игре, очевидно, крапленые карты,
А в руке у Судьбы есть четыре козырных туза.

Остаюсь при своих. Ну и ладно, хотелось не очень.
Ну, Удача моя, хоть немного еще продержись!
Ясным солнечным днем, или темной ненастною ночью
Я играю с Судьбой, а игра называется «Жизнь».
А давайте!
Что, Вам тоже не спится?
Опасаетесь спиться…
За осенним окошком
К югу тянутся птицы…
А давайте сопьемся…
А давайте споемся!
А давайте немножко
Над собой посмеемся.

После рюмочки чая
Мы привычно поноем.
А потом помечтаем:
Нам бы время иное!

Нам бы солнечным утром
Пробежаться по пляжу,
Улыбнуться кому-то,
И влюбиться бы даже

В это жаркое лето,
В эти звезды-ромашки…
Что, не спится поэту?
Ну, давай по рюмашке!
На троих


Пусть кто-то душу балует вином,
Кому-то виски ласкает глотку…
А я, ребята, уважаю водку,
Особенно – домашний самогон.

Не на продажу
(нет водки гаже!),
А для себя, для дома, для семьи…
За эту водку, признаюсь даже,
Меня однажды чуть не замели!

Конечно, запах – отнюдь не роза,
И этикетку эстет обхает…
По двадцать капель, когда с мороза,
И скажем так, «Немирофф» отдыхает!

Не стой у двери,
Ведь мы ж не звери,
Да что ж ты вымок так под дождем!
А хочешь – выпей кровавой Мэри,
А хочешь – чистой тебе нальем!

Сейчас из холодильника достану,
Добавлю перец и томатный сок…
Налей мне по Марусин поясок,
И хватит уже, хватит греть стаканы.

А долгой ночкой,
Да под грибочки,
Под разговоры друзей моих
Я не сменяю на пива бочку
Одну поллитру, что «на троих»!
С понедельника
Наступает понедельник –
Самый тяжкий день в году.
Я по жизни не бездельник:
На работу я иду.

Там бумажка за бумажкой…
Разве в этом жизни суть?
Хорошо бы мне, бедняжке,
Пару часиков соснуть!

С понедельника на среду,
Переделав кучу дел,
Понимаю я к обеду,
Что творится беспредел:

Я завалена работой
Так, что некогда блажить.
Тут не то что до субботы,
Тут до вечера б дожить!

Ах как пятница некстати!
Столько дел, что Боже мой!
Остается только встать и…
Разумеется, домой.

Не доделана работа,
Не закончены дела.
Вот и кончилась суббота…
Ну, спасибо, что была!

Выручает воскресенье:
Буду завтракать в обед!
Стирка-глажка... Во веселье!
И за что мне этот бред?

Выходные пролетели,
А куда – нельзя понять.
Начинается неделя
С понедельника опять.
Бабье лето
Затеплело… Зазвенело бабье лето.
Хризантемы… В старом парке хризантемы расцвели…
Все, что было… Все, что было недожито-недопето –
Светлой дымкой все растаяло вдали.

Рассыпает… Бабье лето рассыпает позолоту.
Облаками… Расшивает облаками синий шелк.
Бабье лето, что ты спросишь за работу?
Столько золота! Куда же все ушло?

Все, о чем я зимней полночью мечтала,
Все, о чем я… Все, о чем я тосковала по весне –
Все надежды, все любови, все печали –
Все, как видно, мне пригрезилось во сне…

Этим утром… Журавли поднялись в небо этим утром.
Видно, скоро, очень скоро осень сменится зимой.
Бабье лето, ты им ветер дай попутный,
А весною… Пусть весной возвращаются домой.

В общем, ладно. Ни о чем я не жалею.
Я же счастье… Я же счастье не купила, не нашла…
Просто бродит… Бабье лето тихо бродит по аллеям,
Словно чья-то… Словно чья-то позабытая душа…
Доступа нет
Дверь откроешь, скажешь: «Встречай!
Я вернулся, вот, я пришел!
Заглянул я к звездам на чай.
Посидели – ай, хорошо.

Поболтали с ними «за жизнь»,
Закусили лунным драже…
Ты, родная, плачешь, кажись?
Ну не надо, хватит уже!

Завтра мы отправимся в путь
К морю, там сейчас – красота.
Осень, говоришь? Ну и пусть.
Я такие знаю места!»

Белой пеной брызнет волна,
Зашуршит по гальке прибой…
Я опять проснулась одна.
А хотелось – вместе с тобой.

Слишком быстро кончился сон.
Только кошка дремлет у ног…
Где найти такой телефон,
Чтобы ты дозвониться мог?

Я уже два года в пути,
Обыскала я целый свет…
Отвечают: «Нету сети.
К абоненту доступа нет»
Любовь к ближнему
Порой, томясь необъяснимой жаждой,
Я спрашивала: «В чем моя судьба?»
Была я влюблена, и не однажды,
Но только исключительно в себя.

И без любви судьбы своей не мысля,
Я не делила счастье на двоих.
Сама себе порой писала письма,
И отвечала иногда на них.

Порой себя отчаянно ревную,
Порой себе готова изменить.
Но я не знаю, кем себя, такую,
Могла бы для себя я заменить.

Я верности, конечно, знаю цену,
Предательства ни в чем не потерплю.
Но я себе прощаю все измены,
Ведь очень сильно я себя люблю!

Меня влечет к себе неодолимо.
О Господи, прости мои грехи!
Вот и сегодня для себя, любимой,
Я о любви опять пишу стихи.
Вечер на даче
Еще и листьев желтых нету,
В календаре – почти что лето.
Давайте испечем картошку,
И где-то есть еще вино.
Какой хороший нынче вечер!
Не надо лампу, лучше свечи.
Смотри-ка, бабочка влетела.
Да, не закрыли мы окно…

Но как темнеет рано очень,
И протопить бы надо к ночи.
А ты опять читал под вишней,
И книжку позабыл убрать.
Послушай: за стеклом оконным
Бормочет дождик монотонно,
Лишь иногда сбиваясь с ритма,
Простые сказки сентября.
Мой милый ушел…
Мой милый ушел за край…
Ушел навсегда. Безвозвратно.
Господи, пусть его рай
Будет простым и понятным!

Вишневый сад над рекой,
И поутру рыбалка.
И на душе покой…
Боже, тебе ведь не жалко?

А вечером – костерок,
И песня. Вдали, чуть слышно…
И кошка вьется у ног,
И спелая сладость вишни.

Пусть лепестковый шелк
Его по весне порадует…
Мой милый за край ушел.
За горизонт. Под радугу.

Туда, где не нужно слов,
Туда, где любовь – навечно.
Оставил мне горечь снов
И радость грядущей встречи.
Таня Ванина +4 4 комментария
Девочка-осень
Девочка-осень, рыжие косы…
Было ли счастье – кто это спросит?
Девочка-осень, здравствуй, родная!
Будет ли счастье – кто это знает?

Просто померкли летние краски…
Девочка-осень слушает сказки,
То засмеется, то зарыдает.
Что ей неймется? Кто отгадает?

Ветер ласкает рыжие косы.
Девочка-осень спросит вопросы.
Кофе нальет и возьмет сигарету…
Девочка-осень знает ответы.

Знает – не скажет. Листья сгорают.
Девочка-осень с нами играет.
Солнце покажет, счастьем поманит…
Девочка-осень снова обманет:

Золото с медью перемешает,
Новые песни пообещает,
Зимние песни белого цвета…
Девочка-осень, где наше лето?
Осенняя печаль
Осенняя печаль укроет шалью плечи,
И листьев отряхнет тускнеющую медь.
Как долго до утра, и оплывают свечи…
И все чего-то жаль, и не о чем жалеть.

Осенняя печаль мне в душу постучится,
И бабочкой влетит в раскрытое окно.
Как долго до утра, а мне опять не спится…
И хочется забыть, и помню все равно:

Осенняя печаль, дождя привычный шорох,
А золото листвы успело поржаветь.
В мои приходят сны все те, кто был мне дорог,
Кого хочу любить, о ком хочу жалеть.

Осенняя печаль о тех, кто не вернется,
С кем я пила вино, делила хлеб и соль.
Как долго до утра, и только сердце бьется,
Да в пламени свечи моя сгорает боль.

Осенняя печаль мне зажигает свечи,
Осенняя печаль горчит в моем вине…
И верится почти, что кто-то в этот вечер
Вот так же в тишине жалеет обо мне.