Самарские судьбы

Самара - Стара Загора
Блоги
"Хроники самарочки"«Равнение на Победу»: в Самарской области ветерана Великой Отечественной войны поздравили парадом у дома


В Самарской области участники патриотического движения «Юнармия» по-своему поздравили с Международным женским днём ветерана Великой Отечественной войны.

Зинаида Федоровна Шкуратова – ветеран Великой Отечественной войны, участница Сталинградской битвы и Берлинской наступательной операции.
Траектория дождяДаешь youtube-канал!
Друзья, коллеги-самсудовцы!!!

Так случилось – на шестом десятке я всерьез увлекся ютубом (YOUTUBE.COM). И так меня это захватило, что не проходит и дня без любимого хостинга. С трудом осваиваю профессию «Менеджер Youtube».
Ведь видео – это почти кино со сценарием, монтажом и т.д.
Честно признаться, волосы встают дыбом от того, как много ошибок делают соотечественники, когда запускают свои ютуб-каналы и пытаются их продвигать.
В итоге - минимум просмотров и потеря потенциальных клиентов. Как ни странно, от этого не застрахованы даже звезды и топ-блогеры.
Из-за этого канал не развивается, не продаёт, не приводит клиентов в бизнес.
Прямо сейчас я ищу 2 проекта, которым помогу с созданием, оформлением и раскруткой канала.
Для вас это возможность либо раскрутить свой канал, либо получить новый источник клиентов.

Напишите мне в личку. Я помогу БЕСПЛАТНО провести анализ вашего Ютуб-канала (если есть) и определить ключевые точки, которые позволят значительно продвинуться в раскрутке. Если канала нет — проконсультирую по созданию.
Возможно – не так быстро, как хотелось бы, я не волшебник – еще только учусь во втором классе Хогвартса…
В любом случае, это вас ни к чему не обязывает.

Если вдруг вашим знакомым требуется менеджер канала, буду рад, если вы вспомните про меня и порекомендуете.

Алексей Мальцев

Мои стихи, песни и прозаАистиный подарок
Не было зимы на Кубани в этот сезон: стояла сплошная плюсовая затяжная осень – дождливая и ветреная порой, но уже в конце января стала переходить в раннюю солнечную весну. Тёплый февраль пробудил насекомых, во дворе стали виться малюсенькие мошки и барражировать огромные по сравнению с ними комары. Ожили и станичные мухи… А в первых числах марта стали повсеместно расцветать, пробивая прошлогоднюю листву и раздвигая сухую траву на земле, весёлые желтоглазые лютики.
Потому я всё чаще стал поглядывать на водонапорную башню с мыслями о скором прилёте её хозяев – аистов.
И они прилетели! И именно 8 марта, как чудесный подарок всем нашим женщинам! Правда, белую головку аиста я увидел над гнездом утром 9 числа. Но не мог же аист пригнездиться ночью! Значит, прилетел в аккурат вчерашним праздничным днём.

- Мама, аисты прилетели и велели тебя поздравить с 8 марта! – воскликнул я с порога, возвратясь домой.
- Да ты что! – удивилась и обрадовалась мать, - так рано? Холодно же ещё.
- Ну да – холодно, - возразил я, - неделю уж как под + 20 и за 20. Сегодня, например, 24 днём будет, а завтра все 25 обещает прогноз.
- Всё равно рано, ночи-то ещё холодные, - покачала головой мама. - Мёрзнуть будут, бедненькие…
О погоде я говорю маме так подробно, потому что она с прошлого года ещё не выходила из дома на открытый воздух по причине болезни ног и трудного передвижения с тросточкой или на «ходунках». И оттого я подзадориваю её:
- Зато на родину возвратились, а на родине сердцу теплее и взору светлее. Вот и тебе пора на солнышко выходить, мамуль, косточки прогревать, да солнышку радоваться. Жаль, что до аистова жилья далековато, не увидеть их тебе…
- Да, - соглашается она. - Покормить бы их чем с дороги...
- Они встречей с родиной счастливы, мам, - смеюсь я, - о еде потом думать будут. Её полно для них в округе.
- Всё равно угостить надо, хотя бы хлебушком, - стоит на своём мама.

Я слушаю её и внутренне улыбаюсь, представляя, как это сложно бы было сделать – поднести аистам хлебушка на крышу башни в само поднебесье! Но ведь можно сделать другое, а именно: просто подъехать к подножью водонапорки и сказать птицам тихое спасибо за дарованную ими светлую радость - от мамы сказать и от себя.

10.03.2020
Памяти "Немца"...Депрессия
Карандаши. Бумага. Ручки...
Стихами стол усыпан,
словно старый сад листвой...
И думами мой мозг совсем измучен...
Конечно, тяжело тебе со мной!
_____


Я не сварю тебе сегодня супа.
Не приготовлю праздничный обед.
В углу по мне скучает моя ступа...
Сегодня я даю себе обет:

Всё! К чёрту шабаш мук и сожалений.
Сегодня! Брошу -( к чёрту!) -я курить...
Стихам - войну!.. - без всяких объявлений.
Весна пришла. По новой надо жить!

Порядок на столе! Убрать все ручки.
Переломаю все карандаши.
Сожгу стихи ,( все!), что бумагу мучали...
Найду другое дело для души.

И перестану... Перестану думать!!!
К чертям все призраки и голоса!
Счёт обнулю. Допью из недопитых рюмок.
И не посмею больше верить в чудеса...

Всё! Я - такая, как и все! И к чёрту рифмы...
Во мне талантов и без них - не счесть!
И вместо ступы - подниматься только в лифте...
А в ступу - огурцы!.. Их засолить и съесть!!!........................
Всякие рассказыДрузья


Каким должен быть друг? На этот вопрос каждый ответит по-своему, но в одном все сойдутся обязательно: друг должен быть настоящим! Вот и Гоша так считает. И дело даже не в том, что Малыш всегда припасает для него что-нибудь вкусненькое. Хотя, если признаться честно, очень даже неплохо иногда полакомиться сочной морковкой или сахарной свёклой, не говоря уже о кусочках мела и особенно чайного печенья... но об этом лучше никому не говорить, а то Малыша заругают. Впрочем, главное не в этом, а в том, что всё своё свободное время друзья проводят вместе. Уже давно никто не удивляется, глядя на мальчика и гуся, вместе дружно шагающих купаться в канаве на околице села. Хоть там и не глубоко - Малышу всего лишь по пояс, но Гоша доволен, потому что может не опасаться за своего друга, который ещё и плавать-то толком не научился. Ничего, что приятели выглядят по-разному, на настоящую дружбу это совершенно не влияет. Правда мальчик зачем-то повсюду носит за собой любимого плюшевого медвежонка, но гусь не ревнует - ведь это всего лишь игрушка, к тому же и разговаривать не умеет. А Гоша с Малышом очень любят поболтать. Правда говорят они на разных языках - один что-то шепеляво лопочет, а другой гогочет по-своему, но при этом они очень хорошо друг друга понимают. С глупыми дворовыми гусями Гоше совсем не интересно, а Малыш всегда ему что-то рассказывает, иногда даже коротенькие стишки, которые выучил вместе с мамой, поэтому со своим маленьким другом Гоша готов идти хоть на край света, хотя и не знает, где это находится...

Автор фото - Елена Шумилова
Всякие рассказыГрустный Мымрик


Вы замечали, что некоторые игрушки, а в особенности любимые куклы, порой ведут себя весьма странно и выглядят, словно живые? Скажу по секрету: так оно и есть. А всё дело в том, что их создатели часто дарят своим творениям тепло рук, а иногда и частичку души, и тогда куклы обретают загадочную, непостижимую для нас жизнь. Они начинают думать, мечтать и даже чувствовать! Вот и Мымрик - пусть даже игрушечный, но очень добрый и романтичный. Почему его так назвали, он и сам не знает, да это и не важно, главное - его обожают и берегут. В этом он абсолютно уверен. Ведь хозяйка, которая уже стала совсем взрослой, до сих пор тайком делится со своим любимцем сокровенными секретами, а благодарный Мымрик внимательно слушает и надёжно их хранит, никому не рассказывая. Когда он остаётся дома один, то часами молчаливо стоит на подоконнике и с любопытством смотрит на улицу, о чём-то меланхолично размышляя. Особенно Мымрику нравится чуточку грустная пора, когда за окном тихая задумчивая осень начинает примерять празднично шелестящий наряд из желтовато-золотистых листьев для прощального бала, украшая его тончайшими паутинками с вкраплениями хрустальных слезинок прохладной росы. Нет-нет да и проглянет жизнерадостный тёплый лучик сквозь разрывы между сырыми плаксивыми тучами, медленно ползущими над городом, и тогда неугомонные солнечные зайчики затевают весёлую чехарду, прыгая друг через дружку и отражаясь радужными бликами в стёклах окон. Но отчего-то Мымрику всё равно чуточку грустно. Может, оттого, что втайне мечтает о такой же, как и он сам, подружке?..

Авторская кукла Кати Козуненко
Олег Васильевич ФроловК вопросу о государстве и идейно-политическом, морально-психологическом состоянии его граждан
Неотъемлемая составляющая силы государства - идейно-политическое, морально-психологическое состояние его граждан. Именно оно позволяет и обеспечивает достижение поставленных целей, поскольку идейно-политически, морально-психологически не готовые граждане не способны эффективно воплощать в жизнь то, что необходимо для существования государства.
Идейно-политическое, морально-психологическое состояние граждан формируется с детских лет. Здесь важно и необходимо все: как влияние семьи и окружающих, школы, так и то, как и с помощью каких методов и форм воздействия это осуществляется.
Не претендуя на всю полноту раскрытия этой темы, остановимся на ее части: на отношении к Родине, взяв в качестве источника сборник песен для средней школы, в составлении которого участвовала комиссия музыкального сектора Центрального дома художественного воспитания детей, изданный в 1941 г. до начала Великой Отечественной войны.
Главная песенная тема этого периода отечественной истории "необъятной Родины", в которой "молодым везде ... дорога, старикам везде ... почет" емко выражена в следующих строках:

"...
С каждым днем все радостнее жить. ...
...
Но сурово брови мы насупим,
Если враг захочет нас сломать.
Как невесту, Родину мы любим,
Бережем, как ласковую мать!"

Отсюда не случайно песенное обращение к недалекому прошлому:

"На Дону и в Замостье
Тлеют белые кости,
...
Помнят псы-атаманы.
Помнят польские паны
Конармейские наши клинки."

И, поскольку "Край родимый, радостный, хорошо в нем жить!" и "Будет жизнь хороша...", следует предупреждение:

"Если в край наш спокойный
Хлынут новые войны
Проливным пулеметным дождем, -
По дорогам знакомым
За любимым наркомом
Мы коней боевых поведем!"

"Ты нам свою защиту,
Страна, поручи, -
У нас удар рассчитан,
Клинки горячи!"

"Ни земли, ни травушки, ни простора нашего
Всей враждебной своре в жизни не видать!"

Потому, что у нас "доблестный танки" и "красные стрелки".

"Потому, что мы летаем
Дальше всех и выше всех.
...
Потому, что наши пушки
Не дают дыхнуть врагу".

Не в этом ли, естественно, наряду с другими причинами, источник всех всемирно-исторических свершений советского народа, результаты которого навсегда остались в мировой истории?


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

Песня о Родине (В. Лебедев-Кумач, И. Дунаевский)
Конармейская (А. Сурков, Дан. и Дм. Покрасс)
Первая Конная (Н. Асеев, А. Давиденко)
По-над Тихим Доном (А. Софронов, С. Кац)
Песня о Чапаеве (С. Болотин, А. Новиков)
Военная, лагерная (С. Васильев, Д. Салиман-Владимиров)
стихи и сказкиСказка о проклятом короле
Поэзии игристое виноЗачем вы русских хаете?
– Зачем вы русских хаете?
– Да вы везде ругаетесь.
Краснеет даже Рим.
– Вот тут вы ошибаетесь:
Мы матом не ругаемся –
Мы матом говорим.
– Привычка азиатская?
– Нет, жизнь такая б…

Поэзии игристое виноБез Вас умрут поэты и Орфеи
Что может пожелать поэт богиням?
Пусть будет небо солнечным и синим!
Пусть любят Вас и ценят те мужчины,
Не доверять которым нет причины!
Я пожелать хочу Вам счастья, феи!
Без Вас умрут поэты и Орфеи.

Проза жизниМилым женщинам!
С Женским днем, с праздником Весны, милые наши матери, жены, подруги, сестры и просто - очаровательные женщины! Пусть этот день запомнится для вас как день необыкновенной заботы, нежности и щедрости мужчин по отношению к вам!
Памяти "Немца"...Весна
Почему терзает чувство вины?
Мы не виделись почти уже год.
Ты приходишь иногда в мои сны...
Я люблю и жду. Но... Время-то идёт...

Ты приходишь, ( иногда ) , в мои сны...
И во сне, - плеча касаясь плечом, -
я усвоила уроки той весны!..
... Не жалея, ни на миг, ни о чём...

Почему МЕНЯ терзает чувство вины?!
Не боролась за тебя... Отступила...
Ты ушёл. Теперь приходишь только в сны.
Но я помню! Ничего я не забыла!!!

Мы не виделись почти уже год...
Вновь на улице весна. Всё цветёт...
Я люблю тебя и жду! Только вот -
моё сердце больше песен не поёт...
"Хроники самарочки"«Женщина необыкновенной судьбы»: губернатор Самарской области Дмитрий Азаров поздравил с наступающим Международным женским днем школьного учителя и ветерана Великой Отечественной Людмилу Ковалеву


Губернатор Самарской области Дмитрий Азаров поздравил с наступающим Международным женским днем своего школьного учителя и ветерана Великой Отечественной Людмилу Ковалеву.
Промежду больших конкурсовМедведя добывала тоже я...
Восьмое марта!
Дорогие Женщины! Сегодня ваш день!
Как, впрочем, и все остальные дни в году!

**********

Желанный дом мы выстроим с тобой:
Все камни на себе переносила,
И глину для печей сама месила,
И под гору ходила за водой.

Не узнаю крылатых рук своих —
В них дровосека жилистая сила…
О помощи ни разу не просила,
Я знала: силы хватит на двоих.

Вставали стены, и легли стропила,
И меньше чем на век осталось дела,
Никто не верил — выстроить сумела:
Вчера в крыльцо последний гвоздь забила.

И можно жить: твой стол, твоя скамья
И лампа под зеленым абажуром,
В ногах твоих лежит медвежья шкура —
Медведя добывала тоже я…


ЛАРИСА ПАТРАКОВА
1995
*************

ПОЗДРАВЛЯЕМ САМСУДОВЦЕВ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ЖЕНСКИМ ДНЁМ!!!
"Их знали миллионы"Умер Дэвид Пол


В возрасте 62 лет 6 марта скончался американский актер Дэвид Пол, это подтвердил его брат-близнец Питер. Причина смерти пока неизвестна, но по данным источников, Дэвид Пол умер во сне. Отмечается, что актер ушел за два дня до своего дня рождения 8 марта.

Дэвид и его брат Питер снялись в фильмах «Няньки», «Придорожные убийцы», «Варвары», «Вашингтонское такси» и других.


https://www.gazeta.ru/culture/photo/skonchalsya_devid_pol_sygravshii_glavnuyu_rol_v_nyankah.shtml
Поэзии игристое виноХотелось мне Вам "нежное сказать"
Хотелось мне Вам "нежное сказать",
Как вырвалось когда-то у поэта,
Хотелось мне разорванность связать
Венком очаровательных сонетов.

Хотелось мне быть ближе к Вам и знать,
Как красота весеннего рассвета
Бледнеет, чтобы краски передать
Пленительным красавицам планеты.

Хотелось мне душой своей постичь
Улыбки Вашей вековую тайну.
Я опьянён её вином случайно
И взглядом жгучим покорён почти.

Хотелось мне Вам "нежное сказать",
Как вырвалось когда-то у поэта,
Хотелось мне разорванность связать...
Не получилось только вот сонета.

КривоРожкаДевочки седьмого марта
Звезды, как ромашки,
Ночь развесила…
Тяпнем по рюмашке –
Будет весело!

Тяпнем, да утремся,
Дело личное.
Мы ж не надеремся,
Мы – приличные!

К тем, кто в подворотне,
Мы не вяжемся.
Если кто-то против –
Пусть откажется!

Тяпнем по единой,
Не раскаемся.
Праздник – наш любимый.
Отрываемся!

У огня согреем
Руки зябкие.
А дожить сумеем
Мы до завтра ли?

Завтра будет вновь
День до вечера.
Третья – за любовь,
Спорить нечего!

А когда мы вволю
Отпразднуем,
Станем делать
Глупости разные:

Пушкина с рюмашкой
Перечитывать,
Звездные ромашки
Пересчитывать.
"Эхо старых следов"ВОСЬМОЕ МАРТА. Женщинам Самсуда
Поздравляю женщин Самсуда с Международным женским днём 8 марта! В видеоряде этого клипа - женщины Самсуда. К сожалению, не все они появляются сейчас на страницах сайта, а кого-то уже нет в живых... Всё равно, всем живущим здоровья, бодрости, счастья!

Тили-тилиПуть к разуму
Что там не говори, а Машка была хороша – огромные глазищи с ресницами всегда готовыми к дифракции солнечных лучей, отчего взгляд её завораживал и побуждал к повторению основ оптики. Имела она крайне чувствительную натуру, тончайшее обоняние и хаотичный разброс чёрных пятен на туловище. Туловище опиралось на сильные ноги и, как правило, при ходьбе цокало копытами и обмахивалось хвостом, потому как была Машка коровой.

В её паспортных данных значилось, что она есть продукт генной инженерии, предназначенный для потребления марсианских песков и вырабатывания в процессе пищеварения четырёх различных жидкостей: газировки типа «Нарзан», одеколона «Гвоздика», говяжьего бульона средней калорийности и обеззараживающего раствора «Экстра». Каждая из этих жидкостей проистекала из своего сосца, торчащего из вымени, в результате тройного подёргивания и произнесения команды, - Стоять, Машка… мать твою!»

Имела она и ещё одну немаловажную функцию крайне полезную для колониста-одиночки, а именно, возможность периодической трансформации в человекообразное существо марки «Жизель», призывно мычащее, - Му- му-мужчина! Не желаете ли расслабиться?
Однако после расслабления и обратной трансформации, Машка на пару дней впадала в депрессию и выдавала исключительно газировку. При этом Командор марсианской мисси оставался без бульона и исследовал планету с небритой щекой в ожидании одеколонного синтеза.

Командором же миссии, и её единственным гуманоидным членом был не кто иной, как Семён Фёдорович Туземкин – всемирно известный марсолог, имеющий космологическую специальность «Космонавт – пастух высшей категории». Сама миссия для Семёна Фёдоровича и Машки началась два месяца назад после завершения утомительного перелёта. Долетев до марсианской орбиты, Семён Фёдорович дал по тормозам и, пару раз плюнув в сторону Фобоса, посадил звездолёт на плато Кидония, где были выявлены пески повышенной жирности. После чего, отправив Машку на выпас, он разбил лагерь и принялся за обдумывание плана по поиску цивилизации марсанцев – потомков великой расы марсиан.

В том, что марсанцы существуют Командор Туземкин нисколько не сомневался. Для него они были такими же реальными, как, хрустящая на полянке кварцем, Машка. А так как миссия называлась «Путь к разуму», то вот этот самый путь и был основной заботой Семёна Фёдоровича. В связи с этим он выбрал кочевой образ жизни и передвигался по планете на электротракторе , привязывая Машку верёвкой к буксировочному крюку.

Сам трактор при своей тихоходности имел вполне объёмный жилой отсек, поэтому путешествие Командора было достаточно комфортным. Утром он вставал, умывался и сразу же после утренней дойки завтракал, после чего осматривал технику и отправлялся в путь. А проехав два-три километра, останавливался, отвязывал Машку попастись, а сам, взяв в руки увесистый молоток и громкоговоритель отправлялся на поиски аборигенов, которые по его догадкам должны были обитать в подземных городах или пещерах.

Как правило, он подходил к торчащей из песка скале, со всей дури колотил по ней молотком и уже после призывно вещал в матюгальник о том, что дважды два – четыре, что человек марсанцу – товарищ и брат и, что под его рукой всегда есть Машкино вымя с жидкостью «Экстра», которой вполне можно отметить великое событие контакта. Однако упорная поисковая работа не давала результатов.

Таинственные марсанцы не появлялись и не обнаруживали себя, какими бы то ни было знаками. Отчего Семён Фёдорович день за днём терял оптимизм и смурнел. В конце концов, дело дошло до того, что он перестал пользоваться матюгальником и прекратил призывать к себе в закатные часы пятнистую, жизнерадостную Жизель. Машка, наблюдая за переменами, происходящими с Командором, была готова помочь ему всеми своими коровьими силами – рекордно увеличить надои без потери их качества и даже бодро скакать рядом с трактором, а не тащиться за ним, уподобляясь какой бесчувственной Бурёнке. Когда же Командор полностью разочаровался в надежде на историческую встречу, решил покинуть неприветливые марсианские ландшафты, и произошло то чёрное событие, о котором Семён Фёдорович и сегодня не может думать без содрогания.

Была обычная марсианская ночь: над горизонтом восходили луны, а вмести с ними и Земля. Увидев в окно родную планету, Командор почувствовал приступ ностальгии и решил выйти на песочек подышать свежим воздухом скафандра. А как решил, так и сделал. Он немного постоял, глядя в ночное небо, а завернув за угол своего жилища, ахнул и даже схватился руками за шлем. На песке лежала буксировочная верёвка, и Машки на ней не было. А так как остаться на чужой планете без коровки – самое страшное из всех возможных зол, то Командор включил фонарик и отправился на поиски.

За ближайшим же холмом он и обнаружил беглянку в окружении гуманоидных личностей неземной конструкции. Личности сидели в кружок на песке, угощались газировкой и во все четыре злаза смотрели на Машку. Машка мычала для привлечения внимания и тут же трансформировалась. А когда в центре круга вместо неё появлялась волоокая Жизель, марсанцы хватались за животы и с хрюкающим хохотом валились на бок.

Выждав несколько минут для того, чтобы справиться с волнением Семён Фёдорович откашлялся и торжественно вышел из тени к веселящимся аборигенам. Он положил руку на сердце и с дрожью в голосе произнёс, - Дорогие братья по разуму! Вас приветствует землянин – Командор Туземкин! – и дальше, - дважды два – четыре, человек марсанцу – товарищ и брат!
В возникшей тишине братья по разуму внимательно поглядели на Командора, после чего, утеряв к нему всякий интерес, отвернулись и снова уставились на Машку. Семён Фёдорович вновь откашлялся и, вытянув руку вперёд, произнёс, - Я пришёл с миром!

В ответ на это ближний к нему марсанец встал и проквакал что-то неразборчивое. После чего он повертел какую-то ручку на груди, и Командор услышал вполне человеческую речь, - Слышь, Фёдрыч! Иди куда шёл! Не мешай людям после рабочего дня общаться с самым разумным существом Вселенной!
Вот тут Семён Фёдорович и опешил. Он развёл руки в сторону, и стал повторять как заведённый, - Дык… Как?.. Дык… Ну, как же так? Ведь же контакт!.. Ведь же – путь к разуму…
Но увлёкшиеся трансформацией Машки марсанцы не обращали на него никакого внимания. Он ещё постоял пару долгих минут, наблюдая за братьями по разуму, после чего взбеленился и крикнул Машке-Жизель, - А ну в стойло, мать твою!

Однако Машка долго и протяжно выдохнув в ночь, явно недовольное Мууууу…, отрицательно покачала головой … и тут же стала любвиохотливой Жизелью. Марсанцы грохнули, а Семён Фёдорович резко развернулся и пошёл к звездолёту.

Он шёл и думал о том, что в следующую свою экспедицию возьмёт с собой не Машку. Хватит с него Машек! Он возьмёт с собой Бобика. И пусть у того лишь один сосец с «Экстрой». И пусть у него нет никаких эротических начал, но есть чувство той мужской верности, от которой дважды два может быть когда-нибудь и станет вполне разумным четыре…
Поэзии игристое виноВы хороши в любой оправе
Вы хороши в любой оправе.
Природа, звёздной красотой
Вас одарив, дала вам право
Быть ослепительной такой.

Но красота слегка заразна.
Она, как золото и медь,
Всегда влечёт к себе соблазном,
Облапив, тут же овладеть.

Таков наш мир. Он груб и душен
И полон глупой суеты.
Но жизнь ещё была бы хуже
Без вашей чудной красоты.

Заметки на стенеЧёрные розы (продолжение 42)
Аполлон понимал, что это истина, что так было всегда и что так будет, но мириться с этой истиной он не хотел.

***
После того, как Василиса всё рассказала и показала следователю, она чувствовала себя немного подавленной и в то же время испытала невероятное облегчение: груз вины, который она взвалила на себя в одиночку, немного полегчал. А подавленность была из-за того, что следователь с самого начала скептически отнёсся к её рассказу и во всё время их общения поглядывал на неё с явным недоверием. Внимательно изучив место, куда Василиса спрятала тело, следователь стал смотреть ещё недоверчивее.
Заметки на стенеЧёрные розы (продолжение 41)
***
— Так вы говорите, труп исчез? — Пузырёв постучал ручкой по столу и обвёл взглядом троицу, сидевшую перед ним на трёх одинаковых стульях: мужчина за сорок и две симпатичные девушки приблизительно одного возраста, одна белокурая, другая темноволосая.
— Да, — раздражённо сказала Василиса. — Я же вам говорю: когда пришла проверить, его там не было.
"Эхо старых следов"Встреча России и Турции
Поэзии игристое виноЗапах женщины
Чем пахнет женщина? Любовью.
Влюблённый подтвердит любой вам.
Ещё он скажет, что цветами,
Замысловатыми духами,
Слезами, звёздами, луною…
Муж, наклонившись над едою,
Добавит: «Кухней и семьёю!»
Малыш вам выпалит упрямо,
Что мама пахнет только мамой.
Один поэт, сложив всё вместе,
Найдёт в Ней нежный запах песни.

лирика,прозаКраски жизни
С годами душа выгорает,
Тускнеет с годами душа…
Так с клёнов листва облетает,
Легко под ногами шурша.

Ей радуга снится всё реже,
И сны её часто пусты -
Погасли былые надежды,
Поблекли былые мечты…

Но знаю, наполнится светом
Душа от обычных вещей:
Лиловых июльских рассветов,
Летящих на юг журавлей.

Пусть бродит душа без опаски
По лесу, без горя и бед,
И там обретает окраску -
Зелёный оливковый цвет.

Пусть бродит душа без опаски,
Вдоль кромки песчано-морской,
И там обретает окраску -
Лазоревый и голубой.

И снова желанье окрепло,
И мысли в едино слились:
С годами душа не поблекла –
Она повзрослела на жизнь.
Поэзии игристое виноЕщё бутон весною не раскрыт
Ещё бутон весною не раскрыт
И красота под лепестками спит.
Но даже нераскрытость лепестков
Таит в себе поэзию цветов.

Я первым ощущаю аромат,
И пальцы от волнения дрожат,
Когда целую, опьянев слегка,
Застенчивую нежность лепестка.

Румянцем зажигается рассвет –
Мой поцелуй оставил лёгкий след.
Зовут непробуждённые уста,
Но синих глаз пугает чистота.

И страшно мне становится на миг
За поцелуи ранние мои.
Ещё не наступила их пора –
Струится нежность пусть из-под пера.

Траектория дождяСемидесятые, детство...
Рукоплескания съездов,
галстуки,
вымпелы,
знамя…
Семидесятые, детство…
Это не с кем-нибудь – с нами!

лирика,прозаСтакан гранёный
Дядя Ваня, неторопливо переставляя ноги, ковылял в сторону родного барака.
Он с удивлением и даже с каким-то внутренним восторгом замечал, как сильно раскачивается под старыми башмаками грунтовая дорога; как щерится покосившимися штакетинами забор, тянущийся вдоль дороги. И даже июльское солнце, готовое скрыться за горизонт, катается в лиловом безоблачном небе, точно оранжевый мяч, подкинутый детской рукой.
Дядю Ваню Столетова в посёлке знают все, от мала - до велика.
- Палыч, а ты сможешь вот такую штуку выточить? Надо - позарез!
Дядя Ваня сдвинет замасленную кепку козырьком назад, прищурит левый глаз, примерится и включит свой агрегат. Токарный станок у него знатный, добротный, потому и имя ему дал подходящее - «Добрыня».
- Ну, Добрынюшка, не подкачай!

В руках токаря, откуда ни возьмись, появится железная болванка. Цветная стружка, в ореоле летящих искр, замысловатым кружевом полетит к ногам, а гул в мастерской поднимется такой, словно одновременно бьёт в набат десяток колоколов.
Дядя Ваня, обжигаясь, вынет из железной пасти готовую деталь, подует на неё нежно, словно в темечко - ребёнку, снова прищурит левый глаз. Потом оботрёт готовое изделие о грязную спецовку и нехотя, будто не желая с ним расставаться, протянет заказчику:
- Держи, мил человек.
Заказчик выудит из-за пазухи пол литра «беленькой», предварительно завёрнутой в газету, льстиво улыбаясь, протянет мастеру:
- Не побрезгуй, Палыч!
Дядя Ваня снова оботрёт руки о спецовку, бережно примет бутылку в широкие, с крупными пожелтевшими ногтями, ладони:
- Яхшы!
«Яхшы» - любимое дяди Ванино словечко, он употребляет его к месту и не к месту, когда доволен своей работой и когда не очень, когда трезв и когда пьян. Но что означает это слово, которое приклеилось к нему ещё с армейских времён, как погон – к гимнастёрке, уже не припомнит. «Яхшы» - так любил повторять старший лейтенант Ахметзянов, которого Иван Столетов шибко уважал за честность, прямоту и человечное отношение к солдатам.
- Хороший ты, Ваня, человек, правильный. Мал-мало слабый, однако. И руки у тебя золотые. Куда после армии лыжи навострил?
- Механиком или токарем хочу выучиться, товарищ старший лейтенант.
- Яхшы! – отвечал старлей Ахметзянов.
То ли из уважения, то ли из симпатии к старшему по званию, приклеилось слово к Ивану на долгие годы…

Да, у токарного станка дядя Ваня был и царь, и Бог!
В лицо его знал не только каждый тракторист или механик в колхозе, но и последний забулдыга в посёлке.
- Палыч, опохмелиться нема? Нутро горит – страсть!
- Заходи, коли горит, налью.
Дядя Ваня пошарит рукой в глубине колченогой тумбочки, заваленной шурупами, гайками, грязной ветошью, и выудит из недр, пропахших железом и солидолом, мутный гранёный стакан да початую бутылку водки.
- Наливай, скока душа просит…

Да, многогранен был Иван Павлович Столетов, как гранёный стакан! Душой никогда не кривил, перед колхозным начальством не заискивал, к слабым относился с пониманием, потому как и сам имел грешок – тягу к спиртному.
К родной жене Иван давным-давно повернулся одной гранью души, и не хотел поворачиваться другим боком, как ни крути. Характер у Натальи оказался железным, и если в начале семейной жизни такое противоречие казалось взаимодополняющим и взаимовыгодным, то по истечении многих лет совместной жизни разность во взглядах на жизнь лишь увеличила пропасть между супругами. Последние годы жена звала Ивана не иначе, как алкашом и дармоедом. Он соглашался с таким определением, но с одной только оговоркой:
- Дармоедом никогда не был и не буду. Покамест руки на месте, и глаз – вострый, на кусок хлеба всегда заработаю.
- Брал бы ты с людей за калым не водкой, а деньгами, давно бы машину купили, - жена, собирая ужин, в сердцах швыряла тарелки и ложки на потёртую клеёнчатую скатерть.
- Не дают деньгами-то, нет денег у людей… А совсем без оплаты никак нельзя, нехорошо это, - виновато откликался Иван и, крепко зажав ложку в дрожащей руке, приступал к трапезе.
- Как это денег нет у людей? Совести у них нет, вот что!.. Вон, у Синицыных, и «Жигули», и стенка «Горка» последней модели. А мы чем богаты?
Иван громко икнёт, отрёт губы шершавой ладонью:
- И мы, Наташа, не хуже других живём.
- А могли бы жить лучше, если бы не твоя поганая водка!
- Ты в шифоньер-то загляни. Скока одёжки у тебя в шкафу?.. Во-о-от! А у меня, окромя спецовки, ничего нет.
- Я секретарём в правлении колхоза работаю, мне положено хорошо одеваться. А тебе, Иван, на кой одёжа нужна? Дальше своего токарного цеха никуда не ходишь.
Иван хотел что-то возразить, но, подумав, молча встал из-за стола и, прихватив пачку «Беломор-Канала», вышел на свежий воздух. Дымя папиросиной, он долго размышлял о том, почему граней соприкосновения с женой с каждым годом становится всё меньше и меньше. Однако ответа на свои вопросы так и не находил…

Дядя Ваня, покачиваясь, словно маятник, пересёк улицу, даже не взглянув по сторонам – нет ли машин. До дома оставалось всего ничего - обогнуть угол «Гастронома», пройти по тротуару промеж невысоких тополей… Эти тополя дядя Ваня посадил вместе с соседом несколько лет тому назад, и каждый раз, возвращаясь с работы, радовался тому факту, что тополя на неблагодарной, глинистой почве хорошо прижились, с каждым годом всё больше набирая силу.
- Дяденька Ваня идёт! – услышал он из-за угла барака звонкий детский голос. И тут же, словно по команде, навстречу ему вылетела стайка галдящих ребятишек.
Глядя на детей, глаза Ивана отчего-то потемнели, а губы широко расползлись в глупой, по-детски наивной улыбке.
- ЗдорОво, пацаны! А Ирка моя где?
- Васа Илка на лавоцке сидит и здёт.
Дядя Ваня схватил карапуза за тёплую ладошку, обретая некоторое равновесие, дыхнул перегаром:
- Сашок, а папка твой дома?
- Нету, - беззубо улыбнулся Сашок. – В галаже пьяный спит.
- Охламон твой папка! – радостно откликнулся дядя Ваня. – Ничё, завтра суббота, проспится твой папка, и снова за «баранку» сядет.
- Дядь Вань, айда домой, - мальчик постарше взял его за руку и потянул в сторону дома.
- Васька, коленку где зашиб? – Дядя Ваня потрепал мальчишку по рыжим вихрам.
- Это я с яблони свалился. Заживёт, небось…
- Якшы.
Дядя Ваня, будто слегка протрезвев, в окружении ребятни, шагнул в тень двора…

Иринка, сидя на лавочке, давно поджидала отца. Бежать навстречу, как остальные, она не спешила. Во-первых, Ирка уже взрослая - осенью исполнится десять лет! Во-вторых, в самой глубине души, Ирку съедает ревность, которую она сама плохо осознаёт. Ирка не может понять одного: почему именно её отца бежит встречать местная детвора? Неужто из-за этих дешёвых пряников и конфет? Ну, почему соседские дети не виснут на шее у отца Кольки Морозова или, например, Людки Сомовой? Загадка!
Ирка, надув губы, чертит на земле носком сандалии непонятные загогулины, иногда поглядывая на окна спальни - мамка ещё не спит, отца ждёт.
Лавку у подъезда, с аккуратными подлокотниками и ажурной спинкой, тоже смастерил Иркин отец, спустя неделю после того дня, как они получили комнату в бараке.
- И зад некуда приткнуть! - Ворчал тогда отец, доставая инструмент -стамеску, ножовку, молоток. – Дом, значицца, есть, а лавки и песочницы, значицца, сами мастерите. И дела никому нет!

- Иришка, - дядя Ваня грузно опустился на скамью рядом с дочкой. – Я тебе глянь чего купил.
На лицах детей, окруживших скамью, проступило явное любопытство. Дядя Ваня, чуть замешкавшись, достал из нагрудного кармана помятую подтаявшую шоколадку.
- Вот, шоколадка. Называется - «Сказки Пушкина».
Он протянул дочери шоколад, провёл рукой по спутанным волосам, но Ирка так сильно тряхнула головой, сбрасывая руку отца, что дядя Ваня несколько оробел…
Дочка, на радость отцу, получилась полной его копией: чёрные брови – красивыми полукружьями на высоком лбу… Кожа смуглая, волос каштановый, с медным отливом. Черты лица приятные, мягкие...
- А мне соколадку?
Сашок взглянул на дядю Ваню круглыми блестящими глазами, нервно комкая в руках подол испачканной рубашонки.
- Обождите, мальцы, я щас.
Дядя Ваня похлопал по карманам, наконец, достал из-за пазухи шуршащий бумажный кулёк:
- Там ириски, батончики, кушайте на здоровье… Тока поровну делите, шоб без обид!
Ребятня, не мешкая, побежала к песочнице – делить сладости.
Только Сашок не сдвинулся с места. Он забрался к дяде Ване на колени, за каждую пухлую щёчку положив по ириске. Разговаривать с набитым ртом Сашок не мог, лишь с победным видом раскачивался на колене и взирал на Ирку.
- Ириш, мамка дома?
- А где же ей быть? – Ирка шуршит фольгой, отламывает мягкий, точно глина, кусочек шоколада. – Мамка опять ругалась, что тебя с работы долго нет. Сказала – «опять папка придёт на рогах».
Дядя Ваня вздохнул, отвёл взгляд и, со словами «погоди-ка, малец», снял Сашка с колен и тяжело поднялся с лавки.
- Спасибо, дядь Вань! – кто-то из детей запоздало крикнул вслед.
Дядя Ваня, не оборачиваясь, махнул рукой и решительно шагнул в темноту подъезда. Запах пыли, кошачьей шерсти и июльской духоты привычно ударили в нос. Дядя Ваня с силой захлопнул потемневшую дощатую дверь…

Ирка останется сидеть на лавке до тех пор, пока окончательно не стемнеет. Она специально выждет время, когда дома уляжется очередной скандал и можно будет спокойно поесть прямо из сковородки остывшую жареную картошку, запивая её мутным чаем… И потом, отвернувшись к стене и засыпая под тиканье ходиков, всласть мечтать о том, как однажды Ирка, мама и отец поедут к морю... И поедут не на скрипучем поезде, а на новеньких «Жигулях»! На папке, вместо промасленной спецовки, будет красоваться костюм с галстуком, а мамка сделает на голове «химию», как у одной тётеньки - в модном журнале. А Ирка… Ирка будет ехать на заднем сиденье автомобиля и считать проезжающие машины. Людка Сомова, которая из квартиры напротив, сказала, что если насчитать ровно пятьдесят машин и загадать желание, то желание обязательно исполнится! А мечта у Ирки только одна. Вернее, две: чтобы отец больше не пил, и чтобы мамка стала добрее. Потому что у одного из них есть характер, но не хватает доброты, а у другого – с точностью до наоборот.
Ирка улыбается, и засыпает крепким, спокойным сном…
Ранним утром свежий июльский ветер (соседка сказала – «быть дождю») разгонит конфетные фантики по всему двору. И разноцветные бумажки, точно яркие бабочки, будут цеплять взгляды прохожих до тех пор, пока их не втопчут в пыль… Или же бойкий июльский ливень не смоет «бумажных бабочек» в придорожную траву.
- Пап, сегодня суббота, - Ирка спросонья, в ночной рубашке, умоляюще смотрит на отца, - поедем на реку, карасей ловить?
- Якшы! После дождя карась клюёт отменно.
"Эхо старых следов"Пуляеву Олегу
Цвет настроенияЖизнь коротка

"Опять весна на белом свете" -
строка из песни.
Жизнь коротка, полёт в ракете…
"Опять весна на белом свете",
И праздник женский, старомодный,
Как будто бы международный.

Не тороплю я с нетерпеньем
Весны коварной наступленья,
Без приглашения, сама
Уже пришла ко мне она:
Цветной открыткой для начала,
Кошачьей трелью из подвала,
Капелью за моим окном,
Что к Пасхе вымыть надо б, но
Ещё мне хочется успеть
Похорошеть, помолодеть,
Совсем немного похудеть,
Придумать, что весной надеть,
И надо веер в руки взять
Тайцзицюань поповторять.
А чтобы полный был шарман -
Недурно завести роман,
Ну, не роман, так лёгкий флирт
И пусть весною жизнь бурлит!
И будет всё у всех прекрасно
И днём, и ночью, ежечасно!

Жизнь коротка, полёт в ракете…
“Опять весна на белом свете”
И праздник женский, старомодный,
Как будто бы международный…

© Лика Сердолик, 06.03.2010
Свидетельство о публикации № 06032010111635-00154557