Летаргия

Далёким летом 1886 года Стивен Хопкинс, молодой человек довольно приятной наружности среднего роста, худощавого телосложения с соломенного цвета волосами, выгоревшими на солнце, стоял около придорожного отеля «Зелёный башмак». Отель этот находился в одном из отдалённых предместий Англии, в одном из сонных городишек, который проезжающие, лениво выглядывая из окон поезда, окидывают скучающим взглядом в надежде найти и увидеть хоть что-то, за что зацепится взгляд, и тут же забывают навсегда о его существовании. [cut=Читать далее......]Стивен раздумывал, зайти в отель или пройти мимо. Отель выглядел не то чтобы неприветливо, а даже отталкивающе. Входная дверь еле держалась на петлях, хлопая и скрипя от малейшего дуновения ветра. Фасад здания, в котором располагался отель, выглядел так, что вызывал серьёзные опасения, устоит ли он хотя бы до сегодняшнего вечера. Рядом с крыльцом бродили куры; тут же валялись в грязи и без того грязные свиньи, довольно похрюкивая и шевеля своими блестящими пятачками. Кругом царил такой беспорядок и запустение, что Стивен всерьёз засомневался, что найдёт тут хоть одну живую душу. А ещё… было что-то такое вокруг, что внушало ему бессознательный страх.
Молодой человек держал в руках запылённый чемодан, в котором лежало всё самое необходимое для путешествия, которое ему пришлось предпринять по работе: пара смен белья, кое-какие принадлежности для личной гигиены и бумаги, необходимые для работы. Стивен и сам выглядел таким же пыльным и потрёпанным, как его чемодан — несомненно, длительное путешествие вымотало его. Всё, чего ему сейчас хотелось, — это плотно позавтракать, скинуть с себя одежду, которая пропиталась потом и пылью и, завалившись в постель, проспать до самого вечера.
Стивен привык к такого рода путешествиям. Для него было не в новинку трястись по нескольку суток в поезде, но в этот раз компания в купе подобралась не самая подходящая. Один из джентльменов всю поездку не расставался с бутылкой виски и к тому же оказался на редкость буйным. Стивен был вымотан до крайности как психологически, так и физически. Он рассчитывал во время поездки, как это он делал по обыкновению, ознакомиться с бумагами, но такой возможности не представилось. Работа заключалась в том, что он должен был встретиться с продавцом большого поместья и оформить все необходимые бумаги для продажи его одному из богатых клиентов конторы, в которой он служил. Стивен нисколько не волновался: подобная работа была для него не в новинку, он намного чаще бывал в разъездах, чем в собственном доме. Для него вполне привычны были все эти одинокие вечера в недорогих отелях, одинаковые завтраки и обеды, любопытные взгляды местных жителей, для которых приезд в город чужака был из ряда вон выходящим событием, и чувство лёгкой тоски по домашнему уюту.
Стивен ещё несколько секунд постоял в нерешительности, но усталость взяла своё, и он постучал в дверь. Таскаться сейчас по городу в поисках другого более приличного отеля не было сил. Пока молодой человек ждал, когда кто-нибудь выйдет ему навстречу, он бросил взгляд в сторону одной из свиней, валяющихся в грязной луже. Ему на мгновение показалось, что свинья посмотрела на него человеческим взглядом, в котором явственно читался укор в том, что он посмел нарушить не только покой завсегда сонного и спокойного городка, но и вторгся на её личную территорию. Стивен отвёл взгляд.
В этот момент дверь распахнулась, чуть не сорвавшись с петель, и взору Стивена предстала леди (хотя леди её можно было назвать с большой натяжкой, да и то только по половому признаку) в грубых башмаках, больше подходящих к мужским ногам, и вылинявшем платье непонятного цвета. На голове у неё была причёска, больше напоминавшая воронье гнездо. Дама вытирала руки о засаленный передник. Распахнувшаяся дверь вытолкнула на Стива поток затхлого воздуха, в котором можно было уловить оттенки плесени, сырости и гнилого лука.
Вытерев руки о передник, дама протянула одну из них Стивену. Молодой человек на мгновение замешкался, заметив, насколько нечиста была ладонь, которая протягивалась ему для приветствия, но тут же спохватился, быстро протянул свою руку и ответил на рукопожатие, которое было, как он отметил, крепким настолько, что даже не каждый мужчина мог похвастаться таким.
— Лулу. Лулу Дженкинс, — отчеканила леди.
— Стивен Хопкинс, — представился молодой человек. — Надеюсь, у вас найдётся свободный номер для уставшего путника.
Лулу выдавила из себя подобие улыбки:
— Конечно. Проходите.

Лулу повернулась к нему спиной, и Стивен невольно отметил, что сзади она выглядит намного лучше, чем спереди.
Молодой человек втащил через дверь свой чемодан и стал подниматься за Лулу по лестнице на второй этаж. Ступеньки безбожно скрипели и прогибались под ногами. Стивен для верности схватился за перила, чтобы не загреметь вниз, но перила шатались, и Стивен быстро отдёрнул руку.
Кое-как забравшись наверх, Стивен вошёл в комнату, которую Лулу открыла ключом.
— Это наш лучший номер. Завтракать будете? — бесцветным голосом спросила Лулу.
— Да. Если вас не затруднит.
— Располагайтесь пока, а через двадцать минут можете спускаться вниз в столовую.
— Спасибо, — поблагодарил Стивен и, закрыв дверь, принялся разбирать свой чемодан.
«Лучший» номер выглядел настолько убого, что молодой человек даже представить не мог, как же тогда выглядят остальные номера. Донельзя продавленная кровать была застелена вылинявшим покрывалом, которое всё было в дырках. Всю остальную обстановку составляла тумбочка без дверцы, стол, стул, на котором отсутствовало сиденье, и единственный более-менее прилично выглядящий предмет мебели — платяной шкаф. По всей видимости, именно из-за этого шкафа номер и удостоился звания лучшего номера отеля — решил Стивен.
Разложив свои вещи, Стивен, осторожно ступая на опасные ступеньки, спустился вниз. По всему первому этажу плавал густой запах еды. Стивен сел за один из столиков, который стоял у окна. Лулу поставила перед ним большую тарелку с яичницей. Блюдо выглядело весьма недурно то ли из-за того, что на самом деле было хорошо приготовлено, то ли из-за того, что Стивен зверски проголодался, но он съел всё буквально за несколько минут. Потом кусочком хлеба собрал с тарелки остатки еды.
— Вы к нам надолго, мистер Хопкинс? — спросила Лулу, которая грохотала посудой.
— Приблизительно на неделю, а там посмотрим. Я сюда по делам приехал.
— Хорошо. Вы кушать здесь будете или в другом месте?
— Если можно, мне было бы удобно здесь.
— Тогда заплатите сейчас за неделю за стол и проживание, а там как пожелаете.
Молодой человек заплатил положенную сумму и отправился отдыхать в свой номер — съеденная порция яичницы окончательно расслабила его, и его неумолимо клонило в сон.
Постельное бельё на кровати выглядело так, будто его ни разу не меняли. Стивену было неприятно ложиться на постель, ему казалось, что он не сможет заснуть, но усталость взяла своё, и через минуту Стивен уже похрапывал.

***
Лулу закончила с мытьём посуды и прислушалась к звукам, раздававшимся сверху. Похоже, постоялец угомонился, наверное, заснул, во всяком случае, никаких звуков сверху она не услышала. Привычным движением вытерев мокрые руки о передник, Лулу вышла из отеля и направилась к Уолтеру Деппу, местному гробовщику. На первый взгляд могло показаться, что в таком маленьком городишке с профессией гробовщика выжить было невозможно, но это только на первый взгляд. Для человека, хорошо знающего привычки и образ жизни местного населения, становилось понятно, что как раз именно профессия гробовщика и приносила в этом забытом богом месте вполне приличный доход. Местные жители, не видящие в своём существовании никакого просвета, употребляли не только различные алкогольные напитки, но и баловались другими нехорошими веществами, что приводило к сокращению и без того короткой жизни — всё это давало Уолтеру заработок. Он не то чтобы радовался каждой смерти, но и особой печали не испытывал, предпочитая относиться к этому неизбежному событию в жизни каждого человека философски.
Уолтер сидел в своей конторе за столом и с унылым видом заполнял какие-то бумаги. Лулу подошла к нему и, ловко перегнувшись через стол, поцеловала его в щёку. Её уже давно не смущали венки и гробы, среди которых восседал её возлюбленный, она воспринимала их как обыденность, к которой привыкаешь и перестаешь замечать.
— Кажется, нам улыбнулась удача, милый, — промурлыкала Лулу.
— Ты о чём? — на лице Уолтера появилась неподдельная заинтересованность.
— Ко мне заселился постоялец. Судя по всему издалека, так что… сам понимаешь… даже если с ним что-то случится, никто его не хватится.
— Отлично, отлично, — Уолтер вскочил из-за стола и начал расхаживать по кабинету, потирая руки. — Ты меня очень обрадовала, моя милая, — Уолтер подошёл к Лулу и поцеловал её. — Теперь всё дело за тобой.
— А я уже, — промурлыкала довольная Лулу, всем своим видом показывая, что она ждёт одобрения.
— Как уже? — не поверил Уолтер.
— Дорогой, через несколько часов ему точно потребуется врач, — засмеялась Лулу и томно провела указательным пальцем от подбородка до выемки между ключицами Уолтера.
— Я никогда не сомневался в тебе, — с восхищением сказал Уолтер и смачно хлопнул Лулу по упругому заду — уж что-то, а зад у неё был знатный, многие на него заглядывались, да только Лулу была не дура, чтобы давать к нему доступ всем подряд.
Лулу была очень довольна тем, что произвела впечатление на своего мужчину. Она была жуткой собственницей и крепко-накрепко привязать к себе Уолтера было её главной задачей на текущий день. Дела в отеле, который оставил ей в наследство отец, шли не очень. Путешественников отпугивал его неухоженный вид, и многие предпочитали селиться у Джоди Честера, отель которого выглядел не в пример лучше её. Лулу завидовала Джоди и понимала, что здание её отеля требует ремонта, но денег на него не было. Да и откуда им взяться, если для неё постояльцы стали в последнее время скорее исключением, чем правилом? А ведь было время, когда у отца дела шли весьма неплохо, и отбоя от гостей не было. Бывали дни, когда свободных номеров не оставалось. Таких дней было не так уж много, но они были.
Уолтер был для Лулу последней надеждой на то, что она не скатится в бездну бедности, из которой, как она знала по опыту, выбраться было невозможно, поэтому она вцепилась в эту надежду со всей силой своего отчаяния. Лулу готова была сделать для него всё, что угодно, только бы он лишний раз сделал для себя вывод, что лучше Лулу ему никого не найти.
Ещё немного позволив Уолтеру помять свои прелести, Лулу предложила пойти в отель. Уолтер сложил незаконченные бумаги в стол, собрал всё необходимое для осуществления задуманного плана в небольшой чемоданчик, закрыл контору и отправился вместе с Лулу в отель.

***
Стивен проснулся оттого, что у него дико болел живот. Создавалось ощущение, что кишки завязались в тугой узел, который с каждой минутой затягивался всё туже и туже. Голова болела, его тошнило и мучила страшная изжога. Господи, чем же накормила его хозяйка этой богом забытой гостиницы? Выглянув в окно, Стивен понял, что до вечера ещё далеко.
Молодой человек с трудом поднялся с кровати, пошатываясь, вышел из номера и добрался до туалета.
Вернувшись обратно в номер на трясущихся ногах, Стивен услышал стук в дверь.
— Войдите, — слабым голосом сказал молодой человек.
Дверь со скрипом открылась. На пороге стояла Лулу.
— Могу я вам быть чем-нибудь полезна? — любезно спросила она.
— Нет, — Стивен отмахнулся от неё как от назойливой мухи. — Мне сейчас так плохо, что хочется побыть одному.
— А что с вами случилось, мистер Хопкинс? Вы неважно выглядите, — лицо Лулу выражало озабоченность.
— Живот болит… и тошнит, — Стивен схватился за живот и застонал. — Наверное, отравился вашей чёртовой яичницей.
— Да что вы, мистер Хопкинс, упаси бог, — Лулу сделала обиженное лицо и замахала руками. — У меня всё самое свежее, никогда никто не жаловался. Кстати, видит бог, вы настоящий счастливчик, мистер Хопкинс.
Стивен хотел было возмутиться тому, что хозяйка ещё и издевается над ним, но сил определённо не было: его тело настолько ослабло, что даже просто открыть рот было как будто подвигом.
— У меня внизу как раз сидит врач. Я его сейчас для вас позову. Очень хороший врач, быстро поставит вас на ноги.
Стивен открыл было рот, чтобы возразить, но Лулу опередила его:
— Это совершенно ничего не будет вам стоить. Я беспокоюсь за вас, мистер Хопкинс, поэтому доктор за мой счёт.
Лулу улыбнулась и вышла из комнаты. Стивен из последних сил поднялся повыше на подушке, чтобы не лежать пластом перед доктором.
Буквально через минуту дверь снова открылась. В комнату вошла Лулу в сопровождении высокого человека среднего возраста в изящном дорогом костюме чёрного цвета. В руках тот держал кожаный чемоданчик.
— Доктор Депп, мистер Хопкинс, — представила их друг другу Лулу.
— Добрый день, — поздоровался доктор. — Что тут у нас, молодой человек?
— Отравился, похоже, — выдавил из себя Стивен.
Мистер Депп подошёл к кровати, поставил чемоданчик на тумбочку и присел на край кровати рядом со Стивеном.
— Покажите живот, — приказал доктор.
Стивен вопросительно посмотрел на Лулу. Та отошла к окну и уставилась во двор. Стивен стянул одеяло вниз, предоставив доктору осмотреть свой живот. Затем доктор попросил Стивена открыть рот и сказать «а». Стивен выполнял всё, что просил Депп, не в силах сопротивляться.
— Всё понятно, — заявил доктор после осмотра. — Сейчас я сделаю вам укол, и к вечеру вы будете бодрячком.
— А что, есть такие чудодейственные уколы? — удивился Стивен.
— Мистер Хопкинс, — усмехнулся Депп. — Медицина не стоит на месте.
— Да вы не волнуйтесь, мистер Хопкинс, — засуетилась Лулу, подходя к кровати. — Доктор Депп знает своё дело. Он и мёртвого из могилы поднимет.
— Вы мне льстите, — улыбнулся Депп. — Но то, что я мастер своего дела, — это сомнению не подлежит, на моём счету сотни спасённых жизней.
Депп открыл чемоданчик и извлёк из него шприц и бутылочку с какой-то зеленоватой жидкостью.
— Сейчас я буду вас… оживлять, — приговаривал доктор, набирая жидкость в шприц.
Наблюдая, как эта странная жидкость перетекает из бутылочки в прозрачный шприц, Стивен вдруг почувствовал безотчётный страх. Всё, что происходило, было каким-то странным: и эта Лулу, и отравление, и доктор, и это лекарство. Если бы Стивен был здоров, он бы быстро нашёл деталь, которая его смутила во всём этом, но мысли были густыми и вязкими и совсем не хотели шевелиться. Когда игла уже совсем приблизилась к нему, Стивен собрал все свои силы и попытался оттолкнуть от себя доктора, но тот был сильнее него: левой рукой он схватил Стивена за правую руку и пригвоздил его к кровати, в это время права рука всадила иглу в его левое плечо. Стивен открыл рот, чтобы закричать, но в это время почувствовал, как сознание покидает его. Последнее, что он увидел своими глазами, — это ухмыляющееся лицо Лулу, склоненное над его головой.

***
— Ну что, всё по плану? — спросила Лулу, пристально всматриваясь в лицо Уолтера.
— Пока всё идёт отлично, — сказал Уолтер, пытаясь нащупать пульс своего подопытного. — Пульса нет, а значит, налицо все признаки смерти. Но на самом деле он жив, просто находится в летаргическом состоянии. По моим расчётам он в таком состоянии пробудет дня три, не меньше. Лулу, ты понимаешь, что это значит? — радостно спросил Уолтер. — Это значит, что моё снадобье работает. Сколько лет я потратил на его разработку — и вот результат.
Лулу обхватила шею Уолтера и впилась в его губы страстным поцелуем. Уолтер отвечал на заигрывания Лулу как-то вяло и отвлечённо, погружённый в свои мысли. Лулу заметила его состояние, отстранилась от него и вытерла губы тыльной стороной ладони.
— Уолти, а что же дальше? — вдруг спросила она.
— Ты о чём?
— Ну… что теперь… с ним? — Лулу указала на тело Стивена, которое без движения продолжало лежать на её кровати. — Я же не могу его вот так вот здесь оставить.
— А куда же мне его девать? — вскинулся Уолтер. — Пусть пока у тебя полежит.
— Уолти, ты чего? Я же не против, — замурлыкала Лулу. — Я хотела спросить, что мы будем с ним делать, когда он очнётся. Он же нас сдаст с потрохами.
Уолтер задумался.
— Ты права, Лулу. Я не рассчитывал на то, что он что-то заподозрит. Всё пошло немножко не так, как я планировал. Когда он очнётся, наверняка всё вспомнит. Можно, конечно, попытаться внушить ему, что ничего этого не было, что это всего лишь плод его больного воображения, но не факт, что он поверит. Да, определённо он может создать нам большие трудности.
Уолтер потёр подбородок указательным и большим пальцем. Встав с кровати, он начал мерить шагами комнату. Так продолжалось довольно продолжительное время. Лулу не имела смелости отвлекать его от размышлений, тихо сидела на кровати и лишь изредка бросала скрытые взгляды в его сторону.
Наконец Уолтер закончил свои бесконечные хождения и остановился у окна. Не глядя на Лулу, он произнёс:
— Милая, кажется, нам ничего не остаётся, как избавиться от него.
Лулу ахнула:
— Уолти, дорогой, но ка же так? Господи…
Уолтер решительно повернулся в её сторону и рявкнул:
— У тебя есть другие варианты?
Лулу ломала пальцы на руках. Она готова была на всё ради Уолтера, но в её голове не было и мысли о том, что ей придётся кого-то убивать. — Её никак нельзя было назвать сильно набожной, но мысль о том, что убийство — самый тяжкий грех крепко сидела в её мозгах.
— Уолти, — плаксивым голосом начала Лулу. — А как мы от него… избавимся?
— Всё очень просто, дорогая моя, — развёл руками Уолтер. — Он мёртв.
Лулу вопросительно посмотрела на Уолтера, давая понять, что ей не ясно, что он имеет ввиду.
— Вызывай доктора, он констатирует смерть, и тогда его можно с чистой совестью похоронить на нашем кладбище.
Лулу прикрыла рот рукой:
— Но он же может очнуться.
— Похороним его завтра, а если вдруг очнётся раньше времени, вколю ему ещё один укол. Но это вряд ли, будет лежать как миленький дня три, — Уолтер усмехнулся.
— А если он там очнётся, в гробу? — не унималась Лулу.
— А это уже не наши проблемы, — Уолтер развёл руками. — Не волнуйся, Лулу, организую ему похороны честь по чести, самый лучший гроб выделю, так что он у нас будет похоронен со всеми почестями.

***
Вечером, когда ушёл доктор Джон Скотти, который после тщательного осмотра констатировал смерть Стивена Хопкинса, Лулу сидела в одиночестве и смотрела в окно. Доктору она сказала, что постоялец долго не выходил из комнаты, и она решила зайти проверить, всё ли у него в порядке. Обнаружив бездыханное тело, Лулу сразу же послала за доктором. Доктор Скотти спрашивал, не жаловался ли мистер Хопкинс на недомогание, на что Лулу ответила отрицательно. Согласно обычаям хоронить умершего полагалось на третий день, но так как не было никаких родственников, которые могли бы на этом настоять, а также ввиду того, что стояла страшная жара, было решено предать тело земле на следующий день.
Лулу осталась одна в огромном отеле наедине с телом Стивена, и ей было по-настоящему страшно. Уолтер остаться с ней на ночь отказался, сославшись на то, что ему нужно успеть подготовиться к похоронам. Был ли мистер Хопкинс по-настоящему мёртв или находился в летаргическом сне — этого для себя Лулу решить никак не могла. Возможно, Уолтер ошибся в действенности своего чудо-зелья или в его дозировке и не временно усыпил её постояльца, как он сам утверждал, а умертвил его. Удостовериться в правдивости слов Уолтера можно было только дождавшись, когда мистер Хопкинс очнётся, но такой возможности ему не представится, потому что буквально завтра живого ли, мёртвого ли, его закопают в землю — и дело с концом.
Мучила ли Лулу совесть? Да, ей было неприятно осознавать, что по её вине человек будет погребён заживо, но возможные последствия того, если он очнётся и заговорит, заглушали эти муки.
Лулу знала, что сегодня её ждёт бессонная ночь — она не сможет спать в одном отеле с полумертвецом, даже закрыв номер, в котором он находился, на ключ.
Всю ночь она просидела на кухне, вздрагивая от каждого шороха и поминутно косясь в сторону лестницы, которая вела на второй этаж.

***
С самого раннего утра в отеле началась суета. Уолтер Депп пришёл для того, чтобы подготовить тело к погребению. Он был профессионалом своего дела и для него это был вопрос чести: всё должно было быть на высшем уровне.
Лулу вздохнула с облегчением: её одиночество наконец закончилось. Теперь можно расслабиться и ничего не бояться. Через несколько часов всё закончится. Нужно будет забыть произошедшее как страшный сон и продолжать жить дальше. Для себя Лулу приняла решение, что больше никогда не позволит втянуть себя в подобные авантюры. Выходило так, что Уолтер даже не смог по-человечески подготовиться к своему эксперименту, раз вышло так, как вышло. Со своей стороны она сделала всё, что положено. К ней не прицепишься. А вот с Уолтером дел иметь не стоит — такой вывод сделала для себя Лулу. Нет, конечно, она не дура, и говорить об этом ему напрямую не станет. Просто в следующий раз, даже если подвернётся удобный случай, она об этом Уолтеру говорить не будет, а ему неоткуда будет узнать о том, как обстоят дела на самом деле. И в этот раз не надо было ей травить этого мистера Хопкинса. Нужно было просто сказать Уолтеру, что не представилось такой возможности. Эх, ведь если б знать, где упасть… Но сделанного не воротишь. Этот случай будет для неё хорошим уроком.
Когда все приготовления были закончены, тело поместили на дроги и повезли на местное кладбище. Уолтер Депп пригласил пастора, чтобы тот прочитал молитвы: в конце концов этот мистер Хопкинс тоже человек, не как собаку же его хоронить. Также были приглашены три местных пьяницы, которые за бутылку виски согласились вырыть могилу для усопшего и опустить в неё гроб.
По дороге на кладбище за небольшой похоронной процессией увязалась какая-то старая женщина в потрёпанном платье. Она с излишним любопытством заглядывала на дроги, на которых в коричневом гробу лежало тело бедолаги Стива.
— Кого хоронят? — спросила она Лулу, которая шла сбоку от процессии.
— Постояльца из отеля, — неохотно ответила Лулу.
Женщина ахнула:
— Господи. И из какого же отеля?
— Из «Зелёного башмака».
Женщина укоризненно покачала головой:
— Всегда знала, что с этой клоакой что-то нечисто.
Лулу злобно зыркнула на женщину и отошла в сторону, всем своим видом показывая, что не желает продолжать разговор.
Когда траурная процессия наконец добралась до свежевырытой могилы, и гроб с телом установили на специальные подставки, пастор прочитал чреду псалмов в утешение живым.
Уолтер заметно нервничал, в кармане пиджака он сжимал заранее подготовленный шприц, наполненный зелёной жидкостью. Никаких казусов произойти не могло, он это точно знал, но подстраховаться всё-таки решил для своего успокоения. Если посреди речи пастора покойник вдруг откроет глаза и начнёт вставать из гроба, — это будет полный провал его карьеры. Можно, конечно, списать всё на доктора, мол, это он не доглядел, принял живого за мёртвого, но ведь в связи с таким из ряда вон выходящим событием начнутся допросы и расследования, а уж тогда для него запахнет жареным.
Когда речь пастора уже почти подошла к концу, Уолтер увидел, как у покойника дёрнулась рука.
Лулу побледнела.
— Господи милостивый, — вскрикнула старая женщина, которая стояла рядом с гробом. — Да он живой.
По лицам остальных присутствующих Уолтер понял, что они все стали свидетелями этого постыдного зрелища. Джонни Крейн, черноволосый мужчина, один из тех, кто копал могилу, вздрогнул и на шаг отступил назад. Уолтер быстро подскочил к гробу и начал наспех утрамбовывать руку покойного в гроб. Незаметно для остальных он пощупал пульс — он отсутствовал. Уолтер немного успокоился.
— Спокойно, спокойно, — начал он. — Такое бывает. Тело может совершать самопроизвольные движения. Не забывайте, что мы хороним его на второй день.
— А вдруг он ещё живой? — осторожно высказал предположение один из копателей могилы.
— Нет, нет, уверяю вас, — быстро затараторил Уолтер. — Он мертвее мёртвого.
— Может, доктора пригласить? — предложил пастор.
— Пастор Диккенс, в этом нет никакой необходимости. Не стоит беспокоить доктора Скотти. Я так долго работаю с покойниками, что лучше любого доктора отличу живого от мёртвого. Заколачивайте, — обратился Уолтер к копателям.
— Но я ещё не закончил, — развёл руками пастор.
— Достаточно, пастор, — улыбнулся Уолтер наигранной улыбкой. — Заколачивайте, — повторил он, обращаясь к мужчинам.
Мужчины были подавлены и прятали глаза, но ослушаться Уолтера Деппа не осмелились.
Когда в крышку гроба заколачивали гвозди, Лулу закрыла уши руками, настолько невыносимо было слышать этот звук, возвещающий о бесповоротности того, что случилось.
После церемонии все расходились по домам в гробовом молчании, каждый был погружён в мысли о скоротечности человеческой жизни и о коварности смерти, которая может поджидать любого из нас в самых неожиданных местах и в самое неподходящее время.
Лулу думала о том, что мистер Хопкинс оказался на кладбище слишком рано, при нормальном стечении обстоятельств оно ждало бы его не раньше, чем лет через пятьдесят.

***
Вечером Лулу с Уолтером сидели за столом в отеле и пили виски, чтобы отвлечься от тех горестей, которые навлекли сами на себя. Вдруг за окном послышались какие-то крики. Лулу и Уолтер переглянулись. Уолтер, пошатываясь, вышел из-за стола и отправился на улицу проверить, что там происходит. Вернулся он белый как мел. На расспросы Лулу о том, что его так расстроило, он ответил только после того, как вторая бутылка виски развязала его язык. Он рассказал, что мальчишка владельца таверны Чепмена был на кладбище и слышал какие-то звуки на могиле человека, которого сегодня похоронили, как будто он скрёбся и стучал по крышке гроба. На этих словах Уолтер быстро перекрестился. Мальчишка так испугался, что бежал не оглядываясь, а сердце у него чуть не выпрыгнуло из груди.

***

Ровно через год, летом 1887 года, на той же станции, как когда-то Стивен Хопкинс, сошёл молодой мужчина во вполне приличном костюме, Роберт Стилтон. Он искал отель, чтобы остановиться в нём на неделю-другую. В это далёкое предместье Англии привели его рабочие дела. Издалека он заметил вывеску «Зелёного башмака», возвещавшую о том, что здесь он может остановиться, но когда он подошёл ближе, увидел, что двери и окна отеля заколочены.
Мистер Стилтон отправился искать пристанища в другом месте, ведь в любом, даже таком маленьком городишке, должны быть отели, чтобы приютить таких, как он, путников. Из-за угла одного из домов выскочила босая женщина с растрёпанными волосами, взгляд которой говорил о том, что она растеряла последние остатки разума, и вцепилась в него грязными руками:
— Мистер, мистер, помогите, этот проклятый Хопкинс снова придёт ко мне сегодня ночью.
Роберт с брезгливостью оттолкнул её от себя и быстрым шагом пустился прочь. Женщина упала на пыльную дорогу, быстро поднялась и снова вцепилась в Роберта. Мистер Стилтон ещё ускорил шаг и скоро сумасшедшая отстала.
После недолгих поисков Роберт Стилтон нашёл номер в отеле у мистера Честера, который оказался на редкость разговорчивым джентльменом и поведал мистеру Стилтону, что та сумасшедшая, которую он встретил на улице, не кто иная, как Лулу, которая владела раньше «Зелёным башмаком» и соответственно являлась его конкуренткой (в этом месте мистер Честер неприятно захихикал, но быстро осёкся, заметив неодобрение на лице Стилтона). Мистер Честер поведал также и свои соображения по поводу того, почему Лулу сошла с ума. Впрочем, эти соображения показались Роберту настолько неправдоподобными, что он не придал им никакого значения.
История эта не имеет никакого сколь бы то ни было любопытного продолжения, так как на следующий день после заселения в отель мистер Стилтон пропал при весьма загадочных обстоятельствах.
Единственный факт, который я имею намерение сообщить и из которого, возможно, некоторые читатели не преминут сделать свои выводы, — это то, что Джонни Честер в последнее время водил дружбу с Уолтером Деппом. Уж как увязать сей факт со всеми остальными фактами, вам подскажет только ваша фантазия, а я на этом, дорогие читатели, имею честь откланяться.

Оцените пост

+1

Оценили

Геннадий Зенков+1
На мой взгляд, слишком беспросветно. Даже Конан-Дойль на такое не решался. У него полиция, хоть и не всегда удачно, но действовала.