МИРНАЯ ЖИЗНЬ – ГЛАВНОЕ БОГАТСТВО

20:06
8
Спустившись под землю, попадаешь в совершенно другой мир, о котором сложно рассказать тому, кто ни разу не бывал в шахте. Здесь даже слова имеют приставку «подземный»: подземный электрослесарь, подземный горнорабочий, подземный электровоз...
Одним из первых наставников в моей подземной жизни был Константин Федорович Глебов. Я знал, что он фронтовик, отшагал, как в песне поется, Пол-Европы, Пол — Земли. Но сам он об этом особо не распространялся.
При получении наряда на производство ремонтных работ в подземном электро-депо неизменно назначался старшим бригады по ремонту подземных электровозов. Однако словесных наставлений с его стороны мы практически не слышали, но, если что-то у молодых не ладилось, брался за дело сам. К примеру, в подземных электровозах от повышенной нагрузки часто перегорают контакты в штепсельном соединении, и в этом случае надлежало заменить карболитовый изолятор с медными контактами.
Константин Фёдорович поудобнее усаживался в кабине машиниста электровоза, зажимал штепсель в коленях ног и брался за драчёвый напильник.
— Главное не пороть горячку, имейте терпение! – подсказывал он. — Испортить деталь — много ума не надо. Вы же видите, что изолятор не входит в штепсель, так зачем же пытаться забить его молотком — он же не резиновый! Мало того, что намучаетесь, так ещё и расколите штепсель.
Но если потратим несколько минут на то, чтобы снять напильником сотую, десятую долю миллиметра, то всё получится очень красиво: изолятор сам встанет на место как миленький!
Выход на поверхность из шахты, это особый момент. Как бы удачно не сложилась рабочая смена, а все же каждый раз, подходя к клетьевому стволу, в душе ощущаешь торжественность момента: через несколько минут тебя встретит свежий воздух, яркое солнце и голубое небо. Как в песне горняцкой сказал поэт:
«Только тот ценит солнце
И высокое небо,
Кто поднялся с зарей на-гора!

Да! И не только яркое солнце, но и утренняя и вечерняя заря не менее прекрасны, а уж ночное небо, когда поднявшегося на-гора горняка встречают яркие созвездия в небе над копром. Это впечатляет!
И спешим домой… Но сначала надо отмыться. В «грязной» раздевалке связываем в узел спецовку, завернув вовнутрь сапоги, и вешаем на свой персональный крючок. Голышом проходим в моечное отделение. Кстати, любопытная деталь, было нормальным явлением, что в мойке мужики, да и женщины в своих мойках (своим глазами видел – иногда подглядывали!) все ходили голышом. Но в определенный момент, примерно в 80-е, стали ходить в плавках. Несомненно, сказался рост цивилизованности сознания!).
Шахта накладывает отпечаток на специфику работы: повышенная запылённость, капёж сверху, вода под ногами, так что умудриться не замарать спецовку, как не старайся, не получится. А потому следует периодически сдавать её в стирку, чтобы не только сохранить чистоту тела, но и избежать заболевания. Но ведь чтобы сдать бельё в стирку, это же потеря времени, когда стремишься поскорее домой. И отмахиваемся, уговариваем самих себя: «Да ладно, в другой раз!» Вот и получается, что у шахтеров на теле слой грязи не только от угольной пыли, а ещё из-за давно не стираной одежды. А мы, слесари, зачастую еще пропитаны солидолом и автолом. И чтобы отмыться, надо хорошо потрудиться под горячим душем!
Моемся по кабинкам под струей воды, отрегулировав нужную температуру. А особый ритуал во время мытья, это потереть друг – другу спину!
Магазинные тряпочные мочалки в прошлом веке (это же надо, кажется недавно пришел на шахту молодым начинающим электрослесарем после окончания ГорПУ, а время-то так стремительно промелькнуло, что уже пенсионер, и фактически можно относить к разряду доисторического экземпляра!) нас не устраивали: не очищали тело от грязи, а только нежно гладили. А потому делали самостоятельно: разрывали старую транспортерную ленту на слои, затем требушили их на волокна. Собрав нейлоновые волокна в пучок, получали нежную, пышную мочалку, которой любо – дорого мыться!
И вроде бы можно приспособиться потереть спину самостоятельно, но нет же, обязательно требовался партнёр! Когда потрёт кто-то другой, от души и основательно, это ж другое дело! И потому было вполне естественно, когда подходит к тебе из соседней кабинки мужик и просит:
— Потри, пожалуйста!
Не обходилось без шуток. Однажды, после работы на угольном опрокиде, находясь шесть часов в сплошной угольной пыли, мы были чумазы с ног до головы. И в мойке Константину Федоровичу кто-то из товарищей потер спину, осознанно оставив солидный участок спины нетронутым. Помылись, идем одеваться, посматриваем на разукрашенную угольной пылью спину Фёдоровича и, довольные безобидной, на наш взгляд, шуткой, посмеиваемся. Почувствовав неладное, посмотрел Константин Фёдорович на себя в зеркало, добродушно отреагировал:
— Шутники, однако ж, вы! Нечем больше заняться?
А вскоре в Красном уголке шахты состоялось торжественное собрание, посвященное Дню Победы. И наши старшие товарищи-фронтовики преобразились, в том числе Константин Федорович Глебов, на его груди ордена Красной Звезды и Славы третьей степени, медали за взятие городов, рассказывающие о его боевом пути. И почувствовали себя неловко:
-Ты уж извини нас, Фёдорович, за наши дурацкие приколы, что мы с тобой так запросто…
А он, дословно не могу вспомнить, но сказал примерно так:
— Да что вы, друзья – товарищи мои! Какие могут быть обиды? Да я просто рад тому, что мы живем и трудимся одной дружной семьей… И тому, что шутим порой! Главное, что мы живём! Живём под этим мирным небом! Мирная жизнь, вы понимаете это? Это же наше главное богатство!

Оцените пост

+4

Оценили

Зинаида Дмитриева+1
Ольга Михайлова+1
Геннадий Зенков+1
ещё 1
08:52
Раньше говорили, что это (мирная жизнь) одно из наших завоеваний. Досталась она нам в наследство поколениями отцов и дедов. Так оно и есть. И в какое-то время мы расслабились... Слава Богу, что вовремя спохватились. А в основе всего, с чего и начал уважаемый Виктор Давыдов, лежит труд, иногда очень тяжёлый, связанный с риском для жизни, как труд шахтёра. Мало у нас публикаций о человеке труда, отчасти и от того что, чтобы написать об этом, нужно этот путь пройти. Поэтому всегда, с благодарностью, читаю заметки Виктора Давыдова.
Спасибо, Олег, за прочтение, за понимание! Такой комментарий, Олег, поддерживает мое намерение доработать свои записи с последующей публикацией на самсуде.
Гони быстрее кровь, аорта! Не поработаешь с ленцой, Когда конкретная работа И результаты налицо! А если человек умеет ещё и описать эту работу и друзей-товарищей по ней - это бесценно! Так что, Виктор Иванович, пиши про шахтёрский труд, пока пальцы держат перо или не устали стучать по клавишам компа!
Спасибо, дружище Геннадий Михайлович! Принимаю твоё пожелание к действию... но, к сожалению, столько палок в колесе, и, в основном, из-за собственной то ли -лености, то ли - тягомотины какой-то. .. А сколько остаётся держать пальцам перо - пора бы задуматься. Так что делаю вывод.
Уважаемый Виктор, благодаря вашему рассказу я узнала о работе подземного слесаря. Мой муж как раз им был, но не любил о ней рассказывать мне.Всегда отнекивался. Проработал на одной шахте до пенсии и после ещё работал. Не хотел уходить и не поддавался ни на какие уговоры, пока не умер в клети..Меня ваш рассказ очень тронул до слёз. Пишите, У ВАС, отлично получается!