Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Мои стихи, песни и проза

+3455 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Сергей Тимшин
Бульдог и бульдожка
Мы – друг друга отраженья:
Ты – богиня, я – твой бог,
Но в минуты раздраженья
Ты тведишь, что я… бульдог,
Что такой же неуклюжий,
Толстокожий…
И в судьбе -
Ну за что такого мужа
Заиметь пришлось тебе?!
…Огрызаюсь осторожно,
Нежность псовую храня:
Я - бульдог, а ты – бульдожка,
Порычи же на меня!..

05.12.2019
Предвидение
(Из новой книги сатиры и юмора «Пегас и пони»)

И предвиделось мне едко:
Я когда-то буду… предком;
Наделён земельным паем,
Стану нем и ископаем,
Буду голым – до костей! -
И без всяких пакостей...

04.12.2019
Снега на древе
Снова грецкий орех, как оленьи рога
Обезлиственной кроной могучей,
И цепляют они на ветрах облака -
Буроваты, ветвисты, колючи.
Пусть на юге дожди и беззимье пока,
Пусть поля и дороги липучи,
Но не зря на сырые похожи снега
На орехе декабрьские тучи!

02.12.2019
1 декабря на Кубани
Осень начинается в декабре:
Дождик мезопакостный на дворе,
День, что пробуждается, сер и мглист,
Стынет и сгущается неба слизь.
Пёс в собачьей будке совсем озяб.
Выйдешь за калитку – и грязь, и хлябь…

01.12.2019
Преходящее
Ветры качают вербы -
Гнут и ломают ветви,
Падают наземь ветки -
Стелятся в мёртвый слой.
Думам сезонным верный,
Будто бы целый век ты
Заперт в ноябрьской клетке
Перед большой зимой…

23.11.2019
Предзимье -2019 на Кубани
Две недели до зимы,
Две недели!..
Листья землю замели,
Облетели.
И - ни снега, ни дождей
В буднях сонных.
Заплутало черт-те где
Межсезонье.
Лишь смягчило солнце жар,
Потускнело,
И чего-то очень жаль
До предела…

17. 11 2019
Жарынь-жара
Жара. Августовская жара на Кубани. Не пекло, от которого можно укрыться в тени, где +39, а всеобъемлющая тягучая, текучая, безмолвная жара. Она не жжёт доменно, целенаправленно, как на открытом разящем солнце, а распространена, повсеместно, равномерно и мягко, как лунный, но раскалённый свет, и давит невесомой воздушной массой каждый квадратный сантиметр твоей обнажённой, равно как и закрытой одеждой кожи. Существо твоё сопротивляется, защищается, выделяя обильный пот, но не может противостоять жаре при дыхании, обжигая сохнущие губы, ноздри, гортань и лёгкие...
В городе снаружи раскалено всё – и бетон под ногами, и стены каменных домов, и стёкла витрин, и рекламные щиты, и бензино-газо-электротранспорт на улицах и остановках, и сами навесы вместе с металлическими стояками этих остановок. Да что говорить о неодушевлённых предметах: кажется, что горячи даже стволы, ветки и листья ухоженных деревьев!
И ты смачиваешь рот всевозможными напитками, заглатывая их литрами внутрь своего естества, чтоб охладить его. Но это спасает ненадолго: ведь вместе с воздухом накалены и ветерки - естественные или рождённые движением автотранспорта, как жаровейны и все тенистые места на твоём пути. И только внутри магазинов и учреждений, где работают кондиционеры, можно поблаженствовать от искусственной прохлады.
И ты, мечтатель заезжий, бесприютный, полжизни отдал бы сейчас за то, чтобы окунуться в блекло-голубой хрусталь азовской волны под Темрюком, или в насыщенно-синюю купель Чёрного моря под Таманью. Или, мечтатель, хотя бы принять обыкновенный душ за который полжизни многовато, но вот в денежном эквиваленте, ей-богу, не пожалел бы и тысячной рублёвой купюры!..
Жарынь-жара на Кубани.

16.08.2019
И море заката, и море восхода
И море заката, и море восхода
(Мой день ВМФ-2019 на Кубани)

ГРИВЕНСКАЯ
И всё же мне удалось вырваться на море в этом сезоне! Благодаря другу Петру, прикатившему в мою дальнюю камышовую станицу Калининского района на наш День ВМФ. Ночевать он отказался, потому что в понедельник у него было много хлопот в Темрюкском районе с медсправками после его недавней операции желудка -третьей, увы. И мы решили, что я проскачу с ним на Таманский полуостров, где море мне будет предоставлено с вечера до утра. А утром своим ходом – на рейсовых автобусах – возвращусь домой. Оставалось лишь уговорить мою маму, ведь оставаться ей одной в доме почти на сутки проблемно: она трудно передвигается из-за болезни ног. Но маму я уговорил. Тем более, что связь по телефону будем держать с интервалом в 2-3 часа.
Как и положено в этот день, как только с рассветом к моей калитке подпылил Пётр на своей иномарке, во дворе на самодельном флагштоке мы произвели торжественный подъём флага и лишь затем проехали на станичный рынок за рыбой. Было условлено, что праздничный стол украсит жареный сом и такой же бескостный деликатесный пеленгас. Рыбу мы благополучно купили и занялись её приготовлением. Попутно я созванивался с нашими морячками, отмечающими в этот раз День ВМФ «вразнобой» в разных местах Кубани, Крыма и Моздока или принимал звонки от них.
Пётр служил в ВМФ, но два года - на бербазе. И, кстати, флаг военно-морской - тот ещё, наш, советский, бело-голубой с красными звездой, серпом и молотом - красуется у него на плече в татуировке. Судьба нас с Петрухой свела через три года после демобилизации в 1983 году, когда мы, запорожцы-одностаничники (из станицы Запорожской), шабашили в Средней Азии на заработках. О том времени я написал роман «Каракалпакский Клондайк» и посвятил его Петру. А после знойной Каракалпакии мы с Петром работали и жили на студёном Тюменском Севере… Но не о Севере память пока.
Утвердив решение, что я вырвусь в Темрюкский район, созвонились ещё с одним нашим участником каракалпакского похода тех лет, Саней Макаровым, одним из героев этой книги, изданной два года назад. Саня, конечно, обрадовался книге, как событию, и мы договорились встретиться в посёлке Сенном, что на пути в Тамань, куда повезёт меня Пётр. И уже после полудня мы выдвинулись в дорогу, чтоб пересечь границы пяти районов Кубани: Калининского, Красноармейского, Славянского, Крымского и Темрюкского, проскочив мимо Анапского – неблизкий путь с сезонными курортными автопробками!
Темрюкский район – ворота Кубани со стороны Крыма. Или, точнее, ворота в виноградно-бахчевой да рыбный рай. И омывает его сразу два моря! Уникальная историческая земля, любимая ещё древнегреческой цивилизацией. И снова, как пассажиру комфортабельного авто, и как бывшему жителю этих мест, мне было умилённо и чуть ностальгически смотреть на предавгустовские пейзажи родного плодоносного края. И радостно, когда в вереницах частных автомобилей, то здесь, то там, появлялся вывешенный наружу бело-голубой Андреевский флаг, или советский военно-морской – тот самый, наш, бело-сине-красно-звёздно-серпасто-молоткастый. С Днём ВМФ, держава!

СЕННОЙ
… Санька уже около часа поджидал нас в «Сенном» на своём новеньком японском автомобиле (недаром набивает на руках мозоли баранкой, работая дальнобойщиком!). Кафешка, столик с чаем и кофе, разговоры и фото на память. И подписание моих книг ему, где на одной черчу так: «от пенсионера-пенсионеру». Дело в том, что в этот год Александр, мой ровесник, выходит на пенсию (я то вышел раньше по северному стажу). И, конечно, чертыхается в сторону Пенсионной реформы, которая началась именно с нас, родившихся в 1959 году, и отодвинула на полгода выход на заслуженный отдых сразу и ему, и его жене. Правда, отдыхать он и не думает. Внуков надо поднимать, потому крутить ему и крутить дальнобойный штурвал…
Помянули мы и ребят – героев книги. Ведь получается, что почти из двух десятков наших каракалпакских шабашником того времени, упомянутых или не упомянутых в романе, нас осталось только трое, как в той военной песне- Перуха, Санька, я… Кто-то из других потерялся на просторах страны и за её рубежами, но большая часть парней уже ушла из жизни по разным причинам, и, как теперь понимаем мы, ушли они молодыми…
- Даже не думал-не мечтал, что доживу до 60-ти, - удивлялся Александр, который выглядит ещё достаточно крепким мужиком.
Сенной - это уже курортная приморская зона. Посёлок располагается на берегу обширного Таманского залива, бирюзовым простором которого, в сущности, и будет представлено мне Черное море в этой поездке. Рядом совхоз «Приморский», на винзаводе которого мне довелось поработать в молодости и описать его ещё в одной моей прозаической книге в повести «Кацуки» , на какой я и пошутил про пенсионеров, подписывая её Сане, поскольку он знал всех тех винзаводских ребят… Ну и сама Волна, куда мы держали курс, и историческая Тамань-Тьмутаракань, что будет у меня точкой возвращения назад в Гривенскую, омываются водами одноимённого залива…
Вскоре мы расстались с Александром: драгоценное время вояжа неуклонно двигалось к вечерней черте. И впереди меня ожидала не менее долгожданная встреча – с ним, с морем!

ВОЛНА
В посёлке «Волна», где базируется Пётр, подрулили почти к краю фрескового морского полотна. В этой местности простирается оно далеко внизу под обрывистым выцветшим берегом, поросшим травяным кустарником. А к воде ведут крутые спуски в виде извилистых дорожек и тропинок. По одной из них я и покатился к призывной стихии, обозревая свысока на остановках немноголюдный песчаный пляж, тоже белесый от кубанского летнего зноя. А Пётр поехал домой, готовить ужин. Эка невидаль для него – море!..
…И вот оно объяло меня своим желанным дымчато-бирюзовым естеством – теплым и прохладным одновременно. Но не враз, потому что сразу и не окунуться: до глубины здесь идти далеко, мелководье, и я принимаю блаженство медленно, растягивая наслаждение, что называется, от пят до маковки.
«Как же я истосковался по тебе, море!»
Но оно не слышит мой возглас и первородная живительная прохлада его поднялась уже выше щиколоток, а затем охватила колени, и следом погладила бёдра, чтоб защекотать в паху…
Ступни приятно ощущают мягкий бархат песчаного ковра, просматриваемого на метровой глубине. Старательно обхожу полусферы мутно-слюдяных медуз, которых почему-то слишком много в этот сезон. Прибрежное волнение невысокое и не обрызгивает разгорячённое от кутого спуска тело, и остужает его теперь выше живота, поднимается на грудь и дальше - под горло, под подбородок, под губы. И вот я уже осязаю ими его горчащую солёную сладость… Всё! Ухожу с головой под воду. Море на мгновения захлопывает меня, вобрав в своё естество и, как новорождённого, снова выталкивает наружу, на воздух.
Уфф-фф! До чего же прекрасен этот благодатный планетный мир!
Осматриваю акваторию и побережье уже из воды. Голубая расплывчатая вечерняя дымка над морем, а слева от меня, на высоте птичьего полёта, над далёким мысом, очертаниями напоминающим Медведь-гору в Крыму, снижается крупное жёлто-малиновое закатное солнце. Оно ещё слепит взор, распространяя вкруг себя мощный ореол убывающего свечения…
«Не выйду из воды, пока не пронаблюдаю весь закат», - постановляю я, переводя взгляд на берег, на свои вещи, сиротски виднеющиеся на нём; на немногочисленных купальщиков в чуть розоватой от заката воде; на лежащих и сидящих людей на разноцветных лоскутках подстилок на песке; на обрывистые склоны, и редких курортников, спускающихся или карабкающихся по ним – к морю и от него…
Солнце - это вселенское зрящее око – оно всё ниже и ниже над мысом, пьющим безмерное море, и потому, будто бы больше и ближе ко мне! И густеющие красками солнечные отсветы на воде всё явственнее. Но смотреть на светило неотрывно – глаза в глаза - ещё горячо и невозможно даже сквозь мои затемнённые очки, и я перевожу взгляд под ноги, на грунт. И открываю для себя, что песчаные барханчики на дне образуются набегающими волнами, то есть они в-точь повторяют на глубине абрис волн бегущих по поверхности, и так же, как волны, передвигаются и рассыпаются с приливом-отливом, чтобы тут же образоваться вновь… И я понимаю - реально, наглядно - что смерти в нашем мироздании для всего одушевлённого или неодушевлённого нет и быть не может, а есть лишь возрождения и преобразования!.. И с этим непреложно согласны стремительные рыбьи мальки, пролетающие мимо моих бледнокожих бренных ног то в одиночку, то стайками...
Малиново-лиловый круг солнца над мысом скатывается всё ниже и ниже, не остывая, а накаляясь и краснея. Как на гигантском блюде голубой эмали застыли в дальней акватории на рейде сухогрузы, а длинные причалы, уходящие далеко в море, ожидают их: в этом районе судоходство с недавних пор обильное в связи со строительством Крымского моста.
Но вот солнце касается краем-донышком громадного медвежьего мыса. И я уже безотрывно наблюдаю, как оно скрывается за ним, превращаясь сначала в огненное полукружье, потом в красную дугу, и, наконец, лишь в слабое алое зарево, быстро тающее. И сразу повеяло прохладой с моря. И усилился ветер, и укрупнились волны. И потемнел небесно-водный восток.
Как сивый дядька-Черномор, выходить на берег стал и я, вырастая из полутораметровой глубины, и обретая телесный вес, не ощущавшийся в воде. Больше часа я пробыл в ней. Кожа на пальцах ног и рук набухла и побелела, напитавшись целительной морской солью, которую я никогда не смываю с себя после морских ванн пресным водопроводным душем.
Так было и теперь, когда уже в сумерках я добрался домой к Петру, голодный и бодрый, хранящий в глубине глазных яблок своих ослепительный цвет и мягкое зарево морского заката.

ТАМАНЬ
Утром, около восьми часов, мы в Тамани, что в 9 км. от Волны, откуда у меня в 9.30 автобус рейсом на станицу Калининскую и, значит, ещё целый час(!) отдыха на море, теперь - с восходящим солнцем. Правда, оно уже висит достаточно высоко над горизонтом, и из вчерашнего красного гиганта превратилось в белого карлика, очень горячего вместе с тем.
С Петром мы прощаемся, он уезжает по своим делам, а я остаюсь на небольшом Таманском горпляже - там, где часть его огорожена каменными глыбами и валунами. Пляж искусственный, галечный. И тоже немноголюдный. Прямо над ним через дорогу расположился тенистый городской парк с различными памятниками, с выходом к знаменитому домику Лермонтова, где давно развёрнут целый музейный комплекс, посвящённый жизни и творчеству русского гения космического масштаба. Как жителю двух веков – 20-го и 21-го – у меня есть право очевидца сравнивать эти места в нынешнем и прошлом времени: ведь я знаю Тамань с седины семидесятых годов 20-го столетия…
Но опять же, не о легендарной Тамани мой текущий рассказ, а о её море. Здесь оно сочней по цвету и глубже у берега. Пять- восемь метров по каменисто-песчаному дну – и уровень воды уже по подбородок. И – изумительный штиль царит в заливе, просто озёрный штиль с лёгким, едва приметным покачиванием водной массы. И вместо медуз в ней множество стеблей коричневых водорослей, плавающих автономно. Они невелики– этакие оборванные ленточки полусантметровые в ширину, длиной до 10-15 сантиметров. И колышутся они у поверхности почти все в подвешенном вертикальном положении. Вот и гадай, откуда взялись, вроде бы и дно пляжное не заилено…
Рядом с моим береговым месторасположением отдыхает семья: муж, жена, тёща, двое детей, один из которых – Егорка – почти грудной, но его уже купают в море и смотреть, как он умиротворённо висит «над лазурной бездной» на надувном круге, охраняемом заботливыми руками мамы и бабушки, умилительно. Сфотографировать Егорку мне не разрешили и пришлось попросить главу семейства заснять в воде хотя бы меня. А потом в разговоре с ним узнал, что сюда семейство приехало отдыхать на месяц. что сняли они двухкомнатную квартиру за 45 тысяч рублей и крайне довольны, что так дёшево (?)… И я мысленно почёсываю свой затылок: н-да, 45 тысяч – это почти четырёхмесячная моя пенсия…
Чем выше солнце, тем больше курортного народу спускается к горпляжу, и тем меньше времени остаётся у меня для купания. Но я всё рассчитал и к своему автобусу устремляясь в срок, хоть и в мокрых шортах, зная, что они высохнут на мне на ходу. Поднимаясь к автостанции, что в 10-ти минутах от берега, я прощально оглядываюсь, останавливаюсь на несколько мгновений и говорю в небесно-морскую белесо-солнечную даль, лежащую предо мной:
«До свидания, Черноморье! До новой встречи, Тамань! Я непременно вернусь к вам!»

28-31июля 2019 г.
Аист-ангел
Это лето у меня строительное в работе по облагораживанию собственного подворья с конструированием на нём всяких пристроек и надстроек. Потому с аистами общаюсь мало, чаще приветствуя их при проезде мимо башни то кивком головы, то просто взглядом. И, незаметно как, аистяты выросли и их уже не отличить от родителей.
Сидят они на водонапорке, а чаще стоят, все четверо - дети и взрослые, обычно клювами на восток или на запад. Но сегодня над гнездом возвышался лишь один аист, скорее всего из молодого поколения, судя по свежей белизне пера,а взрослые, вероятно, полетели сопровождать второго питомца при становлении его на крыло: ведь недели через две-три всей семье отправляться в далёкие заморские страны…
Молодой аист был повёрнут грудью на запад, то есть к моей дороге под водонапоркой,и занимался чисткой крыльев – перед полётом ли, после полёта ли…
И вот в какой-то миг, глядя него по ходу движения, я увидел дивное.
Восходящее над башей солнце, белоснежный аист с широко расправленным крылом на ней и мой наземный взор оказались на одной троектории, то есть пересеклись. И мне открылось чудо: на фоне голубого неба крыло аиста засветилось позрачным солнечным золотом – реальным ореолом, как у ангела! Это было так мгновенно и внезапно, что я остановил велосипед. Но линия пересечения сместилось и ореол погас… И тогда я попятился чуть назад вместе с велосипедом - к линии пересечения. И… явление повторилось!
Аист-ангел снова засветился надо мной своим великолепным крылом! И золотистый ореол его чуть ослеплял мои глаза, вбирающие сквозь прищур и ресницы исцеляющее небесное свечение.
И теперь, записывая эти строки, я знаю: аисты и ангелы - это очень близкие создания Божии!..

26.07.2019
Розы в палисаднике
Наводняют июль затяжные дожди
И лихачат залётные ветры,
Осыпая с деревьев листву и плоды
И лохматя плакучие вербы.

И - того и гляди оборвёт провода,
Что качаются словно качели!
И твоя потайная ночная звезда
Не играет на виолончели…

Но, озябшее сердце, ты солнца дождись,
Посмотри без укора на грозы:
Проливает июль голубые дожди,
И цветут в палисаднике розы!

20.07.2019
Железнодорожное
…И я прозрел на ранних перегонах,
Где сопок даль зелёно-голуба:
Жизнь промелькнёт - пейзаж в окне вагона
Экспресса под названием «Судьба».

Но и за то Создателю спасибо,
Что свет зелёный дал мне - пролететь
По звонким стыкам БАМа и Транссиба
От станции «Рожденье» к пункту «Смерть»…

23.06.2019
Аистята
После утренней прохлады
Накаляется жара,
Облаков аэростаты
Неподвижней, чем вчера.
Но на башне - с ними рядом,
Если снизу мерить взглядом -
Подрастают аистята
Свежебелого пера!

Их оранжевые клювы
Дерзко щиплют облака,
Оттого смешно и любо
Наблюдать издалека,
Как клювастые ребята -
Не гусята, не утята -
Буратины-аистята
Донимают им бока!

И стою я у дороги
От загара смуглолиц:
«Просыпайтесь, лежебоки,
Да просыпьте дождик-блиц!
Пусть над нашими местами
Закружат дождинок стаи:
Аистята подрастают
В небоплавающих птиц!»

16.06.2019
Солнышки вербные


Отсквозили дни простудные,
Непогожие и скверные,
Переливы изумрудные
Обретают косы вербные.
И, вдыхая синь лучистую,
Детской нежности исполнены,
Серебристо-золотистые
Расцвели на вербе солнышки!

21.04.2019
Утро апрельское
В росных переливчатых бриллиантах,
Цветом малахитово-изумрудная,
Тянется на цыпочках, на пуантах
К розовому солнышку травка юная.
Мошки и козявки в ней просыпаются -
К небу выползают по стеблям-веточкам!
Личиками детскими улыбаются
Лютики-цветики.
Здравствуйте, чудесные желторотики,
И не говорите, что вы не выспались!
Утро-то, какое у нас на родине
Выдалось, выткалось!

16.04.2019
Аистиная верность


Вот и завершились мои юбилейные немного суматошные разъездные деньки. И солнечным исходным мартовским утром я снова вижу на водонапорной башне своего друга-аиста. Увы, пока одного…
Он впервые не стоит в гнезде, а сидит в нём головой к югу, и смотрит вдаль сквозь верховой ветер…
И мне становится не по себе.
Ждёт, сердешный, ждёт верный, свою любимую!.. А я все эти дни со времени его прилёта «проюбилеил» – в поездках, во встречах с друзьями, в поздравлениях и получении подарков, и некогда было даже на пять минут остановиться у башни, пообщатья с ним.

Здравствуй, друг мой кручинный, друг одинокий! Поговорим?
Знаешь, я ведь сегодня провожаю за горизонты недосягаемые свой 60-й март. Да, да, свой тяжеловесный наземный шестидесятый март…
А сколько же лет тебе – лет крылатых, поднебесных – десять, пятнадцать? Я вычитал, что белые аисты живут 21-22 года, но некоторые доживают и до 33-х!.. То есть до возраста Христова! И ещё знаю, что семейную пару вы создаёте на всю жизнь. Подумать только! Люди так - чтобы полюбить раз и навсегда, и всю жизнь хранить верность - редко могут...

Что молчишь, друг мой задумчивый? Не до праздных рассуждений тебе? А хочешь, я загадаю о завтрашнем прилёте твоей подруги? Ну, в крайнем случае, о послезавтрашнем! Честное слово, многие мои пожелания сбываются, даже сам удивляюсь этому. Вот увидишь, не позднее, чем через два дня, прилетит твоя ненаглядная! И тогда я снова, уже молча, остановлюсь у башни, чтобы полюбоваться отеческим взором вами – молодыми, красивыми и счастливыми!..

31.03.2019
Радость молодящая


Этот март для меня – аистовый, книжный, юбилейный.19-го числа получил из издательства свой новый поэтический сборник «Зори дикоросные», в котором с десяток стихотворений посвящены именно этим чудесным птицам, а 20-го, накануне Дня Поэзии, увидел на водонапорке и первого аиста.
«Из какого же заморского края-рая, друг мой долгожданный, возвратился ты на родину?», - риторически вопрошаю его, и риторически же восклицаю. – И какой же великий навигационный зов пробуждает силы в тебе расправлять крылья и лететь над огромным земным шаром сквозь все встречные и боковые ветры через тысячи воздушных миль на нашу, ещё не совсем погожую и прогретую Кубань!
Здравствуй, друг милый, друг неизменный, и пусть моя книжка со стихами о племени твоём будем подарком тебе! А подарком от тебя к моему 60-летию и есть твой прилёт, как молодящая радость для сердца и глаз юбиляра...
Да, много важных дел у нас: тебе – себя и дом свой хворостовый приводить в порядок, и любимую ожидать-встречать, мне – хлопотать по проведению юбилея, и тоже друзей любимых привечать. Потому и нечасто видеться нам в эти дни. Но впереди-то у нас две трети весны и две трети лета до отлёта твоего в края-рая, мне неведомые, и встречаться мы будем чуть позже почти ежедневно!
С возвращением на родину, аист мой ненаглядный, радость моя молодящая!

21.03.2019
К восемьдесят пятому
Стонет мама по ночам и по дням от болей –
Обезволил варикоз, одолел артрит,
Так берёзка на ветру всхлипывает в поле,
Так калитка во дворе петлями скрипит.

Не уснёшь ты, взрослый сын, думами распятый,
Ходу времени во тьме с горечью внимай:
Скоро мамочке пойдёт восемьдесят пятый,
Отцветающий её, теплокровный май.

Зябнет, печкою остыв, мартовская хата,
Проявляется в окне неба окоём…
Жизнь уходит из ветвей в зори и закаты,
Жизнь уходит из корней в вечный чернозём...

11.03.2019
Натюрморт
Натюрморт

…И я страдал, смакуя взором плоть -
Запретный мне, с ума сводящий плод:
Айвовой кожи солнечный пушок,
Лимонность скул и персиковость щёк,
И вьющихся маисовых волос
Кофейный дух и жёлудевый лоск.

И глаз её смородиновый сок
В зрачки мои расширенные тёк,
И дольки мандариновые губ
Рождали внутривенную тоску!
И были, как дыхание, близки
Упруго-виноградные соски…

О, груди – млеконосные холмы,
Напитанные сладостью хурмы!
О, бёдер алычёвых нагота!
И сливовая мягкость живота,
И яблочная вогнутость пупка,
И грушевая выпуклость лобка…

Весь этот гениальный натюрморт
Измаял существо моё, как мор,
Ведь вся, до ноготков обнажена,
Была недосягаема она -
Не в розовых мечтах и не во сне,
А в зале, на музейном полотне…

19.02.2019
*С праздником, дорогие, прекрасные наши женщины! Стихотворение – победитель конкурса эротической поэзии ЭРПО-2019 , приуроченного к 8 марта на протале Поэзия.ру – как подарок вам)
Суперлуние-2019
А луна – что солнце без лучей!
Я таких не видывал ночей,
Я таких магических светил
И в воображении не пил,
Не вдыхал их свет, не осязал
Фосфор, обжигающий глаза,
Яркий, как расплавленный янтарь,
И… не согревающий февраль.

20.02.2019
Яблонька
Пирсинг-бриллиантик ноздревой
Светится изыскано и веско,
Шейка при цепочке золотой,
И тату малёванная фреска…

Юница, во «взрослости» своей
Любящая блёстки и татушки,
Не подозревает, что милей
Мне её чудесные веснушки.

Ведь в пчелином утреннем саду,
Где блистают росы-бриллианты,
Яблоньке в естественном цвету
Чужды новогодние гирлянды.

12.02.2019
Первофевральское
Не суббота, не воскресенье
Пробуждается во дворе,
Отчего же глазам веселье
В захолустной моей дыре?
Ведь не майское солнце реет,
Рассыпая фанфарный звон,
Ведь не выиграл в лотерее
Накануне я миллион.

Что за праздник, какая дата
Обозначилась, как заря,
В ходе мерного листопада
Отрывного календаря,
И явилось стихотворенье
На рабочем моём столе?..

Отвечаю я: предвесенье
Начинается в феврале!

01.02.2019
Здравствуй, Старый Новый год!
И на Старый Новый год
В день с приличным плюсом
Продолжает хоровод
Дождик без конфуза.

Моет старенький асфальт,
Множит лужи-латки
Новогодний дождепад –
Звонкие колядки!

Что с сезонами у нас
Зимними творится?
В январе, не ровен час,
Будет плюс - под тридцать!

Вот так фокус - ну и ну! -
Это ли не диво:
Утром встану и шагну
Прямо на Мальдивы!

Сеет жидкое драже
Дождик-пересмешник,
В Сочи – видеосюжет -
Вылуплен подснежник!

Вот и нам под этот пляс
Ждать метаморфозы:
На Крещение как раз
Явятся мимозы!

Здравствуй, Старый Новый год
С чудною зимою!
Дождь нам счастье принесёт,
А несчастья – смоет!..

14.01.2012
РЕНТГЕНОГРАФИЯ
Покинув болезненным утром
Рентген-кабинета обитель,
Как странно свой череп увидить
На снимке - распывчатом, смутном…

Здесь хмур поликлиники дворик,
Здесь осень слезинками каплет…
И всё же, задумчивый Гамлет,
Ещё ты, по счастью, не Йорик!

07.11.2018
Магнитогорск новогодний
Трагедия в Магнитогорске, словно эхо пятилетней давности
предновогоднего Волгоградского теракта, докатилась и оглушила сердце.
Больно ему, удушливо, как было от взрыва тротила на вокзале у Волги,
а теперь - от взрыва бытового газа в многоэтажке у Магнитной горы…

МАГНИТОГОРСК НОВОГОДНИЙ

То не в песне у Магнитной горы,
Это в наши новогодние дни
Загорелись – не ночные костры,
А прожекторов слепящих огни.
То не ветки костровые трещат,
Это пушки тепловые гудят
И моторы МЧСных машин
У навалов многотонных руин.

Извлекают из развалин тела…
Их раздавленная плоть – не для глаз…
Что с того, что это был не теракт:
Не тротил нас убивает, так газ!
И незримо из разломов и дыр -
Из обрушившихся в бездну квартир, -
Выбираясь на уральский мороз,
Снова души воспаряют - до звёзд…

02.01.2019
А у нас на Новый Год…
А у нас на Новый Год
Выпал снег! Смотрите, вот:
Будто славный Дед Мороз
Пудру сахарную вёз,
Да просыпал невзначай -
Нам на радость и на чай!
Но, быть может, был он зол
И рассыпал в гневе… соль.
Выйду в утро, разберусь -
Снег попробую на вкус!

01.01.2019
Новогодний выбор
Не толстеть, не хрюкать чтоб –
Соблюдай и почитай
Не китайский гороскоп,
А славянский календарь.
Наставленья не вини,
Тут такие, брат, дела:
Или влезешь в Год Свиньи,
Иль взлетишь ты в Год Орла.

30.12.2018
ВОРОНА-ОРЕХОСБОРЩИЦА

Каркнула двукратно над головой – резко, веско, властно - и я сразу отыскал её взором: качается на ветке облетающего грецкого ореха, что раскинулся над нашей турлучной хаткой и обсыпает по осеням половину подворья золотым широким листом да крупными звонкими костяными градинами плодов.
Чёрная великолепная ворона надо мной всего в трёх метрах высоты, и такая большая, тяжёлая, на фоне обезлистенного неба, что ветка под ней прогибается в дугу! На блеск стёкол моих очков, конечно никакого внимания, разве что разок глазочком умным зыркнула, и стала выбирать, какой бы орешек сорвать. А их немало ещё - невыпавших из потресканной и побуревшей кожуры. И выбрала, да не один, а двойню ореховую, в купе которые - с её голову! И легко отломила их вместе с кожурой на хлипкой плодоножке. Удивительно: и как только в клюв уместились! И покачавшись несколько секунд, грузно вспорхнула, полетела низко, почти планируя, куда-то в заповедное местечко, где и приступит к разделке добычи. Представляю это, ведь мне уже приходилось наблюдать, как упорно и успешно вороны расщепляют орехи на земле, орудуя цепкими лапами и мощным клювом, чтобы выесть их вкуснейшую питательную плоть.
И я думаю, соотнося известную поговорку к действиям орехосборщицы: везде в этом мире, чтобы вкусно полопать, нужно прежде потопать, то есть, чтобы вкусно поклевать, нужно прежде полетать, поскакать да поискать, да плоды пообрывать!

03.11.2018
Ева-королева


Хороша коровка Ева –
Рог направо, рог налево,
Травку кушает с ленцой
Добродушная лицом.
А рогов пониже ушки -
Две огромные хлопушки,
И летят от ушек мушки
С перепугу, как от пушки.
И вдогонку им хвостом
Машет Ева, как хлыстом!

У неё глазищи - сливы
Тёмно-сизого отлива,
А мохнатые ресницы,
Как взлетающие птицы,
И большущий влажный нос
Дышит, точно паровоз!
Да огромные бока,
Словно тучные стога,
И, тяжёлое, под ними
Жёлто-розовое вымя,
Что с утра и вечерком
Производит молоко -
Натуральное, живое,
Белопенное, парное!

Нет, не зря коровка Ева
На подворье - королева!

01.11.2018
Керчь скорбящая
Не войны пронёсся смерч
По бульварам тополиным…
Над детьми рыдает Керчь
Убиенными безвинно!

Память ясная моя,
Город молодости ранней,
В этом колледже и я –
Не убит, но в сердце ранен.

Горе в строки не облечь,
Боль внезапную не вылить,
В сердце врезалась картечь -
И прошла его навылет…

18.10.2018
В День траура в Горловке и Донецке
Вчера, 30 сентября в воскресенье, на окраине Горловки
погибли трое детей, еще один ребенок был ранен
в результате детонации противопехотной осколочной мины...
Все они учились в горловской школе № 30. /СМИ/

Плачь, Донбасс!
И в «серой зоне»
Смерть не дремлет,
Смерть - в дозоре!

Миной, снайперскою пулей,
Разрывной гранатной гулей
На невидимой «растяжке»
Смерть даёт себе отмашку!
Смерть взаправду - не в игре
В новом школьном сентябре!

…И летят - всё выше, выше! –
Сталью изрешечены,
Души горловских мальчишек
От внеклассных зон войны…

01.10.2018