Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Наташка

+3
Голосов: 3
Опубликовано: 540 дней назад ( 3 апреля 2019)
Блог: Моя душа
Она буквально летела по вверенной ей территории меча гром и молнии. Все, кто мог, поспешили спрятаться и передать остальным утреннюю новость. Уже через десять минут весь дом престарелых знал, что директорша не в духе и кому-то очень попало. Все боялись ее гнева и лишь только помощница и правая рука завхоз Раиса Яковлевна, на местном наречии Раечка, суетилась вокруг начальницы.
Громко хлопнув дверью своего кабинета, Ольга Дмитриевна буквально пригвоздила стул к полу. Он прогнулся под ее тяжестью, панически заскрипел, но стойко выдержал. Внушительные габариты директорши раздавили не один стул, а этот был еще долгожителем.
- Объявляй всем, что завтрак задерживается на час! - Кипятилась начальница, - это ж надо! Кухарка решила подавать подгоревшую кашу! У нас здесь люди живут, а не свиньи! Сегодня же уволю, пусть катится на все четыре стороны!
Раиса знала, что в такие моменты надо просто молчать и дать Ольге спустить пар, выговориться. Молча кивнув головой, Раечка поспешила исполнить указания.
Снова заглянула она минут через сорок, доложить, что завтрак идет полным ходом и все в порядке. О своей помощи, и то, как оперативно она организовала всех на помощь кухарке Раиса Яковлевна предпочла умолчать. От пристального взгляда директорши ничего не укрылось.
- Опять сама стояла за плитой и остальных подтянула в пищеблок спасать провинившуюся? У тебя итак дел по-горло.
Повисло молчание. Начальница листала ежедневник, судорожно вспоминая, что за важная встреча у нее была назначена на утро. Так ничего не вспомнив, уже миролюбиво обратилась к помощнице:
- Как там наша Наташка сегодня? Снова жаловалась?
- Жаловалась..., - вздохнула Раиса, - и чего она все время воюет, не понимаю.
Наташка была их общей болью. Появившись здесь полгода назад она так и не смогла ни с кем ужиться. Жалобы, недовольства, упреки сыпались от нее ежедневно. Казалось, что она была обижена на весь мир. Внутри сидела какая-то не заживающая рана, которую она отказывалась лечить, предпочитая нападение.
Внезапно раздался стук в дверь. На пороге возникла маленькая, худенькая старушка интеллигентной наружности. Поздоровавшись, кратко, без лишних слов положила на стол перед директоршей папку с документами и отрапортовала:
- Я вам звонила. Мне было назначено. Приехала за Натальей Анатольевной. Полный пакет документов перед вами.
Они переглянулись, и завхоз поспешила исчезнуть, что бы скорее собрать в путь-дорогу их Наташку. Попутно молясь Богу, что бы эта чуднАя старушка не передумала.
Тем временем в своем кабинете директора Ольга Дмитриевна, в сотый раз просматривая документы, искала повод отказать. Каким-то внутренним чутьем понимая, что ну не справится эта интеллигентка с буйным характером Наташки. Элегантный костюмчик, аккуратная шляпка, сумочка, лаковые туфельки на каблучках и в то же время сухие, по-военному четкие ответы.
- ...сестра … старшая … давно не общались … характер знаю … не передумаю … приехала забрать... все разрешения получены ...
И действительно, во всех справках стояло «не возражаю». Даже среди многочисленных медицинских бумажек фигурировали эти два слова. Стояли различные диагнозы, многие из которых хорошо были знакомы директорше, но из-за … «не в стадии обострения», «без осложнения в настоящее время», « после проведенного курса лечения», в итоге среди печатей, штампов и подписей неизменно значились эти два слова - «не возражаю».
Ольге Дмитриевне ничего не оставалось, как проводить старушку по длинному коридору в палату к их Наташке. Пока шли, директорша, как могла, старалась сгладить молчание и ажиотаж, возникший в доме престарелых их появлением. Из всех палат, в коридорах толпились жители и персонал. Кто-то украдкой, кто-то открыто, с плохо скрываемой завистью смотрели они на интеллигентную старушку, идущую рядом с их Ольгой.
- Понимаете, для нашего заведения это целое событие. Сюда же только привозят постояльцев, и почти никого не забирают назад, - как-то с болью проговорила начальница.
Внезапно гостья споткнулась, категорически отказавшись от помощи, сухо проговорила:
- Ямка … каблучок...
Директорша начала было извиняться за давно не делавшийся у них ремонт, но к счастью они уже пришли.
В палате, наполненной людьми, суетилась Наташка. Сейчас ее было не узнать. Повеселевшая, довольная, она расцвела и помолодела. Старалась каждому объяснить, что вот ее единственный, любимый сыночек решил все свои проблемы и приехал наконец-таки за ней. Людей скопилось действительно много. Раздвигая их, Наташка командовала:
- Так, дайте проход! Сейчас мои внучата прибегут, а их у меня трое. Им место надо, дети все-таки!
Она стояла спиной к вошедшим. Резко обернувшись, застыла в недоумении. Уже через мгновение страшная гримаса исказила ее лицо. Глаза расширились, она вся затряслась и с неимоверной злобой прошипела:
- Ты?! Зачем приехала?! А ну пошла от сюда! Сейчас мой сыночек придет забирать меня с внучатами!
Все опешили, а старушка вполне спокойно и уверенно произнесла:
- Я. Не будет сыночка. И ты это знаешь.
Она не дала ей договорить. Забившись в истерике, закричала:
- Ты все врешь! Убирайся вон! Ненавижу тебя! Всегда мешаешься! Мой сыночек самый лучший! У него серьезнейшие проблемы, только поэтому он сдал меня сюда. Он и прощения попросит еще, обязательно! Просто пока не может.
Все стояли пораженные этой сценой, не зная, как себя вести. Даже директорша с завхозом растерялись. Только старушка сохраняла полное спокойствие.
- Прокричишься, спускайся вниз. Жду тебя в машине, …у тебя нет другого варианта….
И пошла к выходу, даже не обернувшись.
После этих слов свою истерику и крики Наташка не прекратила, но на удивление и к огромнейшей радости всего персонала засеменила вслед старушке.
Общими усилиями ее погрузили в машину, и уже вскоре она исчезла из поля зрения.
Долго еще все судачили, перемывали косточки и гадали — привезут ее назад или нет.

А тем временем, в этот же день, поздно ночью. Уложив все-таки свою сестру спать маленькая худенькая старушка, удобно устроившись у себя в комнате, тихонько делилась этим долгим днем:
- Нет, ты представляешь! Я ведь чуть не провалила всю операцию, так грамотно спланированную. От этих глаз, смотрящих мне вслед, хотелось плакать. Столько горя, отчаяния было в них! Брошенные, никому не нужные старики — что может быть горше на белом свете. Хотелось подойти к каждому, обнять, успокоить, вселить надежду хотя бы на малое время. Но, увы, я не имела право это сделать. Вот голова у меня и закружилась. Хорошо, что директорша не заметила ничего. Она итак искала повод отказать. Ой! Ты куда соскочил? Что случилось?
Большой, огненно-рыжий кот Морковкин, резко спрыгнул с коленей старушки и важно прошагал в соседнюю комнату. Мордочкой толкнул приоткрытую дверь и застыл у входа.
В помещении было тихо и темно. Полная луна светила в окно. Вскоре послышались всхлипывания, а затем неудержимые рыдания заполнили все пространство.
Старушка тихонько присела на кровати. Сухонькой, старческой рукой гладила по головке свою младшенькую, что-то приговаривая, объясняя, успокаивая как в детстве.
А Наташка впервые в жизни осознала, что счастье, оно оказывается совсем рядом. Сестра, которую она долгие годы считала своим врагом, стала для нее ключиком, открывшим волшебную дверь. Очень робко, предельно осторожно вступила она на порог своего счастья. Притихла, замерла. Кровоточащая рана стала затягиваться, принося долгожданное успокоение.


Прошло три года.
В один из теплых, летних дней дом престарелых загудел как муравейник. Утренний звонок директорше всполошил всех жителей - Наташка возвращается!
Ее прибытие намечалось на 13 часов, как раз после обеда. Все зашумели, загалдели. Кто-то переживал, а кто-то злорадствовал. Новеньких жителей было мало, и большинство помнили ее скверный характер.
- Не выдержала сестричка! Да и кто такую-то вытерпит?
- Теперь пыл свой она поубавит-то.
- А может ее изменили?
- Ага, как же!
- А вдруг она не приедет?
- А вот увидим!
Несмотря на споры, после обеда, все жители и персонал высыпали на улицу для встречи. Директорша с завхозом не знали как себя вести, верить или нет. На всякий случай приготовили уже отдельную(!) палату. Понимая, что «головная боль» возвращается.
Ровно в 13 часов черная машина с большим багажником притормозила на территории. Наташка вышла первой. Бережно помогла какой-то старушке. Директорша растерялась. Наташку было не узнать. Не смотря на то, что годы не щадили, выглядела она помолодевшей, успокоившейся. А старушка — в костюмчике, шляпке, с палочкой и на маленьких каблучках.
Все зашумели, окружили их, посыпались вопросы.
Обе сестрички охотно отвечали, словно оказались дома, среди своих. Никто толком и не заметил, когда появились коробки с подарками.
Наташка и правда вернулась. Вернулась домой, в свой дом престарелых. Привезла не хитрые подарки — самодельные теплые носочки, тапочки, полотенчики, платочки. Но самое главное, она, вместе с сестрой привезла тепло своей души, надежду и умение прощать.
Вечером машина увезла сестер домой, но все жители и персонал дома престарелых еще долго вспоминали их приезд. Тепло, подаренное Наташкой, жило долго, и сохранялось от встречи к встрече, пока с годами не вплелось в нитку народной памяти.
Комментарии (4)
Надежда Штанько #    3 апреля 2019 в 18:21
Размещаю свою "Наташку" - из конкурса "Ключи от счастья"
Людмила Дымченко #    3 апреля 2019 в 19:55
Грустная история...
Но и жизнеутверждающая!
Хорошая, в общем...)
Наталья Колмогорова #    5 апреля 2019 в 06:47
Достойная работа, Надежда.И грустно, и тепло от прочтения одновременно.
Надежда Штанько #    5 апреля 2019 в 17:09
Спасибо девочки что заглянули ко мне.
Рада что моя "Наташка" вам понравилась.