Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Моя душа

+331 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Надежда Штанько
Смирение
Они сидели в маленьком, но очень уютном домике. Несколько человек приехали в гости к батюшке, своему духовному отцу.
Отец Олег был уже старенький, весь седой. Давно на покое. Из-за возраста в храме не служил. К нему ездило много людей. Чаще всего за советом, просьбой помолиться, разобраться в жизни. И он всем помогал.
Хозяйка домика, Надежда Михайловна с большой любовью и каким-то материнским теплом встречала каждого. Выйдя на пенсию, она много лет назад пригласила к себе отца Олега вначале просто пожить, а потом уж, после смерти его жены, матушки Александры, он совсем остался у нее. Частный домик утопал в зелени. Приезжающие помогли сделать пристрой во дворе, так что места хватало для всех. Ведь порой приходилось ждать своей очереди, что бы попасть к батюшке. А кто-то просто приезжал помочь по хозяйству. Как говорила Надежда Михайловна: «У меня здесь маленький монастырь – живем, трудимся, молимся, всем всегда рады».
На счет того, что всегда рады, это было точно. Люди порой приезжали и ночью, и рано утром. И всегда калитка была открыта.
Чаще всего приезжали люди в возрасте – матери просить о непутевых детях, старушки с жалобой на внучат, но в этот раз собрались молодые люди. Трое ребят – ученики семинарий и две девушки. Все они горели искренним желанием быть полезными храму, Богу. Строили планы на будущую жизнь и особых вопросов к батюшке не имели, а приехали скорее помочь по хозяйству.
Вечером батюшка вышел из своей кельи в общую комнату, присел в кресло и просто наблюдал за ними. Лицо выражало любовь и заботу к ребятам, добрая улыбка спряталась в бороде, отражаясь лишь в голубых, бездонных глазах. Хозяйка домика принесла чай и сладости. А ребята, с присущей юности горячности, обсуждали, что же такое смирение. Когда надо смириться, а когда стоит и постоять, добиться желаемого. Все высказывали свое мнение, и лишь отец Олег молчал. Когда спор немного утих, он не спеша начал говорить.
- Когда-то в молодости я тоже решил, что надо смириться и я не достоин иметь себе золотую жену.
- Это вы про матушку Александру? – спросил кто-то из ребят.
- Нет. Бог мне давал другого человечка. Как же она была красива! А рукодельница, слов нет! Делала все быстро, четко, аккуратно. Любая работа в ее руках просто играла…. Вы себе не представляете, как сильно я ее любил!
- А она знала, что вы ее любите?
- Может, знала, может, нет, не в этом дело…. Понимаете, я на всю жизнь запомнил один момент. Мы ехали с ней по делам в моей машине. Я был за рулем, она сидела рядом. Тихо, пряча глаза, как бы извиняясь, рассказывала о том, что уже назначена ее свадьба с другим. Я что-то невнятно бормотал, а самому хотелось взять ее в охапку, обнять крепко-крепко и сказать – стой! Я лучше! Не совершай ошибки!
- И??? Вы ее остановили!?
- Нет …. Я смирился …. Посчитал, что из-за своей греховности не достоин иметь такую жену, и ушел в сторону …. По сути я предал ее .... Отказался от своей любимой ради мнимого смирения, вроде как бы Бог так решил, но решение принял Я!
Повисла тишина. Затем батюшка продолжил:
- Украдкой я следил за ее жизнью. Знал, что ничего хорошего из ее брака не вышло, вскоре она развелась. Затем на очень много лет я потерял ее из вида. И лишь недавно узнал, что тогда она ждала моего поступка. Ждала, что я, как простой мужчина, стукну кулаком и скажу: « Стой! Стой, я лучше!» А я, … я боялся посмотреть на нее, случайно прикоснуться. Да и как выяснилось, у нее была тогда очень сложная жизненная ситуация…. Мне бы поддержать ее, успокоить, помочь разобраться, согреть любовью и заботой ….
- Но ведь вы были молоды!
- Я был глуп! Посчитал, что лучше смириться, а надо было просто быть мужчиной и ни при каких обстоятельствах не отказываться от своих любимых! Женщины они выбирают сильных, смелых, порой дерзких. Понимаете, она ведь тогда испугалась, что если я боюсь даже заговорить с ней, что же ждать дальше?! Нельзя женщине командовать мужчиной, и именно поэтому она ушла, сбежала в никуда. С лихвой насмотрелась на свое тогдашнее окружение и просто исчезла.
Ребята глубоко задумались. Это было что-то новое. Как совместить веру, смирение и оставаться мужчиной и женщиной? Словно отвечая на их мысли, батюшка проговорил:
- Будьте благоразумны. Слушайте свое сердце. Пусть ваша вера в Бога будет не сводом правил, а живой деятельностью. Не прикрывайтесь «сладко-удобными» словечками: «смирение», «послушание», «искушение». Бегите! Сломя голову бегите от тех из пастырей, кто требует безупречного послушания. Даже Бог не принуждает, а дает свободу. И обязательно мудро добивайтесь своего.
Отец Олег встал и медленным шагом прошел в свою комнату, а ребята еще долго сидели в тишине напряженно о чем-то думая.
Люблю помню
Вот и снова наступили 13-14 июля.
Дни памяти моей дорогой бабуленьки Раи.
Я не знала никогда, как это, когда у тебя есть мама и папа. Бог не дал мне этого, Его воля. (хотя порой очень хотелось испытать)
Они (родители) дали мне самое главное - жизнь. Все ... на этом их миссия закончилась ...
Но зато у меня была есть моя дорогая бабушка Рая. Наверное именно поэтому для меня так дорогА память о ней.
13 июля в 7-30 утра ее не стало, 14 был ее день рождения - в этот день всегда собиралось много народа, и ТОГДА люди так же шли проведать ее. Многие с цветами, знали, что она лежала парализованная и шли поддержать, но попадали ... на похороны ....
Месяца за 2 до своей смерти она стала сильно переживать, часто говорила "Как же я умру, и никто не узнает, что меня уже нет с вами". Все потом удивлялись, что она всех собрала.
Наше горе (внуков) описать не возможно. Мир разрушился, не было смысла жить без нее, она наше солнышко.
В тот год брат Павлик (ему было только 12 лет) весь поседел. Из-за своего маленького возраста он не понимал этого. Вскоре после похорон, он прибежал ко мне днем с улицы весь в слезах "Меня ребята дразнят, у меня волосы белой краской намазаны". Я глянула, а его черные густые волосы все покрылись ярко белым налетом. Ничего я ему тогда не сказала, просто взяла ножницы, мелкую расческу, и подстригла. Он убежал довольный... Эту процедуру пришлось повторять несколько раз, благо было лето и волосы у него быстро отрастали.
У меня самой очень долго был белый ободок из седины. Широкая прядь волос, которую состричь было нельзя.
Очень часто после похорон, мы, переделав утренние дела (накормив скотину, приготовив обед и т.д) втроем (я, Павлик и Люда) шли пешком на кладбище, к бабушке. Идти было не далеко км 5-7 в 1 сторону. Однажды, на обратном пути, нас застал дождь, мы все вымокли, были грязными. Проезжающие машины видя нас вначале притормаживали, а затем уносились прочь. У нас на Кубани есть обычай, после похорон близкого человека,женщине носить 40 дней черный платок в знак траура. Мы носили.
Бабушка с дедушкой дали нам огромнейший запас любви и добра.. Их нет телами с нами, но мы их помним, а значит они живы.
Кем мы все выросли? Обычными. Со своими хорошими и плохими сторонами. Не все удалось как мечталось и хотелось. Наверное как у всех.
Лично для меня все годы существует один ориентир. Мы ведь встретимся с бабушкой, и как ей посмотреть в глаза. Я не идеал, и есть несколько поступков, за которые мне действительно стыдно. Исправить уже ничего нельзя. Что сделано, то сделано.
Снова и снова, каждый день, я смотрю на ее фото в деревянной резной рамке с черной каймой (мы это сделали еще в 1996 году в день похорон) и прошу:
- Родная, дорогая, любимая, прости меня ... помоги .... Мне без тебя не справиться ....

Вот как-то так....
Жена священника
Сегодня мне хочется рассказать про одну жену священника. Обычная такая жена, их много в церковном мире. На приходах их часто зовут – матушками. Назовем и мы ее, к примеру – матушка Татьяна.
Итак, мы начинаем.
С чего же начать? Наверное, с самого светлого и доброго – со свадьбы. Настоящая, православная свадьба. Соединение двух любящих сердец, двух семей. Обе семьи священнические, а, следовательно, венчали их сразу два священника. Один венчал свою дочь, другой сына. Многое, очень многое было у них общее.
Шли годы. Семья росла, появились и дети. Как водится, матушка Татьяна не работала, занималась воспитанием детей. Были у нее и помощники по хозяйству. Все бы нормально, только вот почему-то ребята, которые ей помогали, почти одновременно проявили вопиющий акт непослушания. Муж матушки Татьяны вначале очень удивился этому факту, ну а потом наложил епитимию и выставил с прихода. Непослушание! Объясняя свой поступок окружающим, он вскользь шуткой проронил – их не исправить, теперь их место на помойке.
Ну а что же ребята? Ведь они могли что-то рассказать? Конечно могли! Но матушка Татьяна хорошо их воспитала. Несколько лет под неусыпным своим контролем она проводила четкую линию – жена священника не ошибается. «Не хочешь мне помогать, сейчас же пожалуюсь батюшке, он благословит, и никуда ты от этого не денешься,- часто повторяла она». Ребята пытались ей сказать, что просто порой хотелось иметь обычный выходной, в который можно выспаться, погулять. Иметь свое личное время, за которое не нужно отчитываться. «Никогда и ни при каких обстоятельствах батюшка не станет бранить свою жену, так что жаловаться на меня не имеете право. Вы никто, радуйтесь, что вам позволено быть рядом с такой выдающейся матушкой как я. Я абсолютно точно знаю, что, где, как и кому сказать. Я всегда во всем права. По одной простой причине – я МАТУШКА».
Собираясь иногда вместе, ребята украдкой возмущались поведением матушки Татьяны. Единственным выходом уйти от ее диктатуры они видели в создании своей семьи. Когда появился на горизонте суженный для девочки, матушка Татьяна ненароком четко вела свою линию. «Смотри какое счастье для тебя я с батюшкой нашла. А вообще, лучше не выходи замуж, так и будешь жить у нас в семье, зачем тебе что-то еще в жизни?». Девочка не могла допустить продолжение диктатуры жены священника. То, что этого человека выбрала ей именно матушка Татьяна, было ужасно для нее. Своей чистой душой она видела крайне многое, вот только рассказать не могла. Боялась.
Однажды вечером, сидя на лавочке, ребята решили – рассказывать батюшке о проделках его жены не имеет смысла. Он не поверит. Остается только не послушаться и сбежать от диктатуры жены священника. Дико им это было! Они ведь выросли в храме, и слушаться умели. Но нельзя женщине манипулировать священническим благословением в угоду себя любимой!
Лишь однажды девочка захотела рассказать батюшке истинные причины своего непослушания. В разговоре с одной из доверенных лиц, доброй старушкой, он проронил. «Неужели ребята считали, что я могу причинить им зло, ведь для меня они были детьми».
Батюшка так ничего и не узнал от ребят. Полностью доверяя своей жене он не видел очевидного.
Прошло много лет. Выросли и возмужали ребята. Как сложились их судьбы? Бог хранил их. Урок, усвоенный ими в молодости, не прошел даром. Всю жизнь они обходили стороной четкое священническое благословение, требование безупречного послушания и настоящих жен священников.
Помидорка
Моим дорогим посвящается.
Света ехала в полупустом троллейбусе. На улице уже стемнело, за окнами мелькали огни большого города. Пелена слез, застилавшая глаза не давала ничего видеть. Она лишь прислушивалась к голосу диктора, боясь проехать свою остановку. В мыслях звучала одна простая молитва: «Господи спасиБо..., Матерь Божия благодарю ...».
Не смотря на тяжелый пакет, до дома она добралась быстро. Рассматривая содержимое, снова расплакалась.
Вспомнила, как полгода назад стояла Света у большой храмовой иконы Матери Божией и как родной рассказывала Ей свои горести. Что вот работает она вроде, а денег не хватает — все уходит на ипотеку и кредит, который прошлось взять под огромные проценты. «Ты не подумай, Матерь Божия, я не лодырь, просто сил порой ни на что не хватает, да и болезни кое-какие есть, - как бы оправдываясь, говорила Света Пречистой. - Понимаешь, я домой в 9 прихожу, а шуметь можно только до 11. Вчера пришла, удалось поработать, а сготовить покушать не смогла... сил не хватило.... Чая с булочкой попила и спать легла. Стыдно просить, но кушать очень хочется, покорми меня … пожалуйста ...».
Вот так разговаривала она с Матерью Божией, а слезы тихо катились из глаз. Света же их совершенно не замечала.... Сколько прошло времени, она не знала, очнулась от тихих слов:
– Ты же кушать хочешь, пошли со мной...
Рядом стояла Матушка. Провела в трапезную и попросила:
– Феклушка, покорми Свету.
Время для трапезы было еще раннее, но не смотря на это Фекла засуетилась давая указания:
- Так, быстро супа налить, второе положить.
Матушка улыбнулась, а Света от эмоций смогла лишь кивком головы поблагодарить за заботу.
Услышала ворчание Феклы:
– Ну, чего копаетесь? Человек на работу опоздает!
Вспоминая все это, Света согревалась теплом и заботой.
Сегодня днем прозвенел телефонный звонок, сообщивший что вечером ее ждут, нужна помощь.
– Руки мыть и за стол, - проговорила Матушка, едва женщина переступила порог.
– У нас гречка с молоком и картошка, - добавила Фекла, - короче, все на столе.
Все ужинали, а Свету душили слезы благодарности. Казалось бы чужие люди принимали ее как свою делясь последним и согревая озябшую душу.
Дел было не много, уходя, Матушка вручила женщине пакет с продуктами.
– Это на дорожку, - проговорила она и улыбнулась своей лучезарной улыбкой, - Феклушка, проводи Свету.
Поклонившись в знак благодарности, женщина засеменила за Феклой к выходу. У входа они обнялись, Феклушка помахала ручкой и одарила своей доброй улыбкой.
В пакете «на дорожку» было столько всего, что Света могла неделю жить не покупая продукты.
Уже укладываясь спать, и прибираясь в комнате, она снова взяла в руки пакет, что бы достать из него лекарства, но вместо них в руках оказалась …помидорка … От неожиданности Света даже присела. Потом положила ее рядом со своим огурчиком, радуясь, что можно будет сделать салатик.
Повернувшись к иконам перекрестилась и сделав поклон проговорила:
- Благодарю Тебя … за Матушку, за Феклушку … и за помидорку ….
Мысли в вербное воскресенье
Сегодня какой-то двоякий праздник - и радость и грусть.

Говорила бабушка, внучку наставляя
"Ты запомни, милое дитя -
Кто сегодня на трон тебя сажает,
Завтра на распятье поведет с утра"
Внучка глазки широко раскрыла
И не верит бабиным словам
Только жизнь по своему рассудила
Оказалась бабушка права...
Святое и грешное.
Сегодня замечательный праздник - Благовещение Пресвятой Богородицы. В этот день Она дала свое согласие на спасение всего человечества. Этот день считается началом нашего спасения.
И как же больно читать не о празднике, а о том, что можно, а чего нельзя делать в этот день. Волосы спутаются, одежда порвется... бред!!! Неужели не понятно, что не в этом дело.
Если к молитве относиться как к заклинанию (прочитай строго определенные слова и в строгой последовательности) то ты не Богу молишься, а бесу служишь. Молитва - это диалог . И в храме не просто надо отстоять, выстоять, а поспешить, как к родному отцу, который очень ждет тебя на праздник. Он принимает тебя любого, больного, уставшего, замученного и просто хочет успокоить, вселить надежду, дать силы.
Говоря же о Матери Божией - язык немеет от величайшей благодарности к Ней. Она быстрее всех услышит, поможет. Ей можно молится обо всем, и всегда придет помощь.
А мы с вами... да вот праздник, но учти! это не делай и это не тронь!
Не надо превращать великое дело Божие в свод суеверий. Закон один - люби Бога большего всего и ближнего как Бога, а правило - делай только те дела в праздник, которые нельзя отложить на завтра. Есть возможность - зайди на 5 минут утром или вечером в храм, постой, помолись. Не беги сломя голову ставить свечку и тут же успокоившись (с сознанием выполненного дела) убегай. Постой, помолчи, расскажи о своей жизни Богу, Матери Его.
Ну не надо писать о празднике, а потом перечислять список того, чего нельзя делать. Не надо вводить людей в соблазн.
Никого не хочу обидеть или осудить этой темой но молчать больше не могу. Накипело.
Грешница. (Данькины истории)
Еще одна из историй. Пожалуй самая болезненная. Я решила ее написать (причем не меняя имен) лишь для того, что бы показать, как же часто мы ошибаемся. Даже если все говорят, это не значит, что так и есть на сама деле.
Прошу меня простить, но без комментариев.


Данькины истории. (Истории Даниила)
ГРЕШНИЦА
Весна в городе уже во всю вступала в свои права – везде текли ручейки, слышалось веселое пение птиц, солнышко светило ярче и теплее. Великий пост подошел к недели крестопоклонной. На вечерни во всех храмах торжественно был вынесен из алтаря крест для поддержания сил верующих, для поклонения.
Возвращаясь после вечерней службы домой, я шла не спеша. В голове стояло дивное сегодняшнее песнопение: «Кресту Твоему поклоняемся Владыко и Святое Воскресение Твое славим».
Возле подъезда столкнулась со своими соседями, которые так же возвращались всей семьей со службы. Увидев меня, Машенька радостно заулыбалась, и, потянув ручки, побежала было на встречу, но Даниил одернул ее:
- Не надо идти к тети Нади, она грешница великая! Вот когда замолит свои грехи, тогда и будем с ней общаться.
Девочка от этой резкости заплакала, а я, подойдя ближе, смущенно поинтересовалась:
- Даня здравствуй. Прости меня, но в чем же я так грешна, что со мной пока нельзя общаться?
Родители стояли ошарашенные этой сценой, а Даниил, совершенно по-взрослому объяснил:
- Так вы же прокляты Богом! Он вам детей не дал, значит на вас проклятие. Абортов наделали, а потому и с нами общаетесь, что бы грех свой скрыть, но я уже взрослый, и должен беречь свою сестренку, что бы ваше проклятие на нас не упало.
Я всеми силами постаралась не показать свою боль от этих слов, только тихо спросила:
- А ты знаешь, что означает слово «аборт»?
- Нет, не знаю, но думаю, что это тоже самое, что проклятие, - с готовностью ответил мальчик.
Я ничего не ответила, и молча пошла по ступеням на свой этаж. И лишь слезы, как предатели, тихо катились по лицу. В уме звучала лишь одна молитва: «Господи!!! Помилуй мя грешную!!!».
А тем временем соседи зашли домой. Даня стал играться с сестренкой, а мама с папой почему-то закрылись в комнате.
Через некоторое время они вышли. Папа нес в руках какую-то икону. Даня подбежал к нему с вопросами, но он молчал, явно что-то обдумывая. Воцарилась тишина.
Очень тихо, тщательно взвешивая каждое слово, отец начал свой рассказ:
- Я хочу вам, родные мои, показать свою любимую икону Матери Божией. Она называется «Семистрельная». Посмотрите, в сердце Пречистой вонзаются семь острых мечей. Ей неимоверно больно, но Она даже не плачет. Сейчас у подъезда один из этих мечей, пущенный тобой, Даниил, так же пронзил и нас с мамой.
Даня встрепенулся:
- Я не ударял вас!
- Ты ударил нашу соседку, тетю Надю, причем совершенно не заслуженно, но больно стало нам с мамой, - тихо ответил отец.
Мама добавила:
- Ты видел, как катились слезы по ее лицу?
- Так ей положено плакать! Пусть очищает свой великий грех, свое проклятие. Она же грешница, все вокруг так говорят! – убежденно доказывал Даниил.
Отец долго молчал, потом продолжил:
- Аборт, это и, правда, великий грех перед Богом, он означает убийство еще не рожденного ребенка, только наша соседка никогда этого не делала.
- Но ведь все вокруг говорят, что она делала…, - все еще пытался защититься Даня.
- А ты не слушай никого. Только Бог все знает. Я совершенно случайно узнал как она живет, но из-за того, что это чужая тайна, я буду молчать. Мне очень больно от сказанных тобою слов сын, и жаль, что ты этого не понимаешь….
Отец встал и пошел в спальню. Зажег лампадку и долго молился. Мама покормила всех, уложила спать и присоединилась к нему.
Даня долго ворочался, не мог уснуть. Встал, взял первую попавшуюся книгу, ей оказалась «Земная жизнь Пресвятой Богородицы» и стал читать. На первых же страницах он прочел о том, как было Ее рождение. Споткнулся на словах, что священник не принял приношение у Иоакима из-за их безчадия, а Анна плакала горько.
«Ну, вот и я говорю, что грешники великие все кто детей не имеют, - настойчиво думал Даня, продолжая чтение».
Но чем дальше он читал, тем сильнее переворачивались его мысли.
Оказалось, что не грешны были, а святы родители Пречистой Богородицы, и лишь люди зря судачили о них.
Даниил так увлекся, что не заметил, как почти прошла ночь. Уснул он уже часа в 4. Но утром встал со всеми на воскресную службу, после которой попросил у отца дать ему немного денег для маленького букетика что бы подарить его одной хорошей женщине.
Подходя к дому, он крутил головой, явно стараясь кого-то увидеть.
Затем завидев меня, подошел с сестричкой. Она радостно протянула мне букетик, а он смущенно проговорил:
- Тетя Надя, простите меня … я был не прав …
Данькины истории
В октябре прошлого года меня пригласили вести детскую страничку в нашей православной газете. Специально для этого у меня начал складываться цикл небольших рассказов, которые печатаются почти в каждом номере. Данькины истории. (Истории Даниила). Обычный мальчишка 9 лет. Живет с мамой, папой и маленькой сестричкой Машенькой. Мы с ними соседи.
Одну из этих историй я и размещаю у себя в блоге

Вареники для Бога.
Даня шел из школы хмурый. Все-таки зря он это сказал, еще и при всех, и как теперь выкручиваться – не понятно.
Зайдя домой, он прямо с порога объявил:
- Придется мне идти в монахи, другого выхода нет.
Папин голос из комнаты прокричал:
- Ты вначале разденься и иди сюда к нам.
Уже через минуту Даниил стоял в дверях.
- А теперь мы тебя слушаем. Кстати, ты проходи, только аккуратно, не задень ничего.
Оказавшись посередине комнаты, мальчик нехотя начал свой рассказ.
- Ну, понимаешь, ты же меня сам учил, что если слово дал, значит надо его держать. Ведь так?
- Правильно, - поддержал отец сына, - но ты все-таки подробнее сможешь рассказать?
- Ну, смогу. И вообще! В этой истории Максим виноват! – резко проговорил Даниил, словно отвечая сам себе на какой-то вопрос.
Воцарилась тишина. Все были заняты делами, и никто не торопил Даню. Ему ничего не оставалось, как продолжить свой рассказ.
- Максим сегодня принес показать всем свои фото с Дивеева. Он туда с мамой на каникулах ездил и несколько дней жил. Даже на послушаниях был – резал хлеб для сухариков, и на раздаче стоял в помощь. Все его так восхищенно слушали, ты бы видел! Ну, а меня зло взяло, вот я и ляпнул, что ерунда все это. Я когда вырасту – вообще монахом стану. Как же все загалдели вокруг меня, я сразу оказался в центре внимания! Даже наша отличница и первая красавица в классе Мариночка, таким взглядом на меня посмотрела, что я прям растаял, жаль урок начался. Но когда все шли домой, разговоры были только обо мне – я так вырос у них глазах. Вот только … - и Даниил замялся.
- Ты не совсем уверен, что хочешь в монахи, - продолжил за него папа, - ведь так?
- Ну, так…. Только теперь уж назад дороги нет, я ведь при всех это сказал….
- Ладно, придумаем, как тебе помочь. Но вначале включайся в общую работу.
Только сейчас мальчик увидел, что папа подшивает какие-то тряпочки, а Машенька на бумажных кружочках рисует цветочки.
- А что вы делаете?
- Я для свечек подставки разукрашиваю, - сразу ответила девочка, - смотри, какие красивые.
- Ну и кому нужны твои бумажки? Глупости это! – отрезал Даня, а Машенька заплакала.
- Мои тряпочки для вытирания рук после свечей, тоже глупости, - ответил ей папа,- пошли к маме вареники лепить. Он взял ее на руки, поцеловал, вытер слезки и понес на кухню.
Даня прошел за ними.
- А для кого столько вареников? Тут же работы часа на 3!
- В храм отнесем, как приношение Богу, - объяснила мама.
- Нужны Ему ваши вареники! Он же Бог! – опять резко ответил мальчик и ушел к себе в комнату.
Настроения не было. Он не поверил, что папа сможет что-то придумать. В такой ситуации, остается только одно – идти в монастырь…. Вскоре сидеть в одиночестве надоело, и Даня пошел на кухню. Там кипела работа. Пелась Иисусова молитва, и лепились вареники с творогом, картошкой, капустой. Отец жестом показал место за столом для сына.
В воскресение, когда закончилась служба, и все подошли ко кресту, батюшка о чем-то минут 10 разговаривал с папой. Мама с детьми ожидала его в уголочке. Подойдя, он рассказал, что нужна помощь в храме, и поэтому мама с ребятами может идти домой. Даня робко спросил:
- А я могу тоже остаться и помочь?
- Если хочешь, можешь. Там машину с товаром надо разгрузить, а это все мелкое, не тяжелое, так что тебе вполне будет по силам. Вот сейчас батюшку дождемся и пойдем работать.
Но вначале их повели в трапезную. Накормили, дали фартуки и показали фронт работы. Вскоре появился и батюшка. Он тоже был одет в рабочую форму. Минут через 15 все остановились.
- У нас аврал. Сейчас приедет еще одна машина, в которой везут железные лесА и ее надо срочно разгрузить, - объяснил священник.
- Тогда оставим Даниила с этой машиной, пусть он пока свечи носит, а сами пойдем разгружать лесА, - предложил папа.
- Ну как, отрок Даниил, справишься, не подведешь? – спросил батюшка.
Даня растерялся и чуть слышно проговорил:
- Я буду очень-очень стараться.
На том и порешили.
Свечей было много. Они все были связаны в пучки-шестигранники и очень вкусно пахли воском и медом. Даня крепко прижимал их к себе, боясь уронить.
Сколько прошло времени, он не помнил. В памяти осталось огромное желание послужить Богу и не подвести тех, кто на него рассчитывает. Когда подошли взрослые, то большая часть свечей уже была перенесена. Общими усилиями они быстро закончили работу.
Уставшие, но довольные все пошли помыть руки и переодеться. Батюшка не знал, как и благодарить. Вдруг что-то вспомнил и позвал всех в трапезную.
- Знаете, вы так меня выручили! Это Бог вас прислал на помощь. Я сейчас вас тоже кое-чем угощу. Кухарка давно уж домой ушла, но у меня есть вкуснятина. А пока готовится, мы с вами чуть побеседуем.
- А часто у вас такие авралы бывают? – спросил папа.
- Часто, но обычно мне жена с ребятами помогают, денег нет нанимать , но они к бабушке все уехали погостить на две недельки. И все равно я верил, что Бог не ставит. Сегодня вообще какой-то день чудес. Кто-то принес тряпочек, что бы руки вытирать после свечей. Вы не поверите, но они даже подшиты! А еще я увидел, что кружочки разрисованные цветами под свечи лежат. Целая кучка! У нас некоторые из людей в руках свечи держат во время службы, вот они их и брали, что бы воск не капал, не обжигал руки. Но самое большое чудо меня ждало в трапезной. Смотрите, что Бог послал!
Батюшка с огромной радостью поставил на стол блюдо … с варениками. Отец с сыном молча переглянулись.
- Я так вареники люблю! Но сил и времени их лепить, совсем нет, а тут Бог послал. Причем много и разных: с творогом, картошкой, капустой.
- Батюшка, а вы с детства хотели стать священником, что бы жена и много детей? – спросил Даня.
- Нет, конечно! Я монахом хотел быть, но потом просто решил довериться Богу. А Он отправил меня на этот путь. Самое главное ведь не монашество или священство, а служение Богу, причем любое. Кто чем может, тот тем и служит. Кто что умеет, то и несет Богу.
Внезапно батюшка перевел тему:
- Вы вареники-то кушайте-кушайте, не стесняйтесь. У меня их много - Бог щедро дал, с избытком.
А Даня подумал:
«Вот, оказывается, нужны Богу вареники! А еще ответ на мое «монашество», - буду служить Богу, а там как Он захочет».
Елка Ангелов
Вы не поверите! Но в этом году у нас в Перми один из храмов предлагает стать всем Ангелами. Хотя бы не на долго.
Помните, как в детстве, искали мы подарки под елочкой. Вот и предлагают нам тоже принести и положить под елочку, которая будет специально установлена в храме, свой подарок.
Своими руками, как ангел принести дар.
Эти подарки на Рождество Христово будут подарены детям и одиноким людям.
Вот такая добрая акция.
Мои новогодние подарки
Всем здравствуйте
Идет рождественский пост, заканчивается год. На мой взгляд декабрь – самый добрый месяц в году. Везде шум, предпраздничная суета. Мы с вами готовим подарки, продумываем меню праздничного стола. Но в этой суете хочется мыслями все-таки быть рядом с главным виновником торжества – новорожденным младенцем. Пост – это как дорога к Нему. Год назад мы уже были с вами у вертепа, несли подарки. Что-то Ему обещали, о чем-то просили, чего-то хотели. Прошел ровно год – что изменилось в нашей жизни? Всё ли мы смогли выполнить, что обещали Ему? С чем придем в этом году? Стоять на месте не получится, мы либо падаем, либо карабкаемся вверх.
На счет подарков – для многих больная тема. Хочется сделать для всех, никого не обидеть, доставить радость. Но увы, порой наши финансы ограничены. Совсем недавно один хороший человечек подсказал мне идею, которой я хочу поделиться с вами, мои дорогие.
Нужно взять кусочек ткани, сшить маленькую варежку. Затем берется множество бусинок, разноцветные лоскутки и ваша фантазия с добрым сердцем. Все это пришивается в виде узора. Я брала клей-пистолет и все приклеивала. Вот такие варежки у меня получились. Сделав петельку я собираюсь их повесить на елочку. Ну а в качестве подарка у меня будут несколько конфет.
Это дешево, просто и от души. Зато можно приготовить для многих. В этом году я пойду к вертепу с ними. Господь Он ведь не на сумму подарка смотрит, а на нашу душу.
Всем большое спасибо за то, что могу общаться с вами. Дарить частицу своей души в рассказах. Каждый раз я с большим волнением жду встречи с вами, дорогие читатели.
Еще есть немного времени и можно успеть сделать что-то доброе, светлое. Пусть последними, но обязательно прийти к Нему, самому дорогому и желанному – рожденному младенцу Христу.
С большим уважением к Вам Надежда Ш.



Мой первый опыт
Всем здравствуйте.
Ну вот и я дождалась. Вышел в свет очередной номер нашей епархиальной газеты "православная Пермь"
Меня пригласили вести там детскую страничку.. пройдя по ссылке можно увидеть эту газету в электронном виде. Навести курсор мышки на верхний правый угол и потянуть, переворачивая странички. На развороте и моя маленькая работа "В кругу семьи". Для меня это первый опыт, надеюсь он будет успешным.
https://ok.ru/dk?cmd=logExternal&st.cmd=logExternal&st.link=http%3A%2F%2Fwww.youblisher.com%2Fp%2F1613644-%25D0%259F%25D1%2580%25D0%25B0%25D0%25B2%25D0%25BE%25D1%2581%25D0%25BB%25D0%25B0%25D0%25B2%25D0%25BD%25D0%25B0%25D1%258F-%25D0%259F%25D0%25B5%25D1%2580%25D0%25BC%25D1%258C-11-231-%25D0%259D%25D0%25BE%25D1%258F%25D0%25B1%25D1%2580%25D1%258C-2016%25D0%25B3%2F&st.name=externalLinkRedirect&st.tid=66131541680338&st._aid=WideFeed_openLink
Радость
Здравствуйте дорогие друзья.
Спешу поделиться своей радостью.
По благословению нашего правящего митрополита Мефодия (старшее областное церковное начальство - выше только патриарх) вышел в свет "Детский православный календарь на 2017 год"
Он выпущен в виде альманаха на 368 страниц
Среди других напечатаны и мои произведения
"Носик из форточки", "Волшебная тележка", "Ангел", "Шляпка и сандалики" ,"Лампадка"
Для меня это большая радость - попасть в этот сборник с моими самыми любимыми произведениями.
Девочка с золотым сердцем
Сказка.
Далеко-далеко: за реками и морями, за полями и лесами, под небом над землей есть замечательная, дивная страна. Там всегда тепло, там снег не тает на солнце и лед не превращается в воду. Там можно плавать по морю, и сразу же кататься на коньках, причем совершенно не замерзнув. Там есть прекрасный сад, где растут цветы дивной красоты, а на деревьях одновременно можно увидеть и цветы, и уже спелые плоды. Листики и цветочки поют волшебную музыку. Звери там не ссорятся и не едят друг друга. Там заяц не боится лису, а цыпленок не убегает от коршуна. Там нет солнца и луны со звездами и не бывает ночи.
А еще там бывают великие и прекрасные праздники. Когда миллионы ангелов слетают с небес и славят Бога, создателя всего.
Живут там очень красивые и добрые люди. Они понимают друг друга без слов и им не нужны ноги, что бы ходить. Если надо добраться из одного места в другое, они просто летают.
Все жители незримо делятся на две части. На тех, кто уже был, и тех, кто еще не успел. Их так и зовут – «бывшие» и «не бывавшие». Среди вторых жила одна простая девочка, которая мало чем выделялась. У нее было много друзей и подруг. Она очень любила летать и подпевать птицам и цветам. Порой «бывшие» с каким-то трепетом и благоговением слушали ее золотой голосок. Они часто о чем-то грустили и маленькая девочка приходила порадовать их. Тогда лица «бывших» снова становились радостными, и они вместе кружились в легком танце. За ее доброту эту девочку прозвали «золотое сердечко».
А еще у нее был самый близкий друг – ангел. Они почти никогда не расставались. Когда наступало время тишины и молитвы они вместе славили Бога. Маленькая девочка очень любила играть его крылышками и рассматривать причудливые узоры на одежде. Но больше всего любила слушать его пение. Сколько же прекрасных мелодий спел он для своей любимой малышки.
В школе для «не бывавших» она училась хорошо. Старательно повторяла за учителем необходимые слова и навыки. Легко вырисовывала кисточкой узоры и с легкостью пела сложные произведения. По окончании учебы, когда пришло время выбирать себе дорогу, она совершенно растерялась . Дорог было так много и абсолютно везде хотелось побывать, что она не знала как ей быть и что выбрать. Ее подруги уже давно успешно все закончили и были отправлены «на страну иную». Пора было и ей отправляться, но не выбранная дорога мешала это сделать. Подолгу они разговаривали с ангелом, но, к сожалению, он не мог ничем ей помочь, это решение девочка должна была принять только сама.
И вот однажды Ангел прилетел и сказал, что все, больше времени не осталось, пора идти. Но из-за невыученного урока ей раньше времени разрешили встретиться с самым главным. С каким же страхом шла маленькая девочка на эту встречу. Но боялась она абсолютно зря. Самые добрые и самые любящие руки взяли ее, окутали заботой и теплом. Такого счастья и покоя она никогда-никогда не испытывала. Она замерла и боялась даже пошевелиться, что бы ненароком не исчезло все.
Ласковый голос спросил:
- Дорогая моя девочка, скажи, почему ты до сих пор не выбрала себе дорогу? Почему расстраиваешь своих учителей и Меня? И даже твой любимый друг Ангел в печали.
- Понимаешь … нам сказали, что в той стране у меня отнимутся многие таланты и останется только один, а я не хочу, что бы был один, я хочу много … - и она заплакала.
- Ты только из-за этого плачешь?
- Нет … больше всего на свете я не хочу от сюда уходить … я не хочу расставаться с Тобой и со своим другом Ангелом …, - и она снова горько-горько заплакала.
Немного успокоившись девочка продолжила:
- Понимаешь, я узнала, что потом очень мало кто возвращается сюда, назад. Их единицы. И я не уверена, что тоже смогу вернуться, у меня силенок совсем мало…
- Не плачь моя маленькая, моя любимая девочка. За твое доброе сердце Я Сам выберу дорогу, которая обязательно приведет тебя ко Мне. Вот только … , - и Он не знал как продолжить.
- Мне будет больно?
- Да дорогая моя, тебе будет очень-очень больно…
- А меня там будут любить?
- Вначале будут, а потом … потом чаще предавать. Причем те, от кого ты будешь ждать помощи и поддержки.
- И как же мне тогда быть?
- Тебе надо помнить, что только Я буду любить тебя больше всех на свете!
- А я всегда буду такой же беленькой и красивой как сейчас?
- Нет … к сожалению не всегда …
- И Ты перестанешь меня любить?! – С ужасом воскликнула девочка.
- Запомни – Я ВСЕГДА буду любить тебя. Ты мой дорогой ребенок, самый любимый, самый желанный. К сожалению Я не смогу пройти дорогу вместо тебя, но Я смогу всегда быть рядом с тобой. Помни это. Стоит лишь попросит и позвать Меня.
- А если будет сильное-сильное горе и вдруг я забуду позвать Тебя?
- Я все равно буду рядом, и напомню о Себе. Но этот разговор ты очень скоро забудешь.
Воцарилась тишина. Маленькой девочке очень не хотелось уходить, но, к сожалению, пришло ее время. Из добрых рук она оказалась рядом с Ангелом и он уже нес ее вниз.
Плача, маленькая девочка прокричала:
- Господи! Я не хочу ничего забывать! Дай мне с собой хотя бы моего друга!
Ангел крепко прижимал ее к себе, стараясь отдать всю заботу и тепло своей души, что бы девочке было не так страшно.
Отнеся, он вернулся за новыми указаниями. Там ему объяснили, что девочка родится очень больной, ее золотое сердечко не выдержало разрыва с теми, кого она сильно любила. Но вопреки всем законам и наукам жить на «стране иной» ей предстоит долго. И дорога ей дана …
Последним указанием Ангелу было всегда быть рядом с девочкой, у которой золотое сердечко. Что бы не случилось и как бы тяжело не было.
Капельки вечности. Глава 3.
Глава 3.
Свечечка.
Как же они ждали! Как верили! Снова и снова приходили и все напрасно …
- Пошли уже, нечего больше ждать…- с понурым видом, с тоской и каким-то надрывом в голосе в голосе проговорил он.
- Ну, давай еще немного подождем, - с верой, но как-то не уверенно проговорила она.
- Нет, не придут они, не будет нам ничего … пошли…
- Ну, а вдруг в этот раз …
- Не будет этого раза, и ты это понимаешь.
- Но ведь у Яблоневых спустя …дцать лет все-таки пришли,вспомнили, может и наши…
- А наши не придут, и точка! Надо соглашаться, другого выхода нет. Нам самим не справиться…
Ей нечего было возразить. Уже много-много лет о них никто не вспоминал, словно и не жили они, словно и не сделали ничего стоящего, ничего доброго. Двое забытых стариков понуро брели домой погрузясь в свои невеселые думы.
Ничего их не радовало, все валилось из рук.
- Вот снова письмо, нам надо дать ответ, мы итак затянули с решением.
Он не стал даже открывать конверт, они оба понимали, о чем там идет речь.
- Родной мой, но ведь это так больно!
- А другого выхода нет …
И они решились. Ответное письмо было отправлено.
С ватными ногами, с болью и какой-то виной шли они в следующий раз на встречу, не зная, чего им ждать …
Еще издали они увидели двоих ребят, которые радостные бежали к ним на встречу.
- Дедушка, бабушка, это мы! Скорее забирайте нас! – защебетали внучата.
Старики от неожиданности растерялись …
- Да как же это … да-да, сейчас-сейчас заберем …
Они стали в очередь, быстро оформили все документы и уже вскорости все вчетвером шли домой. Детвора не унималась разговорами, старики не верили своему счастью.
Время побежало незаметно, их жизнь круто изменилась. Бабушка с дедушкой помолодели, расцвели. Письма и посылки стали приходить часто, жалованье существенно увеличилось. О них вспомнили, их снова любили, они снова были дорогими и желанными. Радости не было предела!
А тем временем их дети … Их дети собрались за большим столом.
Старший из семьи, грузный мужчина с седыми волосами встал сказать тост.
- Я не знаю, что говорить в такие моменты … прошло 5 лет. А, кажется, что это случилось только вчера… . Ничего не предвещало беды, был такой же теплый радостный день. Все-таки Пасха! Как это случилось никто не смог понять … . Самые дорогие, самые лучшие из наших ребят. Наши близняшки-воробышки … их не стало в один миг …
Он не мог продолжать, слезы градом катились из глаз. За него продолжил кто-то другой:
- Я сам врач, но с таким столкнулся тогда впервые, у них в один момент просто перестало биться сердце, они элементарно уснули вечным сном. И никакие связи, ничего не помогло.
За столом воцарилась тишина. В центре стояла кутья, тихо потрескивала поминальная свечечка. Когда одна догорала, тотчас заменялась другой.
Мать близняшек тихо проговорила:
- Свечка-свечечка … неужели это случилось только из-за того, что мы перестали поминать своих стариков …
- Не говори глупости! – Резко перебила ее сестра.
- Это не глупости … за 5 лет не было больше похорон, а у нас раковых трое, и они все пошли на поправку … туда забрали самых любимых …
И словно в подтверждение этих слов на какой-то миг всем стало тепло и радостно. Боль, отчаяние, горе отступили от них. Они зашумели, загалдели. Ничего не понимая стали обниматься. Затем резко затихли и повернулись к свечке, она мирно горела не сгорая.
Простая поминальная свеча незримо соединяла этот и тот мир.
Капельки вечности
Глава 2.
Ведьма.


Как же любил отец Федор этот день, который бывает только один раз в году – страстную субботу. «Почти пасха» - так он называл его. Тяжелый великий пост закончен, неимоверные страдания Спасителя пережиты, он похоронен, лежит в гробу – день тишины. Везде слышно почти уже веселое приготовление к светлому празднику. Воздух дышит куличами, яйцами, весной. Он только что закончил службу, освятил принесенную снедь и в добром настроении собрался идти в алтарь, но его задержала Анна Максимовна. Она была его опорой и поддержкой, очень многое делала для храма, причем искренне и от всей души. Подойдя она попросила причастить одну старушку, и если можно, то сейчас, та, типа ждет их у себя дома.
-Причастим, сейчас возьму все необходимое и пойдем, - с готовностью отозвался батюшка.
Но Максимовна почему-то замялась…
- Отец Федор, хочу предупредить … причащать надо Тольевну ….
Воцарилась тишина ….
- Ведьму? Причащать?!?.... Ты ничего не попутала случайно?.... – с недоверием спросил священник и с великим страхом перекрестился.
- Да не ведьма она…, - робко попыталась возразить собеседница. Затем долго молчала и видя нерешимость священника, продолжила, - ну запретила она мне говорить, пожалуйста, сходите, причастите ее …. Завтра ведь такой праздник …
Минуты тянулись мучительно долго… доброго настроения как не бывало. Впервые в жизни отец Федор испугался. Что-то пробурчал ходатаю и быстро скрылся в алтаре, нужно было собраться с мыслями, помолиться и хорошенько подумать.
Тольевну боялись все в округе. Язык подвешен что надо – уж если скажет, так тому и быть! Первое время, много лет назад, отец Федор тоже не поверил в эти сказки про ведьму, пытался бороться с предрассудками, но …. Тольевна сама быстрехонько убедила его в обратном. На службу не ходила, только вокруг храма бродит, да палкой стучит, и всё пугает всех, словами скверными ругается, причем в самое неподходящее время. Только «херувимскую» запоют или «милость мира» начнется, она со своими «причудами» - одно искушение от нее! Вот как такую причащать?!??
Многие одного ее вида боялись – худая - дальше некуда; волосы длинные, белые, растрепанные, какой-то темной тряпкой повязанные, да еще ее палка-клюка. Ну, вот точно ведьма!
Прошло довольно-таки много времени, пока он был в алтаре. Затем резко встал и собрался идти домой – обойдется, не пойду причащать!
Только он вышел из алтаря боковой дверью, тот час появилась Анна Михайловна с умоляющим взглядом семенящая к нему на своих больных ногах. Батюшка резко повернулся и пошел обратно в алтарь. Глубоко вздохнул, истово перекрестился и стал собираться на причастие к больному. Радостным взглядом и низким поклоном поблагодарила его Михайловна не проявившая даже малейшего желания составить компанию. А отец Федор и рад был этому. С ватными ногами шел он к дальнему домику, на окраине их деревни. Уже начинало вечереть, еще издали заметил он маленькие огоньки старого дома, так пугавшие всех жителей. Ноги подкашивались, не слушались и последние 100 метров дались ему неимоверно тяжело. Хорошо на дряхлой калитке висел старый фонарь с толстой свечкой. Никаких признаков жизни не наблюдалось и отец Федор обрадовался было, что никто не ждет и с чистой совестью можно идти домой, но тут как из-под земли выросла Тольевна, прошамкала своим беззубым ртом:
- Жду-жду тебя отче, ты не робей, проходь у хату.
Чуть живой он поднялся по ступеням и с трудом отворил тяжелую дверь.
- Ты как эту дверь открываешь-то? Тут же сила неимоверная нужна!
- Ну, тебе сегодня тоже силушка понадобилась недюжинная, что бы осмелиться прийти меня причащать, - вопросом на вопрос ответила Тольевна.
- Допустим и так, но зачем тебе такая тяжелая входная дверь? Там килограммов 30 будет, если не более, - осмелев, произнес отче.
- Эта легкая дверь, всего-то 50 кило, хорошую - «соточку» пришлось сменить, стара я стала, маломощна. А дверь от любопытных, сам понимаешь, без этого никак не обойтись, - рассмеялась Тольевна.
Воцарилась тишина. Отец Федор присел на табуретку и стал оглядывать большую комнату. Никак не ожидал чистоты и порядка, все было сделано ладно и чинно. В углу маленькая печечка, от нее трубы как в центральном отоплении. Перегородок никаких, все следовало друг за другом: прихожая, кухня, спальня и зал, и везде маленькие лампадки, причем по нескольку в каждом углу, они и освещали все вокруг. А еще очень много травы, которая была подвешена пучками и разложена на газетах. Казалось весь воздух дышит этим запахом – сушеного разнотравья.
Молчание прервала хозяйка:
- Ты, я думаю все с собой припас, и требничек Петра Могилы захватил со страху-то?
- Ну, … есть такое, - опешил священник, дивясь познаниям Тольевны.
- Пожалуй, я тебе подмогу чуток. Только дай слово, что никому не расскажешь о чем услышишь здесь и что увидишь. Тебе же надо знать, кого исповедовать будешь…
- Да я и так знаю…
- Э нет милок! Зная - не знаешь, видя - не видишь, слыша - не слышишь, имея разум - не понимаешь, - присказкой, но как-то очень серьезно ответила старуха.
- Ты мне тут уши не заговаривай, а то я и уйти могу!
- Ладно-ладно, не кипятись отче, остынь. Это я так, к слову. А впрочем, давай уж начинать, раз пришел.
- А рассказ о себе? Или …
- А я и не знаю с чего начать-то…
- Я тебе подмогу, - ухватился за ниточку начинающегося взаимопонимания священник, - вот молитвы прочтем, и начнем исповедь, нам с тобой о многом поговорить надобно.
- Добре отче.
- Кстати, ты хоть правило-то прочитала? Хотя о чем я говорю …. Какое тут может быть правило …
- Обычное правило, обычное… Хотела акафисты еще прочесть, но вспомнила, что нельзя в великий пост их читать, а страстям давненько уж потеряла, лишь Иисусовой заменила и все дела, так что не обессудь.
- Ну тогда начнем, -глубоко вздохнув проговорил священник, - Боже Спасителю наш…
Его резко прервала Тольевна:
- Нет отче, прости! Лучше полным чином, давай возглас, а мне на последок позволь прочесть предначинательные.
Такого поворота отец Федор явно не ожидал. Замялся как-то, но возглас дал:
- Благословен Бог наш….
- Аминь. Слава Тебе Боже наш, слава Тебе …., - четко поставленным голосом, искренне начала Тольевна.
От удивления волосы на голове старого священника зашевелились, но еще больше он удивился, когда обернулся назад, прочесть необходимую молитву перед исповедью.
Перед ним стояла довольно-таки красивая старая женщина, вытянувшаяся в струнку, в белом шарфике. И не просто стояла, а совершала строгий порядок регентского служения. В нужный момент сама, без подсказки четко произнесла имя – Фотинию. Прочитав необходимое не знал, что сказать… она снова пришла ему на помощь:
- Ты не робей отче, как и обещала, расскажу о себе, но вот только то, о чем ты сам спросишь. Остальное потом узнаешь… если захочешь…, - последние слова она произнесла очень-очень тихо. Отец Федор услышал их лишь благодаря своему острому музыкальному слуху.
Прошло 4 часа.
Уже давно закончена исповедь, но батюшка никак не хочет уходить, а Тольевна и не гонит его. Снова и снова о многом они разговаривают. Словно пелена спала с глаз и вечность на пороге. Уже несколько раз звонили на колокольне, скоро 12 ночи надо начинать службу. Старуха стала затихать, дыхание прерываться, но внезапно она резко встала и как ни в чем не бывало пошла проводить дорогого гостя. И снова он увидел согнутую старуху с клюкой, лишь без лохмотьев.
- Ты уж прости отче, за радость великую нечем тебя отблагодарить…. Хотя … завтра приходи днем, а в качестве подарка возьмешь себе мою «пятидесяточку».
- Как же ты без двери будешь жить-то? – спросил батюшка.
- Да как-нибудь проживу, - хитро улыбнувшись ответила Тольевна, а затем серьезно добавила, - ты смотри, себе бери только «пятидесяточку», на «соточку» не зарься, не твоя она!
- Ладно-ладно, не переживай ты так, - ответил он и подумал, что совсем без надобности ему эта старая тяжелая дверь, но от подарка не отказываются.
Тольевна, словно прочитав его мысли, как бы между прочим проговорила:
- Тебе тяжко будет, приходи ко мне у хату, поживешь, успокоишься, тут побоятся тебя искать – жилье ведьмы обходят стороной. А за «соточкой» жди, приедут зимой за ней, ты и отдай тому, кто в лаптях будет, только он, истинный ее хозяин. Смотри не забудь – отдать тому, кто в лаптях!
- Ладно-ладно, сделаю как сказала, - с нетерпением проговорил отец Федор.
- Вижу не терпится тебе, ну да ладно, беги на службу, успеешь еще полуночницу спокойно отслужить.
- Как же, успею, как бы не так! До храма минут 40 идти, по нашей грязи, а время почти 12 ночи – пробурчал священник.
Но на удивление он все успел.
Великая служба отслужена, по домам походили, пасху отметили, лишь к вечеру отец Федор вспомнил, что к Тольевне так и не зашел. Не смотря на усталость, он потопал к ней. Как обычно светились всех пугавшие огоньки в окнах ее дома, теперь-то он знал, что это были просто лампадки.
У старой калитки его встретила … Анна Михайловна.
- А вы каким образом тут оказались в такой час?
- Тольевна наказала прийти встретить вас. Учёра (вчера) как вы ушли, она меня на службу сразу отправила, но сказала вечером прийти, помочь вас провести в темноте
- Так вы вчера все время были рядом?!?
- Нет, куды там! Я со своими больными костылями (ногами) под конец добрела, но она сразу назад отправила, на службу. Я лишь по ее счастливому лицу поняла, что все-таки вы ее причастили.
- Да причастил…, - как-то в нерешимости, о чем-то думая произнес батюшка.
Они на удивление легко открыли «пятидесяточку», в углу, под образами лежала Тольевна, рядом стоял готовый гроб, крышка и крест. Они опешили. Подойдя ближе, увидели все приготовление для отпевания, даже кадило дымилось, рядом стоял сосудец с ладаном. В руках она держала крест, и письмо, разрешительная молитва лежала радом. Анна хотела взять письмо, но не смогла, пальцы руки крепко его сжимали. Подошедший отец Федор с легкостью это сделал и отойдя в сторону стал читать его.
В который раз за последние сутки волосы у него зашевелились. Он читал и все приговаривал:
- Ну я и дурак… это ж надо! …. Старый дурак … вот точно - видя не увидел, слыша – не услышал ….
Он несколько раз перечитал письмо, затем бережно спрятал в карман рясы.
- Ну, что Анна, начнем отпевание.
Во время службы, на лице Тольевны появилась едва заметная улыбка. Только они успели закончить, как с улицы послышались мужские голоса:
- Есть кто? Где гроб с покойницей? Куда идти-то? Темень полная…
Анна вышла в сени и включила свет. Четверо мужчин понимались в хату. Они и помогли положить покойницу в гроб, забить его и погрузили в катафалк, пригласив занимать места Анну и батюшку.
Ничего не понимая, отец Федор просто плыл по течению…. Вечер, почти ночь уже, и откуда взяться катафалку в их захолустной деревне? Это явно какой-то бред!
Ехали они долго, всю ночь и день, лишь к утру прибыли на место. Поехали на какое-то старинное кладбище, долго шли среди могил, пока нашли свежую яму. Быстро закапали, и посадив отца Федора с Анной, отвезли их с местную гостиницу, передав какой-то пакет.
Немного придя в себя и прочитав содержимое пакета они поняли, что оказались на родине Светланы. Она заранее все приготовила и оплатила, так же были деньги на билеты домой.
Спустя несколько дней наши попутчики вернулись домой.
Вскоре батюшка перебрался жить в домик ведьмы. Жители судачили, думали-гадали куда делась старуха, но разве это так важно?
Для всех в памяти она так и осталась ведьмой. Лишь только батюшка стал постоянно поминать за упокой какую-то Фотинию. А еще часто говорить, что внешность обманчива и порой человек не совершает тех грехов, которые ему все приписывают. Любимой поговоркой стало: видя - не видим, слыша - не слышим, имея разум - не понимаем.
Ну а «пятидесяточка» - там бережно хранились красивейшие церковные облачения, иконы и многое из того, что необходимо в храме, особенно в бедном деревенском.
Скорбная дата
13 июля 1996 года рано утром, в 7-30 перестало биться сердце у удивительной женщины - Яблоневой Раисы Яковлевны
Хоронили ее 14-го. Люди шли поздравить ее с днем рождения, а попадали... на похороны....
......прошло 20 лет..... целая жизнь .... жизнь без самого близкого и дорогого человечка.
Знаете, мне всегда хочется как можно больше рассказать о ней, о моей дорогой и любимой бабуленьки. Она заменила мать, отца, бабушку, всех, кого только можно.....
У меня много о ней написано, но сегодня.... сегодня мне почему-то хочется просто помолчать.....
.... я запретила себе плакать.... вопреки всем правилам я не ношу крестик как таковой, на шее у меня медальон Матери Божией, на оборотной стороне простая молитва и маленький крестик, все это в виде кАпельки. Когда мне ... я просто беру в руки свой медальон и говорю, что плакать нельзя, это моя последняя слезинка, и больше нельзя..... только глаза, как предатели, с годами все больше и больше западают вглубь....
вот и сегодня я просто молчу.... вспоминаю-вспоминаю-вспоминаю и молчу....
.... помолчите ....
... вспомните и вы со мной .....
..............................................................спасибо
Новоселье
Всем здравствуйте.
Хочу поделиться своей радостью - не смотря на все трудности и преграды мне удалось все-таки купить в ипотеку свой уголок, свою маленькую комнатку в коммуналке. Слава Богу!
Так что у меня НОВОСЕЛЬЕ )))))))))))))))))
Искренне благодарю всех, кто помогал мне, переживал и сочувствовал.
Простое человеческое спасибо вам всем.
Ваша тихая, порой молчаливая поддержка давала мне силы двигаться и пробивать казалось бы непроходимые стены.
Еще раз всем большое спасибо
С уважением Н. Ш
Капельки вечности. (продолжение)
Глава 1. Упавшая с небес (продолжение)
Толстуха поставила перед Светой большой таз замаринованной курятины, показала, как пользоваться аэрогрилем, как закладывать туда шашлык.
- Справишься сама?
Получив положительный ответ, удовлетворенно крякнула себе под нос и пошла отбывать свинину. Вскоре пробормотала:
- Не успеваем … звать тебя как? … порежь картошку кольцами … но на тебе шашлык …
- Света звать, все успеем, сейчас помогу.
Тетя Маша (толстуха) искоса поглядывала, как ловко управляется незваная гостья и хмурилась больше для порядка. А душа ликовала – успеваем!
Вспомнила, с какой любовью придумывала она Пасхальное меню. Как хотелось ей порадовать и поразить всех, а самое главное – сытно накормить. Вначале все складывалось как нельзя лучше. У нее были две шустрые помощницы – Ольга и Юлька. Они втроем ездили закупать продукты к празднику, достали на прокат аэрогриль. Утром постряпали, замариновали мясо, договорились встретиться в 9 вечера резать салаты.
Ее воспоминания прервала Тольевна. Она появилась в дверях и отрапортовала:
- Литургия началась, приду после «Верую».
Плотно закрыв боковую дверь она исчезла. Кухня наполнилась запахом готового шашлыка, в духовке готовилось горячее.
- Столы накрывать умеешь?
- Не знаю. Покажете, сделаю.
- Бери полотенце, пошли за мной.
Они вышли в коридор, прошли до конца и очутились возле двери. Света успела прочесть – трапезная ….. вход ЗАПРЕЩЕН. В нерешимости замялась…
- Чего стоишь, проходи.
- Так вход запрещен…
- Это чужим нельзя, а ты со мной, тебе можно.
Теть Маша подвела к столу, где сушилась гора столовых приборов, фужеров, рюмок.
- Начинай протирать, а я сейчас, в духовке газ уменьшу и приду.
Оставшись одна, Света огляделась, она оказалась в большой комнате. По всему периметру были выставлены столы буквой «П». На столах красивые вышитые скатерти в 2 слоя, красный внизу, и белый сверху. Сзади главного стола – большая икона и маленький, едва заметный огонек.
«Снова Бог? – Подумала Света, - но может это другой Бог, справедливый, добрый, ведь это не церковь».
Появилась тетя Маша с большой коробкой в руках которую поставила на угол стола. Света к тому времени уже успела почти закончить с приборами.
- Молодец, шустрая. Так, нам надо на 50 человек, плюс главный стол. Смотри, как делаем.
Раскрыв коробку достали аккуратно сложенные вышитые салфетки разных цветов. Салфетка, нож, вилка, тарелка, фужер, стопка.
- Вот вы где! Еле нашла вас.
На пороге стояла Тольевна.
- Скоро «Верую», я к вам на помощь.
- Не надо, сами справимся, успеваем.
- Как знаешь, тогда приду в конце со всеми.
- ДОбре!
А они и правда все успевали, Света ловко и шустро выполняла поручения. Тетя Маша снова мыслями погрузилась в события этого необычного дня.
Да, в начале все складывалось отлично. В 9 вечера втроем резали салаты, а в 10 на пороге появился настоятель.
- Мария, я за Ольгой пришел. Нужна помощь моей жене. Утром губернатора со свитой встречаем, отпустишь?
Тетя Маша вздохнула:
- Салаты дорежем, пусть идет.
Через 15 минут он снова появился уже с регентшей.
- На хоре беда - дискант без голоса. Юлька консерваторка, отпустите? Только как же вы одна останетесь?
- После «отче наш» троих отпущу с хора, - вставила регентша.
Минута молчания длилась мучительно долго.
- Пусть идет, мне помощница с неба упадет. Все, мне некогда! – ответила кухарка.
Настоятель нахмурился было «бабским глупостям», но затем улыбнулся и проговорил:
- Тогда лови ее, только не спугни свою помощницу. Народ схлынет, Тольевна с лавки придет на помощь, если что, ее кричи, подсобит тебе. А ты, если все хорошо, на «отче наш» покажись, будет мне знак, что все успела.
- На том и порешим, - поставила точку Мария.
Время для кухарки тянулось медленно и бежало одновременно.
«Зря я затеяла так много всего, успеть бы горячее на всех, а шашлык …». И тут открылась уличная дверь, на пороге стояла заплаканная девчонка и просила поесть. «Вот тебе и «свалилась с неба» - улыбнулась своим мыслям Мария.
Ее воспоминания прервала Света.
- Какая красота получилась, это прямо как в сказке!
Теть Маша придирчивым взглядом обвела готовую трапезную, осталась довольна.
- Так сегодня Пасхальная ночь, это покруче любой сказки будет. Пошли ко мне в каморку, пора переодеваться из золушек.
Они снова вышли в коридор и толкнули одну из дверей.
В маленькой комнатке стоял большой диван, угол с иконами, шифоньер.
- Вот, держи платье, шила не понятно кому, похоже твой размер. Одевайся.
- Здорово…, - с придыханием проговорила Света, ныряя в ворох красивейшего платья.
Тетя Маша тоже сменила одежду на нарядную.
- Похоже, здесь и правда другой Бог, - еле слышно проговорила Света.
- Ты это о чем?
- Да так, о своем.
- Ладно, держи платочек, пошли «отмечаться».
Она помогла повязать голову маленьким элегантным платочком.
- А почему все красное? – спросила Света.
- Потому, что Пасха, а это цвет крови и радости одновременно. Тебе не нравится?
- Очень нравится. Очень-очень…
Они прошли коридором, миновали кухню, и очутились … в церкви. Там первой встретилась уже знакомая Свете Тольевна. Тетя Маша купила свечки, половину отдала помощнице.
Они не на долго замерли, пропели со всеми «отче наш».
- А ты молитвы, оказывается, знаешь, это хорошо.
- Нет, я только «отче наш» знаю и все.
- Сама поставишь свечки или со мной?
- Уж лучше с вами, - робко попросила девочка.
- Ну, тогда пошли.
Рядом с этой большой женщиной Света впервые в своей жизни почувствовала себя под защитой. Ей так захотелось просто быть рядом. Она готова была слушаться и выполнять все как можно лучше.
Когда они вдвоем прошли вперед, Света, сквозь пение, услышала тихий шепот.
«Толстуха вышла, неужели успела!»
Из какой-то двери выглянул мужчина с длинной бородой и в красной необычной одежде.
«Ой, так это же похоже священник! – догадалась Света».
Ей стало немного не по себе и она инстинктивно прижалась к толстухе, как бы ища у нее защиты.
А тетя Маша ни на кого не обращая внимание прошла по всему храму, поставила свечки, кому-то слегка поклонилась.
Вскоре они снова очутились на кухне.
- Сильно устала?
- Нет, что вы! Настроение – летать, так здорово!
- Это ты меня здорово выручила, спасибо тебе.
Света покраснела от похвалы.
- Если устала, давай накормлю и отведу в свою каморку, отдохнешь.
- Нет, не устала, можно с вами. Я готова помогать дальше.
- Молодец. Тогда бери фартук, со мной на раздачу станешь. Сейчас хористки прибегут и остальные подтянутся.
Она оказалась права, вскоре прибежали шумные девчонки, и стали носить салаты в большую трапезную.
Все завертелось-закружилось. Света плохо понимала многое из происходящего. Одно она усвоила точно – ее здесь любили, радовались, что она вместе с ними, и почему-то звали «упавшая с небес».
За столы уселось множество людей, все радовались, веселились. Вскоре ее вместе с толстухой тетей Машей усадили на почетное место. Самый главный из священников лично поблагодарил и подарил большой пакет с подарками.
Как она оказалась в каморке Марии плохо помнила. Последнее желание было помыть посуду за всеми, на что ей четко ответили:
- Иди отдыхай, это есть кому сделать.
И она провалилась в сладкий сон.
Прошло 2 года.
Ранее утро великой субботы началось для Марии как всегда в заботах-хлопотах.
Тольевна, орудовавшая мясорубкой, спросила:
- Ну, что, как там твоя – «упавшая с небес»? Когда приедет?
- Вчера звонила моя Светочка, спрашивала о здоровье, подарок посылкой еще неделю назад получила от нее. Да для меня главный подарок – она, моя радость, моя доченька.
- У тебя ведь только сынок, Мишенька, а дочку у Бога много лет просила.
- На Пасху и упала она мне в руки. Долго я ее ждала, зато какой золотой ребенок мне достался. Умеет все, схватывает на лету, а какая красавица стала – Мишка все боится, что кто-нибудь уведет ее раньше времени.
- Не уведет, она девочка серьезная. Так это он решил обручиться?
- Он, кто же еще? Летом, у нас и провели обряд обручения.
- А свадьба?
- Решили как Мишеньки понадобится, для рукоположения, так и сыграют.
- Кто бы мог подумать, из милиции - в семинарию, сбылась твоя мечта.
- Это все Светочка, ее заслуга. После того, как мать ее родную в пьяной драке убили, они с Мишкой еще больше сдружились. Что уж она ему сказала, не знаю, а только вместе они поехали в лавру поступать – он на пастырское, она золотошвейное.
- Это похоже твоя вышивка так на нее подействовала, - засмеялась Тольевна.
- Вот на пасхальные каникулы обещали вдвоем приехать, - проговорила Мария.
Она стояла спиной к уличной двери вся погруженная в приятные воспоминания. Не слышала, как тихонько скрипнула дверь, как вскрикнула Тольевна.
На пороге, как и 2 года назад стояла Света с большими сумками. Кивком головы поздоровалась с вошедшим настоятелем.
- Ну, что, я смотрю здесь все замечательно, все успеете?
- Конечно успеем, мы же команда! – уверенно проговорила Мария.
- Ты только пирогов побольше стряпай, вдруг кто-то соберется снова упасть с неба, - засмеялся настоятель.
- Нет, мои на светлой приедут, для них отдельно постряпаю, - ответила кухарка.
- Ну как знаешь, тебе виднее, у тебя, похоже, и сзади глаза есть.
- Я мать, у меня везде глаза есть, - проговорила она, поворачиваясь к уличной двери.
- Светочка! Доченька! Как же? Ты ведь должна через неделю приехать.
- Ну не могла же я тебя одну оставить в такой день, мамочка!
- А как же ты… на чем приехала?
- Как обычно родная, упала с неба!
(продолжение следует)
Капельки вечности.
Капельки вечности.
Глава 1. Упавшая с небес.
Как же ее все достало! Мать отмечала очередной праздник – Пасху, и плевать, что сегодня суббота, а праздник только завтра.
- Мама, ну, сколько можно пить?! Когда все это кончится?! – с надрывом в голосе кричала Света.
- Ты не понимаешь меня. Вот Бог понимает, а ты нет! – заплетающимся языком пыталась возразить она дочери.
- А я не хочу тебя понимать! ОТ-КА-ЗЫ-ВА-ЮСЬ!! И Бог твой не правильный, если разрешает пить!
- Ты Бога не тронь! Он знаешь какой? Он добрый, любит всех. И пить не разрешает, это у меня серьезная проблема – ис-ку-ше-ние, - ответила старая женщина, причем последнее слово она еле выговорила, язык ее плохо слушался.
- Придумала себе отмазку, и Богом прикрываешься, замечательно!
- А ты на мать голос не повышай, мала еще, учить меня!
- Мама, мне уже почти 18 – я школу в этом году заканчиваю!
- Все равно маленькая, и не спорь с матерью! Вот, лучше возьми деньги, сходи свечку поставь за всех нас, сегодня ночью все церкви работают.
И мать стала совать ей мятую сотню, полезла целоваться-обниматься. Этого Света уже не могла вынести, громко хлопнула дверью и выбежала на улицу. Мать кричала ей вслед, что она не благодарная дочь, не понимает, каково матери бороться с искушением. А Света бежала, бежала, бежала не понятно куда, бормоча себе: «Глупости все это, придумала хорошую отмазку – искушение – и прикрывается ей!».
Остановил ее свисток милиционера.
- Ну и куда мы барышня бежим на красный свет? Я понимаю, что праздник, Пасха, но до службы еще 2 часа, успеете.
Добрая улыбка молодого человека в форме окончательно вывела из себя Свету.
- Да пошли вы все на… со своим Богом и Его Пасхой! Оставьте меня в покое, не нужен мне никто! – Прокричала Света и исчезла в темноте ночи.
А молодой человек лишь слегка задумался, повернулся к храму, перекрестился, что-то шепча, а затем уверенно произнес:
- Нужен, еще как нужен Бог тебе, особенно сегодня!
Ночная вахта у него только начиналась, а уже произошло столько всего интересного.
По графику он должен был сидеть «на вызовах», но в такую ночь душа рвалась в храм. Мама, как могла успокоила его, вселив надежду. В последний момент пришла разнарядка на самый сложный участок, туда кто-то не смог выйти. Из их группы никому не захотелось провести ночь абсолютно без сна, а он молодой, пусть поработает! Каково же было его удивление и неописуемый восторг, когда этот участок оказался возле одного из крупных храмов. В такую ночь, и почти в церкви, это ли не радость!
Ну а Света? Света заливалась слезами, бредя по большому городу, всем было не до нее, у всех праздник. Вскоре она устала, замерзла, ужасно хотелось есть. Обходя какой-то дом, она заглянула в приоткрытую дверь и оказалась на чьей-то кухне. Манящий запах еды острой болью сжал живот.
- Можно мне чаю и пирожок? – еле слышно попросила девочка.
Большая тетка, орудовавшая возле плиты, хотела что-то грубо ответить, но внимательно посмотрев на незваную гостью, крикнула кому-то:
- Слыш, Тольевна! Плесни мне кипятку, завари чаю, и пирога мясного отрежь ломОть!
- Так нельзя же еще, рано …, - попытался кто-то возразить толстухе.
- Мне можно! Неси, кому говорят!
Через пару минут из соседней комнаты появилась худенькая старушка, неся большую чашку горячего чая и огромный кусок пирога. Поставила на стол, и удивительно взглянув на толстуху, тот час исчезла.
- Ну, чего стоим? Просила, бери стул, садись ешь! – Прикрикнула она на Свету.
Девочка, вся дрожа от холода, еле спустилась в полуподвал, пододвинула стул и жадно стала есть. От горячего чая и тепла кухни она согрелась, пирог ее насытил, голова перестала кружиться и стала соображать. Первой возникла мысль – чем платить, денег не было.
Толстуха, словно ничего не понимая, снова прикрикнула:
- Чего расселась? Бери нож, помогай чистить картошку! Умеешь?
- Умею
- Тольевна! Тащи Юлькин фартук!
Снова появилась худенькая старушка неся в руках красивый вышитый фартук.
- Такой красивый, испачкаю…
- Это фартук, не платье, пачкай!
И все. На этом их общение прервалось. Они молча и очень быстро управились с горой картошки, затем взялись за мясо.
(продолжение следует)
Богородичная конфетка
Как же ей было тяжело! Предел физических и моральных сил. Света еле держалась, стараясь не упасть в пропасть страстей. Нервный срыв был неминуем, причем было не понятно, почему он до сих пор еще не накрыл ее. Нужен отдых… срочно …
Вечером, придя с работы, она с удивлением обнаружила, что наступил канун большого праздника – Благовещения Пресвятой Богородицы. Все вечерние дела были отложены, а утром, до работы, она отправилась «жаловаться». Просить Матерь Божию заступиться за нее, помочь в решении ее жизненных проблем. Выйдя из храма, в душе появилась абсолютная уверенность, что Матерь Божия услышала и поможет.
Весь день она ждала, что придет помощь, но … увы… день закончился впустую.… Несколько расстроенная Светлана вышла с работы. Домой идти не хотелось, нужно было потянуть время и прийти на час, полтора позже обычного. Оставалось просто прогуляться до дальней остановки. Моросил мелкий дождик, все спешили быстрее добраться домой, лишь она не спешила. На душе было не понятная сумятица чувств, эмоций. Ну не могла Матерь Божия обмануть! Не-мог-ла!!!
Внезапно она остановилась возле кафе-блинной. Посмотрела на сидящих внутри. Несколько минут соображала – хочется ей сейчас блинчик или нет? Вроде надо экономить деньги, но и ужин тоже нужен.
«Хочу блинчик! С творогом, зефиром и персиками, и еще со сгущенкой, сладенький! – решила она и уверенно двинулась вперед».
Любимое место у окна было занято, но пока Света вручную (нет, что бы взять поднос!) носила на столик чай, тарелку с блином, нужное место освободилось. У раздачи стояли девочки, хозяйки зала по чистоте. К одной из них подошел молодой человек и, протягивая ей конфетку, проговорил:
- Держи конфетку! Смотри, она не простая, а Богородичная!
«Точно, конфетка голубого цвета, Богородичная! И я хочу такую же конфетку! – подумала героиня».
Молодой человек обернулся, поздоровался, и спросил:
- Мы с вами знакомы?
- Нет, просто и мне тоже очень захотелось Богородичную конфетку.
Молодой человек замялся, ища выход из щекотливой ситуации (второй конфетки у него не было), похлопал себя по карманам, и уже спустя мгновение радостно достал шоколадку, проговорив:
- Вот! Это не Богородичная, а праздничная шоколадка. Держите!
- Спасибо…, - опешила Света.
Молодой человек со спутником ушел делать заказ, а Света казнила себя.
«Ну вот, что за детский сад! Конфетку ей подавай! Перед девчонкой не удобно, пришли к ней, а целую шоколадку получила она. И откуда такая наглость взялась у тебя?».
Света несколько раз извинилась перед девочками. К ней подошел молодой человек и пригласил:
-Пойдемте к нам за столик, поговорим, пообщаемся. Меня звать Илья.
Света на мгновение замялась…, а потом проговорила:
-Ну а почему нет? Пойдемте.
Почему-то она решила, что Илья батюшка или дьякон, а потом вспомнила его. Он был чтец-певчий одного из храмов города. Познакомились быстро, и потекла беседа. Света расслабилась, позволила себе быть ребенком. Чистым, простым, бесхитростным. Такое редко происходило в ее жизни. Увлеченно рассказывала о своем любимом крестном ходе на белую гору, о проблемах. В какой-то момент исчезло кафе, а была церковная трапезная, где после службы собрались работники попить чаю. Это было действительно чудо! Время пробежало незаметно.
Илья все удивлялся:
- Это ж надо! И как я сразу не понял ничего, дресс-код меня смутил.
- Ну да, по мне не скажешь, кто я такая. Но ведь не в одежде смысл. Можно ходить в брюках или шляпке и быть глубоко верующим человеком.
О многом они говорили. Было четкое ощущение, что не зря все вместе здесь собрались. В свой праздник Матерь Божия соединила четверых незнакомых людей в одно целое. Эта встреча каждому дала очень многое.
И во всем оказалась виновата простая Богородичная конфетка.
Гламурные мартышки
В этом году я участвовала в конкурсе и делала вышитых мартышек. Дизайн нам (участникам совместного процесса) дарился.
Так же дали разрешение похвастаться и на других ресурсах. С 15 января начнется голосование среди участников на лучшую работу.
Предусмотрено 3 номинации
1 Самая красивая мартышка -"Королева"
2. Самая интересная история мартышки
3 Кто больше вышьет и покажет.
Понятное дело, что я не смогла что-нибудь не написать.
Вот что у меня получилось.
Фото мартышек



И маленький рассказ

ЗАГОВОР ГЛАМУРНЫХ

Ах, какой же стоял шум в коробке! Это продолжалось уже несколько дней и бедный утюг не знал, как ему угомонить дам. Никакие доводы не помогали. Перебивая друг друга мартышки кричали, возмущались и казалось, что конца-края этому не будет. Утюг уже даже стал понемногу привыкать, но внезапно наступила тишина. Ему пришлось даже пошевелиться, что бы коробка сползла к нему ближе.
Ну, а в коробке происходил настоящий заговор мартышек.
- Я ни за что не прощу ей такое наплевательство! – возмущалась первая дама.
- Да-да, никак нельзя прощать это безобразие! – вторила ей другая.
- Ты только подумай, куда она дела мои бантики?!
- Да отстань ты со своими бантиками! Большой брюлик, предназначенный для меня, явно ушел кому-то другому!
- Что ты со своим брюликом носишься? Стекляшка да и только! Вот без бантиков совершенно нельзя!
- Ты себя явно мало оцениваешь, мы же ведь не просто мартышки, мы гламурные дамы!
- Да, гламурные, а лежим в коробке и про нас забыли!
- Никто про вас не забыл, не болтайте глупостей - решил вмешаться утюг.
- Забыла она про нас, вышила и забыла, ну ничего, мы ей устроим, - тут же набросились на него мартышки. - Наступает наш год, вот мы и отыграемся. Она надолго запомнит, как нас обижать!
И дамы стали тихонечко, что бы не услышал утюг, строить план мщения. Каких только вариантов не было! Авария, переломы, пьяный сосед и грозное начальство на работе, всего не перечесть.
Пока они шушукались, утюг зашипел. Хозяйка включила его, что бы поработать. Открылась коробка и заговор прервался на полуслове.
Мартышки оказались в ворохе всевозможных бусинок, бантиков, ленточек.
Что тут началось!
- Не лепи мне эту стекляшку, - возмущено кричала первая, - лучше бантики дай, и на ножки в виде украшения не забудь!
- Где мой брюлик! Дай мне брюлик! Я не могу без него!
И мастерица, словно подслушав их возню, отобрала самые большой камушек и замечательные, милые бантики для украшения гламурных дам.
А про свой заговор, мартышки сразу же забыли, как только увидели брюлики и бантики.
Волшебные подарки от Надежды
Здравствуйте дорогие друзья.
С разрешения Виталия Аркадьевича, как и в прошлом году, хочу предложить Вам купить мои волшебные работы.
Некоторые из Вас помнят мой конкурс "Счастье в ладошке", там мои призы можно было выиграть, сейчас их можно купить. Работы - в основном вышитое кружево. Выполняю сама, вкладывая душу.
Стоимость работы - сколько не жалко.
Получать на почте. Сумму можно будет оплатить на почте, если Вы хотите наложенным платежом, либо перечислить на мою карту Сбербанка.
Прошу обратить внимание.
Номер карты ИЗМЕНИЛСЯ
Новый номер 6761 19600 0288 00 4089 получатель Штанько Надежда Анатольевна.
Прошу учесть, что если Вам нужна объемная работа, то почтовые расходы составят:
200-300 руб за посылку
200-400 руб за плотную коробочку. Только в ней в целости доходят мои вышитые работы.
Если простая (не объемная вышивка) тогда буду посылать просто заказным письмом.
Вместе с заявкой-заказом прошу присылать мне ваш адрес (ТОЛЬКО ЛИЧНЫМ сообщением).
А еще ваша фантазия, плюс мои умения и у вас в подарок авторский, единичный экземпляр. Я не делаю одинаковых работ, мне это просто не интересно.
Вот фото моих работ
Ангел объемный, высота примерно 25-30 см

туфелька золушки

коляска

кошечка - размер 7/4 см

птица счастья (вариантов много)

лебедь простой

ангел малый

новогодний домик (внутри стоит свечечка на батарейках)

цветик-семицветик (на рождение малыша: мальчик-девочка


Ангел средний полу объемный (он легко складывается и посылается в письме)

Ангел с ромашкой


Храм со свечечкой внутри


Мешочек для подарков в виде Ангела
Волшебная тележка
Ну, вот и снова она покатилась. Дорога вначале была хорошая – асфальт. Вокруг спешило много людей – кто-то шел один, кто-то вдвоем, а кто-то вел с собой детей. Вроде ничего необычного. Она была уже старенькая, везде виднелись потертости, но сил еще хватало. Простая, обычная тележка для хозяйственной сумки. Ее маленькие колесики послушно крутились, она была в надежных руках, вот только вокруг происходило что-то непонятное. Вначале она не стала вникать в это. За свою долгую жизнь, что только с ней не происходило! Ее нагружали до отказа, и тогда маленькие колесики предательски трещали готовые сломаться в любую минуту, но она крепилась и всегда везла любую ношу, даже на первый взгляд непосильную. Порой ее теряли, но затем находили. В последнее время она больше лежала в кладовке. На днях ее достали, привели в порядок. А сегодня утром почему-то бережно поставили на нее какую-то поклажу, аккуратно упакованную в плотную белую пленку, затем добавили еще каких-то мелочей, и она весело покатилась по ровному асфальту, напевая песенку. Но вскоре тележка загрустила. Дорога пошла с камнями, и она стала спотыкаться. Камни часто для нее были непреодолимыми препятствиями. Их надо было либо объезжать, либо переезжать, опасно наклоняясь.
Сможет ли она выдержать эту дорогу, не сломаются ли ее колесики, все-таки уже старость? За свою жизнь тележка так и не успела ничего хорошего сделать. Вот ее подруга великое дело делала – помогала старушке возить домой продукты, даже порой бывала в церкви. Они иногда встречались в городе, и та с гордостью рассказывала, как заботится она о своей старенькой бабушке, как бывают они в храме. Пусть не долго, но там так здорово! Это что-то необычное, неземное. Внутри очень-очень красиво, приятно пахнет, а еще там поют. Как же там поют! Таких слов нигде не услышишь! И называется все это – молитва.
Катясь по дороге, наша героиня с грустью думала, что ей никогда уж не побывать в храме, не услышать божественные слова. Ведь, как ей объяснила подруга, туда ходят только старенькие, а ее хозяйка была молодой, и пока та состарится, тележка уж точно не доживет, люди живут куда дольше их…
Витая в своих мыслях и переживаниях наша тележка ничего вокруг не замечала - ни необычной толпы людей, ни множества детей, ничего…. Вот только почему-то было чувство, что происходит что-то великое в малом.
Ее остановили, бережно положили на травку. Тележка огляделась. Она оказалась на окраине большого города. Погода стояла замечательная, солнышко светило ласково, легкий ветерок отгонял комаров. Сколько же было вокруг людей! С удивлением она заметила у всех иконки на груди, у женщин на головах платочки и все они одеты в платья и юбки, брюки были только на мужчинах. Странно, в таком виде обычно ходят в церковь, но вокруг было много деревьев, цветов. Прямо перед ней старое деревянное здание, впереди лог, снова деревья, а за ними … церковь! Красивая, волшебная! Тележка залюбовалась, засмотрелась на нее. Как же ей хотелось хотя бы рядом оказаться, но ее, о ужас, прислонили к уродливому старому зданию.
«Вот почему же мне так не везет!? - возмущалась она. - Неужели так трудно чуть пройти вперед и оказаться возле белоснежной красавицы. Как жаль, что нельзя самой никуда ехать, нельзя указать хозяйке, что нужнее всего, вечно надо ее слушаться!»
Возмущаясь всей душой, тележка недовольно снова покатилась. Ее раздражало все! Люди вокруг, неумеха хозяйка, которая ничегошеньки не понимала в жизни, непонятная поклажа, которую любили больше ее, тележки, и еще камни. Эти камни вечно мешаются! Так хотелось ехать к белоснежной церкви, но, увы, ее повезли совсем в другую сторону. Как же было обидно! Тележка уже согласилась бы и возле старенькой церковки постоять, или восторженно прислониться, типа она случайно упала, но и этого она была лишена.
Они остановились на пригорке. Хозяйка со спутницами решали, где будут ставить палатку. А тележка, потеряв из виду красавицу-церковь, стала с горечью смотреть на дорогу, которую она сейчас преодолела. Сколько же там было камней! Для ее маленьких колесиков полное бедствие! Впереди ужасное уродливое здание, возле которого она сейчас стояла. Но что это? С пригорка она увидела здание полностью, и это оказалась … церковь! Старенькая, деревянная церковь. От неожиданности тележка закачалась и чуть не упала. Хорошо, что умелые руки хозяйки надежно ее держали. Так значит, она возле церкви сейчас стояла?! Это было для нее шоком, … что за напасть?! Если бы она только знала это, то уж обязательно попросила бы ту о сокровенном, а не тратила бы время на возмущение и обиды, и, конечно же, не обзывалась бы. Ей было стыдно. Издали, глядя на старенькую церковку, тележка тихо проговорила:
«Ты уж прости меня, что я называла тебя уродливой. Я же не знала, что это за здание…»
Она понимала, что такая великая труженица, прожившая удивительную жизнь, не удостоит ее своим ответом, но поднявшийся внезапно ветерок, принес к тележке старческий голос:
«Прощаю и не обижаюсь. Иди, и впредь будь осторожней. Не спеши осуждать, не узнав все до конца. И не ворчи на всех, тогда и тебе будет дано то сокровенное, о чем ты просишь».
Какой же радостью наполнилась тележка от этих слов! Решив впредь быть внимательней, она снова огляделась. Теперь они были на поляне. Поклажа была снята, хозяйка со спутницами суетилась, устанавливая палатку. Погода баловала всех. Ласковое солнышко, еле заметный ветерок, отлично выбранная полянка, удобная палатка.
Тележка, решив быть осторожней, внимательно прислушивалась к разговорам хозяйки и ее спутниц. Похоже, и, правда, происходило великое в малом. Несколько раз промелькнула необычная фраза – «крестный ход». Что это такое, тележка не знала, а спросить было не у кого. Палатка была новой, и разговаривать «со старухой телегой» отказалась, гордясь своей чистотой и красотой. Одно тележка поняла точно, похоже, домой хозяйка не собиралась, а значит, теплилась слабая надежда на то, что хоть разок посчастливится прислониться к церкви, и попросить ту о своем сокровенном.
Наступил вечер. Поклажу бережно спрятали в палатку, а тележку положили рядом. «Странно, почему эту поклажу так берегут? Что в ней особенного? Почему меня так не берегут, как ее? – жаловалась тележка черному коту, который пришел проведать крестоходцев, как он выразился». Кот ничего не ответил, но обещал узнать и утром рассказать.
Ночь прошла быстро. Уже под утро наша героиня услышала мягкий, добрый голос:
«Не бойся, все будет хорошо. И ничему не удивляйся. Только вези Меня, пожалуйста аккуратно, а я Сама тебе во всем помогу. И не только тебе».
«Какой замечательный сон, как здорово! Так бы и не просыпаться! – мечтала тележка»
Вот только солнышко разбудило всех рано. Сонные, но довольные крестоходцы выбирались из палаток, спускались с сеновала, приводили себя в порядок, читали утренние молитвы и куда-то спешили.
Хозяйка со спутницами тоже суетилась вокруг палатки. Откуда-то появились большие сумки. Тележка заволновалась, боясь, что и ее засунут в эту сумку, но тут появился кот, он стал ходить вокруг, обнюхивая все и ласкаясь, явно стараясь что-то выведать. Затем подошел к тележке и как бы прикрыл ее собой.
- Не переживай ты так, трусишка, тебе же ясно сказали утром, что помогут во всем, только вези аккуратно поклажу, - промурлыкал он.
- А ты откуда знаешь?
- А я здесь, рядом, всю ночь был. От мышей охранял крестоходцев. Ты что, не понимаешь, куда попала? Это же монастырь! Знаешь, как здесь готовились к их встрече! Монахини все, что только можно придумывали. Я им тоже помогал, чем мог.
- И я хочу помогать, но вот только моя хозяйка полная …
Кот не дал ей договорить, грозно зашипев:
- Лучше помолчи! Ш-ш-ш! А то царапаться сейчас начну! Тебе же ясно сказали, чтобы не спешила с выводами! Вот положат сейчас тебя в сумку, и считай ты пропала, не увидишь ничего!
В этот момент хозяйка подошла к тележке, и понесла ту к открытой сумке.
- Ой! Не надо меня в сумку! Ну, пожалуйста! Я исправлюсь! Только не в сумку! Я буду слушаться и везти все, что мне скажут, только дайте возможность, - закричала, запричитала тележка.
И хозяйка, словно услышав, просто прислонила ее к открытой сумке, бережно поставила поклажу, добавила каких-то мелочей, и надежно зафиксировала ремнями.
- Вот, вроде нормально сделала, должна она доехать сегодня. Колесики маленькие, а день впереди тяжелый, надеюсь, тележка выдержит, - обратилась она к своим спутницам.
- Все будет хорошо, не переживай ты так, сама же знаешь, какая там поклажа, - успокоила одна из спутниц.
Кот подошел и тоже замурлыкал:
- Выдержит она, куда денется! Я ее припугнул, чтобы не возникала.
- Смотри, и кот тебе говорит, что все будет хорошо, - добавила вторая спутница. – Ладно, хватит думать, давай шевелиться, а то опоздаем.
Тележка же, от страха и переживаний, только молча наблюдала за всем происходящим.
Палатка, и все содержимое было упаковано в большие сумки и их куда-то унесли. Хозяйка со спутницами вышли с полянки и отправились по знакомой тележке дороге с множеством камней. На мгновение они остановились, хозяйка перекрестилась, поклонилась, и с болью, тихо-тихо произнесла:
- Помоги! Пожалуйста, помоги Сама нам дойти и донести. Одни мы не справимся.
Никто из спутниц ничего не услышал, но … Она, похоже, услышала.
Все продолжили путь, кот вышел тоже поводить их. Вначале, казалось, они направились к старой церковки, но внезапно резко повернули направо. Спустились в лог, поднялись в горку и вскоре оказались … возле белоснежной красавицы церкви, которую тележка видела вчера. Было очень много народа. Поклажу бережно внесли во внутрь, а ее поставили в уголок у самого входа. Радости тележки не было предела! Она оказалась в самом счастливом месте на земле. Все стало происходить очень быстро. Красота вокруг, особый запах, волшебное пение молитв – что может быть лучше и прекрасней на земле!
Тележка не успевала осмыслить все происходящее. Вот они снова возвращаются к старенькой церкви, все крестоходцы завтракают. Вот они отправляются в путь, переходя по деревянному мостику. Там их зачем-то считают. Никто не задает лишних вопросов, все погружены в молитву. Вот они идут. Долго идут. Дорога проходит по трассе, по полям, через какие-то небольшие населенные пункты. Идти тяжело. Крестный ход растягивается. Делаются небольшие привалы, что бы все немного подтянулись. Тележке тоже тяжело. Вначале она ловко объезжала или перепрыгивала через камни, а затем просто перестала на них обращать внимание. Стала учиться молиться, как и все вокруг. Когда они в начале дня переходили деревянный мостик, кот, провожая их, четко промурлыкал вослед:
- Я узнал! Этот день самый тяжелый! Учись молиться, иначе не дойти, не доехать!
- Я не умею этого делать! – чуть не заплакала тележка.
- Тут многие не умеют, а пришли учиться. Вот и ты учись! Иначе не доедешь.
- А как я пойму, что уже ночлег, и можно отдохнуть? – успела спросить тележка кота.
- Я думаю, что будет большая церковь, и еще появятся сумки с палаткой – проговорил кот.
Тележка хотела еще о многом расспросить его, но, увы, кота унесли на руках монахини.
Как же сейчас пригодились ей эти знания. В середине дня крестоходцы пришли к какой-то большой церкви. Все расположились покушать и отдохнуть. Тележка решила, что уже конец, и не так уж и трудно было, но … больших сумок рядом не было, а значит … значит, день продолжается.
Да, второй день продолжался. Тележку катили по очереди - хозяйка и одна из ее спутниц. Уже наступил вечер, а они все еще шли. Из разговора хозяйки героиня узнала, что, похоже, они придут на ночлег ночью. Вначале тележка испугалась, ведь ночью ничего не видно, как же ехать, но спокойствие хозяйки и спутниц передалось и ей.
Повернув налево, они вышли на асфальт. Совсем недавно на машине отправили куда-то одну из спутниц, дав той важное задание. Несмотря на усталость, тележка решила ехать до конца. Хозяйка, похоже, знала некоторых из крестоходцев. Она несколько раз за день подъезжала с тележкой и предлагала просто подержаться, говоря, что кто-то или что-то поможет. Это было странно для всех. И, конечно же, большинство отказывались, отмахивались. Хозяйка не настаивала, а продолжала вместе с помощницей катить тележку с поклажей. Дорога шла в горку и с горки. Странно, но порой даже в горку тележка катилась сама, не чувствуя веса груза. Хозяйка не обращала на это внимание, а тележка решила молчать.
Уже темнело, когда они дошли до привала. Там их встретила третья спутница, которую они отправили на машине раньше. Сумок не было, но зато была разобрана палатка и все приготовлено для ночлега. Как же они устали! Тележку освободили и положили в тамбур палатки. Уже засыпая, героиня услышала тихий разговор троих. Хозяйка радовалась, что второй день закончился, и все они дошли, доехали. Доставались мази, бинты, лечились ноги, что бы завтра продолжить путь. Затем тихо проговорила:
- А все-таки тележка не подвела, доехала. Довезла!
- Значит, хозяйка меня любит, и бережет, - с удовольствием поняла тележка.
Утро третьего дня наступило внезапно. Все повторилось. Служба, завтрак. Бережное, благоговейное отношение к поклаже. Один момент был необычным. Выходя из храма и неся на руках поклажу, хозяйка с таинственным видом кому-то пальцем показала молчать. Не говорить ничего до времени.
Когда они двинулись в путь, тележка услышала, что какой-то из мужчин в храме догадался, что за поклажа, но хозяйка мягко приказала ему пока молчать.
- Не время еще открываться. Хорошо, что он понял меня, - тихо рассказывала она своим спутницам.
Говорили, что в этот день должны идти на «гору благодать», но как же ей, тележке и на гору, разве она выдержит? Вспомнив о молитве, тележка стала подпевать за всеми:
- Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!
Вскоре сомнения ушли, стало легче. Вокруг, как и впервые дни, шло много людей. Шаги складывались в метры, метры в километры… они шли. Тележка заметила, что было много детей, стариков, и никто не жаловался, не ныл. Шло немало и мужчин. Порой некоторые посмеивались над хозяйкой и тележкой.
- Зачем вам шуруповерт? Что вы им будете делать в крестном ходе? – по-доброму спрашивали они.
- А мы женихов себе ищем, хороших, мастеровых, вот и «ловим на живца».
- А причем здесь шуруповерт? – не унимались мужчины.
- А вот что придумали, то и взяли с собой, - по-доброму, смеясь, отвечала хозяйка.
На тележке и, правда, среди прочего стоял пластиковый чемоданчик, очень похожий на чемоданчик с шуруповертом. Так что мужчины в чем-то были правы.
День продолжался. Из-за прошедшего ночью дождя, крестный ход не пошел на гору, а обходил ее. На одном из очередных поворотов хозяйка в очередной раз подошла к одной женщине. Та еле шла, сил было мало, она расклеилась совершенно. С болью в голосе поделилась с путниками:
- Похоже, придется мне в этом году сходить с крестного хода, выхода другого нет…
- Подержись за тележку, попроси, и поможет. По вере твоей, все будет! – предложила хозяйка.
- Да мне сейчас уже ничего не поможет … дойду до стоянки и домой…, - с болью произнесла женщина.
- Поможет! Я точно знаю, что поможет! Ты только верь! – убеждала ее хозяйка.
Женщина уже решила отмахнуться, но затем …, решила рискнуть. Взяла в руки тележку и, молясь, прося о своем, покатила ту некоторое время.
Затем тележка снова оказалась в руках своей хозяйки.
Третий день, четвертый… за это время столько всего происходило, что тележка уже перестала даже удивляться. Дети стали звать ее «волшебная тележка». Те, кто прикасался, помогал везти, получали помощь, идти становилось легче. Хозяйка порой подходила то к одним людям, то к другим, предлагая повезти «волшебную тележку» обещая, что придет помощь, и будет легче.
Они познакомились с одним монахом, он страдал астмой, порой сильно задыхался, и ему помогали, чем могли. Часто простая ментоловая конфетка снимала приступ. Маленького роста, худенький, он хитро прищурясь, с радостью, как-то проговорил хозяйке:
- А я уже знаю, что за «волшебная тележка» с нами едет.
Затем обратился к обгонявшим их крестоходцам:
- Цепляйтесь за тележку, поможет дойти!
Тележка не понимала, почему это происходит. Что же такого волшебного было в ней! Она просто везла поклажу, сверху висел маленький рюкзачок, внизу привязан чемоданчик. Да, было приятно, что о ее маленьких колесиках постоянно заботились, и переносили на руках там, где она не могла ехать сама. Но вот почему ее стали звать «волшебной» было совершенно не ясно.
Дорога шла полями. На одном из поворотов хозяйку со спутницей догнал какой-то мужчина и предложил свою помощь.
- Помогите, я буду рада. Тележка волшебная, она и вам поможет, - проговорила хозяйка.
- Ага, волшебная, как бы не так! С таким весом по полям, по лесам покати-ка, - пробурчал мужчина.
Но вскоре он неожиданно стал прибавлять шаг. Дорога пошла разбитой большими колеями от машин, но он словно ничего не замечал. Хозяйка едва поспевала за ним, ловко подхватывая на руки в нужных местах.
- Слушайте, я ничего не понимаю! Что же это за тележка у вас? Я же еле шел, просто, как мужчина, решил помочь слабым женщинам. А тут она меня Сама несет! – восторженно проговорил он и быстро пошел вперед.
Пройдя довольно-таки большое расстояние, мужчина отдал тележку хозяйке и проговорил:
- Ну, теперь уж дорога лучше стала, дойдете до ночлега.
А затем, немного постояв, добавил:
- А вы были правы, тележка и, правда, у вас волшебная, я думал, что не дойду, а теперь силы откуда-то взялись… странно все это …
Странностей было много. Скорее даже волшебства.
Тележка вспомнила еще один маленький момент, который никто не заметил, кроме нее.
Дорога шла через какой-то дачный поселок. Некоторые жители вышли на дорогу встречать крестоходцев. В сторонке стояла полная старушка, которая опиралась на домашнюю тележку с сумкой. В ней она привезла огурчики и водичку для крестоходцев. Хозяйка просто поклонилась в знак приветствия, а наша героиня узнала свою подругу. Та важно всем рассказывала, что вот они, с бабушкой, вышли на встречу крестоходцам. Сами они не в силах совершать этот подвиг, но чем могут, тем и служат для них. Это же ведь трудно, идти и молиться не только за себя, а еще и за своих родных. За тех, кто не может и не умеет.
«Волшебная тележка» ничего не ответила своей подруге, та ведь даже не узнала ее.
Оставалось 2 дня. Большая часть пути была пройдена. Сил не было совершенно, все держались только молитвой. Сегодня утром тележка услышала тихий разговор, что днем поклажа приедет на место. Запомнилось странное название – Ерши.
Мало чего понимая, наша героиня решилась обратиться к поклаже.
- Я не знаю, кто Ты такая, но вижу, что и правда происходит что-то волшебное. Те, кто с верой просят, получают просимое. Помоги, пожалуйста, и мне успеть сделать что-то хорошее, доброе в своей жизни. Я ведь уже старенькая и ничего еще не успела.
Нечего не ответила ей поклажа, и тележка решила ждать и надеяться.
Дорога шла хорошая, погода стояла замечательная. Они шли по трассе. Внезапно люди восторженно зашептались – белая гора, белая гора! Впереди, среди облаков, виднелся величественный храм на белой горе. Это и был конечный пункт крестоходцев.
На одном из поворотов, хозяйка сказала своей помощнице:
- Сейчас кати ты тележку, а затем возьму я, и как скажу, останавливаемся и открываемся.
Крестоходцы стали сворачивать с трассы направо, к небольшой церкви. Тележку прислонили к столбу, бережно сняли поклажу и развернули. Это оказалась плащаница Матери Божией! Красивая, волшебная плащаница, которая все это дни тайно шла вместе со всеми крестным ходом. И везла ее, простая тележка. Хозяйка с помощницей понесли плащаницу на руках. Люди останавливались, благоговейно прикладывались к святыне. Храм был маленький, пока шел молебен, плащаница ждала у входа. Кто успел, тот приложился.
Только сейчас открылась тайна «волшебной тележки». Подошел и тот мужчина, которому на одной из стоянок, в храме было открыто, что везет простая тележка и Кто идет вместе с ними крестным ходом.
Молебен закончился, люди стали выходить из храма, а хозяйка с помощницей понесли плащаницу вовнутрь. Главный священник крестного хода отец Петр, бережно принял ее в свои руки. Освятил, и воздвизая, трижды благословил всех крестоходцев.
У многих было ощущение, что Сама Матерь Божия была сейчас с ними. Этот тяжелый путь, Она помогала идти всем, кто только этого захотел. Многие стояли и плакали от радости, от происходящего.
А наша тележка издали все это наблюдала. Ей было так радостно и немного, пожалуй, грустно, что все уже закончилось.
«Надеюсь, хозяйка меня не забудет здесь. Но даже если и так, то самое важное, оказывается, я уже исполнила в своей жизни, - думала тележка».
Крестный ход снова отправился в путь. Хозяйка, конечно же, не забыла свою помощницу. И тележка снова покатилась со всеми вместе, исполнив свое предназначение.
Пройдя совсем немного от поворота, где была оставлена плащаница, одна маленькая девочка подошла к хозяйке и попросила:
- Можно и мне покатить волшебную тележку, на которой вместе с нами ехала Матерь Божия?
- Можно, кати тележку, - с улыбкой ответила хозяйка.
Сколько же было радости и восторга у этой девочки!
А затем, … затем крестоходцы продолжали свой путь. Оставалось совсем чуть-чуть, совсем немного.
Вот уже и конец хода. Красавица бела гора. Тележка так много сумела увидеть, столько получила эмоций и восторга! А еще она многому научилась в крестном ходу. А вот чему, это тайна.
Как тайной была плащаница Матери Божией, идущая вместе со всеми в крестном ходу на простой тележке.
Многие из крестоходцев бережно хранят в памяти события, связанные с «волшебной тележкой». Помня, что и в наши дни Бог, Матерь Божия, такие же, как и раньше.
И лишь по вере нашей, будет нам.
Розы
В одном большом городе жил обыкновенный такой ангел. Ему не достался ни один из людей в качестве «подопечного», а вот задание помогать им, ему было дано. Поэтому в отличие от многих своих собратьев, он не носил громкого и всегда многими узнаваемого наименования «Ангел-хранитель».
Часто он просто летал по улицам, заглядывая в окна и оказывая помощь там, где было нужно. Подстраивался рядом с людьми, слушая мысли, и подсказывал самое удачное решение во многих жизненных проблемах. Иногда просто парил над толпами людей.
Вот и сегодня он как обычно был в толпе никем из людей не видимый. Внезапно его что-то сильно поранило. Он очень удивился и огляделся. Рядом с ним, у светофора, стояла женщина средних лет. Именно об нее он и поранился. Загорелся зеленый свет светофора, женщина не спеша продолжила свой путь, а Ангел слегка прикоснулся к ней.
«Ах, вот обо что я поранился!», - воскликнул он.
В глубине души у женщины было столько пережитого, невыплаканного горя, что с годами все это превратилось в острые шипы от роз. Ей было физически тяжело жить. Простое замечание, крики и оскорбления, малейшее насилие – все это очень сильно снова и снова ранило ее.
Ангел обратил внимание, что окружающим людям чаще всего было легко общаться с этой женщиной. И тут вокруг них разлился слегка уловимый, но очень приятный запах. С огромным удивлением Ангел увидел распустившийся бутон розы. Нежные, свежие лепестки цветка были настолько прекрасны, что невольно вызывали восхищение!
Приглядевшись, Ангел увидел, что из всех шипов постепенно вырастают розы.
Единственный выходной
Всем дорогим, родным, близким,
ушедшим от нас в другой мир посвящается.


Было утро выходного дня. Надя приоткрыла глаза, нащупала телефон, чтобы убедиться, что у нее действительно выходной. Блаженно потянулась, взбаламутила подушку. И счастливая решила снова погрузиться в сладкий сон. Но внезапно резкий звук телефона бессовестным образом нарушил ее желание. Брать трубку абсолютно не хотелось. Надя понадеялась, что на том конце поймут, что она занята, но звонки упорно говорили о желании абонента с ней все-таки пообщаться. Пришлось взять трубку:

- Алло.
- Привет. Я знаю, у тебя единственный выходной и у тебя только одно желание – отдохнуть, но сегодня такой замечательный день. Я тебя очень прошу, вставай и собирайся.
- Зачем вставать, куда собираться? НЕ ХО-ЧУ! У меня ВЫХОДНОЙ!!!!!!! – запротестовала Надя.
Смысл всего сказанного плохо доходил до нее. Было понятно главное – в ее единственный выходной надо непонятно куда идти, с кем-то встречаться. И Надя нашлась:
- А это вообще кто?!
- Ну, этого я совсем от тебя не ожидала, не узнать меня это верх …
Голос и, правда был очень родным и близким, и Нади стало стыдно. Чтобы как-то сгладить свою оплошность. Она проговорила:
- Ладно, не обижайся, я же сплю еще. Куда идти, сколько у меня времени, что бы собраться?
- Идти недалеко, помнишь наше любимое место? Сейчас 10, давай часам к двум, там все наши будут. Тебе хватит времени собраться?
- Времени хватит, но только … и Надя замялась.
На том конце рассмеялись:
- Похоже, ты и, правда, спишь. Ладно, я вызову тебе такси к 13.30 и тебя довезут. Хорошо?
- Ну, давай так – сказала Надя, нехотя вылезая из-под уютного одеяла.
- Тогда на твой номер придет смс о подаче машины. Я очень буду ждать тебя, не подведи, пожалуйста. Ты же не подведешь меня?
- Ладно, не подведу. А что с собой взять?
Но ее вопрос потонул в тишине, на том конце уже положили трубку.
Глубоко вздохнув, она с трудом поплелась в ванную, захватив с собой телефон - на всякий случай. Кто звонил, она так и не поняла.

Приняв душ, Надя с ужасом обнаружила, что до такси остался всего час. Метнулась на кухню соорудить себе нехитрый завтрак. Кухня, фен, расческа, платье. На ходу кинула в сумочку на всякий случай свои вышивки (уж они всегда выручали ее вместо подарков). Заглянула в кошелек – хватит. Звонок телефона сообщил: «На ваш заказ прибыла белая лада-гранта номер 333. Пожалуйста, выходите». Отметив про себя, что машина не развалюха, да еще и номер счастливый, Надя выбежала из квартиры.
Поздоровавшись с водителем, она уютно устроилась на заднем сиденье.
«Как же здорово, что я все успела, да еще и ее идея с такси меня сильно выручила, выведя из щекотливой ситуации».
Ее – кто она, звонившая Наде в то утро, при всем желании вспомнить не удавалось. Взглянув мельком на водителя, она мимолетно отметила, что где-то его видела. Посмотрела на часы – 13.50.
- Не переживайте, мы уже рядом, будем вовремя – успокоил ее водитель.
Они подъехали к кафе. Он вышел из машины, открыл дверку и помог ей выйти.
- Проходите в кафе, вас там уже ждут.

Поднимаясь по ступенькам, она удивленно осматривалась. Никак не могла понять, откуда взялось их любимое кафе-мороженое из детства.
Открыв дверь, Надя остановилась на пороге. Кафе и, правда, было из их детства. В правом углу виднелась компания, где слышались радостные возгласы от встречи. Она еще подумала, что вот бы и ее также радостно встретили, а то приехала непонятно к кому, кого она и имя-то забыла – стыд-то какой!
Внезапно к Наде подбежала красивая девушка лет 16-18, с белокурыми волосами в белоснежном платье.
- Ты все-таки приехала, у меня получилось! Никто не верил, что получится, а ты приехала! Пошли, пошли скорее, там уже почти все наши собрались!
И она потянула Надю в правый угол. Каково же было удивление, когда ее окружили самые близкие, самые родные люди.
Ошарашенная, с ватными ногами Надя медленно присела на стул, заботливо подставленный белокурой девушкой, встречавшей ее.
Та не уставала щебетать:
- Она приехала, вы же видите, она приехала! Мне все говорили, что ничего не получится, а у меня получилось!
Обратившись к ошарашенной Наде, она произнесла:
- Да хватит уже удивляться, итак все понятно! Давай веселиться и радоваться. Теперь все в сборе, пошли за стол!
А Надя про себя подумала, что девушка щебечет прям как она в детстве.
Стол был уставлен всевозможными угощениями, все было изумительно вкусно.

Надя не могла поверить, что за одним столом собрались такие дорогие ей люди. Она тронула за руку девушку и тихо спросила:
- Это же не сон, это все - правда? И я … не сошла с ума… да?
Та звонко рассмеялась:
-Конечно, правда! Ты себе даже представить не можешь, насколько все это правда!
- А почему тогда все почти одного возраста, хотя…
- Потому, что! – ответила та и загадочно улыбнулась.
- Ты уж меня прости, но я …и Надя замялась.
- Не помнишь моего имени? – с любовью и нежностью спросила девушка.
- Да, не помню, и мне очень стыдно…
- Ничего стыдного здесь нет. Для тебя я просто доченька – твоя доченька.
- Что??? Так ты же …
- Мамочка, любимая, вот только не надо делать такие большие глаза и снова падать в обморок! Ну, неужели, ты не поняла до сих пор, что здесь собрались все те, кто уже не живет на земле, а живет в памяти твоей души? Да и вообще, доставай свою волшебную вышивку, уже не терпится ее получить в подарок из твоих рук.
- Да, конечно доченька, вот только у меня ее мало, я же не знала, что…
- Да не переживай ты так, на всех хватит! Вечно ты переживаешь напрасно.
Наде и, правда, удалось одарить всех своим рукоделием. Удалось так же пообщаться абсолютно со всеми, находящимися за столом. Когда она задавала запрещенный вопрос, ей с любовью улыбались и переводили тему разговора.
Время пробежало незаметно. Доченька подошла к ней и с любовью прошептала:
- Тебе пора домой, родная, такси уже ждет. Не прощайся с нами, мы всегда с тобой рядом, просто ты нас видишь только сердцем.
Обернувшись ко всем лицом, Надя низко поклонилась, поблагодарила и пошла к выходу провожаемая добрыми словами собравшихся. Знакомый уже водитель ждал ее в машине. Посадив в такси, доченька тихо прошептала ей на ушко:
- Нам запретили тебе что-либо дарить со встречи, но возьми этот маленький цветочек на память. Положи его в кошелек, пусть он будет у тебя вместо моего фото.

Такси домчало ее мгновенно. Надя плохо помнила, как зашла домой и уставшая легла спать. Только она заснула, ее разбудил … звонок телефона. Подруга на другом конце с возмещением отчитывала:
- Хватит спать соня! Уже 12 дня, я скоро буду, пошли в кино! Единственный выходной, а она спать решила!
Надя открыла глаза, мгновенно проснувшись. Осмотрела комнату соображая – была та встреча или … Платье было поношенное, на нем виднелось свежее размытое пятно от клубнички. Помнится, еще бабушка помогала ей застирать его. А когда они этим занимались, тихонечко сообщила:
- Нам редко разрешают так собираться, а тебя пригласить вообще запрещали, спасибо доченьке твоей, ангелочку нашему, она упросила. Ты хоть дедушку-то узнала, это же он водитель такси.
Снова звонок телефона потребовал внимания:
- Я уже на пороге, открывай дверь!
Открыв подруге дверь, Надя бегом бросилась в свою комнату. Нашла сумочку, достала кошелек.
На месте фото лежал маленький цветочек от ее доченьки.
Волшебные подарки на новый год.
Здравствуйте дорогие друзья.
С разрешения Виталия Аркадьевича хочу предложить Вам купить мои волшебные работы.
Многие из Вас помнят мой конкурс "Счастье в ладошке", там мои призы можно было выиграть, сейчас их можно купить. Работы - вышитое кружево. Выполняю сама, вкладывая душу.
Стоимость работы - сколько не жалко.
Получать на почте. Сумму можно будет оплатить на почте, если Вы хотите наложенным платежом, либо перечислить на мою карту Сбербанка.
Номер карты ИЗМЕНИЛСЯ получатель Штанько Надежда Анатольевна.
Прошу учесть, что если Вам нужна объемная работа, то почтовые расходы составят:
200-300 руб за посылку
200-400 руб за плотную коробочку. Только в ней в целости доходят мои вышитые работы.
Если простая (не объемная вышивка) тогда буду посылать просто заказным письмом.
Вместе с заявкой-заказом прошу присылать мне ваш адрес (ТОЛЬКО ЛИЧНЫМ сообщением).
Вот фото моих работ
Ангел объемный, высота примерно 25-30 см

туфелька золушки

лебедь объемный

коляска

кошечка - размер 7/4 см

птица счастья (вариантов много)

лебедь простой

ангел малый

новогодний домик (внутри стоит свечечка на батарейках)

цвети-семицвети (на рождение малыша: мальчик-девочка


овечка

Ангел средний полу объемный (он легко складывается и посылается в письме)
Как все.
Очередной «праздник для всех» шумел в большом городе. Он специально вышел на улицу, что бы слиться с толпой. Люди суетились, спешили, а он просто не спеша шел между ними. Странный, не понятного возраста мужчина. Дурацкая шляпа прошлого века, старенькая одежда – его некоторые принимали за бомжа и с опаской отходили в сторону. А он просто хотел хотя бы на час забыть об одиночестве, и в этой толпе почувствовать свою нужность этому миру.
Вы не подумайте, что он был совсем уж никчемным человеком. Как все он когда-то имел семью, вроде где-то жили его дети. Как все он мечтал о доброй старости, о тепле человеческой заботы. Почти как все он очень любил кошек, но в последние годы капризная дама аллергия запретила ему иметь рядом пушистый теплый комочек.
Как все он тоже рисовал. Ах! Как же он любил рисовать! Рисовал везде и всюду. Рисовал и дарил. Дарил всем подряд, словно был обязан дарить. Часто люди недоуменно пожимали плечами принимая «эту мазню». Приносили домой, куда-то прятали, забывали, выбрасывали его подарки.
Он считал себя как все. Просто ему совсем немногого не хватало, а чего, понять он, увы, не мог.
Не раз он старался слиться со всеми, ведь он такой же как они, но люди отталкивали его, боялись чего-то.
Те, кто сталкивался с ним ближе, с удивлением видели его безмерную доброту, чистейшую открытость. А еще его глаза! Он мог глазами творить чудеса. Молчать и так многое сказать лишь глазами, в них был огромный безбрежный мир. В него влюблялись и … с ужасом отходили в сторону. Чего боялись – не понятно, ведь он был как все.

Прошло много лет.
Картины и маленькие наброски удивительного человека стали стоить огромных денег, украшают многие музей мира, бережно хранятся почитателями его таланта. В простых работах рассказано так многое, что на них можно смотреть и читать их долго.
История не сохранила даже имени этого человека, его похоронили как бомжа за счет государства.
Для всех он остался «странный мужчина как все».
Солнышко наше
Солнышко наше.
Памяти нашей бабушке посвящается.
На дворе стояло лето, жаркое, выматывающее своими заботами по хозяйству. Сенокос, полив огородов, кормление скотины. В это утро Надя на удивление встала раньше обычного, хотя и легла далеко за полночь. Посмотрела на часы – семь утра. Вначале хотела еще поспать, но потом решила, что больше дел успеет сделать.
Ей было только девятнадцать, а на плечи уже давно легли не детские заботы. Вот уже полгода, как лежит парализованной их бабушка, их солнышко ясное. Часто возникали мысли, что как же они все будут жить без нее, когда ее не станет, она ведь была для них всем. Сейчас вместе с бабушкой живут трое – Надя, Павлик и Люда, остальные приходят постоянно в гости, проведать свое солнышко.
За эти полгода Надя сильно сдала, устала. Почти без сна, два-три часа не более. А днем некогда, надо приготовить, убрать, постирать, накормить. Обычная жизнь простого частного дома с земелькой во дворе, там они и выращивали все, что только могли.
Все еще спали. Надя оделась, подошла к дивану, на котором лежала бабушка. Прислушалась. Та спала, дыхание было ровным. С удивлением внучка отметила про себя, что этой ночью бабушка не кричала от болей, не звала ее. Да и вчера вечером тоже спала.
Подойдя к святому углу, Надя зажгла лампадку и начала читать утренние молитвы. Едва закончив, повернула голову к бабушке, вся комната наполнилась необычайной радостью, хотелось летать от счастья, казалось, что небо открылось. Сколько это длилось, неизвестно, но бабушка задышала часто, потом еще пару глубоких вздохов и все.… Смотря на это, Надя не понимала, почему же та не дышит? И чей-то добрый голос ответил, что бабушка просто умерла….
Потом были похороны. Собралось много людей. Умерла бабушка тринадцатого июля тысяча девятьсот девяносто шестого года в семь тридцать утра. Июль самый жаркий месяц на Кубани, и если человек умирает утром, хоронят его в этот же день, иначе начинается разложение. Бабушку Раю Надя решила хоронить четырнадцатого в ее день рождения. Многие шли поздравить с днем рождения Раису Яковлевну, а попадали на похороны. На удивление всем бабушка лежала как живая, даже язвы на ногах не открылись. Благодаря хорошему уходу, пролежней тоже не было.
После поминок семеро внучат остались совсем одни. Многое им предстоит пройти в своей жизни. Но навсегда главным ориентиром и основой правильных решений станет их родная бабушка, которая всем им заменила маму.
Что же такое в своей жизни успела сделать Яблонева Раиса Яковлевна? Родилась в простой семье в тысяча девятьсот двадцать третьем году, девичья фамилия Исакова. Вышла замуж за Михаила Минаевича, родила дочку Леночку. Вроде ничего необычного нет. Все самое важное она начала делать после свадьбы любимой дочки с зятем Анатолием. Семейная жизнь молодых не заладилась, непутевыми они оказались родителями, вот и взялась Раиса Яковлевна тянуть их семью. Внучки рождались каждые два года, пятым и седьмым оказались два внука. Жилось внучатам у родителей голодно и холодно. Одевать, кормить их стала бабушка, школьные уроки так же делала с ними зачастую их бабуленька, да и по врачам бегала с ними тоже она, ребята слабые были, болели постоянно. Тяжко, ой как тяжко было ей! Здоровья, сил не было, постоянные проблемы с сердцем, давлением, еще ноги все на варикозе, позже и на открытых язвах. Не допустила она так же, что бы отдали ребят в детский дом, прошла все круги ада в хождении по судам. Да и от своей родной дочки вынесла не мало побоев и проклятий. Разве это не подвиг?...
Внучат брала к себе жить по очереди. Часто повторяла им, плачущим «Я же не солнышко, всех не обогрею…»
А она для них на всю жизнь осталась солнышком. Добрым, ласковым, согревающим озноб души.
Человек живет на земле, пока его помнят. Пока хотя бы одна живая душа вспомнит его добрым словом.
Вспомните и вы, читающие эти строки, добрым словом простую женщину, которая при жизни согревала теплом своей огромной души не только семерых внучат и их непутевых родителей, но и всех кто соприкасался с ней. Все, чем могла, она щедро делилась с окружающими.
Царство небесное тебе, родная наша бабуленька Рая.
Итоги мини-конкурса "Счастье в ладошке". Второй сезон.
Здравствуйте дорогие друзья.
От всей души хотим мы с Олей поздравить всех Вас с наступающим новым годом.
И объявить результаты конкурса.
Вы все нас очень порадовали. Работ было много. Хороших, настоящих.
Ну а теперь подробнее.

Тема - "Счастье мое"
1. Елена Серова - с работой «Мама мышка и мышонок».
2. Константин Вуколов – с работой «Голубой цветок».
3. Алла Савельева – с работой «Замок счастья».
4. Наталья Ведина – с работой «Две верных подруги».
Все участники получают вот такого вышитого лебедя - символа верности, семьи и простого человеческого счастья.

А так же диплом


Тема "Кошка у окошка".
1. Ольга Большакова – с работой «Кошки они такие разные».
2. Елена Серова – с работой «Кот – обормот»
3. Катя Серова – с работой «Котенок Пушкин».
4. Алла Савельева – с работой «Городские коты».
Все участник получают волшебную кошечку

И диплом


"Церковная тема"
1. Елена Серова – с работой «Икона Матери Божией «Неувядаемый цвет»
2. Наталья Ведина – с работой «Покаяние».
Все участники получают вот такого ангела

И диплом


"Новогодняя тема".
1. Наталья Ведина – с работой «Зимняя избушка».
Наталья получает вот такую лошадку


Вне конкурсные работы.
1. Ольга Гура – «Куклы Тильды»
2. Ксеня Борисова – улитка и цветок из бисера.
3. Мирослава Рамс – картина «Крылатый лев».
Все участники получают дипломы и волшебную кошечку.

А так же все участники получают вот такие "наши" ладошки


Решением жюри, приз за лучшую работу получает Елена Серова.
Вот такой вышитый лебедь в 3D отправляется ей в подарок


А так же решено отдельным призом наградить и самого маленького нашего участника
Катю Серову.
Вот такая вышитая колясочка едет к ней в гости


С любовью ко всем Вам
Ваши
Надежда Штанько (г. Пермь)
Ольга Михайлова (г. Самара)
Лампадка.
Лампадка тихим огоньком,
В глухой ночи мерцала.
И страшно было ей одной,
И силы было мало.

Враждебный, злобный, грешный мир
Вот-вот ее поглотит!
Но тут ребенок рядом встал
О чем-то Бога просит.

А сзади мама подошла
С молитвой к Богу слезной.
В углу, тихонечко стоял
Отец, моляся Богу.

Их было трое - но одной
Молитвой пламенели.
И горе легче для троих,
И стужи, и метели.

Лампадка тихим огоньком,
В глухой ночи сияла,
И малый свет большой души
Вокруг всем отдавала.