Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Моя Вселенная

+76 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Леонид Старцев
А ведь мы с тобой соседи!


Заметь, а мы с тобой соседи -
Живём на шарике одном!
Мы ближе, чем казалось, леди -
Тебя я вижу в голубом…

Под общим нежимся мы солнцем,
Мечтаем под одной луной,
И звёзды те же из оконца -
Все из галактики одной!

Плывут одни и те же тучи,
И также мучают дожди,
Под зонтик нам один бы лучше,
Но врозь на дождь пока глядим…

А вот и радуга блеснула!
Мост этот кстати будет нам,
Надеюсь, ты уже проснулась,
Подкову видишь из окна?

Не разминёмся, точно знаю,
Ведь мостик радужный – для нас!
Я благодарен другу-маю
За этот звёздный, яркий час!

Мы встретимся под небесами,
Нам здесь сам чёрт не будет брат,
Играет ветер волосами -
Я на перилах – акробат!

В испуге вскрикнешь, захлопочешь:
- Спускайся мигом, дурачок!
Я всё прощу, чего ж ты хочешь?
Вот и попалась на крючок!

- С тобою быть хочу и только,
Но не соседом по Земле,
Смотреть, чтоб вместе с Красной горки,
Как утро начинает млеть,

Как птицы радостно щебечут,
Как серебром роса звенит,
Как солнце славит нашу встречу,
И устремляется в зенит!

Всё непременно так и будет,
Пройдёт ненастья канитель,
- Вот кофе, твой любимый штрудель -
Уже несу тебе в постель!
Моя девочка не спит


Моя девочка не спит,
Моя девочка грустит…

Между нами дождь и ветры,
Между нами – километры!
Был бы рядом, я б помог:
Вмиг сварил бы дамский грог,
Потушил бы лунный свет -
Сна лишает он джульетт,
Приглушил тревог все звуки,
Как ребенка стал баюкать,
Колыбельную спел песню -
Сновиденьям стало б тесно,
И лелеял, и ласкал,
В ушко нежно б целовал…

Мой котеночек продрог?
Очень кстати будет грог!
Позови! Примчусь, приеду,
Бережно укрою пледом,
Тише, Ангел спит - точь-в-точь,
Самой сладкой станет ночь…
И начнется наша сказка
Про любовь и Кареглазку!

Моя девочка грустит,
Моя девочка не спит…
Пища маленькой надежде


Как прав был старина Монтень:
Жизнь – заблуждений горьких груда…
Неосязаемая тень,
Какая дивная причуда!

Сверх всякой меры ты умна,
Остра на милый язычок,
Из мониторного окна
Ищу – нигде не горячо…

Нам не стоять в тени ракит,
Твоих не обнимать мне плеч,
Но как вниманье обратить,
Как взор загадочный привлечь?

Лишь рыжим машешь ты хвостом,
Всё издеваешься и дразнишь,
Но без тебя и мир пустой,
И все шедевры – безобразны!

Расставлены везде силки –
Ты их в упор не замечаешь,
Надежды вянут васильки,
Спасает верный кофе-айриш…

Пойми, не нужен повод здесь,
Поверь, решается всё небом:
Вот снизошла благая весть -
Ты стала всем: водой и хлебом!

Привиделось, как за шитьем,
Устроилась в уютном кресле,
Под магии ночным шатром,
Вновь грезишь о чудесном «если» …

Цвети, блистай, рождай восторг,
И будь всегда великолепной!
На свете множество дорог:
Бежать, бежать – а то ослепну!

Я в наваждении нелеп,
Пройдёт… не раз так было прежде,
Остался стих, что тоже хлеб,
Как пища маленькой надежде…
Наследство


Лена родилась в деревне, там и школу окончила. После трагической смерти родителей, угоревших в собственной баньке, перебралась в райцентр и стала работать на местной текстильной фабрике. Получила место в общежитии. По ее представлениям достигла всего, чего только может пожелать деревенская девушка. Осталось только познакомиться с каким-нибудь, пускай и завалящим, принцем.

Если сказать, что письмо от нотариуса повергло Лену в шок, значит ничего не сказать. Слегка оправившись от потрясения, девушка поняла, что вмиг разбогатела. Была классическая Золушка без кола и двора, а стала законной владелицей недвижимости. Пускай эта недвижимость и неказиста, всего-то однушка и в не самом лучшем районе города, но для обитателя общежития – это настоящий дворец!

Квартира досталась от бабы Клавы, двоюродной бабушки, с которой родители Лены не очень ладили, называли колдуньей. Как только стало возможным, Лена перебралась в свой новый дом. Квартирка располагалась на седьмом этаже в довольно приличной девятиэтажке. С соседями тоже вроде повезло – семейные, в основном непьющие, вежливые. Вечером новую жиличку навестила Надежда Петровна, дружившая с бабой Клавой.
- Ну, здравствуй, Лена, с новосельем!
- Здравствуйте!
- Что-то ты не очень жаловала баба Клаву, а она вон какие хоромы тебе оставила. Хорошая была женщина, добрая, отзывчивая. Надеюсь ты ее не подведешь.
- Постараюсь!
- Докладываю, Клавина кошка Маруся у меня, если хочешь верну, но мы с ней уже так подружились, если она без надобности, пусть и остается. Это лампа, старинная, Клава всегда с ней на картах гадала. Вещь ценная, вот я и взяла на сохранение…
- Лампа Аладдина? – Лена непроизвольно хихикнула.
- Я не проверяла…
Надежда Петровна неожиданно смутилась, отвела взгляд и перевела разговор на другое.
- А это чайный гриб. Баба Клава его тоже очень любила, просила тебе передать. Он и Маруся были как члены ее семьи. Говорила, что гриб поддерживает силы, дает надежду и укрепляет здоровье…
- Только не очень-то он укрепил ее здоровье, сколько бабушке было лет? Семьдесят четыре, для женщины – еще жить, да жить!
- Много ты понимаешь. Да, она могла бы еще пожить. Но вот скоропостижно скончалась.
Врачи сказали, что от сердечной недостаточности. Но думаю, причина в другом…
- В чем?
- Не бери в голову, это так, мои старушечьи глупости…
- Но все-таки?
- Ладно, пока устраивайся, потом расскажу. А ты не чурайся, приходи по-соседски на чай, а я к тебе буду заглядывать – она кивнула на принесенную трехлитровую банку с чайным грибом - Клава всегда меня угощала. Конечно, я могла бы и свой завести, но это такое дело, одной пить не интересно, а так повод заглянуть на огонек. Кстати, с грибом-то умеешь обращаться? Клава за ним ухаживала, как за ребенком…
- Ничего, научусь, вы подскажите…
- Конечно, подскажу, почему не подсказать… Еще раз с новосельем!
- До свидания, заходите!
- Обязательно зайду!

Соседка ушла, оставив Лену с лампой и грибом. Девушка с сомнением посмотрела на банку, зачем ей эта бабкина блажь? Но воля умершего – закон, ладно, это, наверное, будет не очень обременительно. Погладила банку рукой:
- Ну что, гриб, надеюсь, подружимся?
Банка с грибом, как и следовало ожидать, промолчала. Но Лене показалось, что сквозь толщу желто-коричневой жидкости прошла тоненькая цепочка пузырьков, сопровождавшаяся лёгким голубоватым сиянием. Возможно это был просто блик от люстры.
Лена в сердцах отмахнулась:
- Привидится же чертовщина… Такой тяжелый день, все, душ и спать!

Девушке все больше и больше нравилось новое жилище, она любила еще прибавить - ее собственное. Она ходила по комнате с блаженной улыбкой, представляя, как по этому полу в свое время будет бегать малышок, шлепая розовыми босыми ножками. С соседями наладила контакт, особенно сдружилась с Надеждой Петровной, с которой встречались чуть ли не каждый вечер. Пили чай, в том числе и грибной. Неожиданно он пришелся Лене по вкусу: сладко-кислый, слегка терпкий, чуть-чуть газированный. Женщины болтали о том о сём. Как-то соседка спросила:
- Лена, ты девушка вполне справная, с приданным, и характер у тебя золотой, а что одна, пора уже и жениха завести?
Лена немного смутилась:
- Да еще успею! Какие мои годы! Да и где взять-то женихов этих? На фабрике одни женщины. На работу, да с работы, никого и не вижу…
- Придется тебе подсобить. А что: я пенсионерка, времени - вагон. Товарок поспрашиваю, может у кого и найдется на примете добрый молодец.
Лена не стала отнекиваться, а вдруг что-нибудь и на самом деле получится. А то так и в девках можно засидеться.

Надежда Петровна слов на ветер не бросала, и уже через три дня познакомила с парнем.
- Вот Ленок, как и обещала, мой земляк, рекомендую!
Дима на Ленин деревенский вкус был вполне видным парнем. Выше среднего роста, с кудрявыми рыжеватыми волосами, в меру упитанный. Интеллект у него тоже был не броским, или очень хорошо замаскированным. Он работал на заводе фрезеровщиком, жил в общежитии, тоже был родом из деревни, поэтому молодые люди очень хорошо понимали друг друга. Через несколько дней как-то так естественно получилось, что Дима перебрался к Лене. Забот девушке заметно поприбавилось.
Молодой человек любил, как говорится, поработать, особенно поесть и поспать. В еде был непритязательным, главное, чтобы пожирнее и побольше. Девушка думала, что теперь они с Димой по вечерам будут гулять, ходить в кино, в парк. Но парень оказался типичным домоседом с весьма ограниченным набором атрибутов вечернего отдыха: диван, пиво, телевизор.

Как-то в будний день Дима остался дома, на недоуменный взгляд подруги ответил:
- Что так смотришь, да, не пошел на работу, от работы кони дохнут. Подыщу что-нибудь получше, надоело за копейки горбатиться. Вот хочу подержанную машину купить, бомбить буду. Все что заработал – мое!
- А на какие шиши?
- В том-то и проблема… Но можно занять. Попрошу у Надежды Петровны, наверняка есть в загашнике, на смерть приготовила. А на вид здоровая, всех нас переживет… Может, и ты мне займешь, а как заработаю, все отдам?
- Да какой там в долг, еле концы с концами свожу, а сейчас совсем туго стало…
Так она прозрачно намекнула, что Дима стал уже обузой. Но тот сделал вид, что ничего не понял. У него была такая удобная особенность, неприятные разговоры и вопросы он тупо пропускал мимо ушей.
- Не прибедняйся, наследство ведь получила. На крайняк, кредит можно взять под квартиру. Ты пойми, я в момент раскручусь и заживем как у Христа за пазухой!
- Ну нет, в это ярмо не полезу! И на квартиру губу не раскатывай, ничего тебе здесь не обломится!
- Начинается, я-то думал, что мы с тобой одна семья, всё вместе: и радости и печали… И сразу – нет! А дальше-то как будем жить?
- Слушай, Дима, кончай эти разговоры для бедных. Сам ищи деньги, у меня и без этого забот хватает. Вон картошка кончилась, лук, макароны… Сходил бы хоть в магазин!
- Деньги дашь – схожу!
- Да дам, куда ж я денусь…
Со вздохом Лена полезла в сумку и достала тощий кошелек. Но конечно, ни продуктов, ни денег она в этот день не увидела. Димыч заявился за полночь пьяным вдрызг и сразу завалился спать.

Иногда девушка думала, и на что мне все это надо? Подруги всегда говорили, нужно, чтобы в доме пахло мужиком. И вот сбылась мечта идиотки, теперь мужиком пахнет, и даже слишком, настоящий «коктейль Молотова»: дешевый табак, перегар, пот, носки не первой свежести и еще нечто неопределяемое. Настоящий мужик в квадрате, но к другим, чисто мужским функциям он относился с явной прохладцей. Но Лена была этому даже рада – вступать в физический контакт с этим плохо выбритым чудом в ареоле вышеназванных запахов было невыносимо. Самое главное, оно не поддавалось даже элементарной дрессировке – все даже самые мягкие и безобидные замечания и советы встречал в штыки. Теперь у Елены доминировала только одна мысль, как бы побыстрее сбагрить этого далеко не самого лучшего представителя мужского племени вместе с его запахами.
А тут еще Димыч не на шутку заинтересовался грибом. Особенно по утрам, после вчерашнего, любил прямо из банки хлебнуть бодрящего напитка.
- Ленк, а что правда, твой гриб спирт вырабатывает?
- Да, немного, как в кефире.
- А если сахара побольше добавить?
- Я все делаю по правилам, больше нельзя, может испортиться…
- Маслом кашу не испортишь…
Сказал Дима глубокомысленно и хитро усмехнулся.

В субботу, когда Димыч отправился якобы в магазин, тут же появилась соседка.
- Привет, Ленок, ну как жизнь молодая да семейная!
- Здравствуйте, извините, баба Надя, я вам поверила, а вы подсунули черте что и даже без бантика.
- А что такое, кого ж тебе надо, прынца?
- Принца, не принца, но такого тоже не надо. Он же не работает, деньги тянет без конца на пиво, совсем опустился…
- Ну извини, мне показалось, что нормальный парень.
- Нормальный? Забирайте обратно своего нормального, достал уже!
- Куда ж я его заберу? Может все еще и наладится?
- Ничего не наладится. Мне самой его что ли выгонять?
- Не обессудь, соседушка. Только не делай резких движений, а то получится как с Клавой…
Тут она как будто осеклась и замолчала.
- А что с бабой Клавой? Кстати, вы обещали что-то рассказать о ней.
- Да что там рассказывать, ничего уже не помню, да ничего и не было…
- Нет, баба Надя, я вижу, что вы что-то скрываете. Давайте, рассказывайте, пока этого «нормального» нет.
- Ну хорошо, расскажу, только ты больше Димку ко мне не приплетай, насильно вас не сводили, теперь сами и расхлебывайте.
- Ладно, расхлебаем. Да вы рассказывайте, рассказывайте…
- Да, что рассказывать… В общем, твоя Клава в последние годы стала заговариваться и заводить сомнительные знакомства. Представляешь, познакомилась с каким-то очень шустрым дедком. А у него на морде написано – жулик! Я и так Клаве и эдак, но та уперлась – он хороший, говорит, и мы с ним съедемся. А дедок стал все настырнее опекать ее, приходил чуть ли не каждый день – «на чай», очень уж ему, говорил, Клавин чай нравится, но я думаю, это повод был такой. И вроде бы совсем сговорились, но тот мужик внезапно захворал, а что с ним, никто сказать не мог. Стал животом маяться, с унитаза не слазил. Увезли в инфекционку, там он и загнулся. А Клава с того случая совсем осерчала, стала на гриб грешить. Не пошел мол он мужику. А гриб и правда как-то изменился, был светло-желтый, а потом вдруг побурел, пузырился без меры. Клава уже хотела выкинуть его в мусоропровод, но напоследок решила выпить чайку, все-таки вместе не один год прожили. И ее тоже прихватило, но - сердце, хотя раньше никогда не жаловалась. Я ухаживала, скорую вызывала, сказали чисто возрастное. Чтобы немного успокоить и говорю:
- Может выкинуть гриб-то, раз так раздражает?
А она вся такая грустная, лепечет, обиделся говорит он на меня, не выкидывай, пусть живет, потом наследникам отдашь… Я подумала, старая спятила, вот и злится на всех, на кого не попадя. А сейчас, смотрю, гриб опять побурел. Ты не пей его, как бы чего не вышло…

В тот вечер Лена так и не дождалась Диму, чтобы серьезно поговорить. Утром, когда собиралась на работу, увидела на диване это «сокровище», спит, даже не разделся, видно совсем поздно заявился, алкаш. Пришлось разговор отложить на вечер. На работе ее неожиданно вызвали к телефону, звонила баба Надя:
- Ой, Ленок, что случилось! Димка твой из окна выпал и сразу насмерть. Скорую вызвали, но было уже поздно. Якобы белая горячка, крыша поехала. Полицейские тебя спрашивали, сказали, чтобы обязательно пришла в отделение, вопросы есть…

Лена сидела в уютном кресле и смотрела любимый сериал. Было спокойно и мирно, как уже давно не было. Взгляд упал на банку, гриб опять стал золотисто-соломенного цвета, мелкие пузырьки в свете старой лампы посылали загадочные блики.
- Ну, что, друзья, не дадите никому меня в обиду?

Неожиданно раздался звонок в дверь. Лена даже вздрогнула:
- Кого ещё принесло?
Побежала открывать.
- Кто там?
- Скорая помощь!
- Я не вызывала!
- Ваша квартира 289, Елена Григорьева?
- Да, и что?
- Вот у меня в карточке так и написано! Девушка, откройте, надо разобраться! Если не вызывали, составим протокол о ложном вызове!
Чертыхаясь, Лена открыла дверь. На пороге стоял высокий рыжеватый парень в белом халате и с большой сумкой с красным крестом. Девушка недовольно поджала губы и непроизвольно подумала: «Опять рыжий!»
- Можно войти?
- Но я вас не вызывала!
- Хорошо, сейчас разберемся, где можно присесть?
- Доктор, а документы у вас есть?
Рыжий слегка смутился:
- Вот пожалуйста: Олег Грибов! Но я еще не доктор, только учусь, фельдшер я!
- Может еще и чай будете пить?
- Не откажусь! Давайте заполним бланк…
- И что мне грозит?
- Штраф и общественное порицание…
- Но я правда не вызывала!
- Да вижу, вижу, но надо как-то закрыть вызов. А давайте я вам давление измерю? Так, так, да у вас, голубушка, гипотония!
- И что, жить буду?
- Будете, но надо заняться здоровьем: зарядка, витаминчики попить, прогулки на свежем воздухе…
- Над зарядкой и витаминчиками подумаю, а вот с прогулками, вряд ли получится. Прихожу с работы поздно, а гулять одной боязно…
- Почему одной? Я здесь поблизости живу и могу составить вам компанию…
- А что, не откажусь…
- Вот давайте прямо завтра и начнем, я как раз не дежурю… А это что у вас, чайный гриб, о, какой красивый и наверное очень вкусный?
Лену взглянула на банку и обомлела, гриб действительно сиял радостным соломенно-солнечным цветом…
- Вот, угощайтесь!
- Ух ты, настоящая благодать! Спасибо! А давайте уже на «ты»!
- Давай!
- Ну я тогда пойду! Завтра в семь вечера я жду вас, тьфу, тебя, у подъезда! Форма одежды – спортивная!
- Договорились!
Только Олег ушел, тут же явилась баба Надя.
- Ленок, как дела? Гостей принимала, вроде разговор слышался?
Надежда Петровна пыталась сделать максимально незаинтересованное лицо.
- Скорая приезжала, а случайно, это не вы ее вызвали?
Баба Надя скромно потупила взгляд и ответила вопросом на вопрос:
- А что Олежек не понравился?
- Вы что его знаете, значит это ваша работа?
- Ну должна же я была реабилитироваться за Димку. Так понравился или нет?
- Понравился…
- Вот и не упусти!
- Он учится в медицинском, будет доктором, а я что? Зачем я ему нужна?
- А ты учись!
- Я хочу… Собираюсь поступать в текстильный, на вечернее отделение, начальник обещал рекомендацию…
- Ну и молодец, а если надо будет, я и за малышом посмотрю…
- За каким малышом?
- А ты что рожать не собираешься?
- Собираюсь…
- Глянь, гриб-то как радуется!
- У Олега и фамилия подходящая…
- Да что тут говорить, берем!
Женщины расхохотались.
- Ладно, Ленок, засиделась я, пойду. Налей-ка мне на посошок чайку грибного, уж очень он нынче красивый…

Молодые люди гуляли по парку и громко спорили.
- Олежек, ну почему ты мне не веришь? Это все чистая правда!
- Леночка, что правда, что гриб живое, одушевленное существо?
- Да, представь себе, это домашний оберег, исполнитель желаний, и, только не смейся, прекрасный лекарь… Между прочим, его называют «грибом счастья». Я сначала тоже не верила, но потом понаблюдала за ним, и все что рассказала - прочувствовала на себе, видела своими глазами. Он хороший, очень чуткий и чувствительный, терпеть не может, когда при нем кричат, ругаются, крепко выпивают… Я с ним подружилась, он меня любит и защищает!
- Не обижайся, но это все сплошные глупости, женские фантазии…
- И не дай бог, если кого гриб невзлюбит, или кто будет про него плохо думать и говорить!
- Ой как страшно!
- А ты не смейся, за последний год на его совести по крайней мере три жизни…
- Ну раз он такой опасный, может выкинуть или отдать кому-нибудь?
- Ни в коем случае! Вон баба Клава только захотела избавиться и несмотря на столетнюю дружбу, гриб ее наказал… Так что лучше с ним дружить. Я тебя не очень напугала, не передумал еще со мной водиться?
- Ничуть, наоборот, интересно! Хотя, как будущий врач на все смотрю с позиций доказательной медицины, будет любопытно вблизи понаблюдать за этим «чудом».
- А кстати, гриб хорошо тебя принял, это добрый знак.
- Надеюсь, мы с ним подружимся.
- Я тоже на это очень надеюсь…
Интересное кино


Арсений задумался, чем бы заняться? Конгресс закончился досрочно, а самолет Париж - Москва только завтра. Вечером, правда, должен состояться прощальный банкет, но у него не то настроение. В центр ехать тоже не хотелось. Отель был на отшибе, поэтому решил просто прогуляться по ближайшим окрестностям.
Сувениры и подарки закуплены, а бесцельно ходить по магазинам нет уж, увольте! Не спеша шел по уютной улочке, было тихо и умиротворенно, как бывает только на излете осени. Серебряные паутинки добавляли очарования и привносили в душу легкую грусть. Сразу вспомнилась Юлия, где она, с кем? Внезапная и неожиданная разлука, пусть и давняя, отозвалась в сердце острой болью. Почему-то на чужбине чаще бередятся и саднят именно старые раны, а то еще появляются и фантомные боли по утраченным чувствам и отношениям. Так было хорошо, и зачем только вспомнил?
Собрался повернуть назад, как вдруг увидел небольшой кинотеатрик с сентиментальным названием «Ностальгия». Подошел поближе, оказалось, это специализированный кинозал для экспериментального и альтернативного кино. Как и следовало ожидать, ажиотажа не наблюдалось. Несколько пенсионеров, парочка влюбленных, стайка тинэйджеров, явно сбежавших с уроков… Цены божеские, вполне приемлемый способ убить время и отвлечься от тяжелых мыслей. Фильм назывался «Перекресток любви». Ни название, ни режиссер, ни исполнители главных ролей ничего не говорило Арсению. Подумал, явный кот в мешке. Хотя он и не был киноманом, но все же…
Крошечное фойе было по домашнему уютным, в углу - небольшая барная стойка. Арсений подошел, и доброжелательный бармен тут же протянул фужер:
- За счет заведения, месье, фирменный напиток «Мечты сбываются!»
Увидев недоуменный взгляд, пояснил:
- Вы впервые у нас, это подарок!
Коктейль приятно ударил в голову и вызвал прилив легкой эйфории. Арсений так расслабился в кресле, что чуть не пропустил начало сеанса. Только вошел в зал, как потух свет, заиграла музыка и по экрану побежали титры. Пока глаза не привыкли к темноте, почти ничего не видел, чертыхаясь и беспрестанно извиняясь, нашел свободное место. Странно, подумал, вроде у кассы было мало народу, а зал почти полный. Через минуту адаптировался и огляделся. С удовлетворением отметил, что кресла рядом и слева и справа свободны, значит никто не будет сопеть над ухом и ерзать, действуя на нервы. Так, что с фильмом?
Фильм был на французском языке. Поначалу показалось, что это типичная французская мелодрама с их неподражаемым тонким юмором и иронией, чем собственно и импонировали Арсению эти ленты. Герой знакомится с героиней во время служебной командировки. Между ними разгорается взаимное романтическое чувство. Но есть одна проблема – он старше возлюбленной почти на двадцать лет. Это их особенно не беспокоит, но у него семья, жена и взрослые дети, с которыми он не собирается порывать. После командировки герой уезжает в свой город с надеждой забыть о новой знакомой. Но не тут-то было. С глаз долой из сердца вон не получилось. Страсть не затихла, а только усилилась…
Арсений все сильнее втягивался в происходящее на экране. Узнал музыкальный трек – это была композиция на тему известной песни Азнавура – «Вечная любовь». Удивительно, что сразу не обратил внимание – это же его любимая вещь! Тут же заметил, что герои постепенно каким-то образом трансформируются и становятся все больше и больше похожими на очень знакомых ему людей. Попытался, но не мог вспомнить на кого. Тут осенило, да это же кино про них с Юлей! События на экране становились как две капли похожими их жизненные ситуации.
Как зачарованный смотрел на экран не в силах отвести глаз. В какой-то момент создалось впечатление, что он смотрит документальный фильм об истории их отношений с Юлией. Если вначале были, как говорится, некоторые трудности перевода, то потом, он прекрасно понимал все диалоги и даже догадывался, что скажут герои в следующую секунду.
События развивались стремительно. И вот после нескольких романтических встреч герои надолго расстаются. Она, устав ждать любимого, выходит замуж за иностранца и уезжает за границу. Он в панике, но до последнего не теряет надежды увидеть свою ненаглядную. Тут его отправляют в командировку в Париж. Он выступает с докладом на конгрессе. Одновременно в городе появляется его любимая, останавливается у подруги, с которой они идут в Диснейленд, Лувр, поднимаются на Эйфелеву башню… Потом, каким-то образом, героиня оказывается в кинозале. Герой, в свою очередь, освободившись от командировочных обязанностей тоже гуляет по Парижу и набредает на маленький кинотеатр…
Неожиданно Арсений ощутил едва уловимый тонкий аромат очень знакомого парфюма. Арсений наконец-то оторвался от экрана и посмотрел по сторонам. Справа увидел, нет, не увидел, почувствовал каким-то седьмым чувством ее. Потом даже в полутьме кинозала узнал родной профиль. Да, это была она, его боль, судьба, неизбывное наваждение – Юлия! Непроизвольно взглянул на экран, и там была встреча героев во время киносеанса. То есть он наблюдал себя и Юлию в реальном времени. Нестерпимо заболела голова, не в силах вместить и хоть как-то объяснить происходящее…
- Юленька, ты?
- Я, не ожидал?
- Я тебя всегда жду…
- А что здесь делаешь?
- Смотрю кино…
- А в Париже?
- Был на конгрессе… А ты?
- Навещала подругу, завтра уезжаю домой, в Брюссель.
- Юленька, а как здесь в кинотеатре оказалась?
- Ты будешь смеяться, но я не помню…
- И как тебе фильм?
- Занятно, что-то сюжет кажется знакомым.
- Но это же про нас кино!
- Как, про нас?!
- Вот смотри, герои сидят в кинозале и обсуждают, как им удалось встретиться. Вот как мы сейчас…
- И правда… Ой, как интересно!
- Между прочим, тебя уже показали в Диснейленде! А кстати, что ты там делала, ты же была там сто раз?!
- Сын попросил привезти Микки Мауса…
- Понятно! Ты так спокойна, не удивляешься, согласись, но это ведь не случайно! И это встреча и этот фильм!
Он взял Юлю за руку и стал нежно гладить. Без колец ее пальцы были еще изящнее и красивее. Она попыталась высвободиться, но поняв, что это невозможно, сдалась на милость победителя, тем более, что ее алтер эго на экране сделала тоже самое.
- А после фильма куда?
- Возьму такси и поеду к подруге. А кстати, что это за район?
- Может быть, пойдем ко мне в отель, здесь рядом? Столько не виделись, там уютный ресторанчик, посидим, пообщаемся, нам ведь есть, о чем поговорить… А потом я тебя провожу.
- Арсений, опять за свое! Все давно обсудили и обговорили, снова воду в ступе толочь?
- Но мы же не зря вот так встретились, и это кино – не зря! Пойми, я тебя любил, люблю и буду любить всегда!
Юля резко высвободила руку и ничего не сказала. Арсений осторожно приобнял и почувствовал легкую дрожь в ее теле – она беззвучно рыдала. Он уже решительнее обнял и стал осыпать влажное лицо жаркими поцелуями. Юлия не сопротивлялась, дрожь утихла. Рискнул поцеловать в губы, она ответила, и он вновь, как когда-то, утонул в волшебном вкусе ее помады, пьянящей чувственности губ и дурманящем аромате духов…
Вдруг в зале стало тихо, экран потух и вспыхнул яркий свет. Арсений вскочил с места, огляделся. Юлии рядом не было, в зале вообще никого не было, кроме него, разумеется. Двери зала закрыты, поэтому никто не мог выйти… Но где же Юлия? Он яростно крутил головой, но ничего не прояснялось – ни голосов, ни людей… Вдруг на сиденье, где несколько минут назад сидела Юлия, увидел мягкую игрушку. Микки Маус, это его, видимо, купила Юлия в Диснейленде в подарок сыну. Но почему оставила здесь? Арсений взял игрушку, ощупал и внимательно осмотрел, как будто в ней находились ответы на все его вопросы. Понюхал, да, Юлин запах, бесспорно она была здесь!
Арсений, беспрестанно оглядываясь, нехотя направился к выходу из зала, дверь самопроизвольно отворилась, и он вновь оказался в фойе. Здесь также было безлюдно, но за стойкой стоял бармен и приветливо помахал ему рукой. Арсений не ответил, бармен показался ему знакомым, но это был не тот человек, который угощал его коктейлем. Прошел во дворик позади кинотеатра, выбрался на знакомую улицу, не встретив ни единого человека. Пронзила догадка: бармен – это же он, Арсений, только явно моложе! Романтичный, полный грандиозных планов и радужных надежд, еще не знакомый со сладостным, болезненным и таким невыносимо прекрасным наваждением – Юлией! А если вернуться и поговорить, может он объяснит наконец, что это все значит? И предупредить о наваждении? Нет, не надо, пусть тоже помучается, а то стоит, довольный… В голове нон-стоп песня Азнавура:

Вечная любовь,
Верны мы были ей,
Но время зло
Для памяти моей,
Чем больше дней,
Глубже рана в ней…

Как на автопилоте дошел до отеля, поднялся в номер и изрядно опустошил бар. Но хмель не брал, странное рандеву не выходило из головы. Но почему он не удержал Юлию? Столько ждал встречи и так бездарно упустил такой блестящий и возможно уже последний шанс! А ведь она его еще любит! Очевидно! Иначе зачем это свидание, зачем этот необычный фильм? Будь иначе, ничего бы этого не было, как пить дать! И это самое главное! А остальное все приложится, все обязательно наладится… Ну не может быть такого, чтобы любящие люди рано или поздно не оказались бы вместе!

А вот интересно, чем все-таки закончился фильм? А, впрочем, ему теперь уже все равно! Хватит жить по чужим сценариям, под непонятно чьим управлением! Разве он марионетка?
Нет, нет и нет! Теперь только он будет сценаристом, режиссером и исполнителем главной роли в своей жизни! И обязательно сделает так, что они с Юлей встретятся и уже никогда не расстанутся!

Взгляд остановился на плюшевой игрушке.
- А вот скажи-ка мне, брат Микки, почему Юлия была без обручального кольца? Не знаешь или говорить не хочешь?
Он ласково потрепал мышонка за ухо:
- Домой хочешь? Слушай, а ведь это повод! Все, брат, договорились, завтра начнем искать твою хозяйку!

Пластинка в голове сменилась. Вместо Азнавура запела обаятельная Лара Фабиан свое гениальное «Адажио». Арсений прилег на диван и уснул как убитый. Надо было набираться сил. Завтра его ждало очередное начало новой жизни…
Юная Мадонна


Скромна, но не без лоска,
Как будто выпускной,
Верх – в синюю полоску,
Низ - чёрный, кружевной!

Девчонка кормит кроху –
От роду сорок дней!
И всё на радость Богу,
Архангелы над ней!

Дитя в сорочке белой,
Взглянул и снят вопрос,
Ответом дерзко-смелым –
Да это же Христос!

Восторженные лица,
Затих весь мир, молчит,
Щебечут робко птицы,
Едва журчат ручьи…

Неужто Богоматерь
Спустилась к нам с небес?
Задумал что-то Мастер,
Явив пример чудес…

Ты здесь с какой же целью:
Спасти, предупредить?
Благое это дело,
Земля уже горит...

Не надо зрелищ, хлеба –
Лишь слово Ей сказать,
Дождем нисходит с неба
Любовь и Благодать!

И на душе привольно,
Так радостно, светло!
Хоть я не богомольный,
Но тоже проняло…
Ночь первая июля


Явилась ночь, не зги не видно,
Лишь тень Малевича в окне,
Печально, грустно и обидно:
Неужто счастья в жизни нет?!

Так вот же торт – «Ночь в шоколаде»!
Как настоящий «Черный лес»!
Вокруг восторженные взгляды -
Изысканный деликатес!

Луны украшен апельсином,
Усыпан звездами свечей,
И переливы клавесина,
И столько праздничных речей!

Струёй шампанского комета
По небу вихрем пронеслась:
- Шлет поздравления, приветы,
Прелестной Музы ипостась!

И веселится Ночь с гостями,
Романсы дивные поёт!
Откуда вы, друзья, узнали,
Что в ночь рождение моё?

В восторге комары и мошки –
Десерт подали: крем-брюле!
От ночи не осталось крошки,
Пустилось солнце в дефиле…

Спасибо вам, друзья, за Праздник!
Какое дивное вино!
Жаль без колдуньи той прекрасной,
Но кем же всё сотворено?!
Разгильдяй, повеса, шут


Памяти безвременно ушедшего друга

Друг мой был повеса, шут,
Выпить тоже не дурак,
Раздолбайство – парашют,
Как и скороспелый брак!

Разве скажут – негодяй?!
Подлости не совершит,
Нет, не ангел: разгильдяй,
Бабник, шельма, сибарит…

Женщины с ума сходили,
Мог любую на спор снять,
Покатать в автомобиле -
Вот и вся для ловли снасть!

Институт, наука, диссер -
Чересчур уж всё легко!
И швырял в запале бисер,
Он друзьям, жене и Ко.

Не почуял перемен,
И попал в лавину гроз:
Немочь пищеводных вен,
И, как водится, цирроз…

Торопился очень жить,
В двадцать пять – совсем седой,
Вдруг во взгляде ностальжи:
«Где ты, старая с косой?»

Лишь кураж ценил, свободу,
Слишком крут, задирист, лих,
Тридцать три веселых года -
Жизнь сгорела спичкой вмиг!

Знаю, не грустишь на небе,
Снова средь подруг, друзей,
Перебил наверно мебель,
Дразнишь местных там гусей…
Конь с глазами цвета мидий


Ночью в небе я увидел
Дивных лошадей табун,
Конь с глазами цвета мидий
Там скучал средь синих дюн.

Вдруг в карьер и словно ветер
За мерцающей звездой,
Всех резвее он на свете,
Не смирить огонь уздой!

Вот удача, так удача,
Как я встрече нашей рад,
Заарканил, цЫган плачет,
Как заправский конокрад!

Мы подружимся, я знаю,
Назову его Пегас,
Будем жить мы в вечном мае,
Звёздным будет каждый час!

Яблок дам с руки и сахар,
Накормлю сполна овсом,
Вдохновенья вздрогнет птаха,
Запоёт вдруг соловьём!

Унесёт меня он в небо,
Друг мой, трепетный Пегас,
И воды не надо, хлеба -
Дождик, радуга для нас!

Только это сны и грёзы,
Снова я хожу пешком,
Что пишу - всё не серьёзно,
Тешусь сереньким стишком…
Цифровая любовь


Ксюхина неделя,
Семь волшебных дней!
Соловьи запели –
Сверху им видней!

Миг Большого взрыва:
Потрясенье, взлет!
Так была красива -
Мир пусть подождет!

Понедельник – пятница!
Снова и опять!
Встретил я проказницу
В мае, двадцать пять!

Ослепила дева,
Как в ночи трамвай,
Днюха, двадцать девять,
И все тот же май!

Несомненно - чудо,
И подрыв основ,
Милую причуду
Вспоминаю вновь!

Красотой сразила,
Взглядом обожгла,
В нем такая сила,
И такая мгла!

И нельзя постигнуть,
И нельзя понять,
Кровоточат стигмы,
Возвращая вспять.

Только оглянуться
И могу сейчас,
Стала память куцей -
Цвет не помню глаз…

Знаю – злато-карий –
Не представлю в явь,
Колокол ударил -
Все на кон поставь!

Спасся как от шторма,
Сквозь любовный пыл,
Все забылось, стерлось,
Превратилось в пыль…

Только не отпустит -
Затаилась боль,
Истерзает грустью,
Поперек и вдоль.

Вдруг мелькнет картинка -
Как живая ты!
Рвутся паутинки
И горят мосты…

И тебя нет прежней,
Не найти следа,
В пустоте безбрежной
Мечутся года…

Неужель забыла
Все свои слова,
Вроде бы любила:
Час иль даже два…

Где теперь витаешь,
И над кем царишь,
И как в нашем мае -
На кого глядишь?

Вся любовь на числа
Вдруг распалась вмиг,
Нет разумных мыслей,
Как у Мунка - «Крик»!

Лишь остались цифры,
Даты, номера:
Миражи и рифы,
Черная дыра…
Разговор на пепелище


- Вдруг вспыхнуло и запылало -
Душа тобой обожжена,
Но что, скажи, случилось, стало,
Чужая вдребезги жена?

И ничего уже не сделать,
И не обнять, и не спросить,
Тебя увидеть так хотелось -
В окне лишь дождик моросит…

Всего осталось – пепла кучка,
Что ветер раздувает в прах,
И гонит грозовые тучи -
Блеск молний у тебя глазах!

- Да будет прошлым потрясаться,
Сгоревшего нам не вернуть,
Забудь про пьяный дух акаций -
У каждого - отдельный путь.

Прощай! Встреч не ищи, не будет,
Давно ты мне уже не мил,
Средь серых оставайся буден,
Твоя проблема: «Полюбил!»

Моей вины в том нет ожоге,
Что есть судьбы твоей печать,
Иди, иди своей дорогой -
Нельзя со спичками играть!
Воздушный поцелуй


Я не поддамся декадансу -
Мой поцелуй крылат, летуч,
Сквозь бури, вихри и пространства,
Скользнет к тебе с небесных круч!

Присядет робко на колени,
Вспорхнет на гордое плечо,
За локон тронет непременный,
И вдруг зашепчет горячо:

«Люблю как прежде, страстно, нежно!
Как никогда и никого!
Звезда моя во тьме кромешной,
Эдем средь адовых кругов!»

Прильнет к губам по детски пухлым,
Прижмется к персику щеки:
Вдруг снова разгорятся угли,
Оазис вытеснит пески…

«Что передать прикажешь другу:
Салют, ответный поцелуй?
Ему не вырваться из круга…
Что это? Дождик по лицу?»

Я буду долго ждать ответа,
Но всё известно наперед,
К тебе, чудеснейшей на свете,
Я минул крайний поворот…

22.04.2020 г.
Катарсис


Ушла? И скатертью дорога!
Пускай удачным будет путь,
Хотел сказать безмерно много,
Теперь молчу, не обессудь!

Нашел пропажу на Фейсбуке,
Как хороши твои дела!
Мои вдруг задрожали руки,
В глазах картинка поплыла…

И ничего-то не забылось,
И ничего-то не прошло!
На море ты, в автомобиле,
А вот тебя катает слон…

А рядом муж довольный, дети,
Улыбки, солнце, благодать,
Счастливей нет тебя на свете,
И ни прибавить, ни отнять!

Все хорошо, все просто супер!
Но отчего вдруг в горле ком?
Опять толку ту воду в ступе,
В карман вновь лезу за платком.

И дрожь и учащенье пульса,
Как рухнуть хочется в траву,
Тебя увидел, и очнулся:
Зачем, и с кем, и как живу?

Была б ты на Луне иль Марсе,
Тогда бы знал – не долететь!
Какой убийственный катарсис -
Потрогал будто лунный свет!

Пусть не вернуться нам в ту реку,
Забыть тебя я не смогу,
В свою любовь хожу как в Мекку -
Сияет храм на берегу…
Пятница, тринадцатое


Алевтина Петровна спала сном праведного младенца, и проснулась, когда уже мочи не было, точнее наоборот… Приоткрыла глаза и вспомнила, что на сегодня назначила себе, любимой, заслуженный отдых – Праздник лени. Но вот, оказалось, и его можно омрачить таким предательским ударом ниже пояса. Делать нечего, дальше будет только хуже, само уж точно не рассосется. С трудом встала, пошатываясь вышла из спальни и побрела по коридору. Вдруг перед ней выросли двое незнакомых мужчин. Они шли навстречу, не обращая на нее ни малейшего внимания. Алевтина посторонилась и с обидой подала голос:
- Доброе утро!
Высокий худощавый, в рабочем комбинезоне, буркнул:
- Здрасте!
Хозяйка засеменила за непрошеными гостями. Только сейчас задалась вопросом: кто они и что здесь делают? Идущий впереди - коренастый, в кепке, словно услышал, оглянулся и строгим, хриплым голосом остановил все возможные расспросы:
- Мамаша, ошибочка вышла, если не будешь шуметь, ничего тебе не будет. Выпусти нас!
Как под гипнозом распахнула дверь, и пришельцы вышли. Высокий оглянулся, пронзив взглядом-финкой васильковых глаз и махнул рукой, то ли извинился, то ли пригрозил… У Алевтины подкосились ноги, и она плюхнулась на пуфик в прихожей.
- Хорошенькое дело, многообещающее начало…
Может, в полицию позвонить? И что сказать? Вроде все на месте, не избили и даже не изнасиловали…
*
Алевтина Петровна, симпатичная дама слегка за гранью бальзаковского возраста, жила одна. У взрослой дочери была своя семья. Муж давно сбежал к молоденькой вертихвостке. Все эти события серьезно подточили позитивный взгляд на устройство мира. Она и раньше была не чужда мистики, но сейчас погрузилась в чёрный омут с головой. Однако, вспыхивающие редкими искорками здравые мысли говорили, что это тупик. Чтобы отвлечься от тёмных суеверий, переключилась на научные предсказания, к которым относила в первую очередь астрологические прогнозы. Подруги подтрунивали, уверяя, что у астрологов единственный научный метод - пальцем в небо!
Чтобы развенчать правоту примет в пользу звездочётов, решила испытать их в очном поединке. Тут и подходящий случай представился - пятница, тринадцатое. В иерархии предрассудков находится во главе списка и практически гарантирует на редкость неблагоприятный день. Тогда как астрологический прогноз, напротив, обещал романтическое приключение, финансовый успех и, так, по мелочам. Вот он, момент истины: кто победит в честном бою: глупое заблуждение или авторитетное мнение звезд? Алевтина Петровна основательно подготовилась к эксперименту. Взяла отгул, прикупила продуктов, с вечера понежилась в ванной, чтобы снять усталость, многодневное напряжение и возможную порчу. И правда, давно она так крепко и сладко не спала. И вот, такое пробуждение!
Алевтина Петровна сидела в прихожей в полной прострации. Не заметила сколько прошло времени, но физиология не давала о себе забыть. Женщина вспомнила, что вообще-то шла в туалет. Там стало ясно, что незваные гости, это не виденье и не инопланетяне. Дверца в техническую шахту была приоткрыта, а рядом с унитазом лежал ломик, известный в народе как «фомка». На крышке унитаза отчетливо красовался отпечаток подошвы башмака размера хорошо за сорок. Прямо, как мой возраст, - горько подумала Алевтина.
Умывшись и выпив кофе, Алевтина Петровна грустно сидела на кухне в раздумьях. Самые неприятные ожидания неотвратимо сбывались грубо-откровенным образом. Но что же делать: сидеть и сетовать на жизнь? Нет, она, пожалуй, еще поборется! Надо отвлечься, например, сварить борщ. А что, продукты есть, самый раз побаловать себя любимым блюдом. Приготовила бульон, быстренько настрогала овощей, побросала в кастрюлю, посолила и накрыла крышкой. Потом решила попробовать, приоткрыла и обомлела. По поверхности несостоявшегося кулинарного шедевра плавал разварившийся спичечный коробок в окружении флотилии спичек. Бедная женщина от возмущения громко чертыхнулась.
- Твою мать, откуда спички? Весь обед коту под хвост!
Видимо, мокрую крышку положила на коробок спичек, который и прилип. А потом накрыла кастрюлю. Что же делать, борщ безнадежно пропал? Ну да ладно, не зря запасалась, авось с голоду не помру…
Алевтина Петровна в сердцах швырнула крышку на стол, но неудачно. Та отскочила и противно громыхая, запрыгала по полу. Подняла было крышку, но со всего маха ударилась головой об открытую дверцу шкафчика. Вскрикнув от боли и обиды, опустилась на табуретку. Все поплыло перед глазами, она едва не упала. На минуту отключилась от действительности. Очнулась, когда почувствовала сырость в ногах. Стала озираться по сторонам, потом сообразила, что это вода из приоткрытого крана по рукоятке половника стекает на пол. Забыв про боль, бросилась устранять последствия катаклизма, опасаясь протечки и разборки с соседями. Умаявшись, растирая потянутую поясницу, внезапно поскользнулась и, теряя равновесие, смахнула с подоконника любимую фиалку. Керамический горшок вдребезги, земля рассыпалась по полу, сведя на нет все усилия по экстренной уборке. На колу мочало, начинай сначала!
Алевтина убрала со лба распустившуюся прядь волос, тяжело вздохнула и сказала вслух:
- Ну, всё, хватит дергаться, надо уже разорвать порочный круг, иначе или разгромлю вконец эту халупу, или сломаю себе шею!
Медленно, предельно осторожно, залезла в холодильник, достала колбасу, сыр, баночку с маринованными грибами, початую бутылку водки, крупно порезала черный хлеб. Приготовила бутерброды, налила пол стакана водки, выпила залпом, закусила. Приятное тепло начало растекаться по телу. Добавила, потом ещё. Настроение стало постепенно, но верно улучшаться…
- Нет, совсем не зря говорят, что истина в вине, точнее в водке! Щас спою!
Но ничего не приходило в голову, вспомнила старую песню и громко запела:
- Вот кто-то с горочки спустился,
Наверно, милый мой идет…
Настроение поднималось бешеными темпами. Сытая и захмелевшая, женщина захотела продолжения банкета и решила принять ванну. Но потом засомневалась, опасаясь новых потрясений, типа падения на мокром кафеле, затопления соседей, да и сама могла утопнуть по пьяной лавочке. Но желание расслабиться и буквально смыть все неудачи черного дня пересилило предубеждения. Как ни странно, все обошлось самым наилучшим образом. Наверное, из-за того, что время уже перевалило на новые сутки. Нашла завалявшийся хвойный концентрат и весь бухнула в ванну. Долго млела в горячей, благоухающей воде, словно на полянке шумящего хвойного леса. Стало необыкновенно хорошо, горести куда-то унеслись, а впереди ждала только вот такая счастливая, ароматная и приятная во всех отношениях жизнь.
Далеко за полночь, Алевтина лежала в постели, перечитывая любимую книжку «Поющие в терновнике». Распаренное тело благодарно отзывалось сладкой истомой. Свет ночника создавал уютное, теплое пространство. Алевтина умиротворенно посмотрела по сторонам: не видно никаких раздражающих изъянов, в виде отклеивающихся обоев, трещин и подтеков на потолке. Но что это? Штора отцепилась от карниза и вызывающе повисла, неприятно диссонируя с практически безупречной идиллией. Но ничего, это дело поправимое. Женщина бодро вынырнула из-под одеяла, принесла с кухни табуретку, взобралась и потянулась к карнизу. Табуретка предательски скрипнула, ножка хрустнула, и Алевтина с криком рухнула на пол…
*
В дверь палаты постучали и вошел высокий худощавый мужчина в накинутом на плечи белом халате с букетом ромашек.
- Здравствуйте, мне бы Алевтину Петровну!
- Я здесь!
Он нерешительно подошел и протянул букет.
- Это вам!
- Спасибо, конечно, а вы кто?
- Помните, в прошлую пятницу мы виделись у вас в квартире?
Алевтину осенило, да это же один из грабителей! Свидетелей, наверное, начали убирать. Она сжалась под одеялом, прикидывая, как начнет защищаться в случае чего.
- Не помню, после травмы что-то с головой…
- Да это же я, Альберт! Приходил извиняться, но соседи сказали, что у вас неприятность. Вот, пришел навестить.
Алевтина засомневалась, что прямо сейчас ее будут убирать, поэтому не стала торопиться с отпором.
- Садитесь, раз пришли.
Альберт поставил пакет на тумбочку и примостился на краешке кровати, стараясь не касаться загипсованной ноги.
- Там апельсины, вам сейчас витамины нужны. А может еще чего хотите, я принесу.
- У меня все есть, спасибо! Лучше расскажите, как до жизни дошли такой – лазаете в квартиры одиноких женщин, да еще с сообщником?
- Простите, черт попутал, приятель попросил помочь, сказал, что квартиру снял, а ключ посеял и можно попасть только через шахту. Я же сантехник, для меня шахта – что дом родной. А потом говорит - этаж перепутал, ну, когда мы у вас оказались…
- Хороший у вас приятель, нечего сказать.
- Да с того случая больше и не виделись. Зачем такие друзья? Хотел меня в темную использовать…
- А ведь поди не мальчик, можно было догадаться. Или легких денег захотелось?
- Каких денег, бутылку обещал…
- За бутылку? Ну, Альберт, или как вас там, вы даете!
- Говорю же, черт попутал… Хотя…
Он привстал, и Алевтине даже показалось, что на его гладко выбритом лице появился румянец, продолжил дрогнувшим голосом:
- Сейчас я ему еще бы приплатил…
Алевтина сделала удивленное лицо:
- За то, что сорвалось выгодное дельце?
- А вы, оказывается, язва!
- Вы пришли, чтобы меня оскорблять? А, поняла, переживаете за свой ломик? Не волнуйтесь, отдам, он в целости и сохранности!
- Извините, я про другое, но видно не в этот раз. Поправляйтесь!
Поднялся и как ужаленный выскочил из палаты.
Алевтина от неожиданности даже опешила. Непроизвольно по щекам потекли слезы…
- Зря вы так, хороший ведь мужик, симпатичный, уважительный…
Соседка по палате осуждающе смотрела на Алевтину.
- А я что? Я – ничего… - и отвернулась к стенке.
*
Медленно, но верно, Алевтина шла на поправку. Вот и день выписки. Это не очень её обрадовало: то что поправилась – конечно хорошо, но вот уходить из больницы не хотелось. Сдружилась с больными, персонал внимательный, навещают коллеги, соседи. А что дома? Холодная квартира, еще толком не прибранная после того погрома… Но не оставаться же здесь жить, да и на работу уже пора.
Алевтина, прихрамывая, вышла из вестибюля больницы и остановилась, раздумывая, куда идти. Вдруг кто-то цепко ухватил за локоть. Она вздрогнула, перед ней стоял с букетом роз улыбающийся Альберт.
- С выздоровлением! Я за вами, карета ждет!
- Что еще за карета?
- Сейчас увидите!
У ворот и правда стоял экипаж, запряженный белым рысаком. Алевтина остановилась, заморгала, словно пытаясь прогнать видение.
- Мы что, на этом поедем?
Конечно! Как там в песне: «Ну, что, красивая, поехали кататься!»
Алевтина засомневалась и подозрительно посмотрела на Альберта: что еще задумал? Но увидела только задорные васильковые глаза, и все подозрения вмиг рассеялись.
- Поехали!
Альберт помог даме взобраться в карету, устроился рядом, и они степенно тронулись, обгоняемые потоком суетливых машин. С Алевтины словно слетел груз прожитых лет, шелуха повседневных забот, вся неустроенность - она вдруг почувствовала себя настоящей принцессой и гордо посматривала на машины и прохожих на тротуаре. Альберт улыбался во весь рот, довольный произведенным эффектом. Они смеялись и разговаривали, как старые добрые друзья, встретившиеся после долгой разлуки. Вдруг карета остановилась. «Принцесса» вопросительно посмотрела на Альберта.
- Сейчас заскочим в одно место, и я отвезу тебя домой.
Алевтина будто не заметила неожиданного перехода на «ты», хотя оно казалось уже вполне естественным, решила не затевать дискуссию по этому поводу, чтобы опять все не испортить.
- Паспорт с собой?
- Конечно, в больницу не кладут без паспорта. А зачем?
- Увидишь!
Альберт помог Алевтине и поддерживая за руку подвел к двери учреждения.
- Это же ЗАГС!
- После всего что между нами было, я, как честный мужчина, делаю тебе предложение и предлагаю стать моей женой!
Совершенно не обращая внимания на прохожих, уже с интересом их разглядывающих на фоне экзотической кареты, Альберт неожиданно опустился на колено и протянул руку.
- Я не встану, пока не согласишься!
Послышались аплодисменты. Алевтина смутилась как девчонка:
- Вставай, да согласная я, согласная!
Подали заявление и взволнованные как всамделишные молодые, отправились домой. Альберт пошарил под скамейкой кареты и словно маг вытащил бутылку шампанского и два бокала, тут же раскупорил и наполнил посуду пенящимся напитком. Алевтина захихикала. Альберт на всякий случай подстраховался.
- Я, вообще-то, не любитель, но сегодня такой повод, даже три! Ты выздоровела, раз, я встретил самую замечательную женщину на свете, два, и мы подали заявление, это три! Давай, за нас!
Алевтину снова потянуло на лирику. Обреченно подумала: «Щас спою!» Но опять ничего не пришло в голову, кроме как «Вот кто-то с горочки спустился…». Альберт с удовольствием поддержал. Оказалось, у него красивый баритон и прекрасный слух. Довольная Алевтина отметила, что теперь у неё будет постоянный компаньон и на этом в затуманенном мозгу связные мысли закончились…
Она проснулась, только начало светать, огляделась и сообразила, что лежит в своей постели, в своей ночной рубашке. От ужаса похолодела, неужели все приснилось: и Альберт, и карета, и ЗАГС! Вдруг услышала легкое посапывание. Откинула одеяло и от сердца отлегло – вот он, соколик, правда, без кареты, но она точно была, и ЗАГС был, раз Альбертик с ней! Все-таки, астрология – страшная сила!
Точка невозврата


Печален финиш жизни-ралли,
Хоть и с венками там всех ждут,
Ах, сколько дней мы потеряли,
Счастливых, радостных минут!

Сколь поцелуев не случилось,
И ледяных прошло ночей,
Сравнить хотелось с перцем чили -
Разлука во сто крат горчей!

Теперь целую я другую,
Её в объятиях томлю,
Про чувства пылкие воркую,
Но лишь тебя, поверь, люблю!

Жаль в прошлом точка невозврата,
Не склеить порванную нить,
Была любовь в мильон каратов,
Сейчас и в грош не оценить…

Воспоминанья душу греют,
Как в небесах она плыла,
Готов болтаться я на рее,
Лишь той бы яхтой ты была!
Ты мне сегодня вновь приснилась


С утра гам птичий за окошком,
Меня будить здесь собрались?
Сна не оставили и крошки,
Замолкните, прошу вас, плиз!

Ты мне сегодня вновь приснилась
В лилейном платье кружевном,
Зачем дразнить, скажи на милость,
Ведь всё останется лишь сном.

И тот растает в легкой дымке,
Сквозь пальцы убежит песком,
Пойдёт ко дну ненужной simкой,
Затихнет жилкой над виском...

Ах, птицы, что вы натворили!
Украли самый сладкий сон!
Обрезать вам бы хвост и крылья
За этот жуткий моветон.

Но только я лишился крыльев,
И оказался на земле,
Твои следы уже простыли,
Их зря ищу я столько лет.

Приснись, молю, еще разочек,
Невесты вновь примерь венец,
Явись, мой милый ангелочек,
Ты верно счастия близнец!
Исключение из правил


Гаснут звёзды, лампы, свечи,
Тонут камнем корабли,
Не выдерживают плечи
Груза нежного любви.

Извергаются вулканы,
Астероиды летят,
Поджидают нас капканы,
И молчание ягнят…

Реки вдруг меняют русла,
Гибнут страны, города,
Лайнеры уходят с курса -
Все, увы, не навсегда!

С карт стираются границы,
Без конца горят мосты,
И теряет память лица,
- Разлюбила, - скажешь ты…

Не работают запреты,
Вето, санкции, табу,
Станут тыквами кареты,
Дырку сделай хоть во лбу!

Попираются законы,
И условия игры,
Не надёжны все препоны,
Не навечно все миры!

Сплошь предательство, измены,
Ложь, наветы и обман,
Лишь плохие перемены
Прячет завтрашний туман…

Но жива ещё надежда:
Чёрный цвет не навсегда,
Будут белые одежды,
Встретит прошлая вода…

Вновь меня трясёт продрома,
Не случилась бы беда,
Успокоит аксиома:
Всё совсем не навсегда!

Значит кончится разлука,
Будем вместе: я и ты,
Вместе вырвемся из круга,
Из объятий черноты!

Аксиома безупречна,
Я добавил бы чуть-чуть:
И она отнюдь не вечна,
Но не в этом, правда, суть.

Жаль, тебя лишь позабавил,
Разве чувства ерунда?
Исключение из правил:
Я люблю тебя… ВСЕГДА!
sms: С Пасхой, Ксения!


Поздравляю свет мой, Ксения,
С Днем Христова Воскресения!
С Праздником, да самым главным -
Светлой Пасхой православной!

Милый Ангел мой земной,
Всех ты краше под луной.
Вот и заяц улыбается,
Значит, вновь мы повстречаемся…

Благодатным всё огнем
Осветилось Поднебесье,
Радость грудью полною вдохнем,
Да и расцелуемся: Христос Воскресе!
Земля беременна весною


И пусть зима, и пусть – январь,
Земля беременна весною,
Природа чтит свой календарь,
Его никак я не усвою…

Еще в снегу ищу тропу,
По льду идти уже я трушу,
Бьют корни ножкой в скорлупу,
Пытаясь выбраться наружу.

Пусть огрызается метель,
Мороз хрустит игриво-прыткий,
Гуашь готова, акварель,
Лазурь берлинская в избытке…

Он скоро грянет, птичий крик,
Земля весною разродится,
И засияет солнца лик,
Звончее сердце станет биться!

И пусть зима, и пусть – январь,
Земля беременна весною,
Природа чтит свой календарь,
А есть ли встреча в нем с тобою?
Бабочки января


Январский сонет

О, как же ты божественно красива!
Так сказочно, по-зимнему – мила,
И смотришь нежно, ласково, смешливо…
Вот - антипод предательства и зла!

Блестящий профиль твой – триумф гармоний,
Ресницы – бабочками января,
Порхают зябко в сладостной истоме,
Всё ищут жар смертельного огня…

Зимы - благоухающая роза,
Мне в радость смех малиновый твой, слезы…
О, чудо, я расстался с тяжким сном!

Так зимней доброй феей пробужденья,
Надеждой, верой, болью, наслажденьем,
Ты стала вдруг сама - моим огнем!
Счастье есть!


Высь зияла пустотой,
Вдруг, как чудо из чудес:
Желтый, красный, золотой –
Листья падают с небес!

Сальто, «бочка», пируэт,
Чем не высший пилотаж?
И конца фигурам нет –
Вдохновенье и кураж!

Где медали, лавры, приз?
Разве их совсем не ждут?
Нет оваций, криков «Бис!» -
Люди мрачные идут…

Улыбайся, счастье есть!
В небо синее взгляни!
Кружат там в твою лишь честь
Разноцветные огни!
Пальма


Усталое солнце плыло по стеклу,
Довольная осень дары принимала,
А в темном и пыльном больничном углу,
Заморская пальма цвести начинала.

Забытая, в ящике грубом ютилась,
А ночью ей Африка милая снилась:
Всё пальмы и пальмы, и с ними она,
И чайки, и пены морской белизна,
И неба бездонного звонкая синь,
И огненный ветер, приятель пустынь…

А утром очнешься ты в ящике снова,
И нет уже чудного сна золотого,
И словно смущаясь своей красоты,
Твои, не раскрывшись, увянут цветы...
Осень-цыганка


Как можно в Осень не влюбиться,
Не восхищаться ею, не желать
Вдруг в юбках пестрых заблудиться,
И задыхаясь, пьяно целовать!

А как она поет, танцует,
Червонные мониста всем даря,
А рядом верный конь гарцует:
«Пора нам в путь, хозяюшка, пора!»

Разлука, жаль, неумолима,
Однажды Осень с табором сбежит,
И криком долгим журавлиным,
Кибитка на прощанье проскрипит…
Господин без бонуса

Он давно насквозь один,
Получив от жизни в морду,
И сидит как господин:
Бомж – звучит, и также – гордо!

Как без бочки, Диоген,
Лучшее давно все в прошлом,
И как бонус - каждый день,
А о счастье думать – пошлость.

Лишь бы до весны дожить -
Люди станут чуть добрее,
Снег ручьями убежит,
Тучный хлеб в полях созреет…

Только ждать невмоготу,
Леденеют даже мысли,
Не проснется поутру,
Знает: всё, силенки вышли…
Сентябрь, снова школьники в белом


Хокку

Беззаботный смех,
Снова школьники в белом,
Чистые листы…

Холмики листьев,
Конец и начало,
Утро сентября…

Паутинок лёт
Бабьего лета метка
Грустная радость

Упал в тишине
Сухой лист на асфальт –
Грохот вселенский…

Солнечный зайчик
Малыш не может поймать
Гонка за счастьем

Шум в ушах
Песня ласковая ветра
Шепчет о тебе

Вальяжный вечер
Завис во тьме фонарь
Скрип качелей

Промокший город
Отъехал автомобиль
Сухое пятно

Дубы отстрелялись,
Россыпи гильз-желудей…
Осень не остановить…

Ветер взметает
На дерево листья
Возврата нет
Лето. Энтропия тепла и любви

Хокку

Это лето мы
Разделили на двоих,
Горечь вся моя…

Солнце и гроза…
Вернулось на круги своя
Лето без тебя…

Жар с поволокой,
Сквозь ламбрекены и тюль…
Июль желтоок…

Зной удушает -
Тирания июля…
Аура дождя…

Август в запале,
Словно нет энтропии
Тепла и любви…

Где ты… и где я?
Нет сна в эту летнюю ночь,
Звон кузнечиков…

Армия кашки,
В страхе дрожат стебельки,
Нависла коса…

Сладко-пряный дух
Свежескошенной травы,
Кровь так пахнет трав….

Бабочки в душе…
Августа чудесный дар:
Я нашел тебя!

Смяты васильки,
Мы гуляем у реки…
Прощанье с летом…

Август улетел,
Но вернуться обещал…
Вернулось эхо…

Лето: радость, грусть,
Ожидание, печаль…
Вечность – миг любви...
Несостоявшийся роман
Среди торосов буден-льдин
Блеснули сполохи огня,
Но я, увы, был не один,
Была ты тоже не одна…

Вся в белом: шорты, блузка,
Веснушки рыжие, глаза,
Под музыку француза,
Нам улыбались небеса…

Искрилась дивным смехом
И щебетала обо всем,
Флажки исчезли, вехи,
Порхали бабочки кругом…

Чувств прежних воскресенье,
Забытой радости полет,
Тревожит настроенье -
Крутой, внезапный поворот?

Несостоявшийся роман -
Потеря будущей любви,
Мираж, фантом, самообман –
То искушение судьбы…
Почему мы не летаем как слоны?


Из металла, хлама кучи,
Некто смастерил слона,
Вышел сильный и могучий,
Вот он, виден из окна.

Слон стоит на постаменте,
И шарнирами скрипит,
Ждет цветов, аплодисментов,
Клянчить – гордость не велит.

Вскоре осень накатила,
Всё дожди, дожди, дожди,
И простуда прихватила,
Ржа – куда ни погляди…

С грустью слон взирает в небо,
Облака там, облака:
Зайчик, волк, лиса и зебра,
Два цыпленка табака…

Тучка проплывает тихо,
Забурлила в трубах кровь:
Ух, красавица-слониха,
Хобот, уши, ноги, бровь!

- Стой, прелестница! Хэллоу!
Ты откуда и куда?
Что молчишь, тебя не стою?
А не слишком ты горда?

- Друг желанный, друг железный,
Ты пригож и очень мил,
Но ваш климат не полезный,
Полетим на теплый Нил!

И все дальше уплывает,
Помахав ему хвостом,
Что же делать, слон не знает,
Как оставить отчий дом?

Без любви он разве сможет?
Всё, сейчас иль никогда!
Задрожал, очнулся, ожил,
Заискрились провода.

Хоботом взмахнул, ушами -
К чёрту притяженье тел!
Раз, еще толчок ногами –
Слон к любимой полетел…


Рисунок автора
Август, укатилось лето
Хокку

Опрокинулось небо,
Чтоб спасением летним стать…
Плещется море…

Акации цвет
Упал на юные ели…
Чужое кимоно…

Желтый глаз кошачий,
Взгляд пронзителен и остр,
Мороз по коже…

Порывы ветра…
Сухие падают сучья,
Отжившие дни…

Укатилось лето
Солнца красным колесом…
Все кончается…

В утешение -
Цветы запоздалые…
До свидания, лето…
Зачем ты, мама, с нами так? (По мотивам мифа о Медее)

(Художник: Ансельм Фейербах. Медея)

…О, Земля, и светлый луч,
От Гелия идущий, о, глядите,
Глядите на злодейку,
Пока рука ее не пролила
Крови детей...
(Еврипид, «Медея»)

КОМПЛЕКС МЕДЕИ - безотчетное патологическое
стремление матери убить собственных детей,
чтобы отомстить мужу.
(Большая психологическая энциклопедия)


Мама, мама, что с тобою стало?
Я тебя совсем такой не знаю,
Взгляд слепой, молчишь, улыбка злая,
Всхлип волчицы, потерявшей стаю…

Словно ты в бегах от мук Тантала,
Нас куда стремительно ведешь?
Только что кормилица сказала,
С братом нас сегодня ты убьешь?!

Лик чудесный белой стал стеной,
Это всё неправда, мама, ложь?
Что тогда скрываешь за спиной?
О, я вижу, вижу, длинный нож?!

Мы тебя так сильно любим с братом,
В чём, скажи, теперь мы виноваты?
Ты ведь тоже, знаю, нас любила,
Холила, ласкала и кормила…

Если мы тебе обузой стали,
Без печали брось, оставь отцу,
Иль отдай кормилице нас старой,
Как козленка лишь не режь, овцу…

Иль так хочешь страшно отомстить?
Не найти ли способа иного?
Ради нас нельзя отца простить?
Сердце мамы, нет добрей другого…

В жизни ты уж многих сокрушала,
Брата хоть помилуй, пощади!
Одного меня для мести мало?
Он дитя совсем ведь, погляди!

Будет верно нам ещё свиданье,
Но страшнее смерти ожиданье,
Только мама, ты была б довольна,
Я прошу, не делай это… больно…