Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

О чём угодно

+199 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Владимир Коньков
Фонарь, аптека, улица
В который раз бульвары cнежной гладью
Накрыл декабрь до будущей весны.
В который раз рябины в модных платьях
В искусство дефиле погружены.

В который раз без лишних околесиц,
Когда в делах минута дорога,
Родившийся, худой как Барби месяц,
Вонзает в небо тощие рога.

Всё повторяют годы и недели.
Как в веке прошлом в круговерти лет:
Работа, транспорт, с новостями телик,
Квартира, ужин, отдых, туалет…

Лишь иногда из доброй, милой дали
Мелькнёт лицо, и вновь сорвётся мир,
Чтоб закружить в неистовой спирали:
Фонарь, аптеку, улицу, сортир.
Декабрь
Морозы в декабре ещё не стойки
Но в дальних рощах, аж, в глазах рябит:
На ветках для отличнейшей настойки
Краснеют гроздья алые рябин.

Как мне мила настоечка-чертовка,
Когда серпится месяц над селом,
И скулы мечут весело и ловко
Картошечку за праздничным столом.

И жизнь совсем не кажется ужасной:
И вновь вперёд летит земная твердь.
Когда нальёшь стакан настойки классной
И чувствуешь, что может он согреть.
Про эстрадную поэзию
Вот и я узнал, почему от моих стихов аудитория ржёт, а от других зевает. Каждому стиху - своё место. Вот что по этому поводу сказал автор - Чупринин Сергей Иванович.

"ЭСТРАДНАЯ ПОЭЗИЯ
Этим термином обычно обозначают исторически конкретное явление в истории русской литературы, когда на рубеже 1950-1960-х годов несколько поэтов (прежде всего, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Роберт Рождественский) начали читать свои стихи в Политехническом музее, во Дворце спорта в Лужниках, в других залах, рассчитанных на сотни и тысячи слушателей. Эта практика в ту, еще дотелевизионную, эпоху, во-первых, сделала их безусловными литературными звездами, а во-вторых, непосредственным образом сказалась на характере самих «эстрадных» стихов, стимулируя тяготение этих поэтов (и их последователей) к повышенной коммуникативности, форсированно яркой образности, исповедальному и проповедническому пафосу, афористичности и публицистичности, эффектным ораторским жестам. Голос и манера поведения поэта, его имидж, легенда, окутывающая его образ, при этом органичной и неотъемлемой частью входят в состав лирического месседжа, облегчают его усвоение максимально широкой аудиторией слушателей.
Такая авторская стратегия в период хрущевской «оттепели» была, разумеется, инновационной, хотя, разумеется, она и опиралась на давнюю традицию, представленную, с одной стороны, поэтами-импровизаторами (см. «Египетские ночи» Александра Пушкина) и чтецами-декламаторами XIX столетия, а с другой – такими равно репрезентативными поэтами Серебряного века, как Константин Бальмонт, Игорь Северянин, Николай Агнивцев или Владимир Маяковский. Так что постепенное вытеснение «эстрадной» (в строгом смысле слова) поэзии с доминирующих позиций в 1970-1980-е годы не привело (да и не могло привести) к исчезновению самого этого типа взаимоотношений авторов с публикой. Не нуждается в доказательствах высокий эстрадный потенциал авторской песни и, в особенности, рок-поэзии, лидеры которой (Майк Науменко, Александр Башлачев, Борис Гребенщиков, Виктор Цой, Константин Кинчев, Юрий Шевчук и др.) заняли в 1980-е годы то место в общественном сознании, которое ранее принадлежало, например, Е. Евтушенко или Б. Окуджаве. Эстрада, впоследствии поддержанная телевидением, дала известность поэтам-иронистам, если условно объединить этим понятием таких мало в чем остальном схожих авторов, как Игорь Губерман, Игорь Иртеньев, Владимир Вишневский или члены Ордена куртуазных маньеристов (Вадим Степанцов и др.). Правомерно, – напоминает Владимир Новиков, – говорить и о том, что в 1980-1990-е годы «была у нас еще и своего рода “филологическая эстрада”, представленная прежде всего концептуалистами, и в первую очередь – Приговым». С еще большим основанием эти слова можно отнести ко Льву Рубинштейну, чьи произведения несравненно интереснее в авторском концертном исполнении, чем при чтении глазами.
Тем не менее на протяжении последних пятнадцати-двадцати лет явления такого порядка воспринимались (и до сих пор воспринимаются) как либо сугубо индивидуальные, «штучные», либо – еще чаще – как маргинальные и, во всяком случае, не располагающие в представлении публики статусными характеристиками собственно поэзии, где подчеркнутый аутизм стал за это время и общим стилем, и признаком хорошего литературного тона (вкуса). Понятно и оправданно поэтому стремление ряда авторов нового поколения внетекстовыми инъекциями вновь возбудить потухший было интерес к стихам. Речь в данном случае идет, прежде всего, о таких сугубо эстрадных формах презентации поэтического слова, которые Данила Давыдов называет «новой песенностью» и «новой устностью», понимая под ними «поэзию, рассчитанную на эстрадное предъявление, иногда и с музыкальным или видеосопровождением». Первыми среди авторов, пытающихся вернуть поэзию на эстраду, обычно числят Псоя Короленко и Шиша Брянского. Или, например, чемпиона слэм-конкурсов Андрея Родионова, о котором Ян Шенкман говорит так: «Родионов исполняет стихи, пританцовывая и вскрикивая. Если бы он соревновался в чтении с Децлом, еще неизвестно, кто выиграл бы. Лично я голосовал бы за Родионова».
Массового успеха этот тип поэтической коммуникации пока не имеет. Зато он стопроцентно востребован в бесчисленных литературных салонах и клубах, где, – продолжим цитирование Яна Шенкмана, – «публика ожидает, что ее рассмешат или на худой конец удивят. ‹…› За отсутствием иронии сойдут и другие привлекающие внимание странности: мат, сленг, компьютерная терминология, гомосексуальные и наркотические сюжеты…»
Экстраполируя уже существующие и лишь намечающиеся тенденции, можно, вероятно, назвать два возможных направления для продолжения экспериментов с энергетическим потенциалом эстрады. Либо к шоу-бизнесу, хоть в версии Н. Агнивцева, хоть в версии телепередач уровня «Аншлага» и «Кривого зеркала». Либо к гражданской поэзии, протестного, скорее всего, характера, почти совсем не представленной, но безусловно ожидаемой на сегодняшнем рынке идей и инноваций."
Очень нужно ваше мнение
Дорогие друзья! Хочу отправить на конкурс "Герои Великой Победы 2018"
вот такое "стихо". Как вы думаете возможен ли такой взгляд?

Послевоенные байки
Светлой памяти Александра Трифоновича Твардовского

Я любил с отцом общенье: он рассказывать мастак
Про бои, про наступленье, было что, когда и как.
От Москвы он шёл, воюя, дважды ранен на войне.
И историю такую рассказал однажды мне:

«За столом в победном мае, каждый ладен и плечист,
Дни сражений вспоминают лётчик, фельдшер и танкист.
Разговор их интересен, а под спиртик – так вдвойне,
С точки зрения профессий, что сражались на войне.

Задушевная беседа. Кто услышит, то – держись.
Ведь для них сейчас победа – снова начатая жизнь.
Будто в новой гимнастёрке шуткой боль, ведя на слом,
С ними сам Василий Тёркин очутился за столом.

Лётчик чешет лоб: “В ту пору к орденам был путь не прост.
Я однажды без мотора протянул две сотни вёрст!“
А танкист, поправив орден: “Были, – говорит, – дела…
Перепрыгнул танк мой Одер – скорость задняя была!“

Вот такие байки-были вспоминать решил народ.
Вновь по кружкам спирт разлили… Тут – и фельдшера черёд.
Говорит он с видом гордым: “ В сорок третьем, аккурат,
У комбата был оторван, я нашёл, пришил назад.

Средь боёв мысля богата: где-то – этим, где-то – тем.
Да не думайте, ребята, что того я уж совсем!
Подсобил мороз, погода, но и я всё сделал в срок.
Наш комбат ещё два года жал тем пальцем на курок.

Орден дали мне в награду, ведь прижился – повезло".
Все хохочут до упаду: ”Ай да фельдшер! Ну, трепло!“
Мир прекрасен, мир чудесен, ржет, не чувствуя вины,
Шутки, слушая, профессий, возвратившихся с войны.

Ржёт открыто, без утайки, позабыв огонь и дым…
Да! Пока нам в помощь – байки, наш народ непобедим!
В этом смехе тонут беды: он – лекарство для живых…
И звенит, звенит Победа всех профессий фронтовых!»
Оговорка по Фрейду
“Эх, балует нас погода! Я и пять моих друзей,
Поохотиться с подхода выезжали на лосей.
Пострелять решили малость, но охота вышла в масть.
От лосихи мне досталось: две ноги и зада часть.

А тащить, чтоб было легче, и не тратить много сил,
Ноги я взвалил на плечи, в руки – зад и потащил…”
Так легко и увлечённо про охоту в ранний час
Наш начальник подчинённым на планёрке вёл рассказ.

Тут звонок по телефону перебил его слова.
И узнали мы по тону, что на проводе Москва!
Из московской светлой дали шёл нежнейших слов напор.
Мы минут пятнадцать ждали, чтоб продолжить разговор.

Шеф пред нами извинился и спросил, вздохнув, чуть-чуть:
“Я на чём остановился, не напомнит кто-нибудь?”
И сказала с видом строгим секретарь, потупив взгляд:
“Положив на плечи ноги, вы руками взяли зад…”

Шеф повёл в окно очками, и понятно стало всем,
В мыслях шеф уже не с нами, он не здесь уже совсем.
И сказал он, продолжая про охотничьи дела:
“Эх, какая заводная та проказница была!”
Хамон
Быт в объятия тоску нам не навяжет. Как-то раз,
У пивбара слышим с кумом про правительства указ,
Что заморские продукты, как твердит о том печать,
Ветчину, сыры и фрукты нужно, мол, уничтожать!

Так легли приятно в душу те высокие слова…
А у кума есть, к тому же, развесёлая вдова.
Не поймите нас превратно, разыгрался аппетит!
Для общения приватно нанесли мы ей визит.

У вдовы полно смекалки, с ней вдова на высоте.
Ведь она – работник свалки, где продукты валят те.
Ставит их на стол, однако, не забыв про двести грамм,
И… ударила атака по заморским по врагам!

Вы, ребята, нас не троньте: и не пойте про Содом,
Я, вдова и кум – на фронте, на ударном, трудовом.
Словно вырвался из клетки, я стараюсь, аж, давлюсь,
Уничтожить все креветки производства Беларусь.

Сыр мы съели за три раза: слишком крупные куски!
Пахнет вражий сыр, зараза, словно кумовы носки!
Чуть не сдулось было дело, но, плеснув опять в нутро,
Бри, рокфор и мацареллу мы прикончили хитро.

Так, орудуя искусно, мы рубали эту снедь.
Не завидуйте, что вкусно, ведь могли и умереть!
И вдова, гордясь победой, так сказала о войне:
“После гадости всей этой, русский хрен подайте мне!”

Ей на это кум заметил: “Хоть война – во всём война,
Но хреновой острой снеди в нашей буче до хрена!
Нам дана она по генам: с ней мы в бой, в огонь и дым.
Мы, ребята, русским хреном, кого хочешь, победим!”
Где зарождается всё?
“Сложен наш мир, и времён бесконечна река.
Мы же ползём по реке той широкой и грозной”–
Так рассуждали за выпивкой два червяка,
Высунув головы к солнцу из кучи навозной.

Их занимал бесконечно серьёзный вопрос.
Знали они, что навоз – безграничная сила.
Знали они, что Вселенная тоже – навоз,
И рассуждали: “А что же до этого было?”

Этот вопрос задавался в той куче не раз:
Видно дела шли в науках не слишком убого.
Всё у них было в навозе почти как у нас.
Ну а за пивом, возможно, и лучше немного!
Зимняя сказка
С утра сегодня подзаснежило.
Ещё кружит пушистый снег.
Авто проныристые бешено,
Берут вдоль улицы разбег.

Идут прохожие, сутулятся,
В маршрутки прыгнуть поскорей.
В их лицах отраженье улицы:
Где – холод злой, где – потеплей.

А там по парку, видно школьница,
По рюкзачку, чей ясен лик,
Пока в своих поступках вольница,
Идёт девчонка напрямик.

Скрипит под башмаками кашица,
Как под полозьями саней.
И этот снег ей сказкой кажется,
И что она, как Герда в ней!

Юлит по парку путь салазочный
То взад, то снова наперёд…
Наверно это добрый сказочник
Девчонку за руку ведёт!
Спасибо друзья!
Хорошо когда друзья оказывают помощь! Вот поправил. Всем огромное спасибо!
Обжигает меня румянец
В эту ночь на твоих щеках:
Сарасате* я твой, испанец,
Ты же – скрипка в моих руках.

В волосах твоих запах розы,
А в глазах твоих – полутьма.
Знойной страсти каприччиозо
Нас готово свести с ума!

Нас возносит цветущим маем,
Этой дивной игры сеанс.
В эту ночь мы с тобой играем,
То, что нам сочинил Сен-Санс!

Партитура слегка помята,
Но, как с нотами, ни чуди –
Бесподобно звучит стаккато,
На ложбинке твоей груди!

Сарасате – великий испанский скрипач, для которого Сен-Сансом была написана «Интродукция и рондо каприччиозо»

А было в первом катрене:

Нотный стан, извиваясь гибко
Дарит жар твоих милых щёк…
Для меня ты сейчас, как скрипка –
Ну, а я - нежный твой смычок!
О созвучности в поэзии
Вопрос о восприятии стихов занимает меня. Я заметил, что созвучность души читателя и поэта (в конкретном стихотворении) должна быть значительной.
Две души созвучны, если у каждой из них есть чувства,мысли,эмоции,жизненный опыт, достаточно похожие друг на друга и достаточно важные для обеих душ. Любовь похожих друг на друга людей, равноправных партнеров во всем. Поэзию созвучного тебе автора воспринимать гораздо проще и ей зачастую зеленая улица. Я знаю на нашем сайте созвучных и не созвучных мне людей. Отсюда и вывод.Пишите стихи для созвучных вам и чем таковых будет больше, тем лучше. Например, стих с грубейшими ошибками или не содержащий ничего нового оттолкнет знатоков, однако, что характерно, необязательно оттолкнет невзыскательную публику. Такая публика, а её большинство, заявит, что маститые оторвались от народа. Вот такое у меня мнение. А у вас?
Не пересол ли это?
Уважаемые друзья! Хочу поделиться с вами проблемой, возникшей при написании этого стихо.
Мне известно, что творческие люди нормально воспринимают образность, без которой нет поэзии.
А образность это когда: “штыки пошли в атаку”, “небо упало на землю”, “у него сердце, а положили с печенью” Ну, допустим, в нижеприведённом стихотворении “нотный стан” я заменю на “стройный стан”. Мне всё равно говорят, что у стана нет щёк!
В расстроенных чувствах я показал это стихо одному, убелённому сединой, режиссёру. С просьбой рассказать о чём оно. И мой Барковский, не зная, кто автор, мне объяснил, что это стихо рассказывает о любовной связи женщины и мужчины. Женщина, скорее всего танцует в обнимку с мужчиной. Очень возможно, что это как раз представление тех музыкальных чувств, которые несёт слушателю “Интродукция” Сен-Санса. “Может пошловато,- сказал он, - но стан это тело танцующей, через танец и щёки её пылают, и партнёр их может и должен ощутить”.


Нотный стан, извиваясь гибко
Дарит жар твоих милых щёк…
Для меня ты сейчас, как скрипка –
Ну, а я - нежный твой смычок!

В волосах твоих запах розы,
А в глазах твоих – полутьма.
Знойной страсти каприччиозо
Нас готово свести с ума!

Нас возносит цветущим маем,
Этой дивной игры сеанс.
В эту ночь мы с тобой играем,
То, что нам сочинил Сен-Санс!

Партитура слегка помята,
Но, как с нотами ни чуди –
Бесподобно звучит стаккато,
На ложбинке твоей груди!

Может я пересолил с образностью? С уважением Владимир Коньков.
Всё тот же первый снег
Лёг на локон твой золотистый,
Как посланник небесных нег,
Неожиданный, нежный, чистый,
Ослепительно-белый снег.

И под ветра чуть слышный шёпот,
Серебром устелив пути,
Он осенние дни торопит,
Поскорее от нас уйти.

Он причуды вершить проказник,
Но, любимая, не жалей,
Ты ведь в снежном ещё прекрасней,
Ты ведь в белом ещё милей!

В дивных красок безмерной трате,
Красота твоя так видна.
А кудрям, что в снегу, так кстати,
Головы моей седина!


Шутник
Дед Тимофей ещё в привычках лих,
Хоть и прошёл все фронтовые беды.
Знать потому сильнее, чем других
Его волнует светлый День победы.

Он в армию был призван до войны
Из дальнего колхоза “Красный молот”
И потому нет никакой вины,
Что он с победой перебрался в город.

Он в сорок первом защитил страну
И перенёс ранений боль и муки...
И шутит так: “ Чтоб, сказки про войну,
В кино смотрели сыновья и внуки!”
Мелодия
В те дни, когда летящей жизни трасса,
По горло окунала нас в дела
"Рабочая мелодия Кузбасса"
Для нас путеводителем была!

Мы с ней, когда на то звала работа,
Всем пращурам мифическим под стать
Могли трудиться до седьмого пота,
Чтоб плавить, сеять, строить и пахать!

Звала нас планов грандиозных масса,
И потому, на радость от побед,
Всегда дарили нам огни Кузбасса
Свой из глубин земли добытый свет!
Десантник
Дед Евгений в девяносто пять,
Сохранив режима бодрый росчерк,
Каждый день выходит погулять
Над рекой в берёзовую рощу.

Он с друзьями старыми привык
Побродить, где не снуют машины
Как лихой десантник-фронтовик,
А не как профессор медицины.

Знает он походов долгих толк
И рассказы удержать не в силах,
Вспоминая, как десантный полк,
Завершил войну, аж, на Курилах.

На параде майских славных лет,
Стоя в орденах молодцевато,
Шутит наш профессор: “Мой портрет
Пронести успеете ребята!”
Старый танк
Мирным днём весёлый хохот детский
Будоражит середину дня.
"Т-тридцатьчетвёрку" – танк советский
Облепила в парке ребятня!

В этом разыгравшемся моменте,
Боем пацаны увлечены.
Ну, а он стоит на постаменте,
Пропахав, проехав пол войны.

Знать теперь ему нельзя иначе:
Не беда, что здесь окончен путь.
Он ведь просто выполнил задачу
И решил немного отдохнуть.

Ничего, что не открыты люки,
Не беда, что снят боезапас,
Но зато броню ласкают руки –
Правнуков, всех тех, кого он спас!
Снег
Нагулявшись досыта,
Завершив круиз,
С белых туч на золото
Снег слетает вниз.

На ветвях сатиновый
Разложив узор,
Хочет он рябиновый
Погасить костёр.

Затушить старается
Ширь разгульных дней.
Стала, чтоб красавица
Слаще и скромней.

Смотрит, крася бусы ей,
На меня хитро.
Мне, макая русые
Кудри в серебро!
Мне удивительно. А вам?
Уважаемые сайтовцы. Эта статья мне показалась очень интересной и я решил поделиться. Не ругайте меня за это.

"Ссора – это разрядка. Ссора – это возможность разрешить застарелый конфликт. Ссора – это шанс направить свою половинку в нужном направлении. Ссора помогает измениться и изменить любимого человека. Иными словами, ссоры нужны людям, без них счастливой жизни не получится.
«Романтик-Советы» заинтересовало, а почему ссорятся влюбленные чаще всего? Оказывается, по этому поводу были проведены исследования и многократно проводились опросы.
И вот, что было определено.
В среднем, партнеры ссорятся 280 раз в год. Получается, практически каждый день. И вот что приводит к их разногласиям.
1. Невнимание. На эту причину, в большинстве своем, жаловались девушки. Их обижает, что парни все свое время уделяют работе, друзьям или компьютеру.
2. Разного рода зависимости. Вы даже представить себе не можете, насколько часто в наше время парней (да и девушек это тоже касается) поражает та или иная страсть, которая разрушает даже самые прочные отношения – алкоголь, наркотики, азартные игры. А в последнее время появилась еще одна опасная зависимость – от социальных сетей (соцсети стали заменять пользователям обыкновенных людей).
3. Разговоры по телефону. Тут уже скандалят мужчины: ну а кто это выдержит, когда возлюбленная часами беседует по телефону, то с однокурсницей, то с подругой, то с мамой. И так каждый день. Конечно, мужики бесятся.
4. Раздражает партнеров, когда избранник (или избранница) проверяет их телефон, особенно выводит из себя, когда роются в сообщениях.
5. Ревность.
6. Очень часто влюбленные ссорятся из-за того, что не могут прийти к единому мнению относительно расходов.
7. Бытовые вопросы, например, невымытая посуда, незастеленная кровать, мусор, который кто-то должен вынести, а забывает про это – из-за этого тоже супруги часто ругаются.
8. Нередко пары скандалят, если кто-то предпочитает встречаться со своими друзьями отдельно от второй половины.
9. Воспитание ребенка – трудоемкая, часто неблагодарная работа. Вот мама с папой всю жизнь и ссорятся по поводу того, как правильно воспитывать чадо.
10. Ух уж эти родственники, особенно тещи и свекрови! Как же часто их критика провоцирует скандалы в молодых семьях.
11. Кстати, некоторые из опрошенных сказали, что порой специально нарываются на скандал, потому что знают, что дальше их ждет примирительный бурный секс.
12. А вот очень интересная причина: часто половинки неправильно оценивают загруженность и занятость второй половинки. Иными словами, не понимают, от чего их избранник устает. Например, мужчины не понимают, от чего это устает мама новорожденного ребенка, ведь она целый день сидит дома. К сожалению, мало, кто осознает, что маленький ребенок высасывает все силы, мужчины еще и упрекают своих жен, что они к концу дня валятся с ног.
13. Отказ в сексе, аргументированный постоянными головными болями и критическими днями, часто приводит к тому, что мужчины начинают громко протестовать против такого поведения их спутниц.
14. Бывает, что кто-то из супругов чем-то очень увлекается. Например, заводит какое-то хобби, которое полностью поглощает его. Это становится причиной упреков в семье.
15. Вот еще одна причина: почему ссорятся любящие люди. Не все из нас умеют рабочие проблемы оставлять на работе. Многие из нас их (вместе с соответствующим настроением) приносят домой. И снова ссоры, ссоры, ссоры…
Это самые частые причины ссор в семьях. Главное – научиться обсуждать то, что вас тревожит. Держать в себе обиды не нужно, всегда нужно пытаться выяснить, почему родной человек поступил каким-то определенным образом или что-то обидное вам сказал."
Поздравляю!
Галочка! Поздравляю с победой!
Ох, уж этот смех!
Раньше я часто выступал с песнями где - с эстрадными, где- с авторскими под гитару. В последнее время, сделав шутливый цикл стихов, стал больше подавать в концерте их. Выступали на пару с Галиной Червовой, У неё – лирика. У меня – шуточные стишки и разные песни. На последнем выступлении решил сделать упор на стихи. Смеху было много. Заметил, что как только выхожу с новым стихо и говорю пару слов, все уже на автомате ржут. В финале, не предупредив, стал читать: “ Королева Британии тяжко больна, дни и ночи её сочтены…” Наисерьёзнейшая вещь! Королева Элинор называется. Перевод Маршака. Все ржут как заведённые! Понял, что так делать нельзя!
Как понять, графоман ли ты?
Автор: Санди Зырянова

Вообще то здесь, на сайте не сильным духом людям очень трудно находиться. Думаю, что особо ранимые, просто не выдержат и покинут сайт,так и не поняв, кто же они - поэты или графоманы.
Из комментов
Честно говоря, для меня никогда не стоял вопрос, как понять, поэт ты или графоман. Существуют четкие критерии «хорошести» стихов, как технические, так и художественные. Из этого, конечно, не следует, что талант можно измерять линейкой или что все стихи должны быть похожи друг на друга. Зато следует, что хорошие стихи от плохих можно научиться отличать с уверенностью. К слову, для этого не обязательно штудировать теорию стихосложения – хотя она очень помогает. Достаточно просто… читать.
Читать – это то, что вообще никому и никогда не вредило, но похоже, что «поэты», а вернее, паэтики и паэтески СДЛ, которые скулят, что их слабенькому духу очень трудно выдерживать редкие троечки и еще более редкие критические замечания, читать не склонны. А если и читают, то что-нибудь высокоинтеллектуальное, типа «герцогиня потянулась к графу раскрытыми губами. Он страстно и длинно обнял ее всю за перси ». Иначе стеснялись бы позориться и вываливать свою стихочушь на читателя. К сожалению, чепухи среди того, что пишется и публикуется сейчас, 99%, это естественно и понятно, это было всегда, только раньше шел отбор. Откровенная чушь не могла быть напечатана, и место ей отводилось в ящиках стола горе-паэтика. Да, собственно, выносить ее оттуда нельзя.
Но хочется!
Итак, для слабых духом, которые трясутся, получив 4 или увидев книжную полку, а также просто для любопытных: в чем же признаки графоманских стихов, как их отличить? Есть ли, по выражению Сергея Черскова, «графоманиметр»?
Графомань и плохие стихи – это не совсем одно и то же. Есть определение плохих стихов — то есть стихов, вдохновленных искренним глубоким чувством, но не вылившихся в адекватные слова. У меня для таких случаев припасен термин «синдром Джо Слейтера» (Г.Ф. Лавкрафт, «За стеной сна» – герой этого рассказа видел чудесные, потрясающие вещи, но в силу малообразованности и ограниченности не мог о них толком рассказать). С синдромом Джо Слейтера отчасти можно бороться путем самообразования, а также путем освоения стихосложения. Главное, чтобы автор это понимал. Графомань – это плохие стихи ради самих стихов.
Процитирую Черскова. «Думаю, дело вовсе не в качестве поэтического письма (хотя у графоманов оно чаще всего действительно ниже всякого плинтуса), а во внутренней мотивации пишущего. Графоману очень хочется написать стихи. Его душу греет сам факт, что он говорит не прозой, а поэзией. Им движет не столько глубокое внутреннее переживание, сколько — назовем вещи своими именами! — страсть тщеславия. О чем стихи, каково их качество — эти вопросы волнуют графомана в меньшей степени, чем сам по себе акт творения.
Графоман подпадает под обаяние собственного текста и видит в нем то, чего никто, кроме него, увидеть не способен. Графоман предпринимает титанические усилия, чтобы опубликоваться — ему мало написанного ручкой в блокноте, теперь это должно быть издано типографским способом, и чтобы тираж побольше, и рецензии, рецензии! Главный вопрос, который он задает редакторам, — будете ли публиковать, и как только узнаёт, что нет — тут же прерывает общение. Критический разбор стихов ему в лучшем случае неинтересен, в худшем же — вызывает агрессию. Графоман не хочет учиться, он заранее уверен, что пишет на высшем уровне».
Легче всего отличить графомань от не-графомани в случае весьма популярных стихов о том, что быть хорошим хорошо, а плохим – плохо. Рассуждения на какие-то высокие темы, нравоучения, воспоминания... Есть очень простой способ понять, что эти стихи по форме — не стихи по существу. Записать их прозой, поменяв порядок слов, разрушив внутренний ритм. Если в их восприятии ничего не изменится, если читатель вынесет из прозаического варианта ровно то же, что и из поэтического — значит, и незачем было облекать это содержимое в стихотворную форму.
Графомань всегда вторична. Плохие стихи тоже вторичны, но их вторичность может проявляться в штампованных образах, в банальных рифмах, то есть она продиктована низким мастерством. Графоман вторичен в мыслях и чувствах. Юная дева, которая выдает на-гора «все женщины загадка», или дедуля, убеждающий в том же самом… Важный момент: графоман не гнушается откровенно передирать идеи, технические решения, рифмы и образы у классиков и даже коллег по перу. Есть и графоманы, которые вовсе ничего не читают, зато много пишут. Эти-то люди и высказывают недоумение: как же понять, графоман ты или нет? Читай, детка, все поймешь!
Все графоманы, осознавая где-то в закоулках подсознания собственную несостоятельность, стремятся к тому, чтобы окружающие убедили их самих в обратном. Причем кокетничают этой несостоятельностью, но вымогают права на публикацию. Никому не приходит в голову карабкаться на сцену Большого театра с возгласами: «Я бы станцевал партию Жизели не хуже». Однако объявленная всеобщая грамотность сделала свое «черное» дело. Всякий, освоивший пятистопный ямб, пишет стихи…
Графомань всегда – всегда! – крива по технике. Причем автор не чувствует своей кривизны. Он не понимает, где сбой, не видит плохую рифму, не осознает, почему образ некорректен. Он даже не видит явную и откровенную безграмотность своих стихов. Автор плохих стихов может от неумелости и неопытности написать кривенько, и переживать, что не сумел уложить слова в ритм, что рифма не вытанцовывается, не получается написать коротко и емко. Графоман такие переживания не поймет. Он же пишет от души!
Следует учитывать, что графомания клиническая – симптом психического заболевания, и у творений больных людей есть нечто общее.
В творчестве больных шизофренией обращает на себя внимание своеобразие фабулы, расплывчатость и неопределенность суждений, постоянные противоречия, склонность к общим местам, вычурность, постоянные соскальзывания.
Писания маньяков плохо скомпонованы, рыхлы, носят незаконченный характер. В них много противоречивых, до конца не продуманных суждений, случайных ассоциаций, неожиданных переходов, ни на чём не основанных выводов, откровенных заимствований.
Всё, что выходит из-под пера эпилептиков, продумано до мелочи, тяжеловесно, изобилует подробностями.
Произведения психопатов несут на себе отпечаток их личностных свойств – демонстративную красочность и восторг истериков, подозрительность параноиков, гневливость и напор эпилептоидов, необузданность гипертимов и т.д.
У условно здоровых людей (хотя я лично считаю графоманов недообследованными – уж очень нелепы они в защите своей писанины), П. Кулешов отмечает следующее. Произведения графоманов всегда патологически серьёзны. Игровая природа творчества им непонятна и чужда. Графоман всегда то откровенно, а то как бы исподволь, любуется собой, восхищается каждым «утончённым» движением своего внутреннего «я», всей своей деятельностью создавая культ этого «я». Графомания – оплот и страж штампованного мировосприятия (разумеется, если исключить откровенную глупость), поскольку, не чувствуя опоры в духовной свободе, графоман жадно ищет, за что бы зацепиться. Ну, и подвёртываются, как мы уже говорили, разные банальности, стереотипы, те или иные идолы, которые воспринимаются в меру собственных способностей.
В. Спасибенко отмечает такие признаки:
1. Масса мелочных, ненужных подробностей, загромождающих текст.
2. Настойчивое употребление нескольких эпитетов к каждому слову.
3. Употребление только речевых штампов и стереотипных выражений без творческого
переосмысления.
4. Неумеренное использование различных способов выделения слов и предложений (различные шрифты, курсивы, зажирнения, заглавные и прописные буквы), дабы
подчеркнуть сверхценность фразы, строки, слова.
5. Полное отсутствие логичности в сюжете и поступках героев, доминирование воли самого графомана в ткани повествования.
Первые два момента могут быть признаком эпилепсии или особенностью творческого почерка, даже у талантливых авторов – им нужно просто удерживать перо, памятуя о чувстве меры. А пункт 4 может и отсутствовать. Вот 3 и 5 – основополагающие признаки!
Я бы добавила неадекватное оформление пунктуации, все эти пробелы перед запятыми и их отсутствие после запятых, и неверный синтаксис. И то, и другое – следствие малой начитанности.
Но главный признак графомании – отсутствие творчества как такового. Графоман не переосмысливает мир, ему нечего сказать миру. Для него важно просто сказать. Ну, и получить благосклонное внимание. Красивопять или молодецкруто для него куда важнее, чем развернутый отзыв, свидетельствующий о внимательном прочтении, потому что внимательно читать у него нечего, а всякая критика воспринимается как пинок в собственное лицо. У графомана нет своих идей, нет своих концептов, даже его искренние вроде бы чувства – наведенные, вычитанные или подсмотренные в сериалах. Не верите? – почитайте стишки юных дев: «не могу жить без тебя, возьми меня, я вся твоя», это разве свои чувства? Это повтор того, что писали паэтески многих поколений! Можно содрать строчку у Пушкина, но весь стих будет оригинальным, дышащим настоящим чувством и мыслью – это, конечно, плохо, но графоману и сдирать незачем: все, что пишет графоман, мы где-то и когда-то уже читали, уже видели, уже знаем. Стопицот раз графоман переливает из пустого в порожнее под восторженные рецензии таких же графоманов…
По наблюдениям П.Кулешова, к графомании подталкивает лёгкая доступность к возможностям публикации так же, как и чрезмерные похвалы льстецов из окружения автора. Можно заметить, что и отсутствие внимания критики к большинству публикуемых литературных произведений тоже способствует этому явлению. Сам феномен графомании зиждется не только на культе своей личности, но и на глубинном чувстве страха перед жизнью, перед действительностью, которая может оказаться и постоянно оказывается далеко не такой, какой она представляется отуманенному самомнением взгляду графомана…
А теперь давайте заглянем к себе в душу. Ту самую душу, от которой якобы пишет графоман.
Есть ли в ней признаки графомана?
Сказка ложь, да в ней намёк!
Дорогие друзья! Нужно ли нам помнить мифы древних? Если кто подзабыл вот выкопировка:
“Очень рано начались попытки сгруппировать мифы о многочисленных богах Древней Греции посредством генеалогий, привести представления о них в систему, соответствующую ходу явлений действительного мира. В этих теософических построениях религиозных понятий физические перевороты, следы которых были еще видны или сохранялись отголосками древних мифов, были представляемы в виде войн, которые вели между собою разные племена или поколения богов, и из которых победителями вышли и Зевс, и другие олимпийские боги, овладевшие вселенною и давшие ей нынешний её порядок. Итак, мифы о происхождении богов Древней Греции представляли космос в нынешнем совершенстве его благоустройства результатом долгого развития от грубых стихийных начал в стройный организм; ход истории вселенной был по воззрению греков восхождением, а не ниспаданием, – улучшением, совершенствованием, а не порчей. Светлая область эфира (неба) была во всех мифах о богах Древней Греции важнейшим отделом вселенной; кто обладает сияющим престолом царства неба, тот владыка и всей остальной вселенной; все во всей вселенной получает вид, сообразный с качествами того, кто владычествует в области эфира. Древнейшие мифы о происхождении богов и вселенной собрал Гесиод. Он был родом из беотийского города Аскры. Его систематический свод мифов называется «Теогонией». Это поэма. Краткое содержание Теогонии таково:
Начало происхождения богов
Первоначально, до возникновения богов, существовал Хаос, бесформенное первобытное пространство, в котором находились Тартар (материя, мрачная пустот») и Эрос (Eros, Эрот, порождающая сила). Движения Тартара под влиянием Эроса породили Эреб (первобытный туман) и Ночь. В них стал действовать Эрос, и они породили Эфир и день (Гемеру). Материя, находившаяся в Хаосе, сложилась в первую богиню – «широкогрудую» Гею (землю), мать и питательницу всего, производящую все живое, и принимающую снова в свое темное лоно все производимое. Гея, поднявшись, породила Урана (звездное небо), и он распростерся сводом над нею; опустившись, она породила море (Понт), и оно распростерлось под нею; породила она и горы.
Происхождение титанов
Потом началась следующая стадия происхождения древнегреческих богов. Во вселенной вновь начал действовать Эрос, влекущий к соединению мужской и женский элементы, и она, сочетавшись с распростертым над нею Ураном, породила богов; эти боги были Титаны, Циклопы и Гекатонхейры, – вулканические и нептунические силы природы, деятельность которых еще продолжалась на континенте Греции, и в особенности на островах, но казалась уж ослабевшей сравнительно с тем, какой она была прежде. Титанов было двенадцать: шесть мужского пола и шесть женского. Некоторые из них избрали жилищем небо, другие землю, третьи море. Поселившиеся в море титан и титанка были Океан и Тетис (вода), из которой по другим теогоническим системам произошло все. По мифам о происхождении богов Древней Греции, Океан – река, текущая кругом земли и охватываемого землею моря; это глубокий и кольцеобразный пояс текущей воды; течение его – круговое; он граница мира, а сам он безграничен. Когда понятие о реке Океане олицетворяется в образе Титана, этот бог, сохраняющий за собою имя Океана, добрый, кроткий старик. Этот титан и его жена, прародительница рек и потоков, живут на далеком западе, который вообще был в древнегреческих мифах страной чудес. Все реки, стремящиеся по ущельям, подобно могучим быкам или победоносным героям, пролагающим себе путь чрез преграды гор, все тихие реки равнин, все ручьи и источники считались в мифах Древней Греции сыновьями и дочерьми богов Океана и Тетис. Перворожденными детьми их были Стикс и Ахелой. Стикс (по-гречески, имя женского рода) был Черной рекой; её олицетворение, древнегреческая богиня Стикс, жила на отдаленном западе, где скрывается солнце, где страна ночи; её жилищем был стоявший между скал великолепный дом с серебряными колоннами, подымавшимися до самого неба. В мифах Древней Греции она была хранительницею текущей в мрачном ущелье священной реки, водами которой клялись боги, когда давали ненарушимое обещание. – Ахелой, «серебристая река», был в мифологии представителем рек, питающих растительность. Источник этой священной, великой реки древнегреческие мифы располагали у Додоны, и орошаемая Ахелоем Додонская область, отчизна пеласгов, была «исполнена травы и хлеба, коз, овец и стад ходящего тяжелым шагом рогатого скота». У Океана, где сад Гесперид и где источники амброзии, сочетался Зевс с Герою, богинею облаков, царицею неба, которую воспитала Океан и Тетис.
На сияющем небе, согласно древнегреческой мифологии, жили титан Гиперион «высокоходящий» и титанка Тейя (блеск); от них родились боги Гелиос (Солнце), Селена (Луна) и Эос (Заря; Эос по-гречески слово женского рода); тоже на небе жила другая чета, Кей и Феба (светлая), родители Лето (ночной тишины) и Астерии (Звездного света). Детьми титанки Эос были боги-Ветры; их было четыре: Зефир, Борей, Нот и Эвр.
По мифам о происхождении богов Древней Греции, из титанов и титанок, живших на земле, некоторые была олицетворениями человеческих качеств и фазисов человеческого развития; такое значение имели Япет и его сыновья, которые тоже называются титанами: Атлас (или Атлант), поддерживающий небо; надменный Менетий; хитроумный Прометей; слабоумный Эпиметей; представления о них дали богатый материал для глубокомысленных мифов и великих произведений древнегреческой поэзии. Титанки, жившие на земле, были олицетворениями благотворных сил, дающих человеческой жизни благоустройство или благородные наслаждения; таковы были Фемида, богиня справедливости, законного порядка; дочери её и Зевса были в мифах о богах Древней Греции Оры (Horai, часы суток, времена года), богини правильного хода годичных перемен в природе и правильного устройства человеческой жизни; Эвринома, мать Харит (Граций), богинь всего милого, привлекательного в природе и в человеческой жизни: веселья, красоты, изящества; Мнемосина, чьими дочерьми от союза с Зевсом были богини пения, музы; грозная Геката, богиня судьбы, пользовавшаяся очень большим уважением; ей первой из всех божеств молились приносящие жертву искупления; от неё исходило благо и зло людям. Впоследствии Геката стала в мифах Древней Греции богинею дорог и перекрестков; перекрестки были местом погребения, и на них, близ гробниц, при таинственном свете луны, являлись привидения; потому Геката стала ужасною богинею чародейства и призраков, сопровождаемых завыванием собак.
Циклопы и гекатонхейры
В мифах о происхождении богов Древней Греции Гея кроме титанов родила от брака с Ураном Циклопов и Гекатонхейров. Циклопы, великаны с большим, круглым, огненным глазом посредине лба, были олицетворениями туч, сверкающих молнией. Их было три. Трое было и Гекатонхейров, «Сторуких» великанов, которыми олицетворялись землетрясения и бурные волны моря, заливающие землю. Эти громадные чудовища были так сильны, что, по мифам о происхождении богов, сам Уран стал опасаться их; потому он связал их и низверг в глубину земли; они теперь неистовствуют в недрах её, производят извержения огнедышащих гор и землетрясения.
Оскопление Урана Кроном
Гея, страдая от этого, решила отомстить Урану. Она сделала из железа большой серп и дала его Крону, самому младшему из титанов, который один из всех них согласился исполнить замысел матери. Когда Уран спустился ночью на ложе Геи, Крон, спрятавшийся подле того места, отрезал серпом и отбросил половой член отца. Гея восприняла капли крови, упавшие при этом, и от них родила трех Эриний, гигантов и мелийских нимф. В мифах Древней Греции, Эринии, у которых вместо волос на голове были змеи, ходят с факелами по всей земле, преследуя и наказывая злодеев; их три: Тизифона (убивающая мстительница), Алекто (неутомимая преследовательница) и Мегера (ужасная). Гиганты и мелийские нимфы были в мифах Древней Греции олицетворения мщения, насилия, кровопролития. Отрезанный у Урана половой член упал в море и носился по волнам; из белой пены этих волн родилась Афродита (Анадиомена, «подымающаяся из воды»), составлявшая прежде часть существа Урана (бывшая Ураниею), теперь сделавшаяся особым существом. Уран проклял титанов. – По мнению учёного Преллера, Крон вначале был в Древней Греции богом созревания хлеба и стал олицетворением времени, идущим незаметным ходом к поре созревания, и быстро срезывающим то, что созрело, «бог иссушающего зноя, которым прекращаются дожди его отца, неба».
Происхождение Нерея и божеств моря
Согласно мифам о происхождении богов, Гея имела детей и от сожительства с Понтом, морем. Первым из этих её детей был Нерей, добрый, благосклонный к людям, морской бог, отец многочисленных дочерей, Нереид, прекрасных морских нимф, бывших олицетворениями спокойного моря, тихих заливов, светлой жизни у безопасных бухт. Следующие дети Геи от сожительства с Понтом, сыновья Таумас и Форкид и дочь Кето были олицетворениями величественных и ужасных явлений моря. Дочерью Форкида и океаниды Электры («блестящей») была Ирида, радуга; другими дочерьми их были в древнегреческих мифах Гарпии, богини разрушительных бурь, вихрей, смертей.
Грайи, Сцилла и Горгоны
От сожительства Форкида и Кето родились уродливые Грайи, страшные чудовища Сцилла и Горгоны; они жили на краю вселенной, где заходит солнце, в стране Ночи и детей её. – Грайи, три сестры, были уж при самом рождении седыми старухами; все три, они имели только один глаз и один зуб, которыми пользовались поочередно. Горгоны, из которых самою ужасною была Медуза, были крылатым чудовища с человеческими головами, на которых вместо волос были змеи, и с таким страшным выражением лица, что от взгляда их все живое превращалось в камень.
Геспериды и Атлант
Неподалеку от Горгон, у границы вечного мрака жили Геспериды, дочери Ночи; их пение было прекрасно; они жили на очаровательном острове, до которого не достигали мореплаватели, и где благодатная земля производит превосходнейшие свои дары богам»; Геспериды стерегли золотые яблоки, которые росли на этом острове. По соседству с садами Гесперид стоял титан Атлас (Атлант), олицетворение Атласского хребта; он держал на голове, поддерживая и руками, «широкий свод небесный». – Мать Гесперид, Ночь, была благая богиня, родившая свет; в конце каждого дня она, осеняя землю своими влажными крыльями, дает сон всей природе.

Мойры
Мойры, богини рождения и смерти людей, были или также дочери Ночи, или дочери Зевса и Фемиды. В мифах Древней Греции их было три: Клото пряла начало нити жизни человека, Лахесис продолжала прядение начатой сестрою нити, Атропос (неотвратимая) перерезала нить. Богини судьбы человека, они была хранительницами законов необходимости, на действии которых основывается порядок, благоустройство в природе и в человеческом обществе.

Танат и Керы
Детьми ночи также были неумолимый бог смерти, Танат, и страшные Керы, богини судьбы, главным образом той судьбы, которая дает людям смерть в битвах; на полях битв они «ужасные видом, в кровавой одежде», волочили и терзали раненых и убитых.
Бог Крон
Уран, небо, дающее дождь, который оплодотворяет землю, был, согласно мифам о происхождении богов Древней Греции, лишен владычества Кроном, олицетворением той силы неба, которая дает созревание плодам земли. Крон стал владыкой; его правление было золотым веком; тогда «вечно были зрелые плоды, и вечно была жатва». Но проклятие отца отняло у него силу обновляться юностью, потому он в мифах о происхождении богов – символ старости, бледный, иссохший старик, с седыми волосами и длинною бородою, согнувшийся, мрачный. Ему было предсказано, что его дети низвергнута его, как низверг он отца; потому он поглощал всех детей, которых рождала ему его жена, Рея, олицетворение производительной силы гор и лесов, «мать-гора», впоследствии отожествленная с фригийскою богинею природы, Кибелой, основательницей городов, носившей корону, сделанную в виде городской стены.
Зевс и борьба богов с титанами
По древнегреческим мифам, Крон поглощал всех своих детей; но когда родился последний сын, Зевс, мать дала Крону проглотить обвитый пеленками камень и спрятала прекрасного младенца в пещере. Нимфы кормили его там молоком и медом, а куреты и корибанты – олицетворение грозовых туч – плясали кругом, ударяя копьями о щиты, чтобы плачь малютки не был слышен родителю. Зевс быстро вырос и при помощи хитрости Реи принудил отца извергнуть поглощенных детей. Извергнут был и проглоченный им камень; Зевс поставил его «для вечного воспоминании в Дельфах «на извилистом склоне Парнаса». Зевс освободил циклопов; они дали ему гром и молнию, и он, по древнегреческим мифам о происхождении богов, начал борьбу с Кроном за владычество над вселенною.
Все боги Древней Греции приняли участие в борьбе; одни стали на сторону Крона, другие на сторону Зевса. Десять лет длилась война богов. Лагерь титанов был на Отриде, лагерь божеств младшего поколения на Олимпе. В основании древнегреческого мифа об этой «войне с титанами» (Титаномахии) лежат, быть может, воспоминания о землетрясениях, при которых образовался прорыв приморского хребта, Темпейское ущелье, и воды фессалийской равнины получили сток в море. Под ногами сражавшихся богов дрожала земля до глубины Тартара. Бог Зевс проявил наконец всю свою силу, непрерывно метал молнии, так что запылали все леса, вся земля была объята огнем, море кипело; глаза титанов были ослепляемы блеском молнии, и подвигнулся сам древний Хаос в глубине своей, думая, что пришел час владычества его, что низвергнутся в него и небо и земля. Но титаны всё еще держались неодолимо. Зевс призвал на помощь себе сторуких, пятидесятиголовых гекатонхейров; они стали бросать на титанов громадные скалы, по триста скал разом, и низвергли титанов в Тартар, который настолько же глубоко внизу под землею, насколько отстоит в вышину от неё небо. По древнегреческим мифам, низвергнутые титаны были окованы там цепями. Но не все титаны были против Зевса; Фемида, Океан и Гиперион сражались за него и были приняты в число небожителей.
Раздел вселенной между Зевсом, Посейдоном и Аидом
Победа была отпразднована блестящим праздником, с военными плясками и играми. После того – продолжают мифы о происхождении богов Древней Греции – сыновья Крона разделили между собою, – или по жребию, или по выбору, – владычество над вселенной. Зевс получил верховную власть на небе и на земле, Посейдон владычество над морем и всеми водами; Аид (Плутон) стал владыкою в глубине земли, где темные жилища умерших. Земля и Олимп остались общим владением всех богов и богинь. Но некоторые из них взяли под особенное свое покровительство те страны и города, которые особенно любили, и в которых были особенно чтимы. Низвергнутые в Тартар титаны остались там, окованные цепями. Посейдон оградил Тартар крепкою стеною с медными воротами. Гекатонхейры, страшные силы землетрясения, в древнегреческих мифах стерегут титанов, чтоб они не вырвались из Тартара, не разрушили светлый мир олимпийских богов. И остались навеки в Тартаре титаны, дети прогневанной земли, беспорядочные, злые элементы природы, противившиеся владычеству богов и нравственному благоустройству жизни. Так повествовали древнейшие мифы о происхождении богов. Но когда нравы древних греков смягчились, поэзия освободила титанов из мрака и неволи, перенесла их на острова Блаженных, поставила там «древнего» бога Крона царем над избранными усопшими древних блаженных времен.
Тифон
Зевсу пришлось отстаивать свое владычество против новых врагов. Гея сочеталась с Тартаром и родила последнее свое дитя, самое ужасное из всех, Тифона (или Тифея), олицетворение газов, рвущихся из недр земли и производящих вулканические перевороты. В древнегреческих мифах это было колоссальное чудовище, имевшее сто драконовых голов с черными языками, пылающими глазами и ужасно было шипение его голов. Тифон был самым страшным из всех врагов, какие воевали с олимпийцами. Он едва не овладел вселенною. Зевс поражал его молниями. Борьба была такая, что от неё дрожали высоты Олимпа и недра земли до глубочайших её оснований. Зевс наконец отбил молниями все головы чудовища, и оно упало; тело его запылало таким огнем, что земля сделалась горяча, как распаленное железо, и расплавлялась и текла. Зевс низверг безголовое, но живое чудовище в Тартар. Но и оттуда Тифон шлет гибель на землю и на море, испуская знойные ветры и другие вредоносные действия зноя.
Борьба богов с гигантами
Еще более популярен был, еще чаще, нежели война с Тифоном, служил предметом поэтических рассказов и произведений искусства древнегреческих миф о войне богов с гигантами (Гигантомахия). Гиганты были также сыновья земли-Геи; в них тоже олицетворялись древними греками силы, производящие геологические перевороты. Они нагромождали горы на горы и бросали на Олимп огромные скалы, но были наконец побеждены Зевсом, Афиною и Гераклом. Только по преодолении этих стихийных сил получило прочность благоустроенное правление небесных божеств.
Таково содержание мифов о происхождении богов Древней Греции”
Музыка осени
Наверно все мы баловни прогресса:
Достал нас вездесущий ширпотреб –
Из выхлопной трубы у Мерседеса,
Неся к нам свой прикольный, дикий рэп!

А хочется, чтоб ветерок – бродяга,
Нёс чувства с левитановских картин.
И в душу приносил канцоны Баха
Со звонких струнок тонких паутин.

И чтоб тропинкой между стройных сосен,
Забыв про повседневные дела,
Ты шла ко мне, как та девчонка - осень,
Какой когда-то, помнишь, ты была.
И нет никакого Сверхразума!
Недавнее исследование физиков-теоретиков из Оксфордского университета, которое было опубликовано в журнале Scientific Advances только на прошлой неделе, окончательно подтверждает, что жизнь и реальность не являются продуктами компьютерного моделирования. Исследователи под руководством Зохара Рингеля и Дмитрия Коврижи пришли к такому выводу, заметив новую связь между гравитационными аномалиями и сложностью квантовых вычислений.

Сторонники моделируемой теории вселенной, такие как сам Маск и популярный астрофизик Нил Деграсс Тайсон, часто указывают на всевозрастающие возможности современных компьютерных систем как доказательство того, что реальность можно эмулировать. В концепции моделируемой Вселенной, которая стала популярна благодаря британскому философу Нику Бострому еще в 2003 году, велика вероятность того, что в гипотетическом будущем высокоразвитые цивилизации разработают реалистичные виртуальные симуляции, создающие иллюзию прошлых эпох. Для нас это «прошлое» является вполне настоящим, а сами симуляции будет уместно сравнить с компьютерными играми, также воссоздающими интерактивные картины древних цивилизаций.

Однако, согласно новому исследованию, создание столь сложной симуляции видится ученым невозможным даже в теории. Причина проста: в известной нам части Вселенной попросту нет элементов, способных образовывать механизмы столь высокой вычислительной мощности, чтобы моделировать нечто столь колоссальное.
Реальность или симуляция: физики против домыслов

Команда из Оксфорда задалась вопросом: возможно ли построить компьютерную симуляцию достаточно мощную и сложную, чтобы в ней проявлялись квантовые эффекты множества физических тел? Для тех, кто плохо разбирается в квантовой физике, поясняем, что в нашей Вселенной число взаимодействий квантов друг с другом столь велико, что просто не поддается описанию. В частности, ученые проверили аномалию, известную как квантовый эффект Холла, с помощью метода Монте-Карло — вычислительной методики, которая использует для изучения сложных квантовых систем случайную выборку.

Исследователи выяснили, что для точного моделирования квантовых явлений, происходящих в веществе, система должна быть чрезвычайно сложной. Сложность эта возрастала экспоненциально по мере увеличения количества частиц, необходимых для моделирования полной картины. В результате стало понятно, что это невозможно чисто физически — и это при том, что физики включили в свои расчеты лишь часть известного человечеству мира, а не всю Вселенную целиком. Ученые особо отметили, что для хранении полной информации даже о паре сотен электронов необходима компьютерная память с большим числом атомов, чем есть в мире. «Однако нельзя исключать возможность того, что некое физическое свойство (имеется в виду характеристика гипотетической симуляции) специально создает препятствие для эффективного классического моделирования многочастичных квантовых систем», пишут они.

Физического ограничения, продемонстрированного исследователями, вполне достаточно, чтобы свести на нет все гипотезы о сверхразуме, заставляющем людей жить в огромной компьютерной симуляции. Вопреки утверждениям Маска или Тайсона, достижения человечества, судя по всему, все же являются заслугой самих людей и их кропотливого труда, а не заранее прописанной программы, ведущей развитие человечества по заданному свыше курсу.

Впрочем, нельзя утверждать, что человек так хорошо познал Вселенную, чтобы делать подобные заявления со 100% уверенностью. Допущение вероятностей, пусть даже и фантастических — одно из качеств, благодаря которому люди и совершают все новые и новые прорывы в науке, раз за разом отодвигая границу «невозможного» все дальше.

Лонгрид Исследование Квантовые технологии
Осень
У осени есть веская причина –
Вплетать в сонеты цвет рябинных бус,
Когда дождём она играет чинно,
По нотам листьев тихий, нежный блюз.

И оттого, на радуг коромысле,
Когда увидишь нот разлитый цвет,
То сознаёшь что осень в высшем смысле –
Художник, композитор и поэт!

Когда она, мне ремесло прощая,
К нам дивно мастерство несёт своё
Писать стихи я тут же прекращаю
И думаю – куда мне до неё!
Не верьте интернету!
С кумом, скажем мы открыто, что в цепи бегущих лет,
Жёны нам нужны для быта, а для связей – интернет.
И не может быть иначе, если днём и в поздний час,
Сила страстная маячит виртуальнейшая в нас!

Наши с кумом интересы в стихотворном сайте ру.
Там такие поэтессы, что приятственно нутру.
Хоть мы с кумом не поэты, но не вдарим фэйсом в грязь.
Их увидели портреты и настроились на связь!

В связях с кумом мы здоровы, нам проблемы – хоть бы хны:
Ведь на сайтах все иль – вдовы, или все – разведены.
Про любовь стишков их трели, мы же лиц окинув круг,
Двух красавиц присмотрели, наших местных – двух подруг.

Скрыли мы рожденья даты от тоскующих сердец.
Я писал, что- неженатый, кум писал, что он – вдовец.
Кум, наверное, с охотки, чтобы страсти дать накал,
Им совсем не наши фотки артистичные послал.

Интернет донёс нам остро суть изысканных манер -
Шестьдесят на девяносто – тот, что нужен нам размер,
Кожа цвета шоколада, всё о страсти говорит.
Нас же с кумом ждёт награда: стол заказан, всё стоит.

Мы сидим, расправив плечи – полумрак, интим в кафе.
Ждём желанной тайной встречи, той, что в пушкинской строфе.
Только вдруг воды холодной, будто кто плеснул ушат:
Наши жены с хваткой плотной к нам за столик сесть, спешат!

Кум застыл как поражённый, я дрожу, хоть прочь беги.
Ёлки-палки! Наши жёны нам запудрили мозги
Сделав всё по молодецки, погуляв в инете всласть
Прочитали наши “рецки” и явились к нам на связь!

Как тут можно быть в отказе, как тут жёнам скажешь – нет.
Ведь они нужны для связи, а для быта – интернет!
Гонит он по белу свету виртуальных чувств напор…
И не верим интернету я и кум с тех самых пор!
Тайна строительства пирамиды Хеопса раскрыта
В Египте ведется масштабный проект по изучению пирамид. Международной группе ученых удалось сделать открытие, ставящее точку в споре о методах строительства пирамиды Хеопса.
Редакция ПМ
28 сентября 2017 15:30
677
Тайна строительства пирамиды Хеопса раскрыта

История изучения Великой пирамиды Гизы, или пирамиды Хеопса (Хуфу) началась в ХVIII веке, когда Наполеон привез сюда археологов, геодезистов и других ученых. Исследования продолжаются до наших дней, но этот памятник архитектурного искусства Древнего Египта еще не раскрыл все свои тайны. В частности, точно не известно, когда началось его строительство: радиоуглеродный метод дает диапазон от 2680 до н. э. до 2850 до н. э. Еще одной загадкой были методы транспортировки тяжелейших блоков на огромные расстояния.

Для разных египетских пирамид применялась различная техника строительства. Ранее в одном из некрополей была обнаружена фреска времен XII династии, на которой изображены 172 человека, тянущих на санях-волокушах гипсовую статую Джехутихотепа II. Песок по пути следования работник поливает водой, отчего скольжение облегчается.

Некоторые пирамиды были построены путем перекатывания блоков с помощью люлечного механизма: подобные устройства были найдены при раскопках различных святилищ Нового царства. Кроме того, местами применялась так называемая «технология квадратного колеса»: блок квадратного сечения катится по дороге, созданной из помостов.

В 1997 году археолог Марк Ленер (Mark Lehner) провел экспериментальное строительство небольшой пирамиды с шириной основания около девяти метров и высотой 6,1 метров. Блоки массой около двух тонн перемещались силами 12−20 человек при условии использования деревянных полозьев, скользящих по деревянному настилу.

Но все опыты и гипотезы не отвечали на вопрос о доставке 2,5-тонных блоков из известняка и гранита к площадке, где возводилась пирамида Хеопса. Ответ был найден только в 2017 году: международная группа археологов под руководством Ленера обнаружила папирус, в котором надсмотрщик над 40 рабочими описывает этот метод.

Расшифровка текста дала следующие знания: сначала египтяне отвели воду от Нила и проложили через плато Гиза искусственные каналы. Затем строители соединили канатами деревянные лодки, и уже с их помощью они перевозили блоки почти до самого подножия пирамиды.
К 100-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО ПРАЗДНИКА
Каждый день на острие опасности,
Чтоб лихие беды превозмочь.
В Федеральной Службе Безопасности
Мы стоим на страже день и ночь.

Мы нужны в расцвет и лихолетие,
Продолженьем дедовских предтеч.
Служба наша вот уже столетие
Держит непрестанно Щит и Меч.

Мы в годах, текущих вереницею –
Зоркий глаз, и – верная рука.
Продолжаем давнюю традицию,
Что идёт от славного ЧК!
Ура!
Поздравляю Червову Галину с победой во Всероссийском конкурсе "Герои Великой Победы"!
Вот тридцатка победителей в номинации:

ПОЭЗИЯ
№ Ф. И. О. Название работы
104. Пронь Василий Петрович, «Велика честь умереть за Родину»
113. Таразанова Галина Васильевна, «Памяти Александра Прохоренко»
674. Матюшина Виктория, «9 МАЯ»
766. Запольская Людмила Александровна, «Короткая Косичка»
771. Корзун Валерия Николаевна, «Бессмертный полк»
1027. Мудров Николай Ильич, «Буду помнить»
1057. Самолюк Людмила Григорьевна, «Юный партизан»
1262. Забусов Олег Анатольевич, «Они ушли…»
1263. Волк Давид Фроимович, «Крепки в России мужики»
2056. Косенков Борис Михайлович, «Прожектора»
2115. Школьникова Северина Борисовна, «Бессмертный полк»
2469. Владимиров Николай Александрович, «Памяти Левицкого Михаила Николаевича посвящается»
2475. Дудаева Елена Георгиевна (Мира Бриг), «Еще один взгляд в прошлое»
3207. Ершова Елена Ивановна, «День Победы»
3213. Требич Варвара Владимировна, «О главном»
3214. Шуйский Николай Васильевич, «Посвящается Кучину Ивану, бывшему юнге»
3344. Василий Сид, «День Победы»
3373. Купавых Светлана Александровна, «Солдатка-вдова»
3538. Куклин Матвей Алексеевич, «Письмо на фронт»
3556. Карпова Галина Васильевна, «Отец»
3561. Гришин Александр Дмитриевич, «День Победы»
3562. Гришин Михаил Дмитриевич, «Великая Победа»
3567. Цыганкова Анастасия Викторовна, «Моему прадеду»
4102. Казарин Дмитрий Владимирович, «Мой дед»
4166. Сергач Федор Валерьевич, «На окраине Шатоя»
4383. Рузанкина Эльвира Сергеевна, «Мысли о войне»
4412. Кадулина Галина Николаевна, «Идут бессмертные полки»
4547. Новицкая Елена Николаевна, «Помним»
4678. Червова Галина Борисовна, «Отцу – воину!»
5143. Лепешкина Елена Алексеевна, «Прадеду…»
И приятное, и полезное!
В этом году, в начале августа, мы с женой отдыхали в санатории “Борисовский».
Он расположен в ста километрах от нашего города Кемерово, в живописном месте на месторождении минеральной воды «Борисовская», в честь которой и был назван.
Источник минеральной воды находится всего в 2,5 км. от санатория, что позволяет ему всегда иметь свежую, а не привозную минеральную воду.
Жилой и лечебный корпус находятся в одном здании, они соединяются между собой теплыми переходами с водолечебницей, столовой и зоной досуга, что очень удобно отдыхающим, особенно в холодное время года.
Санаторий «Борисовский» был основан в 1991 году, а затем в 2009 году был полностью реконструирован, все медицинские кабинеты оснащены новым современным оборудованием, появились многочисленные и разнообразные лечебные процедуры, в комнатах удобная и комфортная для отдыха мебель. Санаторий «Борисовский» пользуется большой популярностью среди сибиряков и других отдыхающих.
Мы с Галиной отлично отдохнули в этом замечательном санатории и, совместив полезное с приятным, провели там даже два творческих вечера для отдыхающих. Администрация отметила нас благодарственным письмом, а зрители бурными аплодисментами.
Для меня, кроме отдыха, было важно увидеть отношение аудитории к нашему поэтическому творчеству. Мы договорились с администрацией санатория дать один концерт. Выступали как семейный дуэт под названием “Лечение от грусти “ - Владимир Коньков и Галина Червова.
У Галины – лирика, у меня – стихи про кума и песни на её и мои стихи под гитару. Продолжительность концерта была в пределах часа. Восприятие было очень тёплое, зрители смеялись от души, скандировали нам. Увидев такой интерес отдыхающих, администрация санатория предложила нам сделать ещё один концерт перед нашим отъездом, но попросили удлинить его до полутора часов. Мы справились, концерт также прошел под крики «браво» и «бис». На этом концерте мы познакомили слушателей с нашим замечательным сайтом «Самарские судьбы», а также с книгами, которые у нас были изданы в этом году. Возраст слушателей разный от 40 до 70 лет. Хороший концертный дискотечный зал с микрофонами и аппаратурой. Приличная акустика. Я пробовал петь в сопровождении фонограмм на финал. На мой взгляд, мы выбрали правильную позицию своего выступления – чередовали стихотворения с песнями. И еще мы поняли, что стихи желательны не только лирические и серьёзные, но обязательно нужны и прикольные, весёлые. Народ у нас любит повеселиться, особенно на отдыхе и бесплатно!
В санатории частенько бывали концерты, приезжали артисты с разных мест Кемеровской области...но за деньги, а мы с Галиной решили делать наши концерты совершенно бесплатно, и поэтому зал у нас был всегда полон благодарными зрителями.

Выступая перед отдыхающими, мы увидели реакцию на свои творения, и получили истинное удовольствие, потому как эта реакция была положительная, были бурные аплодисменты,был смех и улыбки в зале, а не скукота и безразличие. Мы с Галиной рады и своему выступлению, и отличному лечению, и приятному отдыху! Наш отпуск удался!