Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

О чём угодно

+235 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Владимир Коньков
Ещё раз о театре
У меня столько знакомых поэтов. Но сколько раз ходим в театр и не встретили ни одного знакомого поэта. Хотя в магазине встречали, на проспекте встречали. Может права Марина? Как вы думаете?

"Марина Цветаева. ДВА СЛОВА О ТЕАТРЕ

Театр не благоприятен для Поэта
И Поэт не благоприятен для Театра.
Гейне.

Не чту Театра, не тянусь к Театру и не считаюсь с Театром. Театр (видеть глазами) мне всегда казался подспорьем для нищих духом, обеспечением для хитрецов породы Фомы неверного, верящих лишь в то, что видят, еще больше: в то, что осязают. – Некой азбукой для слепых.
А сущность Поэта – верить на слово!
Поэт, путем прирожденного невидения видимой жизни дает жизнь невидимую (Бытие). Театр эту – наконец – увиденную жизнь (Бытие) снова превращает в жизнь видимую, то есть в быт.
Театр я всегда чувствую насилием.
Театр – нарушение моего одиночества с Героем, одиночества с Поэтом, одиночества с мечтой, – третье лицо на любовном свидании.
И то, что окончательно утверждает правоту Гейне и мою: в минуты глубокого потрясения – или возносишь, или опускаешь, или закрываешь глаза.
«Но пишете же, однако, пьесы!» – Это не пьеса, это поэма, – просто любовь: тысяча первое объяснение в любви Казанове. Это так же театр, как я актриса.

Знающий меня – улыбнется.

Москва, октябрь 1921 г.

М.Ц.

Марина Цветаева. ФЕНИКС (КОНЕЦ КАЗАНОВЫ). Драматический этюд:
http://rusilverage.blogspot.com/2014/10/blog-post_42.html";
Не дадим умереть театру.
В который раз идём в театр и в который раз убеждаемся как мало мужчин среди зрителей. Почему? За столько посещений не встретили ни одного знакомого. А ведь у нас столько знакомых поэтов. Даже на "слэме" были среди зрителей возрастные любители поэзии. В театре - не встретилось ни одного. Господа! Не дадим умереть театру!
Ура! Я победил!
Дорогие друзья! Наверное, в результате какого-то сбоя моя прежняя запись удалилась, и я её повторяю. Тысяча извинений за повтор.
"Как-то случайно узнал, что в субботу 27 января в кафе "Кот Давинчи" состоится слэм лучших молодых кемеровских поэтов. Позвонил, записался. Вот настал долгожданный день, пришли. Уютное кафе, публика- молодёжь в основном студенты литфаков. Жюри. Первый тур . Каждый из 16 участников читает по три стихотворения. Среди 8 участников прохожу во второй тур. Ещё три стихотворения. Ёлы-палы! Попадаю в третий тур среди четвёрки лучших. Но в третьем туре нужно читать под музыку, которую импровизирует муз. группа. Жюри долго совещается и... Ваш покорный слуга вызывается на сцену - первое место! Скромный приз 1000 рублей! Эмоции переполняют, ведь мне скоро 70, а им 20-25. Я их всех люблю! Я вижу своими глазами их реакцию на весёлые стихи. Мой кум - герой слэма!
Поэтическая дуэль или поэтический слэм — это поединок между поэтами, где единственным оружием соревнующихся в искусстве стихосложения являются их собственные стихи, поэтические экспромты и, конечно же, харизма. Не секрет, что при выборе победителя «поэтической битвы» важно не только качество текста, но и манера декламации, которая зачастую может самое заурядное стихотворение превратить в невероятное шоу.
У поэтических слэмов есть свои негласные законы. Стихи должны быть написаны непосредственно чтецом. Унижать и оскорблять участников — дело пошлое и постыдное, в связи с этим не приветствуется. Поражение и проигрыш не стоит воспринимать всерьез, потому как все это игра для тех, кто хочет отдохнуть от городской суеты и повседневной рутины, для тех, кто тоскует по высокому и обладает тонкой душевной организацией. Или попросту для тех, кто просто хочет выпить и развлечься в приятной компании интеллектуалов и творческих людей."
Подражание Сергею Есенину
Я, конечно, имею право
Говорить про пахабность, но
Мне осталась одна забава
В женской бане смотреть в окно.

Моему свистку не до свиста:
Мне остались одни глаза,
Чтобы видеть как голосисто
Веник мучают телеса!
Подражание Геннадию Зенкову
А вы умеете влюбляться?
Всем телом, фибрами души?
Чтоб вновь хотелось целоваться,
А не стихи кропать в тиши?

Чтоб песней жизнью перепетой,
Вновь упиваться допьяна…
И чтоб возлюбленной Джульеттой
Была не Муза, а – жена!
Собачий случай
Нет, нет, и не спорьте Марья Ивановна! Считал, и буду считать, что собака истинный, преданный друг человека. И есть у меня замечательный этому пример. Вот, иду я однажды вечером из университета к автобусной остановке. Я часто так ходил. Асфальтированная дорожка прямо через палисадник к остановке ведёт, ребячьи голоса слышу. Вдруг из кустов на меня без ошейника, без намордника чёрная немецкая овчарка! Лапами мне, аж, на плечи! Рррр! Я замер, но себя в руки взял, не шевелюсь. А тут следом из кустов еще один чёрный огромный дог! Место на моей груди занято, так он меня за рукав, цап! Не сильно, но чувствую, что ещё и ещё куснуть примеряется. Как тут быть?
Я машинально: “ Тихо, тихо, тихо! “ Они обе отскочили метра на три и рычат. Я медленно шаг назад, а они опять на меня. Рычат, да так задорно и громко. Тут слышу издалека: «Рекс, ко мне!» Я назад, а эти друзья четвероногие опять на меня! Прыг! Вот такие шуточки. Не знаю, что бы делал кто другой на моём месте, а я медленно пошёл на голос. А эти чёрные гиганты с рыком передо мной! Так уверенно и разухабисто хвостами крутят и пасти щерят.
Через минуту выхожу на свет и вижу девушку лет шестнадцати и четверых парней с ней. Хохочут! Меня увидели, собак урезонили. Тут я извинительным таким тоном говорю им: “ Ну что же вы ребята за своими собачками не следите?” И к остановке. А четвероногие слышу, так и норовят продолжить свои игры. Я уж потом поинтересовался как с этим делом в других городах.
В столице, например, по данным эпидемиолога центра госсанэпиднадзора Людмилы Цвиль, ежегодно до 30 тыс. человек становятся жертвами нападения собак, и, как считают специалисты, большинство людей страдает не от бездомных, а от домашних собак. Галина Сергеева, занимающаяся дрессировкой более 20 лет, уверена, что в таких инцидентах виноват только хозяин. «Многие заводят собак, не понимая всей ответственности, думая, что животное будет расти само собой, как трава. А между тем некоторые породы очень агрессивны и требуют особого воспитания».
Я на следующий день в универе рассказываю про этот случай, так все смеются. Вот такая весёлая история! Хотя я не смеялся, но знал одного, который после подобного случая всю жизнь смеётся.
Друг одного человека
В каждой шутке есть доля по выбору, поэтому предлагаю такую шутливую зарисовку

Срочно заводите четвероногого друга и:
1. Будете жить без выходных. Этот цикл никогда не кончится. Вы никогда не расслабитесь. Утром и вечером прогулка ждет вас. Круглогодично и даже утром 1 января. Вы не сможете ездить в командировки и в отпуск, подолгу сидеть над стихами.
Жизнь превратится в два мероприятия: Гулять и Кормить. Гулять. Кормить. Гулять. Кормить. Гулять. Кормить. Гулять. Кормить. Гулять.
Причем прогулки подразумеваются долгие и полноценные, интересные и бодрые, с непременным энергичным обозреванием окрестностей на предмет людей, собак, детей, кошек, шуршащих пакетов и открытых люков.
Реакцию отработаете, людей и собак (особенно пуделей) возненавидите.
2. Холод возненавидите тоже. Как и жару. Не говоря про дождь и слякоть. Весь календарь будет проходить перед вашими глазами. Журнал Юный натуралист будет готов за большие деньги купить ваши наблюдения за природой.
Армия спасения за еще большие деньги будет готова купить ваши гулятельные одежды а-ля курточки и старые ботинки. И дурацкие шапочки!
Вы научитесь утешать себя, что зато тепло и не продувает, а в темноте все равно не видно.
3. Забудете о пьянках, клубах, ночных загулах и спанье до упора. Если вы пока одинок, то поставьте крест на спутнице. Теперь гораздо важнее — не какой коньяк покупать, а во сколько в последний раз пописала ваша собака. И если выходите за критическую отметку в 12 часов, то вас не спасет даже харакири. Потому как совесть.
А пьяных мы не любим. И от курева чихаем и смотрим страдальческими глазами. А от предложения выйти вон — отказываемся тихо, но категорично. Типа — я лучше я тут посижу. А то вдруг вы есть удумаете.
4. Приготовьтесь к новым кошмарам. Самый ужасный ужас — во сне вам привиделось, что закончился корм. Хотя вы буквально на днях купили тринадцатикилограммовый пакет этого долбанного педигри и притащили его на своем горбу на пятый этаж. А он внезапно закончился.
5. Научитесь разбираться в добавках и витаминах; не слушать всех, кто грузит на предмет как надо кормить собаку, потому что свою я кормлю так; прогнозировать, что от молока собаку пронесет, от яиц будет крутить живот, а лохань хлеба + ведро корма + пара банок консервов будут на ужин в самый раз.

6. Сможете запихивать градусник собаке в попу, смотреть — как и чем она какает, вытирать ее богатырские чихи с обоев и зеркала в прихожей, станете специалистом по оттиранию слюней с джинсов и дубленок, вытиранию после прогулки грязных лап и своих ботинок от чужих какашек, стрижке когтей, чистке ушей, протирке глаз и вытаскиванию из пасти всякой дряни, включая такие лакомства как провонявшаяся рыбка и разложившиеся кошаки. Запах мокрой псины будет вызывать умиление. Но ваша куртка и штаны будут ими пахнуть тоже.
Не пишу про то, что собаки умеют вкусно пукать. Это сюрприз. Подается при гостях. В общем, физиологические радости на уровне санитарки дома для престарелых.

Я не слишком быстро говорю? Успеваете записывать?.. Поехали дальше.
7. Так понимаю, что жуть в виде выставок вам не грозит? Хоть в одном повезло. Но если что — обращайтесь. Шелковые шнурки (уже намыленные) — в ассортименте.
8. Сума ждет вас. Я на свою девочку трачу в месяц около 3-5 тысяч. И все равно она ходит голодная! Как и я.
9. Приготовьтесь к постоянному чувству вины перед собакой. Она целый день дома одна. С ней никто не играет, не разговаривает и не гуляет. А вечером, когда вы приходите, вам хочется только одного — залечь. Или спокойно посидеть в кресле и выкурить сигарету. В тепле. В тишине. И чтобы весь мир провалился в тартарары.А тут сидит некто, смотрит на тебя, метет хвостом и ждет долгой прогулки. И чтобы с беготней, отнимаем палок и догонялками. И словами поощрения.
10. Причем этот некто никогда не упрекнет вас, что самое противное. Ну хоть бы раз проорался, стукнул тапком по столу! Так нет! Сидит, боготворит. Редко позволяет себе укор лишь в виде тихого повизгивания…пИсать хочу, мама… ну мама… пожалуйста, я быстро…
Хочется рыдать и таскать себя за волосы за сволочизм и издевательство над живым существом.
11. Кстати, сволочью вы будете себя чувствовать часто. Гарантирую. Особенно, когда ребенок желает рвануть к другим собакам, а низзя.
Я ничего не пропустил?… Немножко осталось, потерпите.
12. Научитесь собачиться с бабушками, дворниками и прохожими, которые смеют бояться вашего милейшего слоника. Вы наловчитесь посылать их так далеко, что ЖЭКу придется искать второго дворника.
13. Будете ездить на тренировки и краснеть от того, что ваша собака такая тупая и вы тупой тоже. Потом забьете на тренировки, а потом — за дополнительные деньги — будете ходить и пересдавать умение ходить рядом с собакой.
14. Только ходить рядом она будет все равно только на тренировках.
Зато вы накачаете левую руку.

15. Разовьете в себе редкий дар угадывать, чем занимается собака в темноте. Потому что собака может в этот момент:
а) что-то жрать
б) мышковать
в) мирно какать
г) выслеживать одиноких прохожих
д) уже давно свалить в неизвестном направлении
е) как раз подбегать к дороге (потому что в километрах двух от вас идет какая-то другая собака)
ж) делать что угодно, особенно то, что нельзя.
16. Ваш дом превратится в филиал лесопилки. Вы поднатореете в пылесосении на коленях, чтобы по миллиметрам выдирать из ковра щепки и нитки. А подметать вам будет нечем. Ибо веник давно с грызен, а где дают новые, вы понятия не имеете.
17. Привыкнете к лаю, скулежу и вою. Редкому, но от того более душераздирающему. От жизни собачьей. Или рычанию на гостей. Гости вас скоро перестанут беспокоить, в отличие от соседей.
18. Очень скоро вы будете представлять собой или лакомый кусок для анатомического театра: синяки, шишки, царапины, пожеванные уши и пальцы, или сможете баллотироваться в армию на чин ведущего парада: вы наловчитесь гаркать команды так, что стекла во всех окрестных девятиэтажках будут вибрировать от ужаса.
Мужайтесь, конец близок.
19. Очень скоро из компанейского человека вы превратитесь в нелюдимого безумного собачника, выходящего из комы только при словах прививка, ошейник, гулять. Вы станете неинтересным собеседником, любой разговор сворачивающего на тему блох и корма. Вы напрактикуетесь уходить с пьянок в самый разгар, бормоча: У меня собака…
Через пару месяцев вас уже не будут никуда приглашать, а если придете по своей инициативе, то своими глазами увидите финальную сцену гоголевского Ревизора.
20. Перестанете запоминать имена, зато отлично будете узнавать в лицо всех окрестных псов, козыряя знаниями о датах их последних вязок и размерами ошейника.
21. Настройтесь на то, что собак все время будет ходить за вами по квартире. Даже в туалет. И положив голову вам на колени, задумчиво смотреть вам прямо в глаза. или не в глаза. А то и вовсе — задумчиво нюхать воздух… Ладно, это уже детали.

22. Вы научитесь спать столько, сколько спит ваша собака. И вставать без будильника.
И засыпать без поцелуя на ночь. Потому что любовники в этом дуэте лишние.

23. О господи! Чуть не забыла! Пылесосить подстилку от шерсти! Какая там опера Иоланта — вот где оргазм за оргазмом.
24. Вы откроете в себе способность усюсюкать, улюлюкать, повторять фразы по несколько раз без изменения интонации, придумывать невообразимые прозвища и говорить слова «Толстый» и «Жопа» с такой нежностью, что сотрудницы секса по телефону будут записываться к вам на тренинги.

25. К тому же через пару месяцев у вас начнут появляться неудобные мысли завести вторую собаку.

Вы думаете это все? Далеко не всё, мои милые. Нам просто гулять пора.
Поздравляем !!!
Пусть Новый Год к нам не пришёл покуда,
Но без курьёзов всё ж нельзя никак –
Мы поздравляем Петухов Самсуда,
А также всех Самсудовских Собак!

Чтоб строки шли послушно по бумаге,
И чтобы каждый узнавал не вдруг,
Что всяк петух – пример крутой отваги,
А пёс - так в высшей мере - лучший друг.

По санной трассе весело и юрко,
И хоть, вовсю заснежены пути,
Я – Дед Мороз и Галочка – Снегурка
Примчимся, чтобы смех вам принести.

Его нам игнорировать не нужно,
И представляя прозу и стихи,
Давайте жить приветливо и дружно –
Не как собаки или петухи!
Собака Президента
Посвящается лабрадору Кони

Писать про псов не так простая штука,
И всё ж, неисправимый я чудак.
Прошу прощенье за названье [***]
Но Кони – королева всех собак.

Она – уже почти названье бренда.
Её удел – откормленная сыть.
Всё потому, что жить у президента
Для Кони значит – родине служить.

Её удел не заниматься дракой,
И потому в нелепый волчий век
Мне иногда стать хочется собакой,
Но я, увы, по духу – человек!
Вкусовые стихи
Стиль стихов моих резов и звонок –
Их нельзя обойти стороной.
Ведь стихи я пишу для девчонок,
Тех, что ржут, словно кони со мной.

Я варганю стихи словно клёцки,
И подать к этим клёцкам готов
Хрен с горчицей. Я с хреном – Высоцкий,
А без хрена я – просто Коньков!
Чьи стихи лучше?
Я вас Зайковых не пойму. Отбросим тренья личные.
Когда в гостях я был у вас в довольно поздний час,
Супруга ваша говорит, мои стихи отличные,
А вы похабной чепухой назвали их сейчас!

Ведь у меня в моих стихах строка - веселья вольница:
Ей по фиг всякие там плюс, ей по фигу года.
Когда читаю я свои - супруга ржёт как школьница,
А слышит ваши, то, увы, серьёзная всегда!
За успехи производства!
Дорогие друзья! Ввиду того что возрастной ценз 12+ требует особого подхода, то обязуюсь в своей поэзии такие требования обеспечивать. Я переделал некоторые свои стихо под такие требования. Вот например:

За успехи производства!

Нам с кумом отдыхать, пока что, рано:
Мы бодро с ним по бизнесу идём.
Начальник – кум, а я его – охрана,
На службе безопасности при нём!

Растут по миру терроризма ставки,
Безнравственность шагает по земле…
Но я борюсь! Вот мимоходом плавки
Заметил на дизайнерском столе!

Несу их куму, говорю: «В разврате
Так можно весь наш бизнес прогулять.
Дизайнер не на дело время тратит,
Рабочий стол ведь это не кровать!»

Но, жаль у кума в телефоне уши:
Он в вечных разговорах у руля.
Мне покивал и, вроде как дослушав,
В карман засунул эти труселя!

А дома быт наш с кумом крайне плотен:
Под шашлычок ,(было под коньячок) у телика – вдвойне,
Как тут, некстати, денег пару сотен
Потребовалось кумовой жене!

Мы от хоккея, с кумом как в дурмане,
А тут как раз назначили буллит.
«Ты, Зин, возьми в бумажнике, в кармане», –
Ей кум, не отрываясь, говорит.

В карманах Зинка покопалась малость,
И речь ведёт в наивной простоте:
«Я, думала, куда они девались?..»
И держит плавки найденные те.

И объяснила всё легко и просто:
“С дизайнером втеченье двух недель,
Мы бились за успехи производства,
Придумывая лучшую модель!”

Думаю, что после этого такое стихо будет вдохновлять народ на трудовые достижения и не будет содержать никакой пошлости.
С улыбкой и Новогодними пожеланиями, Владимир Коньков
Товарищ! Ты выполняешь требования 12 плюс?
Список литературных произведений, запрещённых к прочтению детьми до 16 лет

«Кот в сапогах» Ш.Перро Сцена вероломного убийства Котом волшебника Для группы 12+
Не выполняется условие выражения сострадания к жертве и отрицательное, осуждающее отношение насилию.
Автор не выражает сострадания к убитому волшебнику.

«Красная Шапочка» Ш.Перро Сцена убийства волка Для группы 12+
Автор не выражает сострадания к убитому волку.

«Сказка о Попе и работнике его Балде» Сцена физического насилия без натуралистического показа процесса лишения жизни Попа его работником Балдой Для группы 12+
Автор не выражает сострадания к убитому Попу.

Источник: "Списки вредоносных произведений Во исполнение закона №436-ФЗ
Будьте осторожны!
Дорогие друзья! Вот нашёл статью, повествующую об одной деликатной проблеме:
Влияние профессии на потенцию. Кто в зоне риска?
"Музыканты и художники
Да и другие представители творческих профессий. Их жизнь полностью зависит от музы. Будучи людьми настроения, они могут впасть в состояние эмоциональной нестабильности.
Представители творческих профессий особенно подвержены депрессиям и иным нервным и эмоциональным расстройствам.
Вместе с тем, все эти эмоциональные состояния ведут к нервному, а затем и физическому истощению, которое выражается в ухудшении сна, развитие такого недуга, как импотенция.
По данным исследования, именно эти профессии находятся в наибольшей зоне риска, и их представителям требуется принимать определенные меры для того, чтобы поддерживать свое эмоциональное и физическое здоровье."
Это интересно
Сколько зарабатывают современные российские писатели
Авторизуйтесь, чтобы не видеть рекламы в этом блоге
Сайт «МК - в Питере» опубликовал интересный материал о том, сколько зарабатывают современные российские писатели. На эту тему рассуждают Захар Прилепин, Герман Садулаев и другие литераторы.

Борис Акунин._Почему питерские литераторы зарабатывают меньше кассиров
Стихи и романы они пишут в свободное от основной работы время

Владимир Маяковский разъезжал по Москве на первой в СССР иномарке. Сергей Есенин был владельцем кафе и двух кинотеатров. Современные писатели и поэты о таком и мечтать не могут. Многие авторы за одну книгу (а ее можно писать несколько лет) получают около 30 тысяч рублей. «МК» в Питере» выяснил, почему сегодня так дешево ценится литературный талант.

Поэтам хватает только на туалетную бумагу

— Я вообще никогда не пытался прожить на литературу, — говорит писатель Герман Садулаев (его романы входили в шорт-листы крупнейших литературных премий «Русский Букер», «Национальный бестселлер» и «Большая книга»). — Слава богу, у меня есть небольшой юридический бизнес. Да и почти все современные писатели вынуждены где-то работать. Потому что литература не кормит.

И правда, писатель Валерий Айрапетян — врач. Андрей Аствацатуров (его романы входили в шорт-листы премии им. Довлатова, «Новая словесность», «Национальный бестселлер») преподает в питерском госуниверситете. Андрей Геласимов (победитель премий «Студенческий Букер» и «Национальный бестселлер») — сценарист. Свои романы они пишут в «свободное от работы время» — ночью, в выходные, в отпуске. А иначе не выжить.

— Предположим, книга вышла тиражом 3 тысячи экземпляров, — говорит Герман Садулаев. — Многие писатели получают примерно по 10 рублей с каждого проданного экземпляра. То есть это 30 тысяч. Правда, если роман хорошо распродавался, то издательство выпустит новый тираж, предположим, уже в 5 тысяч экземпляров. И когда продадут и его, то литератор получит еще 50 тысяч рублей. Но такое редко случается.

Для сравнения, кассирша в супермаркете в год зарабатывает примерно 300 тысяч рублей. А писатель, не очень известный широкому кругу читателей, но талантливый и обвешанный книжными премиями, в лучшем случае — 80 тысяч.

Еще хуже обстоят дела у современных поэтов. Их заработки возмутили бы и гастарбайтера-дворника.


Герман Садулаев:

— Денег хватает на зубную щетку, туалетную бумагу, кофе и сигареты, — говорит питерский поэт Иван Пинженин. — Поэтому я работаю репетитором немецкого языка и веду праздники. Любые. Свадьбы, дни рождения, детские утренники. Стихи пишу по ночам.

В отличие от писателей, чьи книги еще худо-бедно печатают, на поэтов в издательствах смотрят как на городских сумасшедших. В большинстве случаев печатать их сборники там согласны только в том случае, если поэт сам за это заплатит.

— У меня есть сборник стихов. Но деньги на то, чтобы его напечатать, мне почему-то выделил московский фонд «Экономика и развитие». Понятия не имею, почему они обратили на меня внимание, — говорит Иван Пинженин. — В итоге я выпустил 700 экземпляров, а вырученные с продажи деньги потратил на новый тираж своего сборника. Он, кстати, почти разошелся. Вообще я из-за всего этого стараюсь не расстраиваться. Всегда вспоминаю Александра Блока: первый тираж его поэмы «Двенадцать» был всего 1700 экземпляров, и он тоже долго не мог разойтись...

Чтобы хоть кто-то услышал его стихи, Иван Пинженин гастролирует по клубам. Чаще всего провинциальным. Там он читает свою поэзию, а затем за символические 100 рублей продает собственные книги, которые везет с собой из Питера в большом чемодане. От клуба же получает «зарплату» — как правило, 60 процентов выручки от входных билетов. Только вот на поэтические вечера много людей не ходит. Если соберется 50 человек — уже хорошо. Но Ивану еще повезло, он все-таки более-менее известен, пусть и в Интернете. А вот о существовании большинства питерских поэтов вообще никто не подозревает, кроме их самих. Само собой, выступать в клуб их никто не пустит.

Советские авторы получали рубль за строку

По словам самих литераторов, прожить на доходы от книг в России могут только коммерческие авторы, которые «специализируются» на фантастике, любовных романах и детективах. В их числе, например, Дарья Донцова или Борис Акунин. В спину им дышат Виктор Пелевин или Владимир Сорокин. Но повторить их опыт пока никто не может. Даже Захар Прилепин, хотя его последний роман «Обитель» стал самой читаемой книгой в стране по итогам прошедшего лета.

— У меня четверо детей, и прокормить их только за счет литературы я не могу, — говорит Захар Прилепин. — Поэтому половина всех моих доходов связана все-таки не с литературой, а скорее, с медиасферой. В принципе, со всех сторон ко мне текут небольшие «денежные» ручейки. Можно публиковать свои статьи в журналах, писать сценарии. Если твои книги переводят на иностранные языки, то ты и за это можешь что-то получить. У меня это все есть, но для этого мне пришлось очень долго зарабатывать себе имя, работать на него. К тому же есть еще и литературные премии, победители которых получают очень существенные вознаграждения: один-три миллиона рублей. То есть каждый год порядка 20 писателей выигрывают эти деньги. Существует, конечно, мнение, что в литературных премиях есть своя мафия, которая якобы распределяет призовые деньги только между своими, пилит их ручной пилой. Все это сказки для бедных. На кону стоят не такие уж большие деньги, чтобы пускаться ради них на такие «приключения». Все честно, и никакие знакомства в Министерстве культуры тебе не помогут выиграть, предположим, «Русский Букер».


Эдуард Лимонов и Захар Прилепин

Есть и еще одна статья доходов. Того писателя, чьи книги раскупают в магазинах влет, может «перекупить» другое издательство. Примерно как футболиста. В этом случае издательство приобретает на определенный срок (как правило, 3–5 лет) права на все уже напечатанные книги и парочку еще не написанных. Поэтому сумма, которую переводят литератору на счет, становится очень внушительной. Допустим, только одна книга может стоит 300–500 тысяч рублей... Но такая удача улыбается лишь единицам.

— Для многих остальных литераторов писательские доходы стремятся к минимуму, к нулю, — признается Захар Прилепин. — А тут еще эта идиотская либеральная идея, что писатель вообще не должен получать деньги за свою профессию. Мол, в проклятом СССР государство платило литераторам 2 тысячи рублей за поэтическую книжку, и это было ужасно, это тоталитаризм! Лучше как сейчас — когда писатели ничего вообще не получают и тихо где-то в безвестности подыхают. Писатели во времена СССР получали бесконечное количество удовольствий и благ от советской власти. Исаак Бабель, например, общался с чекистами, считался у них своим человеком, был на дне рождения у Ежова. А имажинисты — Сергей Есенин, Анатолий Мариенгоф, Вадим Шершеневич — имели кафе, два кинотеатра. Их кафе было освобождено от налогов. И, кстати, это было единственное заведение в Москве, которое могло работать до 2 часов ночи. Все остальные закрывались в 10 часов вечера. Эти поэты садились на поезд и ехали по своим собственным маршрутам на гастроли по стране. А Маяковский разъезжал на первой в СССР иномарке... Конечно, жизнь того же Есенина, безусловно, нельзя было назвать прекрасной. Но он зарабатывал! Он признавался, что получает рубль за строку. Так же как, кстати, и Анна Ахматова. Для сравнения, зарплата секретарши в то время была около 15 рублей, а квалифицированного работника — 25. Но лучше всего жилось литераторам в позднем СССР. Три хорошие журнальные публикации — и ты можешь купить автомобиль.

Литературный оборвыш

Государственная поддержка литературы, которая была в СССР, до сих пор существует во многих европейских странах.

— Например, в Эстонии государство за свой счет издает книги малоизвестных писателей или поэтов. Пусть даже крошечным тиражом в 100 экземпляров, — говорит Герман Садулаев. — Но зато их литераторы нормально работают, развивают эстонский язык, культуру. Похожая ситуация в Норвегии. Когда там поняли, что их собственная литература медленно умирает, они выделили огромное количество грантов для литераторов, которые пишут свои произведения на норвежском языке и переводят чужие. В итоге на весь мир прогремел, например, автор детективов Несбе. Для сравнения, у нас есть великий и всеми признанный писатель Юрий Мамлеев, который очень много сделал для современной русской литературы. Но его книги издаются крошечными тиражами, потому что эта литература очень сложна. И он буквально бедствует! Недавно ему нужна была какая-то помощь на лечение. И мы всем миром собирали ему деньги. Но такого быть не должно! И мы, наконец, обязаны понять, что культуру необходимо поддерживать, она сама себя никогда окупить не сможет. В конце концов это важно для самосознания нации, для ее гордости. Иначе скоро у нас не останется ничего своего...


Юрий Мамлеев:

Кроме грантов и стипендий для заслуженных писателей (их имена должно определить экспертное сообщество), писатели предлагают хоть как-то поддержать книжные магазины.

— Например, им нужно снижать арендную плату, — считает писатель Андрей Аствацатуров. — Сейчас же получается, что люди, открывшие винный и книжный магазины, платят государству одинаковую сумму. Это неправильно.

Не исключено, что, если государство хоть как-то обратит внимание на литературу, у нас наконец появятся большие писатели. Пока же новых имен нет...

— Я знаю много людей, которые написали одну-две книги и ушли из литературы, — рассказывает писатель, директор Агентства журналистских расследований Андрей Константинов. — Они говорили: все, я больше не буду морочиться, потому что труда много, а в материальном плане получаешь, как говорится, шиш да лука мешок. И эти люди уже не вырастают в больших писателей, хотя могли бы. Они скукоживаются и уходят из этой профессии. А многие из тех, кому идти уже некуда, люмпенизируются. Смотришь иногда на известного писателя, а он одет как оборвыш последний, и нет вокруг него облака благополучия. В свое время похожая ситуация была в системе образования. Когда случился кризис, первыми оборвышами стали профессора, доценты, преподаватели вузов. И многие молодые на них смотрели так: ну, чему ты можешь меня научить в своих стоптанных ботинках, ты ж неудачник, а я не хочу повторить твою судьбу! К слову, нашу систему образования мы в итоге потеряли. Главное, чтобы этого же не случилось и с литературой.

Текст: Екатерина Дементьева
Источник: http://spb.mk.ru/articles/2014/09/18/pochemu-piterskie-literatory-zarabatyvayut-menshe-kassirov.html
Откроем личную тайну?
Прозаические отношения писателей

Раскрученные российские авторы в год зарабатывают по несколько миллионов долларов, а западные в десятки раз больше

В 2013 году поставлено два окололитературных рекорда. Начальный тираж нового романа японского писателя Харуки МУРАКАМИ «Бесцветный Цукуру Тадзаки и его годы паломничества» составил 1 млн. экз., а гонорар писателя без учета процентов с продаж - $5 млн. Никому не известная 15-летняя пакистанка Малала ЮСУФЗАИ получит $3 млн. за книжицу мемуаров о том, как ее школьный автобус обстреляли талибы и как трудно получить образование в странах третьего мира. Рассказать, сколько зарабатывают литераторы в России, мы попросили нашего штатного автора, писателя Владимира КАЗАКОВА.

История русского гонорара непроста. Само это слово в переводе с латинского означает «честь», отсюда же слово «гонор». Для любопытных скажу, что «гонорея» не из той оперы, тут не латинские, а греческие корни.
Итак, в Риме писать за вознаграждение могли только иностранцы и рабы. Настоящему римлянину брать деньги за оды, вирши и прочие трагедии было западло. Поэтому придумывали символические ценные призы - перстенек или чашу какую золотую. Также считалось неприличным и в России среди дворян - а литература преимущественно была дворянской - брать деньги за сочинительство.
Но все меняет Александр Пушкин. Он впервые делает писательство профессией. Плюнув на туманные понятия о дворянском достоинстве, он стал продавать свои стихи. Нам часто рассказывают, что Пушкин был бедным поэтом, весь в долгах. Это верно только отчасти.
Александр Сергеевич очень много тратил, проматывал, проигрывал в карты целые состояния. Много пожирала жена Наталья Николаевна с балами и приемами. Но современники писали, что любимым занятием поэта было спьяну швырять золотые монеты с Аничкова моста и наблюдать, как они переливаются в воде на солнце. Отчего такие излишества?
ПУШКИН продавал свои стихи буквально на вес золота, но спускал все гонорары на балы и карты

Жалованье Пушкина в 1831 году в Коллегии иностранных дел, куда он, впрочем, не особо и ходил, было 5 тыс. руб. в год. Это очень большие деньги. Имение Михайловское и 200 крестьянских душ, принадлежавших поэту, давали еще 3 тыс. руб. годового дохода.
А вот некоторые цифры из его гонораров:
1824 год - выход в свет первого издания «Бахчисарайского фонтана», 1200 экземпляров, гонорар - 3 тыс. руб.;
1825 год - выход книги «Стихотворения Александра Пушкина», 1200 экземпляров, гонорар - 8040 руб.;
1827 год - напечатаны «Братья-разбойники», гонорар - 1500 руб.;
1828 год - выход второго издания «Руслана и Людмилы», гонорар - 7 тыс. руб.
В 1824 году за «Евгения Онегина» он вообще получил астрономические по тем временам 12 тыс. руб.
Это далеко не все гонорары поэта. Для сравнения: шикарный обед в ресторане, включающий осетрину и икру, стоил не дороже рубля. А умелый молодой кузнец с женой и двумя детьми на вывоз стоили не больше 500 руб.
ЧЕХОВ продал свои сочинения оптом и на вырученные деньги купил усадьбу Мелихово и домик в Ялте


Федор Михайлович Достоевский в деле освоения гонораров пошел дальше. Он умудрялся получать довольно приличные суммы за еще ненаписанные романы. В 1869 году из Флоренции в письме к публицистуНиколаю Страхову он, между прочим, сообщает: «...Вот что я принужден ответить: так как я всегда нуждаюсь в деньгах чрезвычайно и живу одной только работой, то всегда почти принужден был, всю жизнь, везде, где ни работал, брать деньги вперед. Правда, и везде мне давали. Я выехал скоро два года назад из России, уже будучи должен Каткову 3 тыс. руб., и не по старому расчету с «Преступлением и наказанием», а по новому. С той поры я забрал еще у Каткова до 3500 руб. «Русский Вестник» будет присылать мне деньги и в этом году, хотя я и остался там несколько должен.
Чтобы сесть мне за роман и написать его, надо полгода сроку. Чтобы писать его полгода, нужно быть в это время обеспеченным... Ты пишешь мне беспрерывно такие известия, что Иван Гончаров, например, взял 7 тыс. руб. за свой роман, а Тургеневу за его «Дворянское гнездо» сам Катков давал 4 тыс. руб., т. е. по 400 руб. за лист. (Литературный лист - это примерно 24 машинописных страницы. - В. К.) Друг мой! Я очень хорошо знаю, что я пишу хуже Тургенева, но ведь не слишком же хуже, и наконец я надеюсь написать совсем не хуже. За что же я-то с моими нуждами беру только 100 руб., а Тургенев, у которого 2 тыс. душ, по 400 руб. От бедности я принужден торопиться и писать для денег, следовательно, непременно портить».
В те годы самыми высокооплачиваемыми писателями были Гончаров и Тургенев. Но, в принципе, и Достоевский получал вполне прилично. Мог позволить себе колесить по всей Европе, играть в казино и вообще предаваться всяческим излишествам.
ГОРЬКИЙ путешествовал только первым классом, а уют ему создавала подруга Мария АНДРЕЕВА


Конец XIX века ознаменован взлетом оплаты писательского труда. Лев Толстой получает 1 тыс. руб. за лист, Николай Лесков и Антон Чехов - по 500. Начинающий «певец революции» Максим Горький - 150 руб, больше, чем Достоевский!
Предреволюционное время - это просто фантастика для литературных доходов. Горький получает 1200 руб. за лист, Чехов - 1 тыс., Куприн - 800 руб., Бунин - 600 руб. То есть опять берем среднюю книгу того времени в 10 листов, умножаем на чеховские 1 тыс. рублей и получаем три года проживания в роскошном отеле типа «Метрополь». Это за одну книгу. А они старались издаваться каждый год и даже чаще. Чехов, например, вовремя сообразил и уступил петербургскому книгоиздателю Адольфу Марксуправа на все свои прежние творения за 75 тыс. руб. И успешно содержал многочисленную семью, особняк на Садовом кольце, усадьбу Мелихово, дом в Ялте.
Прозаик Федор Сологуб не из лидеров тогдашнего рейтинга, но ценимый и качественный поэт и прозаик, автор знаменитого романа «Мелкий бес», платил за квартиру в Гродненском переулке в Петербурге 135 руб. в месяц. Жилище писателя выглядело престижно: дорогая мебель в стиле модерн, пальмы...
Леонид Андреев построил прекрасный особняк в престижном пригороде Петербурга, на Черной речке. Строительство, включая внутреннюю отделку, обошлось в 38 тыс. руб. Андреев получал рубль за строчку.
За рубль можно было купить целого гуся, за 50 коп. - пару цыплят. Месячная зарплата чиновника средней руки составляла 100 руб.
Горький арендует роскошнейшую виллу в Италии, на острове Капри, и содержит многочисленных родственников, любовниц и просто прихлебателей.
МАЯКОВСКИЙ стал первым советским коллекционером автомобилей
Маяковский стал официальным миллионером

В советское время писатели тоже не скучали. В 20-е годы самыми высокооплачиваемыми литераторами были Владимир Маяковский иСергей Есенин. Маяковский считался официальным миллионером. Он выписывал из-за границы автомобили престижных марок, много путешествовал, содержал семейство Бриков.
В более поздние советские времена выдача гонораров в связи с образованием Союза писателей СССР упорядочилась. Надо сказать, что союз, помимо твердых расценок, давал еще массу преимуществ, которых не было при царском режиме. Льготы по квартплате, получение квартиры вне очереди, повышенная пенсия, возможность отдыхать и творить бесплатно в многочисленных домах творчества, разбросанных в лучших курортных местах СССР. Возможность за символическую цену приобрести дачу в писательских поселках вроде Переделкино или Комарово. Государство стимулировало интеллектуальный, писательский труд.

Маститые литераторы, иногда довольно посредственные, получали порой фантастические деньги. Например, известен случай, как забытый сейчасписатель Анатолий Софронов, главный редактор журнала «Огонек», член ЦК КПСС и лауреат трех орденов Ленина, получил за собрание сочинений в 6 томах, выпущенное к 70-летию, более 200 тыс. руб. Трехкомнатную кооперативную квартиру в престижном районе можно было купить тысяч за 15.
Но и для рядовых писателей были гарантированы твердые, очень хорошие заработки. Например, за стихи и пьесы платили два рубля за строку. Плюс авторские, доплата за тираж и т.д. За одну книгу писатель гарантированно получал несколько годовых зарплат обычного советского человека. Кстати, если писатель сочинил книгу по-русски и ее перевели на один из языков народов СССР, то автору было положено дополнительно 60 процентов от гонорара, выплаченного за первое издание. Если книгу переводили на иностранный язык, то автору оригинала полагались 30 процентов от первого гонорара.
У меня один приятель был мордвином, он писал по-русски стихи, его издавали, потом он сам себя переводил на мордовский, его опять издавали, так он и жил.
ЕСЕНИН после свадьбы с Айседорой ДУНКАН полгода развлекался на лучших курортах Европы и США. Траты покрыл гонорар за сборник стихов

ЕСЕНИН после свадьбы с Айседорой ДУНКАН полгода развлекался на лучших курортах Европы и США. Траты покрыл гонорар за сборник стихов

Еще писатели делали из книг сценарии. Средний сценарий стоил 5 тыс. руб. - это цена «Жигулей», престижной тогда машины. А еще они писали пьесы по своим произведениям.
Лидером здесь был Владимир Войнович, создававший в 70-х годах тупейшие повести о настоящих советских прорабах на стройках социализма и удачно перерабатывавший их в пьесы.
- Пока спектакли шли, - вспоминал писатель, - гонорары мои росли в арифметической прогрессии. Один месяц - 600 руб., другой - 800, третий - тысяча. Когда месячный гонорар достиг 1200 руб., бухгалтерша, выписывая мне денежный ордер, пришла в нервное возбуждение и закричала своим сотрудницам: «Посмотрите на живого миллионера!»
То есть весьма посредственный писатель Войнович, штампующий муторные пьесы о рабочих буднях, получал ежемесячно только на театральных постановках годовую зарплату обычного человека. Быть писателем в СССР было престижно, да и просто очень хорошо.
«Гарри Поттер» принёс Джоан РОУЛИНГ $1 млрд.

Рухнул СССР. Пришли другие времена. 99 процентов писателей впали в нищету. Но один процент стал получать еще большие гонорары. Конечно, они несопоставимы с гонорарами писателей на Западе, где доходы верхушки приравниваются к гонорарам звезд эстрады и шоу-бизнеса. Например, доходДжоан Роулинг превысил $1 млрд. Конечно, в основном это деньги за экранизацию ее «Гарри Поттера», но и миллионные тиражи саги приносят ей немалый доход. Всего вышло около 500 млн. экз. книг о волшебнике. Но в лидерах современного западного рейтинга не она. Журнал «Форбс» опубликовал заработок самых успешных писателей за прошедший год.
1. Джеймс Паттерсон - $84 млн. Автор многочисленных триллеров и детективов больше всего известен благодаря серии книг об американском психологе Алексе Кроссе.
2. Даниэла Стил - $35 млн. Суммарный тираж ее женских романов превышает 800 млн. экз., благодаря чему Стил заняла восьмое место в списке самых продаваемых авторов всех времен и народов.
3. Стивен Кинг - $28 млн. Непревзойденный мастер ужасов за свою долгую творческую жизнь успел поработать во многих жанрах, включая мистику, фантастику, фэнтези, саспенс, драму.
4. Джэнет Иванович - $22 млн. Прославилась благодаря серии авантюрных детективов о приключениях Стефании Плам, которая после потери работы в магазине женского белья решила заняться ловлей преступников.
5. Стефания Мейер - $21 млн. Американская домохозяйка и мать троих детей написала серию романов о вампирах - «Сумерки».
6. Рик Риордан - $21 млн. Автор мистических детективов о частном сыщике и профессоре английской средневековой литературы Трезе Наварре.
7. Дин Кунц - $19 млн. Учитель английского языка из штата Пенсильвания считается одним из мастеров остросюжетных триллеров и ужастиков.
8. Джон Гришэм - $18 млн. Мастер «юридических» драм и триллеров, многие из которых были экранизиро-ваны.
9. Джеф Кинни - $17 млн. Разработчик онлайн-игр и мультипликатор снискал писательскую славу благодаря детской серии «Дневник слабака».
10. Николас Спаркс - $16 млн. Из-под его пера вышли 16 романов, основная тематика которых - личные трагедии, удивительные судьбы, верность и любовь.
Фонарь, аптека, улица
В который раз бульвары cнежной гладью
Накрыл декабрь до будущей весны.
В который раз рябины в модных платьях
В искусство дефиле погружены.

В который раз без лишних околесиц,
Когда в делах минута дорога,
Родившийся, худой как Барби месяц,
Вонзает в небо тощие рога.

Всё повторяют годы и недели.
Как в веке прошлом в круговерти лет:
Работа, транспорт, с новостями телик,
Квартира, ужин, отдых, туалет…

Лишь иногда из доброй, милой дали
Мелькнёт лицо, и вновь сорвётся мир,
Чтоб закружить в неистовой спирали:
Фонарь, аптеку, улицу, сортир.
Декабрь
Морозы в декабре ещё не стойки
Но в дальних рощах, аж, в глазах рябит:
На ветках для отличнейшей настойки
Краснеют гроздья алые рябин.

Как мне мила настоечка-чертовка,
Когда серпится месяц над селом,
И скулы мечут весело и ловко
Картошечку за праздничным столом.

И жизнь совсем не кажется ужасной:
И вновь вперёд летит земная твердь.
Когда нальёшь стакан настойки классной
И чувствуешь, что может он согреть.
Про эстрадную поэзию
Вот и я узнал, почему от моих стихов аудитория ржёт, а от других зевает. Каждому стиху - своё место. Вот что по этому поводу сказал автор - Чупринин Сергей Иванович.

"ЭСТРАДНАЯ ПОЭЗИЯ
Этим термином обычно обозначают исторически конкретное явление в истории русской литературы, когда на рубеже 1950-1960-х годов несколько поэтов (прежде всего, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Роберт Рождественский) начали читать свои стихи в Политехническом музее, во Дворце спорта в Лужниках, в других залах, рассчитанных на сотни и тысячи слушателей. Эта практика в ту, еще дотелевизионную, эпоху, во-первых, сделала их безусловными литературными звездами, а во-вторых, непосредственным образом сказалась на характере самих «эстрадных» стихов, стимулируя тяготение этих поэтов (и их последователей) к повышенной коммуникативности, форсированно яркой образности, исповедальному и проповедническому пафосу, афористичности и публицистичности, эффектным ораторским жестам. Голос и манера поведения поэта, его имидж, легенда, окутывающая его образ, при этом органичной и неотъемлемой частью входят в состав лирического месседжа, облегчают его усвоение максимально широкой аудиторией слушателей.
Такая авторская стратегия в период хрущевской «оттепели» была, разумеется, инновационной, хотя, разумеется, она и опиралась на давнюю традицию, представленную, с одной стороны, поэтами-импровизаторами (см. «Египетские ночи» Александра Пушкина) и чтецами-декламаторами XIX столетия, а с другой – такими равно репрезентативными поэтами Серебряного века, как Константин Бальмонт, Игорь Северянин, Николай Агнивцев или Владимир Маяковский. Так что постепенное вытеснение «эстрадной» (в строгом смысле слова) поэзии с доминирующих позиций в 1970-1980-е годы не привело (да и не могло привести) к исчезновению самого этого типа взаимоотношений авторов с публикой. Не нуждается в доказательствах высокий эстрадный потенциал авторской песни и, в особенности, рок-поэзии, лидеры которой (Майк Науменко, Александр Башлачев, Борис Гребенщиков, Виктор Цой, Константин Кинчев, Юрий Шевчук и др.) заняли в 1980-е годы то место в общественном сознании, которое ранее принадлежало, например, Е. Евтушенко или Б. Окуджаве. Эстрада, впоследствии поддержанная телевидением, дала известность поэтам-иронистам, если условно объединить этим понятием таких мало в чем остальном схожих авторов, как Игорь Губерман, Игорь Иртеньев, Владимир Вишневский или члены Ордена куртуазных маньеристов (Вадим Степанцов и др.). Правомерно, – напоминает Владимир Новиков, – говорить и о том, что в 1980-1990-е годы «была у нас еще и своего рода “филологическая эстрада”, представленная прежде всего концептуалистами, и в первую очередь – Приговым». С еще большим основанием эти слова можно отнести ко Льву Рубинштейну, чьи произведения несравненно интереснее в авторском концертном исполнении, чем при чтении глазами.
Тем не менее на протяжении последних пятнадцати-двадцати лет явления такого порядка воспринимались (и до сих пор воспринимаются) как либо сугубо индивидуальные, «штучные», либо – еще чаще – как маргинальные и, во всяком случае, не располагающие в представлении публики статусными характеристиками собственно поэзии, где подчеркнутый аутизм стал за это время и общим стилем, и признаком хорошего литературного тона (вкуса). Понятно и оправданно поэтому стремление ряда авторов нового поколения внетекстовыми инъекциями вновь возбудить потухший было интерес к стихам. Речь в данном случае идет, прежде всего, о таких сугубо эстрадных формах презентации поэтического слова, которые Данила Давыдов называет «новой песенностью» и «новой устностью», понимая под ними «поэзию, рассчитанную на эстрадное предъявление, иногда и с музыкальным или видеосопровождением». Первыми среди авторов, пытающихся вернуть поэзию на эстраду, обычно числят Псоя Короленко и Шиша Брянского. Или, например, чемпиона слэм-конкурсов Андрея Родионова, о котором Ян Шенкман говорит так: «Родионов исполняет стихи, пританцовывая и вскрикивая. Если бы он соревновался в чтении с Децлом, еще неизвестно, кто выиграл бы. Лично я голосовал бы за Родионова».
Массового успеха этот тип поэтической коммуникации пока не имеет. Зато он стопроцентно востребован в бесчисленных литературных салонах и клубах, где, – продолжим цитирование Яна Шенкмана, – «публика ожидает, что ее рассмешат или на худой конец удивят. ‹…› За отсутствием иронии сойдут и другие привлекающие внимание странности: мат, сленг, компьютерная терминология, гомосексуальные и наркотические сюжеты…»
Экстраполируя уже существующие и лишь намечающиеся тенденции, можно, вероятно, назвать два возможных направления для продолжения экспериментов с энергетическим потенциалом эстрады. Либо к шоу-бизнесу, хоть в версии Н. Агнивцева, хоть в версии телепередач уровня «Аншлага» и «Кривого зеркала». Либо к гражданской поэзии, протестного, скорее всего, характера, почти совсем не представленной, но безусловно ожидаемой на сегодняшнем рынке идей и инноваций."
Очень нужно ваше мнение
Дорогие друзья! Хочу отправить на конкурс "Герои Великой Победы 2018"
вот такое "стихо". Как вы думаете возможен ли такой взгляд?

Послевоенные байки
Светлой памяти Александра Трифоновича Твардовского

Я любил с отцом общенье: он рассказывать мастак
Про бои, про наступленье, было что, когда и как.
От Москвы он шёл, воюя, дважды ранен на войне.
И историю такую рассказал однажды мне:

«За столом в победном мае, каждый ладен и плечист,
Дни сражений вспоминают лётчик, фельдшер и танкист.
Разговор их интересен, а под спиртик – так вдвойне,
С точки зрения профессий, что сражались на войне.

Задушевная беседа. Кто услышит, то – держись.
Ведь для них сейчас победа – снова начатая жизнь.
Будто в новой гимнастёрке шуткой боль, ведя на слом,
С ними сам Василий Тёркин очутился за столом.

Лётчик чешет лоб: “В ту пору к орденам был путь не прост.
Я однажды без мотора протянул две сотни вёрст!“
А танкист, поправив орден: “Были, – говорит, – дела…
Перепрыгнул танк мой Одер – скорость задняя была!“

Вот такие байки-были вспоминать решил народ.
Вновь по кружкам спирт разлили… Тут – и фельдшера черёд.
Говорит он с видом гордым: “ В сорок третьем, аккурат,
У комбата был оторван, я нашёл, пришил назад.

Средь боёв мысля богата: где-то – этим, где-то – тем.
Да не думайте, ребята, что того я уж совсем!
Подсобил мороз, погода, но и я всё сделал в срок.
Наш комбат ещё два года жал тем пальцем на курок.

Орден дали мне в награду, ведь прижился – повезло".
Все хохочут до упаду: ”Ай да фельдшер! Ну, трепло!“
Мир прекрасен, мир чудесен, ржет, не чувствуя вины,
Шутки, слушая, профессий, возвратившихся с войны.

Ржёт открыто, без утайки, позабыв огонь и дым…
Да! Пока нам в помощь – байки, наш народ непобедим!
В этом смехе тонут беды: он – лекарство для живых…
И звенит, звенит Победа всех профессий фронтовых!»
Оговорка по Фрейду
“Эх, балует нас погода! Я и пять моих друзей,
Поохотиться с подхода выезжали на лосей.
Пострелять решили малость, но охота вышла в масть.
От лосихи мне досталось: две ноги и зада часть.

А тащить, чтоб было легче, и не тратить много сил,
Ноги я взвалил на плечи, в руки – зад и потащил…”
Так легко и увлечённо про охоту в ранний час
Наш начальник подчинённым на планёрке вёл рассказ.

Тут звонок по телефону перебил его слова.
И узнали мы по тону, что на проводе Москва!
Из московской светлой дали шёл нежнейших слов напор.
Мы минут пятнадцать ждали, чтоб продолжить разговор.

Шеф пред нами извинился и спросил, вздохнув, чуть-чуть:
“Я на чём остановился, не напомнит кто-нибудь?”
И сказала с видом строгим секретарь, потупив взгляд:
“Положив на плечи ноги, вы руками взяли зад…”

Шеф повёл в окно очками, и понятно стало всем,
В мыслях шеф уже не с нами, он не здесь уже совсем.
И сказал он, продолжая про охотничьи дела:
“Эх, какая заводная та проказница была!”
Хамон
Быт в объятия тоску нам не навяжет. Как-то раз,
У пивбара слышим с кумом про правительства указ,
Что заморские продукты, как твердит о том печать,
Ветчину, сыры и фрукты нужно, мол, уничтожать!

Так легли приятно в душу те высокие слова…
А у кума есть, к тому же, развесёлая вдова.
Не поймите нас превратно, разыгрался аппетит!
Для общения приватно нанесли мы ей визит.

У вдовы полно смекалки, с ней вдова на высоте.
Ведь она – работник свалки, где продукты валят те.
Ставит их на стол, однако, не забыв про двести грамм,
И… ударила атака по заморским по врагам!

Вы, ребята, нас не троньте: и не пойте про Содом,
Я, вдова и кум – на фронте, на ударном, трудовом.
Словно вырвался из клетки, я стараюсь, аж, давлюсь,
Уничтожить все креветки производства Беларусь.

Сыр мы съели за три раза: слишком крупные куски!
Пахнет вражий сыр, зараза, словно кумовы носки!
Чуть не сдулось было дело, но, плеснув опять в нутро,
Бри, рокфор и мацареллу мы прикончили хитро.

Так, орудуя искусно, мы рубали эту снедь.
Не завидуйте, что вкусно, ведь могли и умереть!
И вдова, гордясь победой, так сказала о войне:
“После гадости всей этой, русский хрен подайте мне!”

Ей на это кум заметил: “Хоть война – во всём война,
Но хреновой острой снеди в нашей буче до хрена!
Нам дана она по генам: с ней мы в бой, в огонь и дым.
Мы, ребята, русским хреном, кого хочешь, победим!”
Где зарождается всё?
“Сложен наш мир, и времён бесконечна река.
Мы же ползём по реке той широкой и грозной”–
Так рассуждали за выпивкой два червяка,
Высунув головы к солнцу из кучи навозной.

Их занимал бесконечно серьёзный вопрос.
Знали они, что навоз – безграничная сила.
Знали они, что Вселенная тоже – навоз,
И рассуждали: “А что же до этого было?”

Этот вопрос задавался в той куче не раз:
Видно дела шли в науках не слишком убого.
Всё у них было в навозе почти как у нас.
Ну а за пивом, возможно, и лучше немного!
Зимняя сказка
С утра сегодня подзаснежило.
Ещё кружит пушистый снег.
Авто проныристые бешено,
Берут вдоль улицы разбег.

Идут прохожие, сутулятся,
В маршрутки прыгнуть поскорей.
В их лицах отраженье улицы:
Где – холод злой, где – потеплей.

А там по парку, видно школьница,
По рюкзачку, чей ясен лик,
Пока в своих поступках вольница,
Идёт девчонка напрямик.

Скрипит под башмаками кашица,
Как под полозьями саней.
И этот снег ей сказкой кажется,
И что она, как Герда в ней!

Юлит по парку путь салазочный
То взад, то снова наперёд…
Наверно это добрый сказочник
Девчонку за руку ведёт!
Спасибо друзья!
Хорошо когда друзья оказывают помощь! Вот поправил. Всем огромное спасибо!
Обжигает меня румянец
В эту ночь на твоих щеках:
Сарасате* я твой, испанец,
Ты же – скрипка в моих руках.

В волосах твоих запах розы,
А в глазах твоих – полутьма.
Знойной страсти каприччиозо
Нас готово свести с ума!

Нас возносит цветущим маем,
Этой дивной игры сеанс.
В эту ночь мы с тобой играем,
То, что нам сочинил Сен-Санс!

Партитура слегка помята,
Но, как с нотами, ни чуди –
Бесподобно звучит стаккато,
На ложбинке твоей груди!

Сарасате – великий испанский скрипач, для которого Сен-Сансом была написана «Интродукция и рондо каприччиозо»

А было в первом катрене:

Нотный стан, извиваясь гибко
Дарит жар твоих милых щёк…
Для меня ты сейчас, как скрипка –
Ну, а я - нежный твой смычок!
О созвучности в поэзии
Вопрос о восприятии стихов занимает меня. Я заметил, что созвучность души читателя и поэта (в конкретном стихотворении) должна быть значительной.
Две души созвучны, если у каждой из них есть чувства,мысли,эмоции,жизненный опыт, достаточно похожие друг на друга и достаточно важные для обеих душ. Любовь похожих друг на друга людей, равноправных партнеров во всем. Поэзию созвучного тебе автора воспринимать гораздо проще и ей зачастую зеленая улица. Я знаю на нашем сайте созвучных и не созвучных мне людей. Отсюда и вывод.Пишите стихи для созвучных вам и чем таковых будет больше, тем лучше. Например, стих с грубейшими ошибками или не содержащий ничего нового оттолкнет знатоков, однако, что характерно, необязательно оттолкнет невзыскательную публику. Такая публика, а её большинство, заявит, что маститые оторвались от народа. Вот такое у меня мнение. А у вас?
Не пересол ли это?
Уважаемые друзья! Хочу поделиться с вами проблемой, возникшей при написании этого стихо.
Мне известно, что творческие люди нормально воспринимают образность, без которой нет поэзии.
А образность это когда: “штыки пошли в атаку”, “небо упало на землю”, “у него сердце, а положили с печенью” Ну, допустим, в нижеприведённом стихотворении “нотный стан” я заменю на “стройный стан”. Мне всё равно говорят, что у стана нет щёк!
В расстроенных чувствах я показал это стихо одному, убелённому сединой, режиссёру. С просьбой рассказать о чём оно. И мой Барковский, не зная, кто автор, мне объяснил, что это стихо рассказывает о любовной связи женщины и мужчины. Женщина, скорее всего танцует в обнимку с мужчиной. Очень возможно, что это как раз представление тех музыкальных чувств, которые несёт слушателю “Интродукция” Сен-Санса. “Может пошловато,- сказал он, - но стан это тело танцующей, через танец и щёки её пылают, и партнёр их может и должен ощутить”.


Нотный стан, извиваясь гибко
Дарит жар твоих милых щёк…
Для меня ты сейчас, как скрипка –
Ну, а я - нежный твой смычок!

В волосах твоих запах розы,
А в глазах твоих – полутьма.
Знойной страсти каприччиозо
Нас готово свести с ума!

Нас возносит цветущим маем,
Этой дивной игры сеанс.
В эту ночь мы с тобой играем,
То, что нам сочинил Сен-Санс!

Партитура слегка помята,
Но, как с нотами ни чуди –
Бесподобно звучит стаккато,
На ложбинке твоей груди!

Может я пересолил с образностью? С уважением Владимир Коньков.
Всё тот же первый снег
Лёг на локон твой золотистый,
Как посланник небесных нег,
Неожиданный, нежный, чистый,
Ослепительно-белый снег.

И под ветра чуть слышный шёпот,
Серебром устелив пути,
Он осенние дни торопит,
Поскорее от нас уйти.

Он причуды вершить проказник,
Но, любимая, не жалей,
Ты ведь в снежном ещё прекрасней,
Ты ведь в белом ещё милей!

В дивных красок безмерной трате,
Красота твоя так видна.
А кудрям, что в снегу, так кстати,
Головы моей седина!


Шутник
Дед Тимофей ещё в привычках лих,
Хоть и прошёл все фронтовые беды.
Знать потому сильнее, чем других
Его волнует светлый День победы.

Он в армию был призван до войны
Из дальнего колхоза “Красный молот”
И потому нет никакой вины,
Что он с победой перебрался в город.

Он в сорок первом защитил страну
И перенёс ранений боль и муки...
И шутит так: “ Чтоб, сказки про войну,
В кино смотрели сыновья и внуки!”
Мелодия
В те дни, когда летящей жизни трасса,
По горло окунала нас в дела
"Рабочая мелодия Кузбасса"
Для нас путеводителем была!

Мы с ней, когда на то звала работа,
Всем пращурам мифическим под стать
Могли трудиться до седьмого пота,
Чтоб плавить, сеять, строить и пахать!

Звала нас планов грандиозных масса,
И потому, на радость от побед,
Всегда дарили нам огни Кузбасса
Свой из глубин земли добытый свет!