Общая тетрадь

Никогда больше в своей жизни она не напишет ни единой строчки в личном дневнике!
Первый и последний в жизни дневник Ленка бросит в жарко горящую глотку титана, в ванной комнате.
Сидя на корточках и глотая слёзы, она неотрывно будет смотреть на пламя, превращающее страницы в чёрные лоскуты, которые со временем рассыплются в прах…
Ленка перешла в шестой класс.
Внезапно, а может быть и нет, во время летних каникул её настигла та самая первая настоящая любовь! Ленкино лето превратилось в праздник…
Кто бы мог подумать – она, практически отличница, влюбилась в самого последнего двоечника, одноклассника хулигана Сашку!
Вихрастая сашкина голова, его неповторимая улыбка снились Ленке каждую летнюю ночь…

— Так, в школу мы тебя, слава богу, собрали, — подитожила ленкина мать. – Осталось только обувь купить.
Мать всегда разговаривала с ней строго, или не разговаривала вовсе, когда Ленка была в чём-то виновата.
Мать привыкла быть строгой, потому что работала в школе учителем.
— Можно, я возьму эту тетрадку себе?
И девочка, из кучи канцтоваров, купленных матерью к школе, выбрала и прижала к груди общую тетрадь в красном переплёте.
— Вообще-то я купила для себя, — мать на минуту задумалась. – Ну ладно, забирай, всё равно сочинения писать будете. В шестом классе задавать будут ой как много…

Ленка раскрыла новую тетрадь и на первой странице красивым каллиграфическим почерком вывела: «Дневник Елены А». Чуть мельче, внизу страницы, поставила дату – 13 августа 1970 года.
Она посидела несколько минут в задумчивости, захлопнула тетрадь и подумала:
— И почему эти тетради называются общими? Чтобы все читали, что ли? Нет уж..
Девочка спрятала тетрадь в письменный стол, завалив её учебниками.

— Ты почему посуду не помыла? У матери – педсовет, а ей – хоть бы что!.. Опять со своим Сашкой по улицам болталась?
Немытая посуда – ещё один предлог, чтобы провести незримую черту между двумя нечужими людьми.

Ленка помыла посуду, открыла заветную тетрадь и сделала ещё одну запись:
«Сегодня мы с Сашкой долго гуляли по улицам. А когда он проводил меня до дома, то хотел поцеловать. Но я сказала, что целоваться нельзя. Он спросил «почему»? Я сказала «потому что» и убежала домой. Сашка мне очень нравится!»
«Кошмар! Меня сегодня чуть не выгнали с урока. Историчка заметила, как Сашка передавал мне записку.
Нина Петровна прочитала записку и сказала: «Лена, ты думаешь совсем не о том. Если не исправишь отметки, придётся вызывать твою маму»…

— Почему в дневнике тройка по геометрии? – мать вопросительно посмотрела на дочь.
— Потому что я не понимаю геометрию…
— Совсем учёбу забросила, мать позоришь. Что люди скажут? Мать – учительница, а ребёнок учиться не хочет. Чтобы исправила — я проверю потом.

«Мамка ругается каждый день, что я её позорю. Вчера я пришла домой позже, чем обещала. Мы с Сашкой не заметили, как пролетело время! А когда заметили, он сказал: «Беги скорее, а то тебя мамка отругает». Я зашла тихонько, но мамка всё равно услышала. Она отлупила меня тапком и сказала: «Предупреждаю в последний раз, чтобы с Сашкой больше не дружила! Тоже мне – любовь… Лучше бы со Славиком дружила – он хотя бы учится хорошо». Всё равно буду с Сашкой дружить, потому что я его люблю».

— Папка, не бей меня, пожалуйста!
Ленка уворачивалась от ремня, которым размахивал подвыпивший отец.
— Мать говорит, ты по углам с Сашкой обжимаешься… Может, внуков нам скоро в подоле принесёшь?!.. Вот я тебя сейчас уму-разуму научу…
— Папка, не бей! Сашка хороший! Мы с ним даже и не целовались ни разу!
Ленка кое-как вырвалась от отца, закрылась в ванной комнате и долго плакала навзрыд:
— Как он мог так подумать, мой папка?

«Каждый раз Сашка мне что-то дарит. Я знаю, что они живут бедно, и откуда только деньги берёт?
Вчера принёс конфеты, а сегодня – блокнотик, розовый, красивый. Мы каждый день катаемся с ним на велосипеде. Все говорят, что наступило «бабье лето». На улице солнечно и тепло. Когда Сашка меня подсаживал на велик, то как будто нечаянно дотронулся до груди. Я сказала, что если ещё раз так сделает, то дружить я с ним больше не буду. Тогда он испугался и сказал: «Правда-правда, случайно получилось»… Я Сашке не стала говорить про то, как папка отхлестал меня ремнём — стыдно».

«Сегодня классная погода! И мы со Светкой пошли ко мне домой. У меня есть проигрыватель, а у Светки пока нет. Я поставила новую пластинку, и мы дурачились под песни группы «Песняры».
Мы со Светкой орали на весь дом: «Где же моя черноглазая, где? В Вологде-где-где, в Вологде-где-где!» Сначала было весело, а когда сели пить чай, то Светка призналась, что Сашка ей тоже сильно нравится, и уже с первого класса. И что она мне даже немного завидует… Вот что мне теперь делать?! Светка – моя подружка, а Сашку я люблю».

— Дочка, прости меня! — сказал отец, пряча глаза, через три дня после случившегося. – Лишнего выпил…Бывает!
Отец протянул руку, чтобы погладить дочь по голове, но Ленка ловко увернулась – обида до сих пор не улеглась.
— Хоть ты повлияй как-то на дочь! Меня-то она давно ни во что не ставит, — мать стояла перед отцом, уперев руки в боки.
Отец отвёл взгляд:
— Не буду я больше вмешиваться. Хватит — вмешался уже один раз…
И отец, хлопнув дверью, вышел из комнаты.

«У меня всё плохо! Со Светкой мы теперь не дружим, потому что она строит Сашке глазки. А ещё я видела, как она передавала ему записки. Сашка смеётся, когда Светка что-то рассказывает ему на перемене. Я чувствую себя полной дурой! Мне кажется, он влюблён в Светку. Если позовёт на улицу, я не пойду. А Светка – предательница, Светка – дрянь!»

«Сегодня приходила Светкина мама и, не проходя в дом, прямо на пороге, сказала моей мамке:
— Ваша дочка порвала моей Светочке фартук!.. Разве так можно – из-за мальчика?
А потом добавила «а ещё учительница называется», и, хлопнув дверью, ушла».
«Я наказана. Мамка долго ругалась на меня и сказала, что на улицу гулять отпускать не будет.
Я закрылась в своей комнате и слышала, как Сашка бросает в окно камешки, чтобы я выглянула. Но я не выглянула, я легла в кровать и закрылась одеялом с головой, чтобы не слышать, как он бросает камешки».

«На уроке немецкого языка Сашка прислал мне записку: «Я люблю только тебя, а Светку – нет! Она сама ко мне пристаёт. Давай после уроков встретимся на нашем месте?»
Я написала «давай». И так мы с Сашкой помирились!»

— Ах, ты дрянь! Поцелуи в голове? Любовь, значит?.. А ну, быстро сжечь эту гадость!
Мать швырнула Ленке в лицо тетрадь в красной обложке.
«Вот почему тетрадь называется «общей» — вспомнила Ленка. – Нашла всё-таки!»

И вот теперь Ленка сидела в ванной комнате, перед титаном, заранее растопленном матерью.
В чёрном чугунном нутре его горело самое большое ленкино сокровище – её дневник.
Девочка захлопнула дверцу титана, умылась ледяной водой из-под крана и, глубоко вздохнув, пошла в свою комнату.
Сидя за письменным столом, она поняла про свою жизнь всё: что доверять нельзя даже – даже! – дневнику.

На следующий день Сашка, внимательно посмотрев Ленке в глаза, удивлённо спросит:
— Лен, ты чё, а?.. Что-то случилось?
— Отстань, — скажет Ленка и нарочито бодро зашагает по длинному тёмному школьному коридору.

Оцените пост

+4

Оценили

Татьяна Ларченко+1
Ольга Борисова+1
Гость №602+1
ещё 1
Ваша ситуация обошлась "малой кровью", в отличие от Ленкийной, и это хорошо) И дневники, и песенники, оформленные фотографиями любимых исполнителей - фетиш того времени. У меня тоже были и песенники, и дневники. С девочками хвалились друг перед другом... Спасибо вам, Александра, за отклик!
Наташа! А у меня жив этот дневник с того самого 1970-го или 1971го,причем,я помню,как подруга торжественно сожгла его в 7 классе, а я нет, потому как никто и никогда не лазал по моим тетрадям и тем более не лупил ремнем, но в остальном-все так и есть-и любовь первая,и разочарования, и подруги...И конечно же "Песняры", только не Вологда , а "Александрина". Мне очень понравилось!
Да, казалось бы, родители, мама-учительница лучше других должны были понимать детскую психологию, а они травмируют, замыкают ребенка в себе, тем самым теряя его доверие. Можно предположить, что травмируют не только своего... А мои детские дневники сохранились, никто их не читал. Но, боже мой, какие глупости занимали мою голову... Лучше бы вовремя их сожгли.
Таня, ваши детские дневники - это проба пера. Зато теперь вы пишите - о-го-го! Думаю, всё было не зря... А глупости в детских записях - явление нормальное, на то оно и детство!..
Спасибо, Наталья, за "о-го-го"!