Откровенная просьба.

08:33
4
Этот съёмочный день был ужасно длинный и тяжёлый. Домой она вернулась только в одиннадцать часов вечера. Муж встретил её в прихожей, поцеловал в щёку, помог снять плащ и пододвинул услужливо тапочки.
— Омлет ещё, наверное, тёплый! – обнимая жену и целуя в мочку уха, тихо проговорил он.
— Ой, нет. Я так устала! Только чайку попью. Как Настёна? – деловито спросила она.
-Немного погуляли. Сделали уроки. Почитали книжку. Мультфильмы посмотрели. Сейчас спим,- отчитался по полной программе муж. – Завтра у меня день намечается трудный, пойду спать!
— Конечно, милый! – она поцеловала мужа в щёку и пошла на кухню. Муж вернулся за ней следом и сообщил неожиданную весть
— Забыл сказать! Сегодня в новостях объявили, что умер режиссёр Т. Помнишь, ты у него в «Тишине» снималась Умер, кажется на 75 году. Вот такие дела! Ну, я всё. Пошёл спатиньки!

У режиссёра Т. она, действительно, снималась в фильме «Тишина» два года назад.
Тогда, во второй день съёмок, режиссёр Т. – высокий, крепкий, с залысинами, как у Ленина, старикан – вечером пришёл к ней в номер.
— Я к тебе с неожиданной и откровенной просьбой пришёл! – сказал маэстро, удобно устроившись в кресле.
— Внимательно слушаю! – отозвалась она, думая, что режиссёр пришёл поговорить о её роли.
— Знаешь… Я хочу познать тебя, как женщину! – глядя ей в глаза, проговорил маэстро. – Мне – 72 года, тебе – 28. У меня всё позади, у тебя всё впереди! Жить-то мне осталось, может, два понедельника! А тут такая красота передо мной! Искушение! Я понимаю, что тебе нужно какое-то нравственное усилие или, точнее, нравственный настрой. Но ведь ты можешь пойти мне навстречу! Ну, а я … За исполнение моей старческой прихоти… За приятное время… За то, что богиня удостоила меня своим вниманием… Как там у Достоевского в «Братьях Карамазовых» старик Карамазов писал: «Грушеньке (цыплёночку), если придёт!»
Режиссёр неестественно рассмеялся, а потом серьёзно добавил:
— У меня всегда для тебя будет роль в новом фильме!
Несколько минут она думала, потом насмешливо спросила
Ну, и во сколько часов вы начнёте меня познавать?
Маэстро не обратил внимания на её насмешливый тон и серьёзно сказал:
— Ты – очень разумная девочка! Приходи ко мне в номер в одиннадцать часов!
С первого раза, на какие ухищрения она не шла, у них ничего не получилось.
— Первый тайм мы уже отыграли! – немного сконфуженно пошутил режиссёр. Через несколько секунд он ушёл в ванну и вернулся оттуда со стаканом воды. Затем демонстративно у неё на виду принял розовую пилюлю и запил её водой.
— Немного подождём. Наука обязательно поможет, — немного натужно пошутил он.
Она лежала на кровати перед маэстро нагая, а он внимательно её рассматривал. Тогда она поймала себя на мысли, что ей совсем не стыдно. Казалось, что на неё смотрит врач.
— Богиня! Настоящая богиня! Само совершенство! – наконец-то негромко произнёс режиссёр. – А можно я немножко поэкспериментирую?
— В пределах допустимого! – напряглась она.
— Можно я завяжу тебе глаза и немного поласкаю тебя?
— А зачем завязывать глаза? – поинтересовалась она.
— Сладострастное лицо такое глупое, а сладострастное лицо старика глупое вдвойне! Я не хочу, чтобы ты его видела!
Он прикрыл ей глаза полотенцем и потихоньку начал её ласкать губами. Он ласкал и целовал так нежно, что в ней проснулось желание близости. И это желание стало расти с каждой секундой. Близость их была не такой долгой, как ей бы хотелось, но успешной.
Когда маэстро, тяжело дыша, улёгся рядышком, она шёпотом притворно вежливо поблагодарила:
— Спасибо! Было прекрасно!
А он вдруг спросил её:
— Правда, что Евтушенко говорил?
— А что он говорил? – поинтересовалась она.
— Что любят бабёнки стариковский один раз? Это Евтушенко устами своего героя в романе «Ягодные места» говорил!
— Правда! – соврала она.

Через несколько минут маэстро сказал:
— Спасибо тебе, милая! Для меня сейчас это очень много значит! «Жив курилка» — так скажем! Когда меня не будет, ты будешь вспоминать этот день! Будешь приблизительно так думать: « Он ведь эпоха в нашем кино, а я с ним спала!» Сейчас, кажется, что я хвалюсь, но будет именно так!
— Вы меня выпроваживаете? – грустно спросила она.
— Если честно, то «да»! Останетесь на ночь, — пропадёт всё очарование происшедшего!
— Почему?
— Ну, во сне человек вздыхает, храпит, кряхтит и даже пукает!
Эта фраза тогда ей очень не понравилась. Она молча оделась и выскользнула из его номера.

И вот, оказывается, режиссёр Т. умер. Вместе с его смертью исчезнет и тайна её измены. Она тихо вошла в спальню. Муж сонно посапывал. Она разделась, прилегла к мужу и прошептала ему на ухо:
— Ты у меня единственный и самый любимый!
Муж на несколько секунд затих, потом повернулся и привлёк её к себе.

Оцените пост

+3

Оценили

Ольга Михайлова+1
Зинаида Дмитриева+1
Геннадий Зенков+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!