Памяти Почётного гражданина Сызрани, генерала-полковника, Героя Советского Союза Виталия Егоровича

"Хроники самарочки"

07:09
13



21 октября на территории Сызранского вертолётного училища был открыт бюст Почётного гражданина Сызрани, генерала-полковника, Героя Советского Союза Виталия Егоровича Павлова.

Церемония открытия бюста состоялась в день рождения генерал-полковника возле здания учебно-лётного отдела.

На открытие бюста пришли те, кто хорошо знал Виталия Егоровича: председатель Совета ветеранов Сызранского ВВАУЛ Виктор Сергеевич Рудиков, сослуживец Виталия Егоровича, председатель «Союза ветеранов Анголы» в Сызрани Валерий Николаевич Кукк, руководство и курсанты вертолетного училища, Глава города Николай Михайлович Лядин.[cut=Читать далее......]





Перед церемонией открытия литургию провел Протоиерей Григорий Коберник.

«Хочу рассказать о нём как о Человеке с Большой буквы»

Масштаб личности Виталия Егоровича Павлова требует очень точных слов. Слов, чуждых экзальтации, восторгов, но вместе с тем высоких и значимых, потому что вся жизнь генерала Павлова — это яркая вспышка, полет, подвиг.

За спиной тридцать семь лет службы, две войны — афганская и чеченская. И на каждой его имя было легендой, в каждую он вписал свою страницу.

Простой деревенский мальчишка и не думал, что ему суждено стать первым командующим Армейской авиации. Но с раннего детства он все старался делать на «отлично».

Он был одним из лучших выпускников, одним из лучших летчиков и для многих – лучшим другом и Человеком.

В 8 лет вместе с младшими братом и сестрой, он остался без матери. В своей книге «Раскалённое небо» он писал: «Мать есть мать… Можно много чего иметь: друзей, орденов, дач, машин – до бесконечности, а вот мать у человека одна. Как и Родина…».

Трудное и голодное детство, жизнь в интернате — закалили его характер, научили держать удар. Когда переехал к старшим братьям в Чапаевск, окончил среднюю школу, работал столяром на заводе ЖБИ — там началась его самостоятельная жизнь и родилась любовь к небу. Там он наблюдал за вертолетами, который кружили над Волгой и Чапаевкой.

В Сызранском вертолетном училище армейская жизнь была ему не в тягость. И в аудитории, и в небе у Виталия были одни пятерки. Он много учился сам и многому учил других.





Воспитанный на военных подвигах старшего поколения старался самые сложные задания брать на себя. Так было всегда!

Во время службы в Афганистане, где он командовал полком и лично участвовал во многих опасных операциях.

По воспоминаниям самого Палова Виталия Егоровича о первом боевом вылете в Афганистане:

«… Информатор сообщил, что за дувалом на окраине одного из кишлаков находятся вернувшиеся с гор на отдых два брата — влиятельные полевые командиры местных душманских банд.

На штурмовку взлетели три пары «Ми-8». Ведущим первой был он — тогда командир полка, полковник. До цели чуть больше шестидесяти километров. К кишлаку группа подлетела как раз в самую послеобеденную жару, когда все живое, спрятавшись от солнца в спасительную тень и прохладу, предавалось отдыху.

Быстро сориентировался, отыскал глазами указанный агентом дувал и, резко снизившись, зашел на цель.

«Восьмерка» стремительно скользила над землей, выходя на рубеж пуска «нурсов». Дувал, за которым находились душманы, увеличивался, наползал на блистер. Уже стал различим часовой на крыше — верный признак точности информации. Пальцы легли на кнопку пуска ракет, как вдруг глаза выхватили рядом с часовым маленькую фигурку в пестром ярком халате — девочку лет десяти.

Рубеж пуска!

Часовой, только сейчас заметивший вынырнувшие из-за холмов «вертушки», заметался.
Надо бить! Но девочка?!

Часовой подскочил к ней и, подхватив ее под мышки, буквально скинул с глиняной крыши строения.

Можно бить! Но взрывная волна, осколки?..

И тогда он принял решение. Короткая команда второй паре. А его пара стремительно проскочила над целью, не открывая огня, давая ребенку время отбежать на спасительное расстояние.

А через несколько мгновений по дувалу ударили «нурсы» второй пары.

Разворачиваясь, заходя вновь на цель, он поймал краем глаза знакомый пестрый халатик, мелькавший в поле, далеко от места штурмовки.

«Жива!» — успел еще подумать он, а потом сознание привычно отсекло лишние мысли, сосредоточившись на боевой работе. Залп «нурсов» лег точно в уже обрушенный второй парой дувал. Третья пара сровняла его с землей, разметав руины мощными бомбами…

И еще одна деталь поразила его в том полете. Выходя из атаки, он заметил мужчину и женщину — дехкан, махавших кетменями в поле буквально в двухстах метрах от места боя. Они словно не замечали и не слышали ничего вокруг, однообразно вырубая кетменями пласты рыжей сухой земли…

…Потом были сотни вылетов, штурмовок, эвакуаций, десантирований, но еще много месяцев ему снилась та белая глиняная крыша, часовой и девочка в пестром халате в прицеле «нурсов»…»


Под командованием генерала-полковника Виталия Егоровича Павлова была проведена уникальная спецоперация в одном из ущелий Афганистана, которая во многом изменила ход войны и сохранила жизни людей.

«Семнадцатое мая восемьдесят второго — черный день в афганском календаре Павлова. В тот день началась войсковая операция по очистке Панджшерского ущелья от банд Ахмат Шаха.

Долгие переговоры с Масудом зашли в тупик. Его отряды вели активные боевые действия против наших войск и местных органов власти. Каждый день приносил сообщения о новых нападениях и засадах. И потому было принято решение разгромить основные базы Масуда.

В тот день вертолетный полк высаживал на склоны ущелья десантные группы. Ведущим первой пары, как всегда, был “ноль двадцать пятый” — командир полка Павлов.

Площадка высадки. За борт горохом посыпались десантники, разбегались в стороны, занимали оборону. Саперы быстро разворачивали миноискатели, скручивали щупы.

После того как последний десантник прыгнул за борт, “вертушки” резко оторвались от земли и ушли в небо. А на их место уже заходила вторая пара.

И вдруг с вершины горы почти в упор ударил душманский ДШК. Командир экипажа был убит на месте, раненый штурман еще попытался выровнять машину, посадить ее, но следующая очередь сразила и его. Вертолет рухнул на скалы и взорвался. Ведомый, замполит эскадрильи майор Садохин, резко снизился, высадил десант ниже по склону горы и, взлетев, бросился на выручку ведущему. Вертолет и ДШК сошлись в дуэли.
Вертолетчики еще не знали, что Масуд долго готовился к обороне. Не знали о замурованных в бетон и скалы пулеметных гнездах. О выезжающих на платформах из тоннелей турельных установках. О спаренных ДШК. О десятках других ловушек и заграждений.

Залп “нурсов” накрыл “духовский” ДШК. Садохин начал разворачиваться, чтобы сесть возле упавшего командира, но тут сбоку, почти в упор ударила замаскированная “зушка”. Садохин был убит, машина загорелась, но штурман смог отвернуть ее в сторону и посадить на склон. Потом он вытащил из горящей машины борттехника, бросился вытаскивать тело командира, и здесь вертолет взорвался.

Это была тяжелая потеря. В бою погибло все командование одной из эскадрилий — командир, замполит, начальник штаба и летевший с ними штурман армии. Сгорело сразу две машины. Особенно тяжело было потому, что в полку это была первая потеря за одиннадцать месяцев боев…

А ещё через несколько дней на офицерском собрании было решено обратиться к командованию с ходатайством не назначать никого на место павшего в бою замполита, героически бросившегося на выручку товарищей. Чтобы его место в строю было всегда свободно.

Командование удовлетворило эту просьбу летчиков.

Отказался от эвакуации в Союз и штурман, раненный при взрыве вертолета, сбежал из госпиталя в полк».


О подвигах Павлова сняты фильмы, последний из них так и называется: «Легенды армии». Авторы документальной ленты сами поражены: как мог мальчишка из очень бедной деревенской семьи, постоянно голодный, без связей и блата, без особой надежды на будущее, стать лидером армейской авиации страны?

А он умел принимать решения. Брать ответственность на себя, уважать и ценить каждого человека. Не людей «вообще», а каждого. Павлов одинаково уважал рядового и генерала, если было за что. Он был строг, но справедлив. И обладал каким-то невероятным и редким качеством: не вызывать обиды на себя.

Генерал Павлов много раз говорил, что военная слава, доблесть, награды любого командира или начальника принадлежат, прежде всего, его подчиненным. Солдатам и офицерам, героически выполнявшим свой долг, шедшим в огонь и на смерть «за други своя», за Родину, за командира.

И потому у него было особое отношение к Звезде Героя, которой он был награжден через три месяца после возвращения из Афганистана.

Говоря о награде, он всегда вспоминал своих летчиков, техников, механиков. Это и их награда. Их заслуга.

Скупые записи из журнала боевых действий:

«…мая 1982 года. Заместитель командира полка подполковник Карпов заменил раненых борттехника и штурмана-оператора…Заместитель командира эскадрильи майор Сурцуков за день сменил три изрешеченных пулями вертолета, его ведомый старший лейтенант Наумов — четыре… Группа во главе с майором Жуковым под огнем мятежников восстановила два вертолета… 19 мая 1982 года капитан Кабдулин, «подперев» носовым колесом вершину горы, завис на высоте 2800 метров, забрал раненых и погибших, «свалил» вертолет в пропасть и, выровнявшись, ушел из-под обстрела… За время операции полком произведено 5460 вылетов, уничтожено 214 огневых точек, 377 опорных пунктов, 33 лагеря, 54 каравана…».

Из двадцати шести летчиков, награжденных за Афганистан званиями Героев Советского Союза, девятнадцать вертолетчиков. Это высшая и самая точная оценка действий и значения вертолетчиков на той войне…





С 1989 года по 2002 год генерал-полковник Павлов был первым и единственным в истории армейской авиации командующим авиацией Сухопутных войск Вооружённых Сил страны. В это время наша Армейская авиация выполняла миротворческую миссию в составе ООН в странах Африки. За эти годы армия не потеряла там ни одного летчика, выполняя двойную-тройную норму налёта.

Но самым сложным для себя он считал задание, полученное в родной стране, когда вначале 90-х он получил приказ Верховного Совета нанести удар по Белому Дому. Он понимал, что исполнив приказ, его действия приведут не только к расколу в армии, но и к гражданской войне. Павлов не сделал ни одного выстрела, сказав экипажу: «Всю ответственность беру на себя».

За эту черту его высоко ценили все, с кем ему довелось служить. Он был непререкаемым авторитетом, как первоклассный летчик, думающий и болеющий душой и сердцем за исход операции, судьбу солдат. А многие гордятся, что были его учениками.

Павлов умел разрешить ситуации даже когда репрессии казались неизбежными. Во многом, благодаря авторитету Генерал-полковника Павлова удалось отстоять Сызранское училище, за которое Виталий Егорович искренне переживал и сделал все возможное, чтобы его сохранить.

После увольнения в запас Виталий Егорович много лет работал на вертолетостроительном заводе «Роствертол». Его заслуженно называют «крёстным отцом» знаменитого «Ночного охотника» Ми-28.

Именно Павлов был одним из инициаторов работ по Ми-28, и при нём было принято решение о его производстве. И эскадрильи Ми-28, несущие боевую службу в различных регионах нашей страны, воюющих в Сирии, это лучшая память о легендарном вертолётчике.

Умер Виталий Егорович 2 июля 2016 года после тяжёлой болезни. Похоронен на Троекуровском кладбище.

Год назад, когда он умер от злокачественного заболевания крови, на похороны собрались летчики от Калининграда до Владивостока, и не только летчики, но и офицеры сухопутных войск – всего более 3000 человек, в том числе представители высшего руководства министерства обороны России.

А у сызранских летчиков-ветеранов уже тогда родилась идея – увековечить память легендарного человека. Решено было установить бюст Павлова напротив учебного отдела СВВАУЛ.

Работу по сбору средств взял на себя региональный общественный фонд вертолетчиков и его председатель Владимир Ерёма. Сказать, что Владимир Николаевич и его соратники провели гигантскую работу – значит, ничего не сказать. К слову, первым жертвователем на памятник стал Глава города Николай Лядин, а наиболее крупную помощь оказал завод «Тяжмаш» и его гендиректор Андрей Трифонов. И, конечно, личный состав, ветераны и жители Сызрани, они сдавали в кассу фонда небольшие, но очень ценные пожертвования. Результатом стал бронзовый бюст Героя России Павлова.





Свою книгу «Раскалённое небо» Павлов В.Е. закончил словами:«Для человека служивого, русского офицера, честь всегда была превыше всего. Превыше самой жизни. Я горжусь, что подавляющее большинство тех, с кем мне довелось служить, именно так считают и поступают».

Еще в 1985 году летчик Павлов был зачислен почетным солдатом в списки сызранской военной части № 15566, где он служил в должности командира второй эскадрильи; позже Виталий Павлов стал Почетным гражданином двух городов, Сызрани и Трубчевска, почетным ветераном СВВАУЛ.

«Гордимся тем, что такой человек есть в истории Сызрани, в истории Сызранского ВАУЛ. Ведь на таких как Павлов вся Россия держится!», — сказал на открытии глава города Н.М.Лядин.

Единственный пока среди вертолетчиков Павлов В.Е. от лейтенантских погон дошел до звания генерал-полковника России, 13 лет руководил армейской авиацией в составе Сухопутных войск страны, стал заслуженным военным летчиком и Героем Советского Союза. Практически он и создал этот род войск – до него вертолетные части были разрозненны и не объединены единой идеей и задачей. «Человек-глыба», как называют его летчики Сызрани, человек государственного масштаба и огромной любви к людям, к своей стране и к сызранскому училищу летчиков.








После церемония открытия были возложены цветы.

Ухаживать за памятником будут курсанты СВВАУЛ.

А 28 октября, в день армейской авиации, в Москве пройдет встреча самых заслуженных летчиков-ветеранов. В столицу слетятся около 300 человек, и одной из главных тем станет отдание долга памяти легендарному летчику, Герою и отличному человеку Виталию Павлову.




Источник используемого в заметке материла:

Администрация городского округа Сызрань

Журнал для спецназа «Братишка» — ЗОЛОТЫЕ ЗВЕЗДЫ...
bratishka.ru›Архив по годам›Архив 1999 года›Сентябрь›Генерал
автор статьи военный эксперт Владислав ШУРЫГИН


Батя — Читай и думай, Сызрань!
syzrantoday.ru

Автор: Елена Костина

Оцените пост

+3

Оценили

Владимир Бородкин+1
Лидия Павлова+1
Майя Симонова+1
Всю жизнь не равнодушен к профессии лётчика. Отец летал,сам поступал в лётное, но не прошел в тот год по зрению. «Человек-глыба», так и есть. Можно такому человеку и слова В.И Ленина адресовать сказанные о Л.Н.Толстом: «Какая глыба, а? Какой матерый человечище! Ольга, спасибо за статью!