Поменять бы жену!

13:17
8
— 1 –
Утром, проснувшись, Иван Куприянович Шатров почувствовал себя плохо. Конкретно, вроде бы, не болело ничего, но общее самочувствие было плохое.
— Доброе утро! – поприветствовала Ивана Куприяновича жена, проходя мимо. Супруга увидела, что муж лежит с открытыми глазами.
— Мне плохо! – вместо утреннего приветствия пожаловался Иван Куприянович.
— Может, погода меняется! А ты встань, походи! Может, расходишься! И самочувствие улучшится! – посоветовала жена. Иван Куприянович промолчал. Жена торопливо куда-то собиралась.
— А ты куда? – поинтересовался Иван Куприянович.
— Поеду родителей проведаю! Как они у меня там! – отозвалась жена, прихорашиваясь у зеркала. Ивана Куприяновича взяла досада. « Вот к родителям она поедет! – думал он. – А то, что мне хреново, её это не волнует! Оставайся больной муж тут один!»
— Ну, я пошла! – сказалась супруга. Иван Куприянович промолчал. Жена, немного подождав, вышла и заперла дверь на ключ. «Старикам её уже, слава Богу, девятый десяток пошёл, и ничего, как огурчики! — горестно думал Иван Куприянович. – А тут всего 62 года и уже загибаешься! А жене всё равно! Ей ехать, видите ли, надо! Да. Не чуткая жена у меня оказалась! А другая женщина, может быть, по-другому бы себя повела! Есть же бабёнки, для которых муж – самое главное в жизни! Эх, поменять бы мне жену! Господи! Что же это я такую чудовищную ошибку сделал? Ведь были же в молодости девки, которые хотели стать моей женой! Эх, Господи! Что же это я так ошибся!»
— 2 –
— Можно всё исправить! – раздался Голос откуда-то сверху. – На кого бы ты хотел поменять жену свою?
Иван Куприянович почему-то не удивился этому предложению, а воспринял его, как должное.
В студенческие годы, помнится, была влюблена в него одна девушка из их группы. Девушка, правда, была не очень красивая, но из богатой семьи. Иван не раз видел, как её на чёрной «Волге» подвозили к институту. Отец выходил из машины, целовал дочку в щёку, провожая на учёбу. А за рулём «Волги» сидел его личный шофёр. Так вот дочка этого большого чиновника всегда смотрела на своего однокурсника Ивана Шатрова восхищёнными, влюблёнными глазами. А на одной из студенческих вечеринок она даже намекнула, что, женившись на ней, Иван будет жить в любви и благополучии. «Какой я дурак был тогда! – думал Иван Куприянович. – Всё красивых искал! А ведь некрасивая любила бы сильнее, как верная, привязанная собачонка! И не ушла бы, наверное, сейчас, а сидела бы и меня лечила!»
— Хорошо! – раздался Голос сверху. – Поживи с ней денёк. Может, и понравится! Тогда останешься с ней навсегда! Тем более, что сейчас она в разводе.
И вот уже Иван Куприянович оказывается в доме своей бывшей одногруппницы. Приветливо они общаются, вспоминая студенческую жизнь, но, когда начинают говорить о нынешних делах, кандидатка в жёны вдруг заявляет: «Видишь, благодаря папе у нас есть всё! А ты, говорят, бедновато жил!» Потом слово «папа» всплывает ещё раз десять!
— 3 –
« Э, нет, решил про себя Иван Куприянович. – Она своим папой меня каждый день попрекать будет! Мне такой жены не надо! А вот та студенточка, которая в меня «на картошке» втрескалась! Да. Меня тогда от института со студентами «на картошку» послали. Девочка-то – прелесть была! Фигуристая, и на меня «запала»! Я её тогда к себе на ночь привёл! Не «дала» она, правда, тогда! Вверху – всё, пожалуйста; а внизу – только после свадьбы!
— Хорошо! – раздался Голос сверху. – Встретишься со своей студенточкой! Кстати, замуж она так и не вышла, но о замужестве мечтает до сих пор. Поживи с ней денёк. Авось, понравится.
И вот уже Иван Куприянович в квартире у бывшей студенточки. Пьют чай, общаются, и вдруг гость задевает локтем чашку. Чашка летит на пол и вдребезги. Минут на пять хозяйка закатывает истерику, но потом, опомнившись, начинает какими-то нелепыми фразами смягчать обстановку. Через полчаса, правда, опять истерит по каким-то пустякам. «Ну, нет! – обобщает про себя увиденное Шатров. – В жизнь бы не поверил, что она такая истеричка! С такой через неделю общения свихнёшься! Нет, мне такой жены не надо! Да, дела. А вот помнится, родители мои дружили с Бабаевыми. А у них была дочка. Оленька Бабаева. Наверное, хорошая из неё жена вышла! Ей тогда лет двенадцать было, а она уже разное печенье выпекала, сладости готовила. Петушками меня сахарными угощала! И титьки у неё в двенадцать лет уже большие были. Я её тогда так пощупать хотел, да нерешительный был. Молодой, глупый. Всего-то Оленьку на год старше. Да. А потом наши родители разругались, и больше Оленьку я не видел! Эх, где сейчас Оленька?»
— 4 –
— Рядом она! В соседнем городе! – раздался Голос сверху. – Кстати, вдова она сейчас! Её в жены пробуем?
«А почему бы и нет? – подумал Иван Куприянович. – Ну, что я теряю?»
Оленька предстала перед Шатровым упитанной тёткой с тремя отвисшими подбородками под миловидным, «подштукатуренным» личиком.
— Ой, милый! – прощебетала она. – Я накормлю тебя сейчас такими вкусными варениками, каких ты никогда не ел! Вареники, действительно, оказались очень вкусными. Иван Куприянович наелся до отвала.
— А теперь в постельку! – игриво предложила Оленька.
— Так рано ещё! – стал отнекиваться Иван Куприянович.
— Это делать никогда не рано! – опустив глазки, заметила Оленька. Иван Куприянович сделал вид, что не слышал последнюю фразу и внимательно изучал газету. Оленька, вздохнув, пошла на кухню. Призыв «покушаем и в постельку» повторялся потом ещё несколько раз. « Во, даёт Олька! – думал Иван Куприянович. – Только бы жрать да трахаться! Я ей что? Хряк какой-нибудь или бык породистый для случки? Нет, мне такой жены не надо!»
— 5 –
Сквозь чуткий утренний сон Иван Куприянович услышал, как вернувшаяся жена отпирает ключом дверь. « Что-то быстро она к своим старикам съездила! — подумал окончательно проснувшийся Иван Куприянович. – А сон-то какой блудливый мне приснился!»
— Вань! Ну, как ты себя чувствуешь? – спросила заглянувшая в спальню супруга. – Я на работу к себе зашла цветы полить, потом родителям позвонила. Они, вроде бы, в порядке. Сказали, чтобы я не ездила к ним сегодня. Может, в воскресенье к ним выберусь. Ну, ты как? Чего молчишь?
— Наверное, сегодня дождь будет! – глубокомысленно произнёс Иван Куприянович, а потом добавил. – Хорошая ты у меня жена, Натаха! Честное слово!
— Ты чего это, Вань? – забеспокоилась жена. – Что это ты, как будто прощаешься? Плохо тебе, да?

Оцените пост

+1

Оценили

Геннадий Зенков+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!