Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Промежду больших конкурсов

+725 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Яков Смагаринский
Исааку Левитану исполнилось сто шестьдесят

Встреча в Плёсе (30 августа 2012г)


Автобусная дверь распахнулась, и мы ступили на гигантское полотно, снятое со стены художественного музея.


Осторожно и медленно, словно боясь быстрыми шагами повредить краску на полотне, пошли вниз к реке, в гости к Исааку Левитану.


В Плёсе немыслимо холодный август. Старый пруд как скован коричневым льдом.


На пути полюбовались берёзой, убежавшей из-под кисти художника.


А дом Левитана был переполнен и празднично гудел. Отмечали день рождения живописца и сорокалетие музея.


Мы попали на сладкую часть программы: приглашение в главный зал, где гостей ждал громадный, на всю столешницу, торт "Берёзовая роща".


и тёмно-коричневый Левитан, изваянный из материала, подозрительно похожего на шоколад.


Чехов говорил дамам: «Я приду к вам красивый, как Левитан!»


Потом мы долго бродили по Плёсу и забрели в настоящую берёзовую рощу.


Я был в ботинках, Лара - в туфлях...
- Постой здесь, - сказал я, - хочу пройти глубже в лес.

Я отошёл метров на шестьдесят. Интересно, как Левитан выбирал места для пейзажа. Пожалуй, на той полянке он мог бы расположить свой мольберт...

Ой, так вон же он там и сидит!.. Художник сидел ко мне спиной на складном стуле. Он явно слышал, как я подходил, но головы не повернул.

- Здравствуйте, Исаак Ильич! - поприветствовал я его.
- Добрый день, м...
- Яков Александрович, - помог я ему.
- Яков Александрович, вы - художник?
- В своём роде... Вот посмотрите...
Я вытащил из рюкзака несколько своих пейзажных фотографий сиднейских Голубых гор. Он долго рассматривал их, потом с интересом посмотрел и на меня:
- Да, вы, мой друг, положительно, художник. Рад встрече с вами!
Он снял лист с мольберта, на секунду задумался, сделал на нём надпись и протянул мне с лёгкой смешинкой в уголках губ:
"Исааку Александровичу от Якова Ильича".
- Позвольте и мне...
На обороте одной из фотографий я написал: «Якову Ильичу от Исаака Александровича»...

- Ау! Ау! Яков, где ты? Яков! – кричала Лара.
- Иду! – я протянул фото Левитану, но на его месте уже никого не было...

Таким видел Плёс Исаак Ильич:



Таким увидел Плёс Яков Александрович:




Сидней. Поздний август - Ранняя весна.
Весна в Сиднее наступает с первыми листьями франжипани.



И снова чудо обновленья.
Я просыпаюсь: за окном
Стоят могучие деревья
С молоденьким, как пух, листом.
Такая нежность в этих кронах,
Такая сила бытия,
Что, может быть, смогу и я
Листом проклюнуться зелёным.

(Лариса Патракова)
И ЗАВТРА СПАС...

И завтра Спас. Не уставала ждать:
Год рисовала яблоки в тетради…
С рассветом в старый сад смогу вбежать
И яблоко созревшее погладить.
Прольется свет в ладони до конца,
А сверху свет преображенный хлынет,
И ослепит, и даже жизнь отнимет –
Не отверну счастливого лица.




Всё Спас, всё яблоки, всё торг,
Где цены не уступят бабки:
Рассыпанные, как лото,
Ломают яблоки прилавки.

Всё спас, всё яблоки да мёд,
Всё запахи, всё август жаркий…
Старуха в ярком полушалке
Не зря так дорого берёт…

Австралийские миниатюры
В госпитале

Самые большие австралийские крылатые хищники — клинохвостые орлы — живут в Тасмании. Самые заботливые австралийские люди тоже живут в Тасмании.


«Орёл!» — говорят о Крейге Вебб, построившем громадный вольер-госпиталь для выхаживания попавших в беду птиц.
«Дурачок!» — говорят о молодом клинохвостом орле, ранившем себя, сбивая наземь полутораметровый дрон соседнего фермерского хозяйства.
Кто подскажет?
Кто подскажет, почему в слове эпидЕмия ударение на 'е', а в слове пандемИя ударение на 'и'?
Kак лучше перевести?
Сиднейский Сентенниал парк – уникальное место для уединения при коронавирусе.
В нём каждому найдётся своё персональное дерево по желаемой степени изоляции: от плотного купола, непроницаемого даже для 5G технологий, до лёгкого шатра, открытого солнцу и всем ветрам.




Этот парк — естественное убежище от вирусов.
А недавно я там вышел на рукотворный шалаш из местных органических материалов, после чего меня до сих пор мучает вопрос, как лучше перевести русское: «С МИЛЫМ РАЙ И В ШАЛАШЕ» на английский?

Кто-нибудь поможет?
Все гранаты парами, только я одна


Мстители
Ко мне, автомобилисту с более чем полувековым стажем безукоризненного вождения, пришёл младший внук и прикрепил к входной двери изнутри дорожный указатель, означающий, что выезд транспортных средств запрещён.


Затем приехал средний внук и под тем знаком приклеил ещё более грозный: «движение пешеходов за дверью запрещено».


Через несколько часов примчался старший внук и прицепил третий, совершенно ошеломляющий знак, запрещающий всякое движение через дверь.


Всё ясно! Внуки, понимая, что я никогда не нарушу правил дорожного движения, мстят мне за все запреты, которыми я одаривал их в своё время. И каждый — пропорционально той строгости, с какой я к ним относился. Конечно, старшему всегда доставалось от меня больше...

Но, мои дорогие ребятки, вы здорово просчитались. Как же вы забыли про свою сестричку – мою единственную внучку?
Она пришла вечером в своей любимой красной шапочке и принесла корзинку горячих пирожков. С ней я никогда не был строг... И неужели я мог не открыть ей дверь!

.
ПРИЗНАНИЕ


Недавно я узнал, что моя любимая поэтесса в юности была конокрадкой.
Сама призналась:

"Я украла красного коня,
Красный конь увёз меня налево.
Не о том душа моя болела,
Но не слышал красный конь меня.

И я украла чёрного коня,
Чёрный конь мне оказал услугу:
Сто веков носил меня по кругу
В той дали, где ждали не меня.

Ах, я украла белого коня,
Белый конь покрыт шелковым платом,
Этот белый конь меня просватал
За того, кто не узнал меня.

На волю отпустила табуны:
Не сулит мне счастья конокрадство.
Лошадей таинственное братство
Пасут мои лиловые слоны".


ЛАРИСА ПАТРАКОВА

(фото: Serge Helias)
Народ за рифму держится, как встарь
У языка таинственное жало:
С младенчества в уста поцеловать,
И чтобы слово, как вторая мать,
Тебя без устали всю жизнь рождало.

Народ безмолвствует? Народ творит!
Наш мозг изъеден рифмой - самый ржавый.
Бессмертен коллективный наш Державин
И жив пиит!

Лариса Патракова.


[ВСЕХ ПОЗДРАВЛЯЕМ С ПРАЗДНИКОМ ПОЭТИЧЕСКОГО СЛОВА!
Медведя добывала тоже я...
Восьмое марта!
Дорогие Женщины! Сегодня ваш день!
Как, впрочем, и все остальные дни в году!

**********

Желанный дом мы выстроим с тобой:
Все камни на себе переносила,
И глину для печей сама месила,
И под гору ходила за водой.

Не узнаю крылатых рук своих —
В них дровосека жилистая сила…
О помощи ни разу не просила,
Я знала: силы хватит на двоих.

Вставали стены, и легли стропила,
И меньше чем на век осталось дела,
Никто не верил — выстроить сумела:
Вчера в крыльцо последний гвоздь забила.

И можно жить: твой стол, твоя скамья
И лампа под зеленым абажуром,
В ногах твоих лежит медвежья шкура —
Медведя добывала тоже я…


ЛАРИСА ПАТРАКОВА
1995
*************

ПОЗДРАВЛЯЕМ САМСУДОВЦЕВ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ЖЕНСКИМ ДНЁМ!!!
Ушла Сэда Константиновна Вермишева
18 февраля ушла Сэда Константиновна Вермишева — замечательная армянская поэтесса, переводчик и публицист, писавшая на русском языке. Это её перу принадлежат строчки:

Когда нет сил подняться для полёта,
Когда мне жить почти невмоготу,
Крест-накрест предо мной все двери, все ворота,
Я говорю себе, что я — пехота.
А впереди — лишь топи да болота,
Но я их всё-таки когда-нибудь пройду.



В августе 2015 года мы (Лариса Патракова и я) были в гостях у Сэды Константиновны в армянском посольстве (Москва), где она тогда работала.

Говорили много и эмоционально об Армении, России, о судьбе поэта. Я время от времени поглядывал на стены кабинета, сплошь заставленные полками с поэтическими сборниками. Значительная часть пола также была занята пачками книг, ещё не развязанных, прямо из типографии.

Я не знал, в каком качестве работала в армянском посольстве Сэда Вермишева, но представил её для себя в должности ответственного секретаря. Ответственного за русскую и армянскую поэзию...
Геннадию Зенкову
ПРИОРИТЕТЫ
Понимая, что эти вещи не совсем сопоставимы, я всё-же хочу провести параллель:

Сразу после пожара в Нотр-Даме 15 апреля прошлого года тысячи крупных компаний и бизнесменов всего мира объявили о пожертвованиях на реконструкцию церкви. За короткий срок были собраны огромные суммы денег.

В результате бушующих сейчас пожаров в Австралии погибло несколько десятков жителей и добровольцев-пожарников, сотни домов разрушены, уничтожено более полумиллиона животных...






Но я ничего не слышу о материальной поддержке со стороны крупных компаний и бизнесменов мира. Были только единичные персональные обращения пользователей соцсетей и призыв, сделанный над сиднейским мостом во время новогодних фейерверков, собравший около миллиона австралийских долларов для пострадавших от пожаров.
В Бельгии
Более шести веков назад Жером Дюкенуа изваял малыша, писающего в бассейн. С тех пор мальчикам Брюсселя разрешено писать в городе где угодно и когда угодно.

Они и писают:
На улицах,

в помещениях,

у входов в магазины,

с книжных полок.


Даже, бронзовый приз за участие в фестивале, это тоже мальчик, который не стесняясь, писает при всех с твоей руки...
КРАСНАЯ ЗИМА
Сидней. Зима. Седьмое июля.

Сегодня во время прогулки по Марубре* моими спутниками неожиданно оказались Пушкин и Некрасов.
Они с нескрываемым любопытством заглядывали во все дворы.



Охали и ахали.





С трудом оторвавшись от пылающей пойнсеттии, Некрасов посмотрел во двор через дорогу, повернулся к Пушкину, всё ещё восторгавшемуся цветами:
— Александр Сергеевич, какова зимняя красота! А! Что вы скажете?
— Только одно, Николай Алексеевич:
Ох, красная зима! Люблю же я тебя!
Оттенкам ярким не даёшь предела,
Всех мух, да комаров, да зной, да пыль губя...

— Да овощь огородная поспела! —
добавил Некрасов, показывая через дорогу:




* Район Сиднея, где я живу
Последнее фото — с интернета – Сиднейская сельскохозяйственная выставка.
Два дня в одном
«Кто распределяет названия дней в году, я не знаю. Но сегодня совпадение: мир отмечает и день Смеха, и день Птиц, и напомнили мне об этом кукабары. Они громко и долго смеялись утром на балконе» - прислал мне рассылку один из моих друзей.

"И привкус слова в Космосе висел"
Сегодня Всемирный день поэзии. Мы отмечали его заочно у Посла России в Австралии.
Цветы на вытянутых руках
Австралийцы не отмечают 8 марта как особенный день в году. Да, конечно, здесь известен такой международный праздник, но он как-то не прижился. Празднуют день святого Валентина, день матери, день отца... Этого достаточно.
Я же лично к такому ограничению ещё не готов. Утром 8 марта, пока моя любимая мирно спала, я побежал в цветочный ларёк.
Возвращаясь с букетом в поднятой руке, я медленно шествовал мимо окон офисных зданий и жилых домов, фабрик и магазинов. На половине пути со мной поравнялся внедорожник редакции местной газеты. Репортёр, не вылезая из машины, несколько раз щёлкнул камерой, помахал мне ручкой и скрылся. «Хорошо, — подумал я, — люди, прочитав новости, вспомнят, какой сегодня замечательный день, и побегут за цветами»...
Через два часа в почтовый ящик бросили газету. В ней действительно была моя фотография.


А под ней подпись: «Посмотрите на этого сухощавого жителя нашего района. Нет ничего полезнее, чем утренняя прогулка с цветами на вытянутых руках».
Не мешайте, мужики!
Всё было бы превосходно, если бы не страсть к этим ... ярким шарфикам и шляпкам...
- Зачем тебе столько!?
- Ты ничего не понимаешь!
Она накидывает на себя безрассудно голубой шарф, мы садимся в машину, едем в магазин.
И, к моему удивлению, навстречу нам несутся голубые тойоты, нас обгоняют голубые субару, мы уступаем дорогу голубым автобусам. Почему же я раньше не замечал столько голубых машин!?
Очень странно! Всё вокруг сияет голубизной. Даже глаза китайцев, которых бесчисленное множество в магазине, вдруг стали голубыми.
Кажется, я начинаю понимать!
Мы приезжаем домой.
- Лара, надень-ка, пожалуйста, другой шарфик.
Лара накидывает на себя запредельно-жёлтый шарф. Мы выходим на улицу. И я опять в недоумении. Как же я раньше не обращал на это внимания. Из-за оград выглядывают махровые жёлтые цветы. Крыши домов покрыты жёлтой черепицей. Встречные мужчины вдруг все в ярких жёлтых кепках.
Мир преобразился... И всего-то для этого нужен красивый шарф на плечах любимой женщины.

Одним словом, мужики, не мешайте своим женщинам украшать себя неожиданными, фантастическими шарфиками, шляпками, сумочками... Как показали мои эксперименты, чем радостнее женский наряд, тем прекраснее мир вокруг нас...

С Днём 8 марта вас, дорогие женщины "Самарских судеб"!
Плодовитые жирафы
Когда я первый раз попал на этот пляж, меня предупредили:
— Выходи на берег с осторожностью: никогда не знаешь, какого зверя встретишь среди деревьев.
— Как же всё-таки выйти на берег? — испугался я.
— Громко захлопай в ладоши и закричи что есть мочи: «Кто там?»

Накупавшись, я подошёл к высоким кустам и заорал, как советовали: «Кто там?» И приготовился, на всякий случай, броситься в воду...

Над деревьями вдруг вытянулись три встревоженные шеи. Я, оказалось, напугал мирно пасущееся семейство жирафов: папу, маму и жирафёнка.

Пришлось громко извиняться.

Через месяц я опять пришёл на пляж. За это время зелени заметно поубавилось. Она уже не могла скрыть жирафов.

Папаша зорко охранял семью длинношеих от купальщиков. А в семье было уже пять членов. Видимо на пользу им береговая растительность этого пляжа.
Мой новый перевод: ТОМАТНЫЙ СУП
Трещины раскалывают асфальт на множество ручейков и он выглядит, как карта-путеводитель к дому, который везде и нигде. Пальцы моих ног горят от холода, спина — тоже.

Переулки — немногие места, где никто не обращает на тебя внимания, но они всегда мокрые. Мокрые от снега, мокрые от ливневых стоков, мокрые от утечки мусорных ящиков и сколько бы ты ни набрасывал на себя слоёв одежды, влага всё равно просачивает своё гнилое дыхание в твою плоть.

Я погружаю руку в карман за половиной сэндвича, недоеденного вчера, но пальцы находят только комочки ниток и ворса. Лезу в другой карман, тщательно ощупывая уголки и складки. Безрезультатно. Проверяю карманы трико под джинсами. Пусто. В пальто тоже ничего нет. Я переворачиваю своё замёрзшее тело со спины на бок, рука попадает в грязную лужу. Я встряхиваю её, поднимаясь, смотрю в переулок с надеждой, что сэндвич объявится сам. Но его там нет. Желудок громко ворчит.
— Знаю! — кричу я ему...
— Ты в порядке? — спрашивает слабый голос позади меня.
Я оборачиваюсь. Волосы у парнишки торчат, как большой наэлектризованный ком, будто кто-то собрал влажную траву, хворост, стальные волокна и вживил всё в его голову. Штаны на нём слишком длинны, тёмные от мокроты излишки штанин загнуты под ступни...
— Я потерял сэндвич.
— Не можешь достать другой?
— Нет.
— Пошли, я покажу тебе кое-что.
Он идёт вперёд, затем оглядывается, проверяя, иду ли я за ним. На его лице пятна чёрной слякоти, отчего его белозубая улыбка сверкает, как бриллиант. Я подбираю одеяла, набрасываю их на плечо и следую за ним. Может быть, у него договорённость с какой-нибудь булочной или что-то в этом роде. Многие так делают.

Он замечает, что я хромаю, замедляет ход.
— Что случилось с тобой?
— Стар я, малыш!
Он кивает, ведёт меня в «Макдоналдс», открывает дверь и становится в очередь.
— У меня нет денег, — говорю я.
— У меня тоже.
По тому, как на нас исподлобья смотрят и отодвигаются, я понимаю, что мы источаем не самый приятный амбре. Служащие беспокойно поглядывают на нас издали. Им неудобно видеть бомжей, оставляющих мокрые следы на полу. Малыш громко и безостановочно чихает, наклоняясь до колен, затем вытирает нос рукавом. На меня смотрят осуждающе, будто он — мой ребёнок, будто я сделал с ним что-то ужасное.
— Можно нам две чашки кипятка? — спрашивает малыш.
Я жду, что молодая кассирша вскрикнет, словно наступила на крысиный помёт или гнилые фрукты. Она сейчас прогонит нас... Сейчас... Но её глаза ненадолго задерживаются на мальчике, она кивает:
— Конечно, молодой человек!
Малыш улыбается, словно кассирша усыновила его, берёт с прилавка излучающие пар пенопластовые чашки, вручает одну мне.
— Вот, — говорит он. Его улыбка продолжает бриллиантово сиять.
— Вода?
— Это ещё не всё, погоди не пей!
Он направляется к полке с приправами и соусами, запускает руку в коробку кетчупов, пытаясь зачерпнуть пакетов больше, чем могут его пальцы, суёт их в карман, затем повторяет действо, почти освобождая коробку от кетчупа. С солью и перцем он более скромен: берёт только четверть их запаса. Затем подхватывает две ложки и кивает на дверь.
— Пойдём!
Я стараюсь не отставать, но моя хромота и полная чашка кипятка не дают идти быстро. Когда я добираюсь до переулка, он уже сидит на земле с чашкой между ног.
— Поторопись, — говорит он, будто я пропускаю чудо превращения воды в вино.
Я тороплюсь, часть кипятка выплёскивается, остро обжигая замёрзшие пальцы, сажусь, как он, ставлю чашку между ног и смотрю на него. Он протягивает мне пригоршню пакетов с кетчупом, а свои начинает разрывать зубами. Открыв пять пакетов, он складывает их вместе, тщательно выжимает в чашку, выбрасывает и начинает снова.
— Делай, как я, — командует он, — пока вода горячая!
Я не помню, когда улыбался последний раз. Чувствую, как дёргаются мои застывшие щёки. Начинаю тоже выдавливать кетчуп. Соус падает тяжёлыми каплями, тут же оседая на дно.
— Теперь эти...
Я получаю соль и перец. Кидаю их вслед за кетчупом. Вначале кетчуп не желает разбиваться, кружится цельным комком, но я мешаю безостановочно и он постепенно растворяется, придав всему миксу бледноватый красно-оранжевый цвет.
Малыш расправляет спину, смотрит на меня.
— Что теперь? — спрашиваю я.
— Всё.
— Всё?
— Это томатный суп! — восклицает он.
Я смотрю в запотевший пенопласт, затем на него. Его лицо выдаёт нетерпеливое ожидание. Я наклоняюсь над чашкой, вдыхаю идущий из неё запах, зачерпываю ложкой, пробую.
— Чёрт возьми! Это действительно томатный суп!
Лицо малыша светлеет, он начинает есть.
—Ты сам додумался до этого? — любопытствую я.
—Да. Мне нравится такое, когда я болею.
Он вытирает нос рукавом.
— Вижу, ты не очень здоров и сегодня.
— Я болею давно...
Влага сгущает цвет его джинсов. Она ползёт выше штанин. Её паучьи лапы пытаются свить паутину вокруг него.
—У тебя есть место, где жить?.. Внутри?
— Нет.
— Хотя бы спальный мешок?.. Одеяло?
Он качает головой.
— Понятно, малыш. Пошли со мной!
Я веду его вдоль переулка к моему фаворитному месту. За мусорным контейнером в кирпичной кладке есть небольшой проём, упирающийся в металлическую стенку. Она всегда тёплая. Я отодвигаю фанеру, прикрывающую доступ к проёму.
— Влезай!
Малыш влезает, прижимается щекой и руками к теплу, закрывает глаза.
— Как хорошо пахнет! — говорит он.
— Пахнет прачечной. Это стенка бака химчистки.
— Здорово!
— Всё это теперь твоё!
Он с испугом смотрит на меня:
— Ты уверен?
— Да!.. И это тоже...
Я стягиваю с плеча и даю ему одно из одеял.
— А как же ты?
— У меня есть томатный суп. Он поможет мне продержаться в тепле, пока я найду другое место.
Я протягиваю руку, наши чашки касаются:
— Пока! Увидимся как-нибудь!


Авторизованный перевод с английского.
Автор Николь Дисней
Встреча с Пушкиным в Сиднее
9 февраля. Вечером у нас дома было семейное пушкинское чаепитие.


«Смеркалось. На столе, блистая,
Шипел вечерний самовар,
Китайский чайник нагревая,
Под ним клубился легкий пар.
Разлитый Ольгиной рукою.
По чашкам темною струею
Уже душистый чай бежал...»

И тут Лара спросила:
- В Сиднее есть памятник Пушкину?
- Думаю, что нет, – неуверенно ответил я. – Интересовался раньше. Из российских классиков тут широкая публика, в основном, знает только Достоевского, Гоголя, Чехова
- Не может такого быть, чтобы в Сиднее не было памятникa Пушкину!

Она юркнула в интернет и неожиданно раскопала материал двадцатилетней давности, неизвестный ни мне, ни многочисленным друзьям, ни знатокам сиднейских памятников.

" Государственный музей им. А. C. Пушкина в Москве подарил Сиднею бюст Пушкина, который на торжественном собрании установили в библиотеке Австралийского университета в штате Новый Южный Уэльс. Часть расходов по привозу бюста и приезду сопровождающих оплатила русская общественность, главными инициаторами были семья Буровниковых, Татьяна и Игорь Гартунг. Оригинал был создан скульптором Робертом Романовичем Бахом в 1886 году. Современная отливка по оригиналу выполнена в 1997 году. Материал, из которого изготовлен бюст - патинированная бронза. Всего было сделано две копии, одна из которых была подарена Австралийскому университету в связи с 200 - летием со дня рождения А.С. Пушкина, а вторая находится в Москве, в Государственном музее А.С. Пушкина».

- Завтра едем к Пушкину!

Я позвонил нашему другу Александру Белкину, молодому продюсеру телепередачи "Russian News Time", который никогда не отрицал родственных связей с Иваном Петровичем Белкиным, чьи повести были опубликованы Пушкиным...

- Я еду с вами! – заявил он.

Только когда мы собрались вместе утром 10 февраля, встал вопрос: в библиотеку какого университета едем? В нашем штате десять «Австралийских» университетов! Пять из них в Сиднее и пять в других городах.

- Едем в ближайший к нам, в Кенсингтон!..



- Если Пушкин и есть в нашей библиотеке, - сказала дежурная, то он будет на одном из восьми этажей.

Помчались (на лифте) на восьмой этаж, чтобы оттуда пешком обойти все залы донизу.

И надо же родиться такими везучими! Уже на седьмом этаже я издали узнал пышную шевелюру и бакенбарды поэта.

- Вот он! – крикнул я.



Мы наперегонки бросились к Пушкину, но Лара успела первой.

А нам осталось только фотографировать.




Туфля на берегу

Жил на юге Тасмании, в районе голубых озёр, гигантский одинокий одноногий циклоп. Во всех странах циклопы одноглазые. А в Австралии, где всё наоборот, они - одноногие.
За горами находился большой город, но циклоп боялся там появляться, потому что все мальчишки и девчонки начинали дразнить его: «Циклоп одноногий! Ха-ха! Одноногий циклоп!»
Однажды циклоп узнал из интернета, что на его побережье из города едут десять экскурсионных автобусов с младшими школьниками.
В панике он скинул свою туфлю подошвой вверх и бросился в озеро. Круги на поверхности воды ещё не успели разойтись, когда дети высыпали на берег. Они тут же узнали туфлю циклопа и стали смотреть на воду, ожидая его появления. Они смотрели час, смотрели другой, циклоп не появлялся...
«Вот что бывает, когда вы дразнитесь и обзываетесь! – сказал руководитель экскурсии. – Циклоп утонул, спасаясь от ваших дразнилок...»

Мальчишки и девчонки! Пожалуйста, не дразните, не обзывайте никого! Даже одноногих циклопов. Ведь они – такая редкость на Земле...
Геннадию Зенкову

Дорогому Геннадию в День рождения мой скромный, но бездонный подарок – распахнутая, как душа именинника, папка для хранения прошлых, настоящих и будущих круглогодичных поздравлений, украшающих личные юбилеи и «Самарские судьбы». Желаем тебе такого здоровья и добросердечного состояния духа, чтобы хватило на заполнение всей папки!
МОИМ ДРУЗЬЯМ
Как всегда, на следующий день после дня рождения - маленькое приношение моим друзьям.

Пришёл сын с коробкой.
— Одень-ка, — говорит, — современную одежду. Носишь всё устаревшее, мрачное, горбатое!
Спорить не стал. Раскрыл коробку, там — модняцкий комплект! Натянул бежевые брюки apparel — чётко обозначились бёдра. Заправил цветную сорочку bodyline — исчез живот. Накинул пикейный жилет appearance — испарилась сутуловатость. Застегнул блестящий сюртук attitude — расправились плечи, грудь сама подалась вперёд. Влез в модельные туфли flyweights — стал выше ростом. Шляпа pirouette разгладила все морщины на лбу.
— Впору давать объявление в бюро знакомств, — оценил сын мой наряд.
А я, как оделся, так и поехал к внуку на ужин.
— Это кто же тебя так старомодно нарядил? — удивился внук. — Завтра купим тебе современную одежду!


Желаю всем моим друзьям соответствовать моменту...
ПРОЕЗДОМ
Этот южный город всегда считался самым милитаризованным в стране.
И при его посещении мы убедились в этом.

Во всех дворах было полно гранат.

На улицах в свободном доступе – пушечные ядра крупного калибра

На крышах всех домов блестели танки.

Мы остановились у сквера, где ухали базуки.

Когда случайный собеседник узнал, по какой дороге мы собираемся покинуть город, то предложил нам для безопасности ящик лимонок.
ДВЕ РЯЗАНСКИЕ СТРАНИЦЫ МОЕГО БУКВАРЯ
(ПРОДОЛЖЕНИЕ)


ЯКОВ ПОЛОНСКИЙ

На следующий день, 14 сентября, открыли страничку "Я".

Мы не знали, где искать Якова Полонского, но не стали заглядывать в интернет. Не сомневались, что нам поможет первый же встречный рязанец.

К нашему удивлению, на вопрос, где в городе памятник Якову Полонскому, первый встречный только пожал плечами. Второй, третий, четвёртый и пятый – тоже.

Шестой была девушка с книжкой в руке. Студентка. Она дала нам исчерпывающую информацию, как на зачёте:
«Яков Петрович Полонский захоронен на территории Рязанского кремля. Там ему сооружён надгробный памятник. А скульптурное изваяние поэта установлено в сквере за нашим Политехническим институтом совсем недавно – в мае этого года...»

Пошли в кремль. По счастливым переулкам,

мимо музея сахарных леденцов.



«На скамье, в тени прозрачной
Тихо шепчущих листов,
Слышу — ночь идёт, и слышу
Перекличку петухов».
(Яков Полонский)

«Леденцы» висят над дорогой в кремль —

прямо до соборной колокольни.

Успенский собор:

Дворец рязанского князя Олега:

В замечательной компании соборов и дворцов покоятся останки поэта.

Но в каком состоянии! Ослеплённые величием и красотой храмов кремля, люди не видят, как заросла могила их знаменитого земляка.
Хоть бери тяпку и начинай полоть вокруг. Жаль, не захватили с собой инструмент из Австралии...

А у Рязанского «политеха» свершилось чудо: нас ждал воскресший поэт.

— Позвольте, Яков Петрович, прочесть Вам мои стихи, — попросила Лара.
Полонский не возражал.

— Пусть однажды приснится Полонский
На скамейке притихшего сада.
Зачарованной рыжей полоской
Вьётся солнечный шлейф за оградой.

Почему здесь трава зеленее
И чириканье ласточек ближе,
И открытая книга имеет
Тонкий запах стихов о Париже…

На расшатанных жизни подмостках
Кто-то старую книгу закроет…
Непрочитанный, мудрый Полонский
Не приснится. Не будет покоя.

— Когда ты написала это стихотворение? – поинтересовался я.
— 14 сентября 2014-го.
— Ровно четыре года назад! Удивительно!
— Что? Совпадение чисел?
— Нет. Как ты смогла тогда так точно увидеть именно такого Полонского?
Лара пожала плечами. А ответ на свой вопрос я услышал от Якова Петровича:

"Следы прекрасного художник
Повсюду видит — и творит,
И фимиам его горит
Везде, где ставит он треножник,
И где Творец с ним говорит".
ДВЕ РЯЗАНСКИЕ СТРАНИЦЫ В МОЁМ БУКВАРЕ
.

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

Неожиданно две страницы моего поэтического букваря материализовались: 13 сентября мы с Ларой оказались в Рязани.
«Поехали на страничку «С»! – предложил я.

Константиново. До дня рождения Сергея Есенина – 20 дней. Но приезжают к нему в гости в любой день года. Толпами.

Заходят в избу его детства

Сколько великих строк в русской литературе написано при «лампады кротком свете»!
За окном самая известная в мире белая берёза:

Изба-то однажды сгорела, её потом восстановили, а берёза всё та же. «Принакрылась снегом...» и спаслась от пожара.
За неё поэт не беспокоится. Я слышу он спрашивает: «Отгорела ли наша рябина, осыпаясь под белым окном?»
«Горит ещё! – шепчу я в ответ.

Мне кажется, такие пышные рябины растут только в рязанском Константиново.

И такие сливы. Синие, как глаза Есенина.

Через улицу – натуральная живопись: «далеко сияют розовые степи, широко синеет тихая река».

Сама природа говорит стихами. Надо только услышать...
А летняя эстрада для встреч, конкурсов и выступлений временно превратилась в театр одного актёра.

Самый молодой экскурсант. Он плёлся сзади экскурсии. А мы с Ларой – ещё и сзади него, потому что я фотографировал всё подряд. У одного из домов пожилая женщина продавала яблоки. Никто к ней не подходил.

Понимая, что мы – последние в группе и сейчас тоже пройдём мимо, она крикнула:
- Покупайте яблочки! Не дорого!
Мы подошли. Я опрокинул ведёрко в рюкзак.
- А вы давно живёте по соседству с Есениными? – затеяла разговор Лара.
- Так всю жизнь и живу здесь. Никуда не уезжала.
- А мать Сергея довелось увидеть?
- А как же? Татьяна Фёдоровна померла в пятьдесят пятом.
Мне тогда пятнадцать стукнуло. Суровая она была, строгая, царство ей небесное.
Женщина повернулась лицом к церкви и перекрестилась.
- Тётка моя старшая дружила с ней. А про Серёжку рассказывала, что шалапут он был и матерщинник.
Бывало, возвращаясь с Оки, подбегал к ним, сидящим на лавочке, и сыпал репей на волосы...
Вот какие неожиданные сведения... Почти от первоисточника... А, впрочем, разве мы не знали, что великий лирик был «хулиганом»?


(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Вечер святого Валентина
В прошлом году в День святого Валентина мы первый раз посетили вегетарианское кафе «Скромный Валентин».
Зашли. Глаза разбежались, слюнки потекли. Первый столик уже зарезервирован. Действительно скромно: главное угощение – фарфоровый символ слияния противоположностей, символ вечной любви.

– Давай сядем за второй! – предложил я.

– Погоди! – ответила Лара. Чем дальше, тем интереснее!
– Тогда этот!

– Нет!
– Тогда – тот!

– Неа!
– Ну вот этот!

– Вон тот у выхода!

– Умеешь ты выбирать!
Мы присели и одновременно через распахнутые двери увидели сумеречные силуэты лебедей.

Кафе, оказывается, примыкает к пруду. Какой контраст между яркими рукотворными декорациями на столиках и скромной романтикой в природе!
Мы забыли про заказ.Пошли к пруду. Вот где настоящий День, а точнее – Вечер святого Валентина!

Да ещё с сюжетом «третий лишний»!

Мы, не отрываясь, любовались парой ласкающих друг друга чёрных лебедей.
Но в одном из них чувствовалась нервозность. Он постоянно оглядывался на третьего, неотразимого красавца, который, нисколько не смущаясь, описывал вокруг них одну окружность за другой.
И неспокойный любовник не выдержал, оторвался от подруги, отплыл, вытянул шею, захлопал крыльями, поднялся в воздух прямо над нами и скрылся из виду.

Покинутая им лебедь медленно поплыла прочь, не обращая никакого внимания на разлучника.

Вся она - недоумение и печаль…
А мы обязательно пойдём сегодня вечером к пруду возле «Скромного Валентина». Узнаем, вернулся ли к ней друг, покинувший её в прошлом году, и пожелаем им счастья.

14 февраля 2018.

(Фото 14 февраля 2017)