Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Мучкап

+6
Голосов: 6
Опубликовано: 1679 дней назад (24 августа 2015)
Редактировалось: 2 раза — последний 11 февраля 2020
После завтрака в расположение нашего туристического комплекса «Русская деревня» прибыл профессиональный гид. «Мы, - заявил он, - проводим экскурсии по замечательнейшему месту на тамбовщине, по Мучкапу, посёлку, на улицах которого стоят скульптуры от Мирона до Церетели!»
Мы с Ларой не заставили себя уговаривать: скульптуры в тамбовской глубинке! Как можно такое пропустить!

Действительно, уже перед самым въездом в посёлок


из-под колёс взметнулась в небо стая журавлей:


Монумент оказался работой Зураба Церетели по мотивам песни на стихи Расула Гамзатова «Журавли».

Следуюший памятник (тоже Церетели):


А на центральной площади — скульптурное противостояние


и архитектурное сосуществование разделённых веками исторических эпох


И «Ноев ковчег» Церетели определил тоже в Мучкап!

А в нём «каждой твари по паре»:




За плошадью, перед дворцом бракосочетаний – скульптурная группа «Семья», на этот раз, подарок народного художника России, Александра Рукавишникова.

Мир и согласие. Очевидно, в назидание мучкапцам, у которых по статистике разводов 80%.
Но искусство помогает мало: процент развода с годами не падает. Поэтому недалеко от дворца представлена
ещё одна пара влюблённых (опять по Церетели)

- Любит Церетели Мучкап! А где же Мирон?
- Пожалуйста! - овечает гид и ведёт нас на соседнюю улицу.
Там, перед крестьянскими избами, стоят античные статуи:


Не успел я удостовериться в подлинности Мирона, как гид повёл группу к зданию администрации района, где нас ждал ошеломляющий сюрприз:
Рядом со входом в здание сидел... Борис Пастернак!

Дальше я привожу дословно рассказ гида, по той причине, что моим словам могут не поверить.
«Летом 1917 года Борис Пастернак оказался на вокзале «Мучкап», когда ехал к своей возлюбленной, Елене Виноград, в соседнее село. Несколько часов он там провел или даже пару дней — неизвестно. Доподлинно известно лишь одно: Пастернак здесь обедал, о чём он сам поведал в стихотворении «Мухи мучкапской чайной». Пастернак отметил многие станции, которые встречались ему на пути к любимой, расписание поездов Камышинской ветки тогда для него было «грандиозней Святого Писанья». Именно здесь поэт написал цикл стихов «Попытка душу разлучить». Этот цикл вошел в лучшую раннюю книгу Пастернака «Сестра моя — жизнь» и мы, мучкапцы, уверены: именно в нашем поселке Пастернак сформировался как великий лирик. Тут климат такой для любви и поэзии подходящий...»
Лара прикрыла рот платком, чтобы не было видно и слышно, как она смеётся. Я же, не считая себя пастернаковедом, молча выслушал переполненного гордостью за свой край мучкапца.

Автор памятника – тоже Церетели. Ну не посёлок, а музей творчества Зураба!
Затем мы поехали на вокзал, где формировался будущий Нобелевский лауреат.
На стене висела мемориальная доска, подтвердившая слова гида.

Вдоль этого пути поэт прохаживался в перерывах между написанием стихов.

- Кстати, - заметил гид, - в 1943 году здесь выгуливали немецкого пленного фельдмаршала Паулюса по пути в Москву к Сталину.
- А тут, - гид указал на стенку вокзала, - расчищается место для мемориальной доски Юрию Гагарину, который в мае 1955-го приезжал в Мучкап на свидание с девушкой.
- Он тоже сформировался как космонавт в Мучкапе? – полюбопытствовал я, но мой вопрос утонул в грохоте промчавшегося состава.
- Я не уйду со станции, пока не попью здесь чаю! - заявила Лара.
Гид повёл группу в ресторан, а мы зашли в привокзальный буфет. Нужно полагать, что буфет сильно изменился за последние 98 лет, но мухи..., мухи были те же...
Вечером у себя в номере за бутылкой лимонада, приобретённого в Мучкапе, мы с Ларой отмечали открытия, сделанные днём во время экскурсии.
От впечатлений, усталости и высокой концентрации сахара в лимонаде я непомерно осмелел:
- Милая, ты бы хотела, чтобы мне поставили памятник в Мучкапе, или хотя бы мемориальную доску повесили на станции?
- Конечно, дорогой!
- Тогда давай ты будешь жить в Мучкапе, а я - приезжать к тебе на свидания...

А ночью у Лары случилось стихотворение:

Мучкап. Чайная. Мухи. Пастернак.
Сто лет прошло и только мухи те же.
Жизнь исчерпала чаянья, надежды,
Лишь слово пробивается сквозь прах.
Сижу в чайной, в трёх метрах от стиха,
Где, обретя бессмертье, мухи реют...
Прошёл Живаго. Если он успеет,
Продлится жизнь. Возможно, на века.
( Лариса Патракова)
Комментарии (9)
Геннадий Зенков #    24 августа 2015 в 05:30
Мучкап, Мучкап! Как много в этом звуке...
Владимир Коньков #    24 августа 2015 в 06:29
Привет Мучкапцы или Мучкапчане,
А может вовсе просто Мучкапцы!..
Не всёль равно в чайной иль в ресторане?
Как рифмачи вы тоже молодцы!
Евгений Сидоров #    24 августа 2015 в 11:18
Надо бы еще из Москвы туда вывезти остальные "бессмерные" творения Церетели joke
Наталья Колмогорова #    24 августа 2015 в 14:29
Спасибо за интересное фото)
Ольга Михайлова #    24 августа 2015 в 16:35
Мучкап! - Первые поселенцы пришли сюда в 1730 году.

Прошло 285 лет и вот уже австралийские путешественники пьют чай в местном привокзальном буфете.

Здесь был и Яков!



Дорогие путешественники! Спасибо за очередной репортаж)))
Надежда Кудряшова #    25 августа 2015 в 02:31
Интересно, Яков!
А, Ларису, похоже, всех больше мухи в чайной впечатлили!
Может, не случайно слова "Мучкап" и "мухи" одинаково начинаются?! smile
Яков Смагаринский #    25 августа 2015 в 08:29
Ага! Городок летом лучше называть не Мучкап, Мухчап!
Яков Смагаринский #    25 августа 2015 в 08:26
Спасибо всем, кто путешествует со мной!
Прошу извинить, что не отвечаю на комменты: не всегда могу войти в интернет.
Ксения Калуби #    10 сентября 2015 в 23:44
Спасибо,очень интересно!