Прошлое: малоизвестное историческое... Часть третья

Оглянуться, чтобы понять...

Дальний Восток, Сибирь и Поволжье – советская территория

После Великой Октябрьской социалистической революции империалистическая Япония в сговоре с американскими и английскими правящими кругами начала оккупацию Дальнего Востока, стремясь отторгнуть советские земли к востоку от Байкала.

30 декабря 1917 г. (12 января 1918 г.) во Владивостокский порт без предупреждения местных органов Советской власти вошли японские военное и коммерческое суда. В этот же день генеральный консул Японии во Владивостоке направил городским властям ноту, в которой от имени японского правительства сообщалось об отправке в порт японских военных судов якобы «с целью защиты своих подданных».

22 марта 19188 г. меньшевистско-эсеровская городская дума, пойдя на встречу японской военщине, заявила о своем бессилии сохранить порядок во Владивостоке.

4 апреля 1918 г. в городе было совершено преднамеренно организованное провокационное убийство двух японцев. Воспользовавшись этими обстоятельствами как поводом, Япония 5 апреля 1918 г. при содействии русских белогвардейцев высадила первый десант и оккупировала Владивосток. Оккупация города явилась началом открытой интервенции стран Антанты на Дальнем Востоке.

Превратив Владивосток в свою главную стратегическую базу, интервенты захватили Приморье, Северный Сахалин и Забайкалье.

Сразу же после высадки японцев во Владивостоке пленум Центрального исполнительного комитета Советов Сибири (Центросибирь) вынес резолюцию, в которой выражался протест против незаконных действий японского правительства, вся Сибирь объявлялась на военном положении, а все Советы на местах обязывались немедленно приступить к усиленной организации Красной Армии.

5 апреля 1918 г. В.И.Ленин направил Центросибири телеграмму, в которой одобрил принятое решение и особенно подчеркнул, «что никаким заверениям теперь нельзя дать веры и единственной серьезной гарантией является солидная военная подготовка с нашей стороны».

Однако кое-где на местах еще питали надежду на мирное разрешение конфликта с помощью комиссий от стран Антанты.

В связи с поручением сведений о вторжении японских войск В.И.Ленин направил Владивостокскому Советы директивы, в которых были даны конкретные указания по борьбе с оккупантами: «Не делайте себе иллюзий: японцы наверное будут наступать. Это неизбежно. Им помогут, вероятно, все без изъятия союзники. Поэтому надо начинать готовиться без малейшего промедления и готовиться серьезно, готовиться изо всех сил. Больше всего внимания надо уделить правильному отходу, отступлению, увозу запасов и железнодорожных материалов. Не задавайтесь неосуществимыми целями. Готовьте подрыв и взрыв рельсов, увод вагонов и локомотивов, готовьте минные заграждения около Иркутска или в Забайкалье. … помощь нашу мы обусловим вашими практическими успехами в деле вывоза из Владивостока вагонов и паровозов, в деле подготовки взрыва мостов и прочее».

7 апреля 1918 г. в речи на митинге в Алексеевском манеже В.И.Ленин сказал, что «на нас наступает Япония».

Ситуацию значительно осложнил контрреволюционный вооруженный мятеж чехословацкого военного корпуса, общей численностью свыше 60 тысяч человек, сформированный в России еще до победы Великой Октябрьской социалистической революции из военнопленных чехов и словаков.

Лидер чешских буржуазных националистов, президент чехословацкого Национального совета Т.Масарик объявил корпус частью французской армии, и представители Антанты поставили вопрос об эвакуации его во Францию. Советское правительство согласилось на эвакуацию чехословаков при условии возвращения русских солдат, находившихся во Франции. По соглашению от 26 марта 1918 г. корпусу была предоставлена возможность выехать из России через Владивосток при условии сдачи корпусом оружия и удаления контрреволюционного командного состава из русских офицеров. Но контрреволюционное командование корпуса вероломно нарушило соглашение с Советским правительством о сдаче оружия и спровоцировало по указанию империалистов Антанты в конце мая 1918 г. вооруженный мятеж. Правительства США, Англии и Франции стали на путь открытой и всесторонней поддержки мятежа; прямое участие в нем принимали французские офицеры. Только с 7 марта до начала мятежа «вожди Национального чешского совета получили от французского и английского правительств около 15 миллионов» рублей «и за эти деньги была продана чехословацкая армия французским и английским империалистам».

«Чехословацкое контрреволюционное восстание разбудило кулаков, — писал В.И.Ленин. — По России прошла волна кулацких восстаний». (ПСС т.37 стр.313) Летом 1918 г кулацкие контрреволюционные мятежи, в частности, прошли в Поволжье, на Урале и Сибири.

Командующий советскими войсками на Восточном фронте М.Муравьев по плану части мелкобуржуазной партии «левых эсеров», попытавшихся совершить восстание в Москве 6 июля 1918 г., должен был поднять войска фронта против Советской власти и, соединившись с белочехами, двинуться в поход на Москву.

10 июля 1918 г. Муравьев, прибыв в Симбирск, заявил, что он не признает Брестского мира и объявляет войну Германии. Обманутые им части заняли почту, телеграф, радиостанцию и окружили здание исполкома и штаба Симбирской группы войск. Радиограммой Муравьев призвал белогвардейцев и интервентов от Самары до Владивостока начинать наступление на Москву.

Советское правительство приняло экстренные меры для ликвидации муравьевской авантюры. Коммунисты Симбирска провели большую разъяснительную работу среди солдат и населения города. Воинские части, ранее поддержавшие Муравьева, заявили о своей готовности выступить против мятежников.

14 июля 1918 г. вечером Муравьев был приглашен на заседание Симбирского исполкома; он воспринял это приглашение как капитуляцию исполкома. В связи с оглашением на заседании изменнических телеграмм Муравьева о прекращении военных действий против интервентов и белогвардейцев, коммунисты потребовали его ареста. Муравьев пытался сопротивляться и был убит, а его сообщники арестованы.

Вскоре после начала мятежа, 11 июня 1918 г., Центральный исполнительный комитет чешско-словацких коммунистических групп в России обратился с воззванием к солдатам корпуса, в котором вскрывал контрреволюционную сущность мятежа, призывал чешских и словацких рабочих и крестьян ликвидировать мятеж и вступить в чехословацкие части Красной Армии. С 7 июня 1918 г. по 1 мая 1919 г. вышло 42 номера газеты «Пионер Свободы» — центрального органа чехословацких коммунистических групп в Советской России.

В результате многие солдаты покидали корпус, отказываясь воевать против Советской России. Около 12 тысяч чехов и словаков сражалось в рядах Красной Армии.

Действуя в тесном контакте с белогвардейцами и кулачеством, белочехи заняли значительную часть Сибири, Урала, Поволжья, повсеместно восстанавливая власть буржуазии. В районах, занятых чехословацкими мятежниками, были организованы при участии меньшевиков и эсеров белогвардейские правительства: в Омске – сибирское «правительство», в Самаре – Комитет членов учредительного собрания (Комуч) и др., чинившие зверские расправы над трудящимися.

В состав сибирского «правительства», образованного при участии интервентов 30 июня 1918 г. в Омске, входили эсеры, меньшевики, а также кадеты. Возглавлял его П.В.Вологодский. Прикрываясь лживыми фразами о демократизме, сибирское правительство проводило контрреволюционную политику: вернуло промышленные и торговые предприятия, а также земли и имения прежним владельцам, отменило 8 –часовой рабочий день, ввело военно-полевые суды. Приняло постановление о роспуске и запрещении Советов, об отмене декретов Советской власти, о вступлении в силу законов царского и буржуазного Временного правительств. Чтобы оторвать Сибирь от Советской России сибирское правительство провозгласило «государственную самостоятельность Сибири».

Министром иностранных дел колчаковского правительства и представителем Колчака в Париже был Сазонов, управляющим министерством иностранных дел (фактическим министром) колчаковского правительства в Омске был Сукин, колчаковским послом в Вашингтоне был Бахметьев, а в Лондоне – Саблин.

Как говорил В.И.Ленин в речи на беспартийной рабочее-красноармейской конференции Басманного, Лефортовского, Алексеевского и Сокольнического районов 3 сентября 1919 г.: «Офицеры колчаковского типа разогнали Учредительное собрание в Сибири и установили власть офицеров, капиталистов и помещиков».

Белогвардейско-эсеровско-меньшевистское правительство в Самаре — Комитет членов учредительного собрания (Комуч) или «самарская учредилка» было образовано 8 июня 1918 г. при занятии Самары мятежниками чехословацкого корпуса. К августу 1918 г. Комуч при помощи частей чехословацкого корпуса захватил ряд губерний Поволжья и Приуралья.

12 сентября 1918 г. частями Красной Армии под командованием М.Н.Тухачевского от войск белогвардейцев и белочехов был освобожден Симбирск. Вскоре после занятия Симбирска митинг красноармейцев принял решение послать телеграмму В.И.Ленину следующего содержания: «Дорогой Владимир Ильич! Взятие Вашего родного города – это ответ на Вашу одну рану, за вторую – будет Самара!»

В.И.Ленин в ответной телеграмме Пензенскому губисполкому и РевВоенСовету I Армии написал: «Взятие Симбирска – моего родного города – есть самая целебная, самая лучшая повязка на мои раны. Я чувствую небывалый прилив бодрости и сил. Поздравляю красноармейцев с победой и от имени всех трудящихся благодарю за все их жертвы».

22 сентября 1918 г. В.И.Ленин в письме красноармейцам, участвовавшим во взятии Казани, подчеркивал то, «какое великое значение приобрело для всей русской революции взятие Казани, ознаменовавшее перелом в настроении нашей армии, переход ее к твердым, решительным победоносным действиям».

1 – 2 октября 1918 г. белогвардейские войска Колчака при помощи контрреволюционных чехословацких частей сломили сопротивление рабочих Сергиевского завода и Томыловского артиллерийского склада на станции Иващенково, близ Самары, решивших в связи с приближением Красной Армии не допустить эвакуацию оборудования белогвардейцами. Более тысячи человек были расстреляны.

Поволжье было освобождено Красной Армией осенью 1918 г. Осенью 1918 г. под ударами Красной Армии прекратило свое существование и контрреволюционное правительство в Самаре — Комитет членов учредительного собрания (Комуч).

Однако, это было временной победой.

Колчаковские войска перешли в наступление.

3 апреля 1919 г. в Докладе о внешнем и внутреннем положении Советской республики В.И.Ленин отмечал, что «Колчак одержал ряд побед на востоке», рассказал о попытке поддерживающих наступление белогвардейцев «разобрать железнодорожные пути … недалеко от Самары», а «это главный железнодорожный путь, доставляющий … хлеб с востока. Часть этого хлеба погибла, захвачена Колчаком».

Как указывал В.И.Ленин в «Письме Петроградским рабочим о помощи Восточному фронту» 10 апреля 1919 г. «Положение на Восточном фронте крайне ухудшилось. Сегодня взят Колчаком Воткинский завод, гибнет Бугульма; видимо, Колчак еще продвинется вперед. Опасность грозная».

Колчак провозгласил лозунг «единой и неделимой» России и стал «верховным правителем».

26 мая 1919 г. Верховный совет Антанты обратился к Колчаку с нотой, подписанной Вильсоном, Ллойд Джорджем, Клемансо, Орландо и Сайондзи, в которой говорилось о готовности признать Колчака и помочь ему военным снаряжением, продовольствием, боеприпасами с тем, чтобы он смог укрепиться в качестве всероссийского правителя. В свою очередь от Колчака союзники потребовали также выполнения некоторых условий: созыв учредительного собрания после занятия Москвы, признание независимости Польши и Финляндии, при невозможности урегулировать вопрос о взаимоотношениях России с Эстонией, Латвией, Литвой, кавказскими и закаспийскими областями передать этот вопрос в Лигу наций, до того признать эти территории автономными и др. Колчак в своем ответном письме Верховному совету Антанты выразил готовность принять ряд условий союзников. 12 июля 1919 г. Англия, Франция, США и Италия признали ответ Колчака удовлетворительным и подтвердили еще раз свою готовность помочь ему.

Представителем английского правительства при Колчаке был генерал Нокс.

Как отмечал В.И.Ленин «Япония и Соединенные Штаты Америки подписывали соглашения о поддержке Колчака».

«Теперь правда о Колчаке …, — писал В.И.Ленин в письме ЦК РКП(б) к организациям партии «Все на борьбу с Деникиным!» от 9 июня 1919 г. — раскрыта вполне. Расстрелы десятков тысяч рабочих. Расстрелы даже меньшевиков и эсеров. Порка крестьян целыми уездами. Публичная порка женщин. Полный разгул власти офицеров, помещичьих сынков. Грабеж без конца. Такова правда о Колчаке… Даже среди меньшевиков и эсеров, которые сами были предателями рабочих, были на стороне Колчака …, все больше находится людей, которые вынуждены признать эту правду».

Поставленная В.И.Лениным 11 апреля 1919 г. в Тезисах ЦК РКП(б) в связи с положением Восточного фронта задача: «Надо напрячь все силы, развернуть революционную энергию, и Колчак будет быстро разбит. Волга, Урал, Сибирь могут и должны быть защищены и отвоеваны» была успешно выполнена.

Уже 24 августа 1919 г. В.И.Ленин в Письме рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком писал: «Красные войска освободили от Колчака весь Урал и начали освобождение Сибири. Рабочие и крестьяне Урала и Сибири с восторгом встречают Советскую власть… Надо напрячь все силы, чтобы изгнать Колчака и японцев с другими иноземными разбойниками из Сибири…».

Окончательно белочехи были разгромлены одновременно с ликвидацией колчаковщины.

В апреле 1920 г. на территории Забайкальской, Амурской, Приморской, Камчатской областей и Северного Сахалина была создана Дальневосточная республика (ДВР).

В Докладе о концессиях на фракции РКП(б) VIII съезда Советов 21 декабря 1920 г. В.И.Ленин подчеркнул, что «вести войну с Японией мы не можем и должны все сделать для того, чтобы попытаться не только отдалить войну с Японией, но, если можно, обойтись без нее, потому что нам она по понятным условиям сейчас непосильна».

Образование ДВР, как государства по форме буржуазно-демократического, но по существу проводившего советскую политику, отвечало интересам Советской России, стремившейся обеспечить себе длительную передышку на Восточном фронте и избежать войны с Японией».

Как ответил 3 июня 1920 г. В.И. Ленин в беседе с японским корреспондентом Р.Накахирой, представителем газеты «Осака Асахи»: «Рабоче-крестьянское правительство именно потому, что оно придерживается миролюбивых принципов, пошло на признание буферного государства на Дальнем Востоке». (ПСС т.41 стр.129)

Таким образом, создание на Дальнем Востоке «буферного государства» было вынужденной мерой. Как отмечал В.И.Ленин, «обстоятельства принудили к созданию буферного государства – в виде Дальневосточной республики, поскольку мы прекрасно знаем, какие неимоверные бедствия терпят сибирские крестьяне от японского империализма, какое неслыханное количество зверств проделали японцы в Сибири. Это знают товарищи из Сибири: в их недавних изданиях подробно об этом рассказано». Был издан сборник «Красная Голгофа», посвященный памяти жертв японской агрессии.

Проект директивы о ДВР, предложенный народным комиссаром по иностранным делам РСФСР Г.В.Чичериным и утвержденный Политбюро ЦК РКП(б) 10 октября 1921 г., устанавливал: «считать независимость ДВР от РСФСР только по форме».

26 мая 1921 г. во Владивостоке белогвардейцы при поддержке японских интервентов свергли Приморское областное управление Дальневосточной республики и поставили у власти представителей крупной буржуазии во главе с фабрикантами братьями Меркуловыми. В Приморье был установлен режим буржуазной диктатуры и террора; южное Приморье стало плацдармом для продолжения империалистической интервенции на Дальнем Востоке.

Один из организаторов и главарей самой махровой контрреволюции на Дальнем Востоке, ставленник японских империалистов бывший есаул царской армии барон Унгерн, рассчитывая на помощь японцев, обещавших захватить Читу, вторгся на территорию Советской Сибири, но 22 августа 1921 г. был окружен красными войсками и вместе со своим штабом был взят в плен. Его препроводили в Новониколаевск (Новосибирск), после чего предали суду Отделения Верховного трибунала ВЦИК Сибири по обвинению в измене.

Суд над бароном Унгерном состоялся 15 сентября 1921 г.; государственным обвинителем выступил Е.М.Ярославский, защиту вел бывший присяжный поверенный Боголюбов. На суде был раскрыт целый ряд злодеяний Унгерна и его сподручных: захватив Ургу (Улан-Батор). Он приказал расстрелять всех служащих Центросоюза и городской управы; по его приказанию грабили и убивали мирных жителей и сожгли город. На суде была установлена связь барона Унгерна с китайскими милитаристами (Чжан-Цзо-Лин) и японскими интервентами. Решением суда барон Унгерн был приговорен к расстрелу.

3 ноября 1921 г. В.И.Ленин направил записку председателю Малого СНК с просьбой рассмотреть соглашение с Монгольской Народной Республикой. Малый СНК, рассмотрев это соглашение, одобрил его.

5 ноября 1921 г. было подписано соглашение между представителями РСФСР и МНР, по которому обе стороны обязались не допускать пребывания и формирования на своей территории групп, враждебных другой стороне, установили соглашение о порядке назначения дипломатических и консульских представителей, определения государственной границы; были установлены основные положения таможенной политики. Советское правительство передало правительству МНР принадлежащие РСФСР в Монголии телеграфные сооружения. Малый СНК, рассмотрев это соглашение, одобрил его. 

В этот же день — 5 ноября 1921 г. в Кремле состоялась беседа В.И.Ленина с прибывшей в Москву 2 ноября 1921 г. делегацией Монгольской Народной Республики. В ее состав входили: Данзан – председатель делегации, министр финансов и председатель ЦК Монгольской народно-революционной партии, Сухе-Батор – главнокомандующий Народно-революционной армией и военный министр, Б.Церендорж – заместитель министра иностранных дел, Чжон-Ван-Ширнин-Дандин – представитель религиозных кругов, Батухан – советник и ответственный переводчик.

В целом разгром колчаковских войск Красной Армией в конце 1919 г., рост массового партизанского движения, экономический кризис в Японии 1920 – 1921 г.г., усугубляемый японо-американскими противоречиями, сделали невозможным дальнейшее пребывание японских войск на советской земле. К осени 1922 г. японская интервенция потерпела полный провал;

Народно-революционная армия Дальневосточной республики под командованием В.К.Блюхера, а затем И.П.Уборевича разгромила белогвардейцев: 14 февраля 1922 г. был освобожден Хабаровск, 25 октября 1922 г. – совместно с партизанами Владивосток и в этот же день: 25 октября 1922 г. японские интервенты покинули Владивосток.

Япония была вынуждена эвакуировать свои войска с Дальнего Востока.

26 октября 1922 г. В.И.Ленин направил телеграмму с приветствием освобожденному Приморью, указав: «К пятилетию победоносной Октябрьской революции Красная Армия сделала еще один решительный шаг к полному очищению территории РСФСР и союзных с ней республик от войск иностранцев-оккупантов. Занятие народно-революционной армией ДВР Владивостока объединяет с трудящимися массами России русских граждан, перенесших тяжкое иго японского империализма». Трудящиеся Приморья ответили на телеграмму В.И.Ленина приветствием и благодарностью Советскому правительству за оказанную помощь.

31 октября 1922 г. в начале своей речи на IV сессии ВЦИК IX созыва В.И.Ленин предложил «направить наше приветствие Красной Армии, которая на днях показала еще раз свою доблесть, взяв Владивосток и очистив всю территорию последней из связанных с Советской Россией республик. … к окончанию войны сделан шаг, кажется, достаточно решительный: сброшены в море последние силы белогвардейцев. …мы добились того, что … японцы, несмотря на всю их военную силу, объявили о своем уходе и выполнили это обещание».

После очищения территории Дальнего Востока (за исключением Северного Сахалина) от интервентов и белогвардейцев Народное собрание ДВР 14 ноября 1922 г. приняло решение о создании Дальневосточного революционного комитета, передало ему всю полноту власти и поручило провести в жизнь объединение Дальнего Востока с Советской Россией.

15 ноября 1922 г. Президиум ВЦИК декретом объявил, что Дальневосточная республика является нераздельной частью РСФСР. 

Оцените пост

+2

Оценили

Геннадий Зенков+1
Лидия Павлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!