Птицелов

17:29
1
Загорелая плоть. Соболиные брови.
И, предательски твёрдый, девичий сосок.
Юность жаждет обжечься. Мне это не внове.
Но не стану шептать — Ах, как я одинок!

Я играл в эти игры ещё до потопа.
Триста тысяч историй в моём дневнике.
Я украл бы тебя — как Юпитер Европу.
Но молчанья печать на моём языке.

Обнажённые плечи. Ложбинка ключицы.
Лишь дотронься — и всё это будет твоё.
И ресницы — как крылья встревоженной птицы -
Ожидают обиды и… жаждут её.

Ты щебечешь игриво, порхаешь по-птичьи.
Это магия женских, проснувшихся сил.
Только я не охотник, а ты — не добыча.
Сотню пойманных птиц я давно отпустил.

Я не твой Одиссей. Не грусти, Пенелопа.
Но меня не устроит синица в руке.
Я играл в эти игры ещё до потопа.
Триста тысяч историй в моём дневнике.

Оцените пост

+3

Оценили

Ольга Борисова+1
Яна Солякова+1
Наталья Колмогорова+1
20:53
)))) Совсем не такой обиды Пенелопа жаждала!))))
Загрузка...