С Центрального входа. (продолжение)

Немного из истории СПбГУ.
Однажды в Питере решили, что годом основания университета должен стать 1724 — год создания Российской Академии наук.
А если так, то Питерский университет является старейшим университетом России. Москвичи, вспоминая Славяно-греко-латинскую академию, не хотели быть вторыми и решили поспорить с питерцами, вплоть до суда...
Тогда им предъявили список из пяти фамилий:
1. Керенский А. Ф. — председатель Временного правительства. Проживал в общежитии на территории университета. Закончил юридический факультет.
2. Ульянов-Ленин В.И. — председатель Совнаркома. Сдал экстерном на отлично выпускной экзамен на адвоката.
3. Путин В.В. – президент Российской федерации. Выпускник юридического факультета.
4. Медведев Д.А. – президент Российской федерации. Выпускник юридического факультета.
5. Путин В.В. – президент Российской федерации. Выпускник юридического факультета.

В общем, юридическая подготовка в СПбГУ — налицо, какая уж тут Славяно-греко-римская… Москвичи отступились…

Дополнение: на втором этаже двенадцати коллегий на стене перед актовым залом висит памятная доска, посвящённая вручению университету ордена Ленина за вклад и заслуги…, а также в связи со 125-летием! Дата 21 февраля 1944 года… Можете сами посчитать или попросить кого…
Между прочим: Математический факультет перевели в Петергоф…

«Шифруется, гад!»

Стою на посту. Подходит платиновая блондинка в теле перезрелой красавицы, с плохо припудренной ревностью на лице.
— Мне нужен… (в целях безопасности, фамилия изменена на Петров).
— Простите, я недавно работаю и ещё не знаю всех сотрудников университета.
— Он из вашей конторы!
— Отдела охраны? А как его имя, отчество?
— Много вопросов задаёшь? Просто позови и отойди в сторонку!
— Но кого именно вам позвать?
— Говорю же Петрова!; дама начинает злиться. Рот сжимается в красную черту, а подбородок выдвигается вперёд — признак непоколебимой решимости.
— Петровых в конторе много, — доверительно сообщаю я. — Может вам обратиться на центральный пост?
— Скажи ещё в центральную избирательную комиссию!; парирует она и громко — Граждане! Посмотрите на этого мямлю! Всё знает и молчит… Это- круговая порука вертикали власти! Я молчать не стану, меня не заставите! Всех выведу на чистую воду! – она распрямляет плечи, голос звенит праведным возмущением…
Кого-то она напоминает? Ах да! «Вот она стоит почти надутая, рот зазывно приоткрыв…»
— Шифруется, гад! – возмущается дама. — Думает, он неприкасаемый! А ну пусти, сама его найду!
Тут, на моё счастье, из-за угла выходит начальник первого отдела.
— Дорогая? Что ты тут делаешь?
— На ловца и зверь бежит, — радуется женщина и, тыча в меня сложно наманикюренным ногтем, выдаёт. — Этот уверял, что тебя не знает. Прикажи его немедленно расстрелять!
Петров берёт даму под локоток, мягко подталкивая, ведёт к выходу. Бесстрастные губы шёпотом чеканят слова. Она сначала, не желая слушать, крутит головой, потом постепенно успокаивается, обмякает, покорно кивает и, повернувшись, уходит на несгибаемых-надувных ногах, выставив вперёд руки...
Петров оборачивается ко мне, сканирует мозг. Становится не по себе. Голова под грузом неосознанной вины опускается на грудь. Ещё секунда и я готов сознаться… В чем? Да во всём!
Но Петров протягивает руку.
— Благодарю, сынок, за бдительность!
Я радостно вскрикиваю.
— Служу России… Ой, извините…
— Не извиняйся, – он кажется доволен. И тут же строго спрашивает.
— За кого будешь голосовать?
Подобравшись, отвечаю.
— На данный исторический момент новым президентом может быть только старый…
Петров переваривает услышанное, подозрительно водя носом, словно принюхивается, не пахнет ли крамолой.
— Аргументируй?
— Его нам провидение послало!
Не зря Поэт уверял, что все фээсбэшники — мистики. Ссылка на провидение, как на некую мистическую неотвратимость, сработала!
С тех пор, проходя мимо будки, он каждый раз одаривает меня благожелательной отцовской улыбкой, от которой сжимаются кишки...

На следующий день, придя на работу, сразу был озадачен поиском листовок, призывающих не голосовать на выборах президента. (Уборщица обнаружила две листовки в мужском туалете.) Начальство в панике отправило дежурных прочесать университет.
Проходя мимо информационного стенда, обратил внимание на плакат городского комитета печати против протестов. На агитке изображена кисть кукловода, дёргающая за веревочки человечка, а ниже надпись: «Не позволяй собой манипулировать! Голосуй!»
Какой-то шутник написал на руке: «Путин», тем самым изменив смысл плаката.
Отнёс его на центральный пост, вызвав новый приступ паники и дополнительные обходы здания. К тому же начальство потребовало усилить бдительность на входе. Сверху спустили установку: «Наши студенты не могут заниматься подобной гадостью! Наверняка листовки принесли посторонние неизвестные лица, возможно из консульства США…»
В общем день выдался суетливым: помимо поиска вражеской пропаганды принимал участников международной химической конференции, обеспечивал проведение олимпиады по биологии, караулил любителей джазовых аранжировок в актовом зале.

Дополнение: Тем, кто по наивности думает, что в университете слабая охрана: одни старики да старухи, ответственно заявляю: ошибаетесь, голубчики.
Университет — дело серьёзное, государственное, местами секретное. Конечно, не режимный объект, но и зевать не приходится. Не всякий зевок Родина простить сможет! Поэтому безопасностью занимаются:
Управление режима и охраны, отдел охраны ВУНК, управление по защите государственной тайны, Первый отдел, отдел по противодействию ИТР, отдел по комплексной защите информации. Специалисты и кураторы, разбросанные по факультетским отделам кадров, управлению по делам обороны и чрезвычайным ситуациям, мобилизационному управлению, паспортно-визовому отделу и ещё, ещё…, точным списком не располагаю (что и к лучшему: не выдам под пытками). А если кто-то, что-то, кое-где, то будьте спокойны — мышь не проскочит, будь она хоть белая, хоть лабораторная.

История о пропускном режиме.

Устроители конференции «Вопросы взаимодействия власти и общества в борьбе с коррупцией» не успели вовремя подать полный список участников в отдел охраны. И дабы дежурные на входе не чинили препятствий не попавшим в список, им преподнесли по бутылке шампанского и коробке конфет, взятых из подарков, закупленных для докладчиков по борьбе с коррупцией. Правильность подобного действия не вызвала у организаторов ни малейшего сомнения, ввиду особой значимости конференции, её потенциально огромного эффекта в плане воспитания населения в нетерпимом отношении к решению любых вопросов с помощью взяток.

Прошло совсем немного времени, а я уже кардинальным образом изменился; коротко подстриг волосы и ногти, сменил остроносые ботинки на тупоносые, стал смотреть политические ток-шоу… А главное: появился животик. Док уверяет: «От правильного режима…».
Опять он про режим.
Не подумайте, что сомневаюсь… Просто странно как-то, из всех друзей и знакомых благодаря режиму толстею только я?
Поэт же определил причину наращивания жира в засиденье. (Он говорит, если есть слово застой, значит должно быть и засиденье, не путать с заседаньем. Второе ближе к засиженному, а первое к вынужденному сиденью.)
Но сдаётся мне — оба они неправы.
Я толстею от распухших, (наподобие попкорна) умерших от невостребованности клеток мозга, каждосменно, тысячами оседающих в организме.
И ужас в том, что уже втянулся, пристрастился и стал получать удовольствие…
Только не надо мне рассказывать, будто так устроен мир и образовательные учреждения; сверху давят на тебя, а ты давишь на кого укажут… Нет, тут нечто другое. Глубинное, потаённо-животное… Страсть к доминированию… Кайф от безнаказанно-узаконенного унижения слабого.
Пускай он самый что ни наесть умник-разумник, с семью пядями во лбу, уверенной поступью двигающийся к красному диплому…, но если «на лёгком настроении» забыл «студень», то считай попал! Он мой, со всеми своими учёными потрохами. И главное — согласно инструкции! А как известно, неукоснительное, всеобщее и повсеместное соблюдение законов, инструкций, положений, параграфов и так далее, должно воспитать достойного гражданина! Да ради такой цели можно и построже с ними…!
Поэтому, прежде чем заступить на пост, даю себе установку:
Я-повелитель КПП. Властелин вертушки! Страж храма науки. Супер-дежурный, безжалостный и беспощадный вахтёр, привитый слюной служебно-постового пса.

Боже, помоги не озвереть за оставшиеся 10 месяцев.




Геном человека.

В университет приехал нобелевский лауреат Джеймс Уотсон. И началась круговерть…
На пост прислали усиление — двух закалённых в дуболомости дежурных с северных ворот. Расставили десяток волонтёров. Сняли цепи, загораживающие подъезд к центральному входу. Постелили красную дорожку… Восьмидесяти шестилетнего учёного встречала делегация первых лиц университета. Подхватив старичка под белые ручки, ввели в Актовый зал, полностью заполненный желающими послушать создателя модели ДНК человека. Усадили на сцене в кресло, похожее на трон. И для начала усладили слух лауреата классической музыкой, исполненной квартетом молодых музыкантов консерватории, неоднократным победителем международных конкурсов. Затем минут двадцать говорили панегирики. Посвятили американца в почётные профессора СПбГУ. Обрядили в мантию и конфедератку. Спели хором гаудеамус… И наконец дали микрофон. Уотсон стал рассказывать про свою жизнь. И, как свойственно старикам, увлёкся этой темой… Но тут, как назло, микрофон сломался. Извинились. Принесли новый, который также сломался через минуту, так и не дав Уотсону разогнаться. Откуда-то откопали третий микрофон, ещё советский, со знаком качества. Звук стал тише, но стабильней…
Для начала профессор сообщил собравшимся, что не поддерживает современную политику США. И хоть его выгнали из Принстона за неполиткорректность, он и сейчас готов повторить русским братьям, что разным расам соответствует разный геном. Негроидная раса объективно отстаёт в развитии… Существует доказанная результатами тестов разница между IQ чёрных и белых, и она генетическая! Правда эволюция продолжается и возможно отставание постепенно уменьшится… Русским и американцам необходимо дружить, чтобы помогать друг другу в работе над усовершенствованием человечества! В этом и состоит «бремя белого человека». А, что касается расизма, то он многоцветный…, просто у белых получается лучше.
Дальше он с воодушевлением стал развивать постулаты евгеники, но тут раздался громкий, бухающий стук, заглушивший слова лауреата.
Я бросился на звук, несущийся из знаменитого университетского коридора, и обнаружил толстого плотника, яростно орудовавшего зазубренной стамеской и молотком, больше похожим на коротконогую кувалду.
— Кончай стучать! Срываешь выступление нобелевского лауреата!
Плотник сразу обиделся.
— Так чего, теперь и не работать?
— Завтра доделаешь.
— А ежели и завтра какой … припрётся? — он махнул кувалдой вдоль коридора, на стенах которого красовались портреты знаменитых учёных.
— Не знаю про …, но нобелевские лауреаты не каждый день приезжают!
— Ну гляди! – зло сказал плотник. — Если и завтра, кто …, то пущай сам порожек и сколачивает, а я погляжу какой он лурят!
И он с грохотом покидал стальной инструмент в железный ящик. Хлопнув дверью, ушёл в запой.
Стоявшая рядом комендантша, стала меня укорять.
— Зря, молодой человек, вы его обидели. Это же такая ранимая натура, с тонко организованной психикой… А специалист какой! Не плотник – ювелир по дереву! Вот вы к нему без должного уважения, а мне теперь ждать, когда он отойдёт…
Я вернулся в зал и успел услышать конец выступления мистера Джеймса Уотсона. Он озвучивал четыре пункта, необходимые для достижения успеха.
1. Генетика. Чтобы стать Ландау — следует родиться Ландау. А чтобы стать Уотсоном — следует родится Уотсоном.
2. Общайтесь с интересными умными людьми. Только они смогут научить и направить. (При этих словах в зале завздыхали и закрутил головами.)
3. Никогда не рассказывать о своих планах. Наоборот, выспрашивать о планах других и не стесняясь просить советов.
4. И наконец — Не хвастайтесь!
Оказывается, так просто!

После лекции лауреат зашёл за кулисы… Звякнул хрусталь…
Профессор долго не желал садиться в автомобиль, то ли был сильно возбуждён возможностью свободно говорить о преимуществе генома белого человека, то ли накатил лишку… Отмахнувшись от переводчика, показывающего на часы, долго обнимался со всеми провожающими. Несколько раз порывался вернуться в зал, на сцену, за кулисы…
На лицах провожающих появилась озабоченность, такая же как у комендантши, когда она смотрела вслед уходящему плотнику.

«Начальство разумно, но справедливо!»

Это они так думают. На самом деле иногда теряешься от взаимно исключающих команд.
— Тебя сюда поставили временно, сиди тут неотлучно!
Вы определитесь — временно или неотлучно, там или здесь, сидеть или стоять? Вообще-то я лечь хочу. Кожаный диван так и остался фантомом.

Ещё ощущаю недоверие со стороны молодого бородатого начальника, видно, не наигравшегося в солдатики. Он постоянно бурчит о моём несоответствии занимаемой должности. Я уж глаза не крашу и кольцо из ноздри вынул…, а всё равно не соответствую… Достал хипстер…

Тупею.

Жаловался Доку на замедление умственной деятельности и суточные колебания настроения: с утра фиговое, ближе к вечеру получше, но поганое.
Док посоветовал сублимировать негатив в творчество.
— Всё равно чего-то чиркаешь. Вот и напиши книжку типа: «Мои университеты», можешь с картинками. В качестве образца возьми: «Дневник Бриджет Джонс».
— Спасибочки! «Сигарет- 17- кайф! Алкоголя- 10 порций- кайф! Калорий-1260- кошмар! Кто меня толстуху захочет?».
И по такой галиматье ты советуешь фанфик писать? Я же не малахольная девица...
— Ну, возьми Ципкина или Аствацатурова.
— Другое дело. Этак я смогу! Только всё равно не понимаю, как тупость сублимировать в литературу?
— Легче, чем думаешь… Вообще-то не обязательно корпеть над «нетленкой», достаточно просто вести ежедневник. Цель твоего бумагомарания, не художественное писательство, а терапевтический обзор. Дневник — как процедура, помогающая расслабиться, выговориться, опереться на внутреннего собеседника… Дневник облегчит наблюдения за процессом выздоровления…

По-моему, у Дока обострился комплекс недоучившегося ветеринара. Он видит во мне подопытного кролика.
Что ж, ради дружбы, придётся потерпеть.


Дневник.

1 апреля. Несчастен. Проснулся с чувством острого нежелания идти на работу. Омерзительно вставать ни свет ни заря, облачаться в узкий костюм, затягивать галстук и тащиться к метро.
«Если утром еле-еле
С матюгами ты встаёшь,
Если слабость во всём теле,
От метро бросает в дрожь.
Если жаждешь ты субботы
В понедельник прям с утра…
То в … эту работу!
Уходить с неё пора.»

Жена сказала: «Надо!» И забрала машину под надуманным предлогом:
— Вахтёр на мерседесе — смешон! К тому же это неэтично по отношению к сослуживцам.

«Задрало меня ваше -Надо!
Хочу из будничного ада,
от всех обязанностей прочь-
К свободе птиц, полей и рощ!»
На автомобиле…

Отступление: обожаю своего «мерина»!
Салон…, защитная плёнка на панели, противотуманные фары, эластичные брызговики, спойлер на крышке багажника, в середине решётки радиатора стеклянная эмблема мерседеса, диски… Да! Вот пойду и порулю! Эх, покачусь по скандинавке! Где же мой верный конь? Должно быть Татьяна оседлала… Кормилица! Раньше она мало зарабатывала, а теперь заколачивает прилично… Даже не предполагал, что искусствоведы столько гребут… Жаль, не удалось прокатиться. Отличная машина! Я её из Финляндии пригнал, когда на Костю батрачил.
Как бежит время! Четыре года назад Константин предложил заняться контрабандой. Я удивился.
— Почему я? Ребята более подходят для подобных дел…
— Рожей не вышли!; ответил он. — Сам посуди, у Дока лицо надменное. Смотрит, как участковый врач на пациента без талончика… С таким лицом не наладить контактов… Поэт — понтёр, постоянно выступает… У Севки мордочка лисички из мультика, где она у зайца избушку отжала.
Ты, Сашка, другой. У тебя глуповатое лицо эстета… Идеальный помощник контрабандиста. Такого не то, что погранцы, собаки не заподозрят.
Интересно, почему друзья считают меня эстетом, да ещё и глуповатым? Татьяна — дипломированный искусствовед, но эстеткой её никто не обзывает… Вообще они немного предвзяты к моей любимой и это меня огорчает.
Но тогда, четыре года назад, я был ещё холост. Поэтому и согласился поконтрабандить.

Мы ввозили в Суоми осетинский спирт. Для чего оборудовали машины разнообразными ёмкостями, даже пятилитровый омывательный бак приспособили. Спирт в нём подкрашивали зелёными карамельками под цвет незамерзайки. Пограничники и представить себе не могли, что зелёную, густую на вид жидкость можно пить. Зарубежные компаньоны поначалу тоже опасались и не хотели брать новый продукт, но Костя запустил маркетинговый ход- анонсировал презентацию с прилюдной дегустацией…
Финны клюнули и явились в мотель в предвкушении публичного самоубийства. И были разочарованы, когда я не умер, а только крякнул после трёх рюмок. Самый безбашенный из них, не выдержав, попросил и ему накапать «зеленухи». Товарищи принялись отговаривать смельчака. Говорили, что он окочурится, лишь пригубит этой отравы, что русские веками приучены к горючим пойлам, у них де лужёные желудки и глупо с ними тягаться… Однако тщеславный финн не хотел уступать лавры брутального алкаша.
Он оказался человеком сообразительным и юморным. С первого глотка распознав спирт, тем не менее разыграл целую комедию.
Пропустив рюмку, замер, словно прислушиваясь к организму. Затем глухо захрипел, хватаясь руками попеременно за горло и живот. Согнувшись пополам, закрутился на месте, конвульсивно подрыгивая ногой. Резко остановился, зашатался. Закатив глаза, максимально расширил рот, пуская слюни… Его товарищи в ужасе вскочили с мест, не зная, что предпринять? Кто-то хотел вызвать врача, кто-то требовал противоядья. Один, выхватив финку, угрожал порезать Костю, как салями…
Шутник перестал кривляться, ожил и рассмеялся. После немой сцены, показавшейся мне затянутой, партнёры принялись орать, пока не израсходовали весь международный словарь нецензурных выражений и полугодовой запас финских эмоций. Придя в себя, они всё же рискнули отведать дьявольской жидкости. Попробовав, пришли в восторг. Потребовали ещё. И ещё, и ещё… В общем выжрали все пять литров, до последней изумрудной капли, по ходу израсходовав вторую половину годовых эмоций. Ох! И чего они только ни делали?! Устроили гонку на стульях вокруг дома; плясали камаринского; обнявшись, горланили Катюшу; плача горючими слезами клялись в вечной любви к матушке России...

Бизнес есть бизнес. Заключив контракт на новый напиток, финны быстро наладили сбыт. Разливали подслащённый, подкрашенный карамелью спирт по маленьким бутылочкам со Спасской башней на этикетке. Продукт выдавался за кремлёвское суперлекарство от алкоголизма. Говорят, у местных оно пользовалось повышенным спросом и многим помогло…
Помимо спирта мы перевозили вышедшие из обращения монеты стран, перешедших на евро. В России, в отличие от Финляндии, их не обменивали, и мы килограммами скупали «железо» на барахолках и через объявления. Везли также иконы и мелкий антиквариат, а ещё что-то плотно завёрнутое в вощёную бумагу, замотанную и запаянную в несколько слоёв целлофана. Я как-то поинтересовался у Кости.
— Что за товар? Не хотелось бы присесть на долгие годы из-за нескольких граммов дури… При том, и у меня могут быть принципы…
Костя успокоил.
— Попущением Божиим всё будет ништяк! Главное: верить!
Я верил. А как ни поверишь, если человека пять раз ловили с поличным и лишь раз дали условно.
В Россию мы везли шведское серебро, французскую парфюмерию, немецкую бытовую технику… Мотались часто; два, три раза в неделю, месяц за месяцем, год за годом. Одно было плохо — частая «дегустация». Когда лицо стало тускнеть, пальцы предательски завибрировали, а очумевшая от ожогов печень застонала под ремнём безопасности, моля не давить и не трясти. Когда стали настораживать всё более пристальные взгляды пограничников… Ещё немного, и я бы не прошёл фэйс-контроль...
Решение выйти из дела было обоюдным и своевременным.

Жена.

(Прекрасное слово, обозначающее статус!) Приходя домой, зову из прихожей: «Жена, встречай!» и, закрыв глаза, вслушиваюсь в торопливое шлёпанье босых ступней… Вот она подошла, встала рядом, закидывает руки мне за шею, прижимается… Целует…
С ней, только с ней я чувствую себя сияющим героем или ничтожеством – по обстоятельствам.
Сразу после того, как жена забрала автомобиль, я ощутил некую общность с универсантами. Они, хоть в большинстве и нищеброды, зато порядочные люди. Жаль, что по должности я обязан видеть в них потенциальных нарушителей контрольно-пропускного режима.
Ох и тяжела цепь сторожевого пса!


Счастье.

Вместо эпиграфа: Уборщица тётя Маша, помимо университета, убиралась ещё в Академии наук. Выходя из здания двенадцати коллегий, сообщала студентам.
— Ну-с, туалеты я помыла. Можно и наукой заняться!

«…Смена клонится к закату, наступил вахтёрский час, скоро, скоро я ребята уползу домой от вас…»
Тут входит он — улыбающийся homo sapiens. Одет интеллигентно по — питерски; в стёганую телогрейку – фасон: «Бродский в ссылке», на голове вязаная шапочка с помпоном- «а-ля Михаил Перельман», шея обмотана зенитовским шарфом.
— Мне,; говорит, — нужно в самую главную биологическую аспирантуру! – и улыбается!
— Пожалуйста ваш…
Он перебивает, видно не в силах сдержать радость.
— Знаете! А я давеча сделал открытие! Феноменальное по своему значению! Представляете, мне удалось открыть и рассчитать формулу счастья!

После этакого заявления у меня возникли некоторые сомнения. Впрочем, ничего конкретного…
По посетителю видно, что он на самом деле очень счастлив. Все признаки налицо: подпрыгивающие щёки, рот до ушей — хоть завязочки пришей, из-за толстых стёкол очков лучится лазоревый взор…
Может и в самом деле чего-то открыл, да на себе и испытал?
— Пожалуйста ваш документ.
Улыбающийся, пританцовывая, расстёгивает телогрейку, разматывает пуховый платок, опоясывающий пухлый животик, извлекает из недр клетчатой жилетки пластиковую корочку.
Открываю. Внутри ксерокопия первой страницы паспорта и какая-то справка с треугольной печатью. Поборов искушение, (меня воспитывали, что чужие письма и справки читать неприлично), захлопываю корочку, отдаю владельцу.
— Ксерокопия не годится. Нужен подлинник.
—Замечательно! – радуется он. — Бесподобно, восхитительно!
Покопавшись в складках платка, извлекает другую корочку.
Я открываю её и вижу ксерокопию с пропиской и повторную копию справки неизвестного учреждения.
— Извините, но здесь тоже копия, а мне нужен подлинный паспорт. Понимаете?
Он утвердительно кивает, продолжая обворожительно улыбаться, интересуется.
— Не могли бы вы объяснить, как именно выглядит подлинный паспорт?
Ба! Да передо мной действительно счастливый человек!
Только по-настоящему счастливы люди (к ним отношу и детей) не знают, как выглядит основной документ страны.
Но, как такому счастливчику объяснить, что есть паспорт и для чего он вообще нужен?
— Э-э, я бы показал…, — мнусь. — Но сейчас, у меня, тоже нет…
— Значит и вас не впустят? — сочувствует он.
— Скорее не выпустят… А скажите, пожалуйста, может у вас какой-нибудь другой документ имеется?; мне захотелось помочь этому милому, улыбчивому человеку.
Он просиял ещё больше (хотя казалось — больше некуда) и начал копаться в многочисленных карманах и кармашках жилетки. Вытаскивал и укладывал на полку смятые бумажки: фантики, рецепты, записные книжки…, картонный прямоугольник, похожий на читательский билет…
Может, он записан в университетскую библиотеку? (Какие только чудики в неё ни ходят…)
— Позвольте? – протягиваю руку.
— Не трожь, тварь! – рявкает он. Улыбка схлопывается, сменяясь оскалом разоблачённого оборотня. В один миг милый добродушный человек преобразился в злобное существо. Из-за меня? Увы – да!
Ну зачем, зачем я потянулся к картонке? Наверно, именно на ней и была записана та самая секретная формула счастья. Теперь мы её никогда не узнаем! Этот злыдень её съел! Проглотил, не разжёвывая… Улыбчивый эгоист! Себялюбивый жмот! Паршивый индивидуал! Лишил меня, жену, друзей, весь наш многомиллионный народ — счастья…
Хотя… может и к лучшему? А то бродили бы по дорогам мира, замотанные в пуховые платки, в шапочках с помпонами, беззаботно-счастливые россияне и пугали бы погрязших в проблемах иноземцев обворожительными улыбками. Представляю, как бы они обзавидовались, как бы возненавидели нас.

5 апреля.
В фойе центрального входа установили плазменный экран, целый день демонстрирующий фамилии знаменитых универсантов: Менделеев, Павлов, Мечников, Канторович, Ландау, Леонтьев, Лихачёв, Тынянов, Писарев, Анненский, Мережковский, Вересаев, Гаршин, Гумилёв… и многих, многих других. Несомненно, университету есть кем гордиться!
Тут преподавал историю Гоголь, бродил Мандельштам, забывший получить диплом, иногда появлялся отчисленный Довлатов… Бродский целый месяц потел лаборантом в институте земной коры (теперь здание котельной)…
Окончательно утвердился в намеренье написать книгу. Ну кто, если не я?

6 апреля. Хоррор.
Наверное, студенты думают, что под будкой вахтёра находится склад. Иначе не объяснить их постоянные просьбы.
Чего только ни просят!
Зажигалку, сигаретку, авторучку, телефон, зарядку для телефона, карту города, консервный нож, бахилы, булавку, резинку, верёвку, брючный ремень, зонтик, отвёртку, изоленту, швабру, кроссворд, носовой платок, зеркальце, увеличительное стекло, стакан, штопор, валерьянку…
А сегодня двое угрюмых студентов с факультета «Лечебное дело» в перепачканных кровью халатах попросили паяльник. На вопрос «Зачем?» более адекватный, пряча глаза, пробасил: «Профессор упёрся, зачёт не ставит…».
Паяльник дал, а расспрашивать дальше побоялся…

9 апреля.
Сантехник сошёл с ума. Сняв сапоги, запустил их в диспетчера, та, визжа, побежала в библиотеку филологического факультета. Он босиком за ней. Вызвали скорую. Медики прошли через чёрный ход и обнаружили в книгохранилище связанную, лежащую на столе женщину и сантехника, точившего нож… Увидав людей в белых халатах, тот обрадовался и предложил «коллегам» ассистировать при извлечении чёрной сущности.
Подыграли. Подкрались. Повязали бедолагу.
Врач потом объяснил: «Нервный срыв произошёл от умственного переутомления. Для неокрепших умов университет — опасное место».

10 апреля. Ночь.
Провал в памяти. Лёжа в постели, пытался вспомнить что-нибудь хорошее, случившееся за день, но ничего, кроме того, что уже в постели, не припомнил. Скулил, уткнувшись в Танину подмышку.

13 апреля.
Дежурным вменяется в обязанность объяснять посетителям куда пройти и как найти. А на будке красовалась отпугивающая надпись ОХРАНА СПРАВОК НЕ ДАЁТ!
Подумав, отколупал частицу НЕ. Получилось ОХРАНА СПРАВОК ДАЁТ!
Как-то не по-русски… Отколупал ещё несколько букв. Осталось лаконичное ОХРАНА ДАЁТ!
Образовалась очередь.

14 апреля.
Часто спрашивают, как пройти в ректорский флигель? Показываю на схеме. Иногда объясняю, что такое флигель и почему он ректорский. Бывало, увлечёшься и расскажешь благодарному провинциалу, что именно в этом здании родился Александр Блок, чей дедушка Бекетов — ректор университета, проживал здесь с семьёй.
Довольно часто флигель путают с флюгером. Иногда с сектором. Реже с флаером. Но сегодня что-то новенькое.
Девушка с парнем долго вспоминали и каждый выдал свою версию. Она хотела попасть в «Лекторский ригель». Он искал «Прозекторский дюбель».

Разговор у окна с видом на НИИ акушерства и гинекологии имени Отто. (Слухи универа)
— Слышал, клинику Отто хотят передать университету?
— Не удивлён.
— Тогда тебя не удивит и решение врачей.
— И что они там решили?
— Решили присвоить ректору звание почетного акушера-гинеколога!

17апреля.
Разлиновывал журнал посетителей, 192 страницы. На каждой 6 граф. День прошёл не зря! Похвастался Тане, она поцеловала в лоб.

18 апреля.
Обсуждал со Змеем Трампа. К своему удивлению узнал, что и предыдущий президент (Обама) тоже еврей. «Они как козлы — есть белые, есть черные!».
Змей отлично разбирается в международной обстановке, а когда глотнёт, вытаскивает из глубин нутра невероятные политические детерминанты. Говорит громко, уверенно… и вдруг назвал Дональда товарищем… Я сразу вспомнил соседа-отставного полковника внутренних войск, который, напившись, любил просвещать детишек: «Товарищ Клинтон недооценивает забористость советского духа! Товарищ Гитлер тоже разок недооценил…». Помню, меня поразило, что Клинтон с Гитлером оказались товарищами…
Ну, а насчёт Трампа, может Змей и прав?

21 апреля.
Потеплело, народ снял куртки. Начался массовый забыв «студней». Змей, воспользовавшись «нерестом» «зайцев», устроил показную экзекуцию, но переборщил с допингом и его заложили. В наказание заперли на факультете свободных искусств.

22 апреля.
День рождения Ленина. Странно, вообще никак не отмечают!
Остановил одного старичка. Я у него на столе бюст вождя видел.
Спрашиваю.
— Уважаемый. Позвольте поинтересоваться, что заставляет вас работать в праздник?
Он призадумался, наверное, прикидывал, как доступнее мне растолковать. Вкратце (так и сказал), изложил суть научного эксперимента в рамках государственной программы «Русский геном», а затем предложил задавать вопросы, которых, впрочем, не последовало. Сознаюсь, техническую часть я понял приблизительно, поэтому и пересказ будет таким же.
Общеизвестно, что корни растений растут вниз, в почву. А если горшок перевернуть? Куда будут расти корни? В глубину горшка или под действием силы тяжести вылезут наружу и безвольно повиснут? Что, если растение за определённое время привыкшее, приспособившееся к новому положению, (в конце концов все мы приспосабливаемся) вновь перевернуть, ну, к примеру, на левый бочок и после очередного привыкания вернуть в исходное положение или ещё куда? И так крутить день за днём, месяц за месяцем, всё быстрее, быстрее, на центрифуге. Пока его не начнёт тошнить через пестики, или же не выработается защитная реакция, проявятся вновь приобретённые навыки…
Фишка, однако, не во вращении, а в предварительном скрещении растения с геномом человека. Но не простого человека (кого ни попадя нам не надо), а именно Русского человека! (Которому, скажем честно, не привыкать к выкрутасам судьбы). В результате, по замыслу научного мужа, должно появиться стойкое к трудностям, гибкое, лишённое головокружения от успехов, национально ориентированное, патриотически настроенное растение. (Последнее качество приобретается за счёт каждодневных чтений вслух патриотических дайджестов.)
Использовать выведенный гибрид можно как внутрь, то есть внутри страны (против так называемой «пятой колоны»), так и снаружи, по периметру страны. Миллионы высаженных саженцев зелёной стеной прикроют Родину от внешних врагов. Кусты- пограничники в минуту трудной годины исхлещут ветками самодовольные рожи завоевателей. Колючими шипами, корявыми сучками вопьются в жирные натовские бока. Цепкими корнями обовьют вражеские порты, если те, в безумном своём высокомерии, осмелятся ступить на нашу священную землю.
А в учебных заведениях чуткая к измене флора с помощью специально настроенных супер тычинок сможет улавливать малейшую неблагонадёжность и, своевременно среагировав, принять превентивные меры, как-то: придержать, подвесить, прописать розги… В целом эко-воспитание внушит любым, даже отъявленным паршивцам, уважение к родной природе, позволит жить с ней в любви и согласии.
Но следует спешить, ведь враг тоже не теряет времени зря. В США уже запущена программа эко-терроризма «Пандора», и первый образец под кодовым названием «Ядовитый плющ» уже прошёл испытания в окрестностях Голливуда.
В общем — Афтор жжёт! В заключении он по секрету сообщил, что буквально на днях решится вопрос о выделении дополнительного гранда Правительства РФ на дальнейшие исследования. Временная задержка обусловлена тем, что члены государственной экспертной комиссии, вызванные из Москвы для освидетельствования правильности рефлексов гибрида, боятся зайти в лабораторию. Так как экспериментатор отказывается предоставить им письменные гарантии безопасности, а лишь голословно обещает, что истинных патриотов растение душить не станет…
24 апреля.
«Люблю апрель — снега прокисли,
Журчит капель, слезой звеня,
И в голову приходят мысли
И не находят в ней меня.»
Весна. Активизировались психи. Подошла ко мне Валя уборщица — тихий псих. Стоит, бормочет. Тут, как назло, входит ещё одна психованная, сама с собой переругивается. Валя спрашивает: «Это что за сумасшедшая?» и в монитор заглядывает. (У нас так устроено: для входа и выхода к коробочке с сенсором надо приложить пропуск. Загорится зелёный свет и на мониторе появится фотография, фамилия, имя, отчество вошедшего). Чего Вале взбрело в голову узнать имя этой сумасшедшей? Ну да, псих, что с неё взять! А сумасшедшая, вдруг, как выскочит из-за колонны, мы то думали она ушла. Ан нет! Выскочила, выпрыгнула, давай орать. Не просто орать, а орать по-настоящему, как в подворотне при виде маньяка с бритвой.
— А-А-А-А-А! Охрана рассекретила мои персональные данные? Ой, ёй, ёй! Я своего согласия не давала-а-а-а-а!
Я бледнею…, одним словом, растерялся. Валя пытается оправдаться.
— Чего орёшь? Не видела я ничего… Ты вообще кто такая? Знать не знаю и знать не хочу…
— Уберите сумасшедшую!; кричит сумасшедшая.
— Сама чокнутая! – заводится Валя и, повернувшись ко мне, поясняет, — Вылитая стерва недорезанная из второй квартиры…
— А-А-А-А-А! Убивают! Режут!
Из кабинетов стали выглядывать испуганные сотрудники. Я взял себя в руки, а Валю за локоток и вытолкал на улицу. Крик сумасшедшей прекратился. Хорошо ещё, что они не подрались. Ужасно не люблю скандалов, от грубых слов, криков, плевков в лицо впадаю в ступор. Хочу, чтобы всем было максимально комфортно, чтобы люди уважали друг друга… А тут такой хайп. Не дай Бог, дойдёт до начальства… Переживал до конца смены.

25 апреля.
Сегодня день аванса. Который нисколечко не окупает тупости работы. А ведь за тупость следует доплачивать.
Прошёл молодой бородатый начальник. За что он отвечает, до сих пор не знаю. Знаю, что начальник, стало быть, может меня по-всякому контролировать. И точно, углядел, что не записал в журнал посещений дедушку, начал нудить.
— Александр Андреевич! Почему вы пропустили постороннего? Сколько раз можно повторять: нужно всех посетителей записывать в журнал. Мало ли что?
— Да он наш, просто пропуск забыл, — оправдываюсь я, а сам думаю: «Принесла тебя нелёгкая…»
— Записывайте, записывайте,; с нажимом втолковывает он.
— Записывайте, и к вам не будет вопросов. Где журнал учёта?
Я холодею. Дело в том, что в отличии от другой смены, которая за дежурство исписывает 3-4 страницы, мы со Змеем заполняем от силы одну. Сейчас он заглянет и… не видать мне зарплаты. Да чёрт с ней с зарплатой не за деньги работаю, но начнётся возня: объяснения, поучения, нравоучения… Я согласно киваю.
— Буду записывать.
— Записывайте, записывайте,; он уходит, так как сам опаздывает.
Небось застучит, а тут ещё вчерашняя сумасшедшая… Уволят! Проиграю пари и плакали мои доллары…
Ещё стыдно за свой недостойный испуг…
Док уверяет, что во мне просыпается социальная ответственность, страх — её составл

Оцените пост

+3

Оценили

Ольга Михайлова+1
Виктор Давыдов+1
Гость №506+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!