Тайны рукописных букв

"Хроники самарочки"

19:20
9



23 января отмечается День почерка, или День ручного письма.

Заместитель начальника отдела криминалистических экспертиз, учетов и осмотров мест происшествий ЭКЦ ГУ МВД России по Самарской области Сергей Ямилов рассказал, можно ли определить характер человека по манере его письма, а также о новых способах подделки подписей, придуманных мошенниками.[cut=Читать далее......]

Почерк расскажет о характере

— Правда ли, что не существует двух одинаковых почерков?

— В мире должно быть 14 миллиардов жителей, чтобы появилась вероятность того, что рисунок на одном пальце совпадет у двух разных людей. С почерком примерно та же история. Два почерка могут быть похожи на первый взгляд, но, когда изучаешь их детально, разница становится очевидна.

— Правда ли, что по почерку можно определить характер человека?

— Мне кажется, что это как минимум сложновато. Допустим, человек сломал руку, и от этого у него поменялись письменно-двигательные навыки, почерк изменился кардинально: вместо красивого убористого стал корявым. Как почерковеды, мы найдем признаки, по которым определим, что это одно и то же лицо. А вот поменялся ли у человека характер от этого? Сомневаюсь. Тем не менее есть люди, которые составляют психологические портреты человека на основе его почерка. Судя по своей практике, могу сказать, что если человек пишет размашисто и большими буквами, то это широкой души человек. Убористый мелкий почерк говорит, скорее, о том, что перед нами скряга или педант, у которого все должно быть разложено по полочкам. Коряво обычно пишут балагуры-весельчаки. Однако это мои личные наблюдения, не подтвержденные научно.

— А о чем может «рассказать» почерк с научной точки зрения?

— Есть методики, по которым мы определяем пол и возраст автора рукописного текста. С определением пола становится сложнее, потому что школьников более не заставляют следовать жестким нормам, и их письменно-двигательные навыки становятся разнообразнее. Что касается возраста, то тут все ясно: к примеру, манера письма у наших бабушек отличается от родительской, потому что нормы прописи, которые даются в школах, постоянно меняются: например, буква «т» прописью должна состоять из нескольких элементов, до 1950-х сверху ставили черточку, сейчас она исчезла.

— Можно ли по почерку определить психическое расстройство?

— Да, есть методика, которая поможет выявить, в каком психофизиологическом состоянии находилось лицо, написавшее текст. Тут нужны образцы, но мы увидим, был ли человек в тот момент в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в трансе, напуган, в стрессе и так далее.

По пути Шерлока Холмса

— Исчезновение чистописания и жестких норм прописи из школьной программы, плюс засилье гаджетов усложняют вам работу?

— Наоборот. Раньше дети перенимали письменно-двигательный навык своего учителя, который писал им на доске «правильные» буквы. Когда человек начинает писать сам и вырабатывает свой стиль письма, он становится индивидуальным, и мне, как почерковеду, его идентифицировать проще.

— Стоит ли ругать и переучивать детей, которые пишут как курица лапой?

— Это личное дело родителей. Но на мой взгляд, почерк – это зеркало души, об этом я неоднократно говорил своим детям, которые еще учатся в школе. Кроме того, я считаю, что плохой почерк – это неуважение к преподавателю, которому потом тяжело будет прочитать написанное. К сожалению, красиво у меня пишет лишь дочь, почерк сына оставляет желать лучшего.

— Думали ли вы, когда были в их возрасте, что станете экспертом-криминалистом?

— Мне было восемь лет, когда мой отец, служивший в Ленинском РОВД, погиб при задержании преступника. На меня это оказало большое влияние, я знал, что пойду по его стопам. Потом стал зачитываться историями про Шерлока Холмса, а друзья отца рассказали мне, что есть такая наука – криминалистика. Я был поражен, что с помощью интеллекта можно раскрыть преступление, не выходя из кабинета. И в 15 лет пошел в Новочеркасское суворовское училище, оттуда – в Волгоградский юридический институт на факультет подготовки экспертов-криминалистов, потом пришел на должность эксперта в Кировский РОВД.

— По прошествии стольких лет работа не стала казаться вам скучной?

— Нет, сегодня у меня семь допусков к разным видам исследований. Кроме почерковедческой я делаю еще баллистическую (определяем боеспособность оружия и боеприпасов), трасологическую (исследуем следы орудий взлома, следы обуви и др.), дактилоскопическую (изучаются следы пальцев рук), экспертизу холодного и метательного оружия, технико-криминалистическую экспертизу документов (подлинность оттисков печатей и штампов) и портретную. Последняя сейчас становится все более актуальной в связи с распространенностью видеокамер и необходимостью идентификации людей по их зафиксированным изображениям.

Яйцо и ластик не помогут

— На основании ваших экспертиз выносятся обвинительные приговоры?

— На них может строиться доказательная база. Если есть фальшивый документ и с его помощью было совершено мошенничество, то заключение эксперта играет решающую роль. К примеру, в деле Волга-Кредит Банка у нас были задействованы в свое время все эксперты, потому что нам приносили кипы документы, в которых нужно было установить подлинность подписей каждого из вкладчиков. Плюс определить, кто из подозреваемых мог расписаться вместо них. Сейчас мы делаем ряд экспертиз по делу о мошенничестве со страховками за ДТП, которых не было. Подробности дел экспертам не сообщают, чтобы обеспечить непредвзятое отношение к авторам рукописных текстов.

— Часто ли экспертов пытаются обмануть, и возможны ли в итоге ошибки?

— Некоторые считают, что если написать что-то левой рукой или намеренно изменить почерк, то его нельзя будет идентифицировать. Это не так, есть специальные методы, которые все ставят на свои места. Пожалуй, человек, имеющий познания в нашей сфере, мог бы ввести в заблуждение эксперта, но это будет очень сложно и определенные признаки сходства все же проскользнут: ведь навыки письма записываются на кору головного мозга. Когда кто-то копирует чужую подпись, то не берет во внимание тот факт, что человек ставит свою роспись с определенным темпом и под углом, которые очевидны для специалистов. Раньше подпись копировали вареным яйцом и ластиком: отпечаток получался один в один, но давления на бумаге от ручки не было. А от яйца в ультрафиолетовом свете определенный ореол появляется. Не так давно жулики приспособили для обмана прибор под названием плоттер. Изначально он предназначен для воспроизведения чертежей, но на него придумали специальное программное обеспечение для сканирования образцов почерка с последующим изображением подписи не один в один, а с определенной интерпретацией. Поначалу распознать подделку было весьма сложно, но сейчас уже есть методические рекомендации по тому, как это сделать. Такие приборы в принципе единичны, они все стоят на учете и пока что фактов их использования в преступных целях в Самарской области не было. С учетом строгой методологии и многоступенчатой системы контроля наших экспертов ошибки маловероятны, на моей памяти подобного не было.

— Какие инструменты используются при проведении почерковедческой экспертизы?

— Главные наши «орудия» — это увеличительные стекла и микроскоп. Однако до их применения нужно исключить факт технической подделки, поэтому рукописный текст просвечивают ультрафиолетовыми и инфракрасными лучами. Если следов технической подделки нет, то начинается собственно почерковедческое исследование, в котором применяются увеличительные стекла и микроскопы, а позже — сканер и фотоаппарат для увеличения элементов при иллюстрации своих заключений. Мы обращаем внимание на наклон и разгон букв, ориентацию текста в пространстве, особенности написания определенных знаков. Подробнее сказать не могу.

— Вы делаете экспертизу только русскоязычных текстов?

— Нет, мы же не лингвистическую экспертизу делаем, а анализируем написание, поэтому в качестве материала исследования могут быть и тексты на иностранном языке. При этом мы часто обмениваемся опытом с зарубежными коллегами. Интересно, что методология у нас отличается несильно, разница в том, что, скажем, американцы больше доверяют технике: они придумали алгоритмы и формулы для почерковедских исследований. В России активнее используются персональные навыки человека. И каждый наш сотрудник, проводя экспертизу, знает, что за ее достоверность он отвечает своей репутацией, рабочим местом и даже свободой.


Источник: Волжская Коммуна

Автор статьи: Александра БУДАЕВА
Фоторепортер: Владимир КОТМИШЕВ

Оцените пост

+4

Оценили

Лена Михайловская+1
Людмила Косарева+1
Лидия Павлова+1
ещё 1
14:58
Чрезвычайно увлекательная тема. У меня масса вопросов, которые я бы задала такому специалисту. Например, видно ли по почерку, что писала переученная левша (как я, например)? Или ещё: я заметила влияние занятия творчеством на почерк (а может, наоборот, не знаю). есть ли действительно такая взаимосвязь или я ошибаюсь? Спасибо за интересный материал, дорогая Ольга!
Спасибо, Ольга, интересный материал...