Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Траектория дождя

+415 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Алексей Мальцев
С Днем писателя!!!
На стене висит подкова –
ну, и пусть себе висит…
Есть у нас отличный повод,
выпить,
крякнуть,
закусить.

Март едва спугнул ворону,
оказавшись не готов
к освежающему шмону
всех
писательских
счетов.

Невозможно не отметить
тех,
кто варится в котле
афоризмов,
междометий…
Нынче все навеселе!

Тот – как дятел,
на машинке,
этот –
тычется в айпад…
Я же ручкой,
по старинке,
что ни строчка –
невпопад.

Кто-то ниже,
кто-то выше,
каждый стоя на своем,
слава Богу,
что-то пишем
слава Богу,
издаем.

То рифмуем,
то итожим,
то пытаемся спасти…
Все мы разные.
И все же –
все в одной большой горсти.

В сумасшедшем этом веке
расслабляться нам нельзя…
С Днем писателя,
коллеги!
С нашим праздником,
друзья!

Ау, коллеги!
Ау, коллеги...
Что-то здесь нечисто!
Куда исчез у жертвы
позвонок
грудной,
десятый?...
По каютам мчится
как пуля - новость.
И туман, как смог.
Закручена
судьбы головоломка.
Догадка вспыхнет
титрами в кино:
Запомни, парень -
рвется там, где тонко,
а там, где крепко -
выдержать должно!
Все в панике,
гадают -
кто - на пальцах,
кто -
на кофейной гуще
шпарит лихо...
И в курсе
лишь один коллега Мальцев,
в какой каюте
спрятана улика.
Книга № 15
За удачу держаться
Все трудней и трудней…
Книга № 15,
Мы повязаны с ней!

Пыль затертых сюжетов
Разъедает глаза,
Ни на то, ни на это
Отвлекаться нельзя!

Я смотрю на героя –
Он задерган, небрит…
На меня он, не скрою,
Априори сердит.

За библейское имя,
За нешуточный риск…
Издеваюсь над ним я,
Как последний садист.

Кто убил конферанса?
Кто бродил в неглиже?
Неужели ни шанса
Не осталось уже?

Резюмируя вкратце,
Я скажу про нее:
Книга № 15 –
Зазеркалье мое!

ТАЙНА РЕЧНОГО ТУМАНА
именно так называется новый детектив Алексея Мальцева, выходящий в начале 2019 года в издательстве "ЭКСМО" (Москва) в твердом переплете, Книга № 15
АПТЕКИ и ФИТНЕС
В Перми количество аптек
зашкалило за все пределы…
Что делать – смертен человек.
Хотя… не в этом дело.
А в чем? –
изволите спросить.
Отвечу:
- Согласитесь,
таблетку легче проглотить,
чем год ходить на фитнес.
Этюд с противогазом
Лет тридцать пять
не надевал ни разу,
и без него,
представьте,
как-то жил…
А нынче
посвятить противогазу
хочу этюд.
Он это заслужил!
Строки о Перми
Я снова с этим городом
готов держать пари,
что он вот-вот капелью с крыш заплачет…
А город улыбается, подсвечен изнутри
лучистыми улыбками пермячек.
Закамск и Мотовилиха,
Нагорный и Компрос,
и памятник Татищеву из бронзы…
Любой вам скажет в городе,
кто в нем с рожденья рос –
над Пермью по-другому светят звезды!

Как в юности, закружит осень
листья и дома,
и станет Пермь загадочной, как остров…
И Панночка в который раз
сведет Хому с ума
в мистическом театре, что у моста…
Балатово и Парковый,
Краснова и Висим,
и лед, плывущий по апрельской Каме…
И пусть не по-московски
мы поем и говорим,
зато зовемся с детства пермяками!

Листья на ветке
Студенческая юность… Как вчера
Все это было… Листьями на ветке
Мы шелестим…
Еще не доктора…
До перестройки – ровно пятилетка.

Лови момент
Когда твои усы заиндевеют,
И ты услышишь мелодичный звон –
Лови момент,
хватай метлу скорее,
Гони хандру-печаль из сердца вон!

Просто птичка вылетела...
Не этюд, не шарж,
не снимок века…
Просто птичка вылетела вдруг,
просто два веселых человека
в кадре: я
и мой любимый внук.

Ну, что, земеля, похандрим?
Ее величество Хандра
пришла
ко мне позавчера.
Явилась, села на тахте…
Как будто фары в темноте,
зажглись коленки…
В свете их
я растерялся, я притих.
Она ж,
как будто вспомнив что-то,
зашелестела, как банкнота,
вечерним платьем в тишине:
- Привет, поэт.
Иди ко мне!
Где у тебя тут «ян», где «инь»?
Я заблудилась,
ты прикинь!
Вы, стихоплеты,
без меня
не проживете и полдня,
вы рухнете,
как Древний Рим…
Ну, что,
земеля, похандрим?,
Мы с ней хандрили, как могли -
ни слов,
ни чувств не берегли.
На потолок
и на простенок
ее ксеноновых коленок
неясный свет
всю ночь метался…
Хандра исчезла, свет остался.
И виден мне до сей поры
свет
заблудившейся
Хандры.
Плач по девяностым
В череде эпитафий с тостами
Вдруг да вспомнятся
девяностые -
Там, где мрамор светился тускло
Над могилами
новых русских.
Это надо же –
всех уторкать -
Не на стрелках,
так на разборках!
Как все просто:
нажал и выстрелил,
И не стало
Талькова с Листьевым.

Девяностые,
девяностые…
Перестроиться так непросто нам,
Расколов,
как орехи грецкие,
Идеалы свои советские.
Зря душа
в прожитое просится,
Дескать,
ей это все –
не по сердцу,
Брешут те,
в «Новостях» которые –
Есть обратный ход у истории!

Мини-рынками,
словно коростами,
Русь покрылась вся в девяностые:
торговали бельем на совесть
челноки -
инженеры, то есть.
А народ –
поголовно –
в ауте,
Ваше слово,
товарищ ваучер!
Растолкуй,
как нам быть,
хрустящий наш,
Чтоб,
минуя ад настоящего,
Нам в России другой очнуться,
Чтоб без путчей
и революций.

Девяностые,
Девяностые…
Фрак истории –
не по росту нам!
Есть вопросы,
но нет ответов…
Танки целятся
в Дом Советов.

Тем, кто не пришел...
Без страха, робости
и лени я
читаю, души бередя…
Кто не пришел на выступление –
пеняйте, братцы, на себя!


Я узнал тебя, Кудымкар!
Город спрятался за дымкой,
На себя едва похож…
Я узнал тебя, Кудымкар!
Где тут витязь Кудым Ош?

Встреча с читателями
Встреча с читателями
А д р е н а л и н
Когда ничто не будоражит, кроме
сумятицы невзрачной городской –
ты набросай роман «Алмаз в короне»,
вот только не в обычной –
воровской.

КНИГА И ЖЕНЩИНА
Новая книга -
как женщина,
хоть со стихами,
хоть в прозе...
Только в размерах уменьшена
и "решена" в целлюлозе.

Также секреты хранит она,
светлые,
темные пятна...
Также порой не дочитана
и до конца
не понятна.

Также бедняжка старается
ваши развеять вопросы...
Лишь небольшая есть разница -
книга вас
точно
не бросит!

Поэт и ревень
И пусть шестой десяток на кону,
я слову поэтическому верен.
Но – чем не шутит черт,
а вдруг начну,
я малевать картины,
и рискну
одну из них назвать
«Поэт и ревень».

А кто остался...
Проходит жизнь так бестолково…
И не кончается дорога…
Но вот не стало Табакова –
Творца, Актера, Педагога.

А кто остался, не забыли?
Кто делит с нами ветхий кров –
Джигарханян, Басилашвили,
Гафт, Юрский, Этуш, Куравлев…
Где прячешься, киллер?
Четвертая книга – убийственный триллер,
Опять интригует спустя много лет…
Ну, где же ты прячешься,
девушка-киллер?
Как выйти на твой засекреченный след?

Алмазная интрига
Алмазов призрачная россыпь,
с ума сводящая интрига...
Ответов нет - одни вопросы...
Так начиналась третья книга!

Шапка хэппи-энда
Вторая книга получилась круче,
промаялся я, помню,
с ней все лето...
И хэппи-энд,
как шапку,
нахлобучил
почти на самые глаза сюжета.

Первый детектив
Мой первый детектив...
Я помню, лихо
сюжетец замастырил,
изловчась...
А в голове тогда неразбериха
вовсю царила...
Впрочем, как сейчас.


Обыденность
Обычный вторник, как ни поверни…
С утра – и до последнего момента.
Как все другие
ветреные дни,
как выборы
того же
Президента…
С Новым годом!
ЗИМА БЕЗ КОЖИ
Как ни пытайся -
не поймешь ты,
чем сковано
дыханье рек...
Зима без снега -
все равно, что
без кожи человек.

Кондратово
Выступал я намедни в Кондратово…
И, шокируя рифмами зал,
Я кого-то глазами выхватывал,
Ну а кто-то, увы, ускользал.


Подарок коллег
Все до капли, обещаю,
Постепенно, не спеша,
На ночь глядя, вместо чая,
Чтобы пенилась душа.

КТО ЕСТЬ КТО?
Стоим мы на выставке вровень,
на пару,
и смотримся классно…
И кто тут из плоти и крови,
а кто из железа – не ясно.


ТАК ТЕПЛЕЕ
Не лаю, не рычу, не вою -
лежу, окутана листвою,
ведь так уютней и теплее
в осенней городской аллее.