Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Траектория дождя

+435 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Алексей Мальцев
А д р е н а л и н
Когда ничто не будоражит, кроме
сумятицы невзрачной городской –
ты набросай роман «Алмаз в короне»,
вот только не в обычной –
воровской.

КНИГА И ЖЕНЩИНА
Новая книга -
как женщина,
хоть со стихами,
хоть в прозе...
Только в размерах уменьшена
и "решена" в целлюлозе.

Также секреты хранит она,
светлые,
темные пятна...
Также порой не дочитана
и до конца
не понятна.

Также бедняжка старается
ваши развеять вопросы...
Лишь небольшая есть разница -
книга вас
точно
не бросит!

Поэт и ревень
И пусть шестой десяток на кону,
я слову поэтическому верен.
Но – чем не шутит черт,
а вдруг начну,
я малевать картины,
и рискну
одну из них назвать
«Поэт и ревень».

А кто остался...
Проходит жизнь так бестолково…
И не кончается дорога…
Но вот не стало Табакова –
Творца, Актера, Педагога.

А кто остался, не забыли?
Кто делит с нами ветхий кров –
Джигарханян, Басилашвили,
Гафт, Юрский, Этуш, Куравлев…
Где прячешься, киллер?
Четвертая книга – убийственный триллер,
Опять интригует спустя много лет…
Ну, где же ты прячешься,
девушка-киллер?
Как выйти на твой засекреченный след?

Алмазная интрига
Алмазов призрачная россыпь,
с ума сводящая интрига...
Ответов нет - одни вопросы...
Так начиналась третья книга!

Шапка хэппи-энда
Вторая книга получилась круче,
промаялся я, помню,
с ней все лето...
И хэппи-энд,
как шапку,
нахлобучил
почти на самые глаза сюжета.

Первый детектив
Мой первый детектив...
Я помню, лихо
сюжетец замастырил,
изловчась...
А в голове тогда неразбериха
вовсю царила...
Впрочем, как сейчас.


Обыденность
Обычный вторник, как ни поверни…
С утра – и до последнего момента.
Как все другие
ветреные дни,
как выборы
того же
Президента…
С Новым годом!
ЗИМА БЕЗ КОЖИ
Как ни пытайся -
не поймешь ты,
чем сковано
дыханье рек...
Зима без снега -
все равно, что
без кожи человек.

Кондратово
Выступал я намедни в Кондратово…
И, шокируя рифмами зал,
Я кого-то глазами выхватывал,
Ну а кто-то, увы, ускользал.


Подарок коллег
Все до капли, обещаю,
Постепенно, не спеша,
На ночь глядя, вместо чая,
Чтобы пенилась душа.

КТО ЕСТЬ КТО?
Стоим мы на выставке вровень,
на пару,
и смотримся классно…
И кто тут из плоти и крови,
а кто из железа – не ясно.


ТАК ТЕПЛЕЕ
Не лаю, не рычу, не вою -
лежу, окутана листвою,
ведь так уютней и теплее
в осенней городской аллее.

Накануне 56-летия
Все ближе и ближе
к седьмому десятку
года ковыляют…
И, старости ради, я
уж точно не кинусь,
как в детстве,
вприсядку,
услышав
матросскую песню по радио.

Когда не чиркает кресало...
Владимир Сорокин - на мой взгляд, один из ключевых прозаиков современности, автор "Голубого сала", "Теллурии" и "Детей Розенталя"

Когда не чиркает кресало,
вокруг все муторно и пресно –
читайте «Голубое сало»,
поверьте,
встанет все на место.


На книжной выставке-ярмарке
Поэт ни пьяный,
ни тверёзый, -
сегодня он
торгует прозой.
Лучатся радостью глаза -
ведь там на полочке -
"ШИЗА"
не только в мягком,
но и в твердом,
есть от чего
казаться гордым.

Д и п т и х


Давно известно россиянам,
Тем, кто читает между строк,
Что пили Мальцев с Асланяном,
Но, к сожаленью, только сок.

* * * *

Мы говорили о высоком,
И апельсинового сока
В себя мы с Юрой влили столько,
Что не осталось места для
Других напитков и закуски.
Зато мы чокались по-русски,
И не было большой нагрузки
Для печени
и для рубля.
Мужчина после сорока
Мужчина «после сорока» -
приземист,
лысоват слегка…
Ему бы шлифануть бока,
брюшко убрать пивное…
Чтоб дамы «после тридцати»
с подтекстом «нам не по пути»
на пляже,
в офисе пройти
не смели стороною!

Строки марта


Дни словно осеклись.
В пылу метельном
вдруг оборвался
их неровный бег...
Я различил:
за старою котельной
клюют грачи обуглившийся снег.
А снег тот,
в полдень вытаяв местами,
заметно обмелел к исходу дня...
И, как птенцы с разинутыми ртами,
глядят подснежники-островитяне
с чернеющих
проталин
на меня.
Шизоид-комплект
Вышел из печати роман "Шиза" в формате покета
Когда-то в вопросах обложки
коллеги твердили: «Уймись!
Не два же горошка на ложку,
другую окучивай мысль!

И в мягкой, и в твердой?!...
Ты снова
наивные носишь мечты…
Маринина или Донцова –
хотя бы москвички, а ты?...»

Промчались свистящей метелью
пятнадцать безбашенных лет…
Держу я в руках, и не верю
свой полный «Шизоид-комплект».

Несу я его осторожно,
как будто боюсь расплескать…
Выходит, коллеги, что можно,
как в детстве, наивно мечтать!
За женщин, пишущих стихи
Припомнив старый добрый политес,
хочу поднять бокал
за поэтесс!
Пусть многие не любят это слово,
твердят, что есть «поэт» -
оно мужского
происхожденья…
Так и быть должно…
А я твержу им в пику
все равно!
Без всякой там
словесной требухи
я пью за женщин, пишущих стихи!

Февраль похож на ЛОР-врача
Февраль похож на ЛОР-врача.
Заглядывая в горло марта,
диагноз ставит сгоряча:
- Да у тебя, брат,
лакунарка!
Антибиотики глотать
и горло полоскать капелью…
Вплоть до восьмого не вставать
с постели!
На ощупь
Кричит наш дух, изнемогает плоть...
Н.Гумилев

Мы не сошлись с тобой характером,
а телом – словно ключ к замку…
Так Интернет «заводит» хакера,
поэт «вонзается» в строку…

До сумасшествия, до дрожи,
еще не веря в «этот вздор»,
интуитивно кожа с кожей
так строят первый разговор.

Так стебель розы нервно колется,
покуда в вазу не нырнет…
На ощупь так весь мир знакомится,
и ничего пока – живет!

Фиолетовые мысли
Фиолетово мне, как -
за вином или за чаем
петушиный год встречает,
скажем, Ксения Собчак.
И каких подарков ворох
под подушкою нашел,
например, Филипп Киркоров…
Ну, нашел, и – хорошо!
Если я следить за ними
буду – сдохну от тоски…
Со своей бы половиной
все отметить по-людски!

Утро нового года
Тяжесть каменная в теле,
мысли в куче: где я? кто я?..
Двадцать первый век. Похмелье.
Дальше пить уже не стоит!

Символ года
Куда несетесь вы, машины?
Ты что задумала, погода?
И этот гребень петушиный…
Куда деваться – символ года!
В огнях бенгальских утопая
и слыша фразы наши куцые,
он понимает - мы вступаем
в год
юбилея
революции!


Леониду Юзефовичу


Не знаю -
до кого мне достучаться,
за ночью ночь
проходит, как в бреду:
то Журавли,
то Карлики мне снятся,
то Зимнею дорогою бреду...
Ты кто на самом деле?...


Дай дочитать
четверостишье,
и веер
убери из пальцев...
Поэт,
прозаик,
детективщик, -
ты кто на самом деле,
Мальцев?!