Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Траектория дождя

+415 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Алексей Мальцев
Памяти Сергея Суханова
Хирурга с нами
больше нет -
Свалилась новость леденяще...
На тысячах сердец стучащих
Сухановский остался след.
Меж двух огней
Я с Кисой и Остапом...
Nota bene!
Да можно ли мечтать
еще о лучшем?!
Но видно
сквозь очки -
не по себе мне,
ведь я сижу
на стуле злополучном!
Девочка-весна


Приснится же такое, в самом деле…
Потом всю ночь мне было не до сна.
Как будто на заснеженных качелях
раскачивалась девочка-весна.
И видимо, не холодно ей было,
все во дворе, казалось, расцвело…
А, может быть, девчонка полюбила
впервые в жизни – чисто и светло?

Припев:
Туда-сюда, туда-сюда,
в цветастом сарафане…
Туда-сюда, туда-сюда,
качели скрип да скрип…
А я не сплю,
ворочаюсь на стареньком диване,
как будто я –
подагрою измученный старик.

Я за ночь подходил к окну раз десять –
увидеть чтоб ее наверняка.
Под снегом дворик спал, и только месяц,
смеясь, крутил мне пальцем у виска.
Глаза я закрывал - все повторялось,
как наважденье, тенькала капель...
Раскачиваясь, девочка смеялась,
светило солнце, буйствовал апрель.

Припев.
Я просто убит

Лишь растворится за окнами мгла,
в дверь мою стукнешь устало...
Где же ты долгую осень была?
Как мне тебя не хватало!

Ты не сердись на меня, что небрит,
замкнут и выгляжу злюкой...
Ты понимаешь, я просто убит
долгой
осенней
разлукой.
Полено как метафора
Поленница и ноут -
это круто!
А нитка сверху -
словно сталактит...
Метафора с минуты на минуту
березовым поленом
прилетит.
Повод выпить
Кончился июнь - как в воду канул,
в воду, что летит из-под колес...
Руки сами тянутся к стакану,
к родненькой -
прозрачней детских слез.

Как она искрится офигенно
в солнечных лучах
погожим днем...
Выпьем-то за что,
аборигены?
Неужели повод не найдем!
Поэт и маки
Бесхитростный тандем -
поэт и маки,
над маками летают пауты,
как рифмы над поэтом...
Это враки,
что нам на дачах не до красоты!

Вот выберу местечко поукромней,
привет тебе,
мой маковый уют!
Согласен -
это все не очень скромно,
но скромные в поэты
не идут!

Подражая Евтушенко
Жаль, никого
со мною в кадре нет,
с кем можно опрокинуть по рюмашке...
Поэт в пионах -
больше, чем поэт...
Надеюсь, что простят меня ромашки.
Непохожая жизнь
А когда рассвело,
и лоскутные мятые тени,
по кустам расползаясь,
еще холодили ступни,
мне подумалось вдруг,
что рассвет не похож на осенний,
и своей непохожестью -
всей моей жизни сродни, -
не устроенной в чем-то,
порой беспросветной настолько,
что с утра, как молитву, твердишь:
"Продержись! Продержись!"
Мне подумалось вдруг,
что вот так, наплывая с востока,
непохожий рассвет
повстречал непохожую жизнь.
Дружнее семьи не найти
Мы с мамой подружки,
а с папой – друзья.
Мне ссориться с ними
нисколько нельзя!

Порвутся колготки –
а кто их зашьёт?
Кто вечером в садик
за мною придет?

И если вдруг я
поскользнусь, упаду –
кто эту со мною
разделит беду?

Да мало ли что…
Провинюсь – кто простит?
При этом - конфетой
меня угостит…

Кто купит
обещанный велосипед?
Кто любит меня
уже пять с лишним лет!

И с кем мне спокойно,
и с кем мне легко,
кто может поднять
высоко-высоко,

чтоб я увидала
людей и дома.
Ведь я не умею
все это сама…

Куда я без них?
А они без меня?
Да мы друг без друга
не сможем и дня

прожить.
И поэтому, как ни крути,
дружнее семьи
вам нигде не найти!
Всё лучшее - в прошлом
Мы день уходящий,
как булку, раскрошим,
слетевшие голуби мигом склюют…
Все лучшее – в прошлом,
все лучшее – в прошлом:
закаты,
рассветы,
душевный уют.

Одернут друзья:
«Ностальгия проснулась?
Живи настоящим
и хватит стонать!…»
А нам для того и дарована юность,
чтоб было
хоть что-то
потом вспоминать.

Захочется -
там причесать,
здесь – подправить…
Причины разлук и
подробности встреч…
Но нам для того
и дарована память,
чтоб прошлое наше
от нас уберечь.

Чтоб помнить потом
все равно о хорошем.
Пусть многих в пути
уберечь не смогли...
Все лучшее – в прошлом,
все лучшее – в прошлом,
у нас,
у России,
у целой Земли.

Песня в исполнении А.Келеберды
С Днем медика!!!
Нагрянула жара,
и с непривычки
зажим с пинцетом
валятся из рук.
Июнь вовсю гостит
в саду больничном,
как на картошке -
колорадский жук.

Прогнозами синоптиков
обманут,
он сам понять не может
до поры:
к примеру,
почему пять дней
не вянут
фиалки
на столе у медсестры?
Солнце на нитке
Далекого детства забытый сюжет
нахлынет
мотивами родины...
Там блинчики с медом,
небесная гжель,
любимый кисель из смородины.
Каштановый берег,
следы на песке -
шли мальчик и девочка рядом...
И солнце -
на нитке ли,
на волоске -
на рыженьком,
на кучерявом.
Воронья смекалка
Кто имеет дачу, тот в курсе, что одна из проблем загородного существования – куда девать черствый засохший хлеб. Воспитание таково, что выбрасывать его рука не поднимается. Вот и придумали мы с супругой резать черствый хлеб на кубики, подсаливать, раскладывать на широком противне и – на солнце. Зачем покупать вредные для здоровья кириешки, когда добро пропадает!
Все бы ничего, но стали наши «кириешки» кустарного приготовления мало-помалу исчезать с противня. Выследить воровку большого труда не представило, растрепанная серо-черная птица и не думала скрываться. Ворона вскоре обнаглела до того, что начала таскать сухарики в нашем присутствии.
Долго я ломал голову над тем, как клювокрылая бестия умудряется наши «кириешки» хрумкать. Пока не заметил, что таскает воровка свою добычу всегда в одном направлении, а именно – за сарай с инструментарием. Там на углу стояла бочка с дождевой водой. Когда я к ней подошел, на водной глади плавало огромное количество хлебных крошек. Семи пядей во лбу не понадобилось, чтобы догадаться, как ворона добивалась «размягчения» своей добычи: она ее размачивала.
Смекалка, однако!
Дедушкины яйца
Когда я закончил четвертый курс мединститута, меня определили для прохождения практики в хирургическое отделение областной больницы. Даже посчастливилось ассистировать на нескольких операциях.
Тогда после операции удаления желчного пузыря больному сначала прописывали «голод», а на вторые сутки после операции бедняге полагалось два сырых яйца. Да, да, были времена, когда наши курочки сальмонеллезом не болели, и их яйца можно было пить сырыми.
Дедок семидесяти лет, как сейчас помнится, перенес операцию довольно-таки стойко. Выдержал первый, голодный день.
На второй, как и было предписано режимом, медсестра принесла старичку два сырых яйца и положила на тумбочку. Доктор утром пришел на обход, осмотрел каждого больного в палате и, отметив про себя, что яйца у старичка лежат на тумбочке, удалился по своим делам. Предстояло сделать несколько операций и сложных перевязок.
После обеда доктор снова зашел в палату и увидел, что яйца, положенные дедушке, как и утром, «невозмутимо» покоятся на тумбочке. Доктор нашел это странным, однако спрашивать у пациента, отчего тот не пьет яйца, не стал, ограничился устным указанием медсестре:
- Яйца у дедушки помойте, пожалуйста.
В каком виде назначение «помыть у дедушки яйца» дошло до ушей санитарки Фроси, о том история умалчивает. Когда санитарка с полным тазиком, мылом и ветошью зашла около шести часов в палату, яиц у дедушки на тумбочке не оказалось. Скорее всего, старичок, проголодавшись, употребил их по назначению.
Выбора у Фроси не было, она приступила к тому, что было самым очевидным в той ситуации, и что до корней волос потрясло дедушку. На зависть всем обитателям палаты он крякал и приговаривал:
- Вот, спасибо, милая, вот, спасибо, голубушка.
Когда сложная манипуляция близилась к завершению, в палату заглянула бабушка, которая принесла прооперированному супругу банку с куриным бульоном. Увидев, как санитарка старательно вытирает ее супругу то, к чему ее руки вот уже несколько лет не прикасались, старушка в глубоком обмороке упала на свободную кровать, разбив вдребезги принесенную банку.
На шум прибежал дежурный доктор, и вскоре законной дедушкиной супруге была оказана медицинская помощь.
Простуженный город
Город простужен, осип,
видеть меня не хочет...
Сонным проспектом такси
еле колеса волочит.

В сумерках не видны
слезы в глазах светофора,
матовый кварц луны
ночью врачует город.

Градусник телебашни
крепко зажав под мышкой,
мается город кашлем,
насморком и одышкой.

Разгоряченный ветер
этого не замечает...
Может быть, на рассвете
городу полегчает?
Осеннее
Снова осень горбится стогами,
воет, словно волк,
в печной трубе...
Красный лист осиновый на камне -
как путеводитель
по судьбе.
И дрожит на ветреном закате
пажитей
скупая красота...
Нет, ей-богу,
у меня не хватит
сил покинуть
отчие места.
Ремесло
Движок не спеша
наберет обороты,
лист клена прижав к ветровому стеклу...
Которую осень,
коллега, по счету
встречаешь ты,
верность храня ремеслу?

Которую осень,
всерьез беспокоясь
о хрупком здоровье своих земляков,
ты пишешь одну
бесконечную повесть,
разбитую на миллион "дневников"!
Иван-чай
С годами становлюсь мудрее...
И, чаепитие любя,
душевной песней о... кипрее
чуток побалую себя!

Друзья!
Только что записана новая песня на мои стихи.
Автор музыки и исполнитель - Юрий Цаплин.
Вы будете первыми слушателями.
В песне - аромат наших полей, ветер, солнце... Ну, и, конечно, любовь. Всепоглощающая, неповторимая.
http://www.realmusic.ru/songs/1344592
В а е н г а
Когда-то на фронте
и летом, и в стужу
Русланова пела про валенки…
Сегодня военные песни не хуже
звучат в исполнении Ваенги.

Как может певица так ярко и точно,
пронзительно, незабываемо
стучаться в сердца
каждой песенной строчкой,
ведь порох не нюхала Ваенга!

Родившись за северным
кругом полярным,
где спят в океане созвездья,
она и не думала быть популярной –
она лишь мечтала о песнях -

о тех, что в бою
помогали бить фрицев,
и тех, что слышны на завалинке –
любые мотивы подвластны певице,
певице из Питера - Ваенге.
Хочу в семидесятые
Скажу как есть.
Совсем не ради смеха.
Хочу в семидесятые уехать -
на поезде курьерском,
на попутке,
что б многое в душе своей распутать.
Хочу туда я «удочки закинуть»,
где Пугачева пела «Арлекино»,
где Жан Маре
крушил врагов, неистов,
где сериал про четырех танкистов
с собакой…
Это дело непростое –
наведаться во времена застоя,
что б заново вкусить
(жаль только – не с кем)
всю ауру линеек пионерских.
Хочу в семидесятые,
хочу
в эпоху к Леониду Ильичу,
где смотрят из газет
на нас хитро
Кунаев, Пельше - все Политбюро.
Ни сотовых там нет,
ни интернета,
зато в эфире –
ВИА «Самоцветы»
поют про то,
что верба за окном,
что адрес мой -
не улица,
не дом…
Спешу туда по зову ностальгии.
Там папа с мамой -
оба молодые,
там живы все мои учителя,
которым пухом – матушка земля.
Все это – не каприз
и не простуда!
Я родом,
как и многие -
оттуда.
И я горжусь историей своею,
и по-другому
жить я
не умею.
Крути педали
Ровно год назад была написана первая песня на мои стихи. В классной аранжировке, в чужом исполнении (украинский композитор Алекс Келеберда) называлась "Все лучшее - в прошлом" Сегодня закончена работа над десятой - музыка и исполнение Юрий Цаплин "Иван-чай". Вещь обещает стать суперхитом. И сегодня же - о, чудо! - я вдруг вижу видео на нашу предыдущую с Юрой песню - "Крути педали" Вот это гонка - смотрите и слушайте!!!



Коллеги
Мне по душе февральские метели,
пожалуй, со студенческой скамьи...
Когда мы соберемся,
в самом деле,
седые однокурсники мои?!
Когда наполним звонкие фужеры,
как в юности,
смыкая тесный круг
хирургов,
терапевтов,
акушеров
и главврачей,
и докторов наук?!
Мы вспомним все:
капустники, застолья,
экзаменов бессонный марафон,
студенческую жизнь
времен застойных
и трезвость - перестроечных времен,
мозоли стройотрядов,
писанину,
дежурства в беспросветной маете...
Увы, не все остались в медицине:
кто - за бугром,
кто - в бизнесе,
кто - где...
Пока живем, не нищенствуем, вроде,
прогнозам всем разумным вопреки.
Безденежье за нами тенью бродит,
все норовит сломать нам позвонки.
И все же -
выше голову, коллеги!
За Альма Матер -
самый первый тост!
Ведь кто-то должен
в двадцать первом веке
гадюке СПИДу
наступить на хвост!
Медики глубинки
Благодарность за леченье -
горстка голубики,
свежесобранный букетик полевых цветов…
Фельдшерицы, акушерки, медики глубинки, -
как живется вам, врачуется
вдали от городов?

Эта участь не из легких:
встать с утра пораньше,
бездорожьем до больницы
– невеселый путь…
Овдовевшие старухи – пациентки ваши.
Сколько их теперь в России,
знает кто-нибудь?

Да и где теперь отыщешь
днем с огнем крупинки
бескорыстья, милосердья,
доброты людской...
Фельдшерицы, акушерки,
медики глубинки…
Все наладится.
Я верю. Рано на покой!
Дежурство
А дождь за окнами больницы,
как фильм, идет...
И кажется, что август длится
не первый год.
Хоть день за днем мелькают шустро -
то вкривь, то вкось...
Глядишь - опять твое дежурство
в дожде насквозь.
И, выходя из оперблока,
вздохнешь шутя:
- Что ж, оперировать неплохо
под шум дождя!
Страницы: Первая Предыдущая 2 3 4 5