Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Две недели стационара

+14
Голосов: 14
Опубликовано: 2265 дней назад ( 3 августа 2012)
Редактировалось: 1 раз — 3 августа 2012
Две недели стационара
( или наша бесплатная медицина)
        Ну вот, снова  осень.  Дачный сезон  закончен, жизнь становится скучной. Каждый день одно и то же. Особенно если ты уже как пять лет на пенсии. Хорошо, что  есть маленькая собачонка, которую необходимо утром и вечером выгуливать, мыть лапы, кормить  и прочее. Еще есть муж, которому тоже необходимо готовить еду, убирать за ним  посуду, стирать, гладить ему рубашки и прочее, и прочее:  все то, что называется бытом. А он, быт, как известно – засасывает. Иногда, когда на улице, который день идет дождь, хочется завыть от скуки, особенно если ты не любишь вышивать, вязать, болтать с соседками во дворе, а по телевизору - одно  и то же: надоевшие  лица одних и тех же  политиков, певцов, артистов.
  
    Одна радость – интернет. Но если его много в твоей жизни, а возраст уже не тот, и здоровье не то, что было лет двадцать пять  назад,  случается то, что называется на медицинском языке – ишемический инсульт, или как его теперь называют инфаркт головного мозга. Чувствовала я себя, в общем - то не плохо, и не обратила бы на свое здоровье никакого внимания. Подумаешь – голова сильно разболелась. Только вот вместо текста на половине  дисплея  вдруг появились веселые  цветные  кружочки, которые переливались всеми цветами радуги, и было забавно на них смотреть. И сколько я не пыталась дочитать страницу - ничего не получалось. Скорая помощь  приехала на удивление быстро и  прямиком отвезла в городскую клиническую больницу. Вот так, неожиданно для себя, я  оказалась в стационаре. Повезло, как говориться…

    В приемном покое молоденькие доктора быстренько сделали кардиограмму, замерили давление, проверили все мои рефлексы, записали, когда родилась, да сколько чего было и на второй этаж, в неврологическое отделение. Две небольшие палаты, каждая на три человека, имели общий коридорчик с раковиной и  туалет. В одну из них меня и поместили. Врач,  что принимал меня, сообщил, что эти палаты для тяжелобольных и завтра меня отсюда обязательно переведут. Одним словом обрадовал, что хоть я  и лежу в этой палате, то только потому, что в других - просто мест нет, ходить мне можно только до туалета, что в двух шагах от моей кровати и принимать пищу сидя. А в остальное время – лежать, лежать и лежать.  Как будто на другое дело  у меня сил хватит! Это я здесь поняла, в клиники, что они, силы, меня покинули.

    Когда первый шок прошел, начала осматриваться. Да, доктор не обманул.  Больные здесь и, правда, тяжелые:  две женщины, которым не разрешали подниматься. Одной, Галине Васильевне, около семидесяти, другой -  Лене, лет пятьдесят. Около них суетились их мужья. То переверни, то напои, то утку подставь, сами - то они ничего не могли.

     Мне хотелось перемен - я их получила. Лежи вот теперь, смотри и ищи во всем позитив. Только его, позитива, пока что- то не видно, а может его так мало, что во всем этом и не рассмотреть? Приходила медсестра, поставила систему,  что -  то уколола, принесла горсть таблеток. Заходил несколько раз дежурный врач, что принимал в приемном покое, мерил давление. Ближе к вечеру все успокоились. Около семи по коридору застучали колесики раздаточной тележки, и недовольный  женский голос оповестил, что ужин.
    Вот он – мой  прокол: оказывается, из дома надо было брать с собой не только туалетные принадлежности, ночную сорочку и халат, но и тарелки с ложкой и кружку. Так, что ужина я автоматически лишалась. А есть хотелось, пообедать я дома  не успела. Выручили соседки по палате, вернее не соседки, а их мужья. И чашку свою дали, а заодно и тарелку. Не только дали, но и ужин принесли. За ним надо было выходить в коридорчик, где находилась раковина.  
Ничего, завтра  муж приедет, все принесет. Но до завтра придется пользоваться услугами соседей.

    Лежать в палате для тяжелобольных – занятие, не для брезгливых. Тарелки после еды надо мыть под краном в той же раковине, где набирают воду в судно, чтобы сполоснуть его; где чистят зубы, кто может их самостоятельно чистить, и моют вставные челюсти те, у кого зубов вообще нет. Поэтому, чтобы помыть  свою грязную посуду, приходится несколько раз дефилировать в палату и обратно,  в раковину то не поставишь.  Пока одно несешь, глядишь, а кран уже занят теми, кто ухаживает за больными. Они ведь не будут ждать, когда ты, наконец, находишься туда и обратно.
И что занятно - за своими близкими людьми они ухаживают терпеливо и бережно. Лишний раз  не разрешают им рукой шевельнуть. Но если ты стоишь к буфетчице за обедом или ужином, никто не предложит тебе пройти без очереди. Хотя эта очередь и состоит из двух человек, но тебе и ее трудно выстоять. Про «ухаживающих» из  своей палаты говорить плохое не буду. Еще и сами принесут.

    Часов в девять вечера начали укладываться спать. Посетители уже все ушли, остались только те, кто и ночью будет следить за своими родными. Сергей, Ленин муж, постелил на пол пару газет, на них свою куртку, и как верный пес, свернулся  калачиком  у кровати своей хозяйки. А Вячеслав Иванович готовился более основательно. Составил вместе три стула, на них больничное одеяло; и получилось совсем не плохо. Конечно, наша палата для тяжелобольных, это тебе не VIP - палата на одну персону, где и кожаный диванчик для посетителей, и евроремонт по полной системе.
Ничего, одну ночь и впятером  в трехместном «люксе» можно переночевать, ведь доктор обещал…

Но не зря в народе говорят – обещанного три года ждут!

    Утром по коридору застучали многочисленные каблучки девочек студенток, которые, казалось, вбивают молотком этот цокот в мой больной мозг. Все стало ужасно раздражать: и стук каблуков, и громкие  разговоры студентов у дверей своей аудитории, и визгливый голос буфетчицы.
  
    Врачебный   обход прошел ближе к обеду. Толпа, состоящая из заведующего отделением, лечащего врача, педагогов из Медакадемии, нескольких интернов и студентов. Опять  проверили мои рефлексы, что - то говорили,  записывали, лечащий  врач сказал, что назначит  компьютерную томографию, хотя клинику поставят,  даже если он, компьютер, ничего и не покажет. Ни о каком переводе в другую палату и речи быть не может. Да  – повезло, так повезло…

    Через час загрохотало посильнее, чем тележка буфетчицы, и к нам прикатили каталку для перевозки больных. Мужчина – санитар заботливо расстелил одеяло, помог забраться мне, и вдвоем с медсестрой покатили меня на томографию, тряхнув каталкой на двух порожках и  ударив несколько раз по косякам дверных проемов.
Везли быстро, как будто за ними кто гнался, даже голова кружиться начала.  Затем остановились перед  дверью грузового лифта, несколько раз ударив каталкой и об нее. Задача  им, что ли такая поставлена была, не пропустить ни одного косяка. В кабинете переложили на стол томографа и головой в него. Стол дергается то туда,  то обратно – надоедать уже порядком стало. Но все заканчивается, закончилось и это; и в обратный путь.  Но перед своей палатой я решительно их остановила, и как была в одних носках, так и пошла сама по коридорчику к своей кровати: просто страшно стало, как они опять будут этой каталкой косяки сбивать и через порожки переезжать. От одной этой мысли ком к горлу подступал.

    В обед, когда стала подносить ложку ко рту, их, ложек, почему - то оказалось две. Зачерпываю - одна, подношу ко рту – две. Это что - то новенькое в моем состоянии. А если на ладонь посмотреть, то вообще осьминог  перед глазами, а не пять пальцев! Лежать мне в этой палате не перележать, сколько врачи скажут. Ничего: полежу, подлечусь немного и выпишусь как новенькая. Сейчас, после обеда можно и отдохнуть.

    А вот отдохнуть после обеда ничего не выйдет. Около трех часов, когда глаза, казалось, сами слипались ото сна, дверь с грохотом открылась, и в палату с ведром вошла толстая санитарка лет сорока пяти.
«Толстуха» поставила мою сумку с вещами, что стояла на полу под стулом, на крышку холодильника, который служил еще и обеденным столиком для Сергея и Вячеслава Ивановича.  А ведь она, сумка, вчера стояла и  на полу санитарной машины, и в приемном покое, где проходил не один десяток людей; с грохотом  начала пристраивать утки и стулья. Все это, с  таким недовольным видом, как будто это не ее работа, а она нам просто делает одолжение. Намочив водой с хлорамином, весь пол в палате, вытерла, почему то, только середину. Надо понимать так,  что вода под кроватями и сама высохнет.  И даже не сполоснув руки в резиновых перчатках под краном, рывком открыла дверку нашего холодильника. Что она там пыталась увидеть – непонятно. Если просроченные продукты, так она их не смотрела, а может того таракана, которого  я ночью видела, как он пробирался в щель под плинтус?

   Вот так и потянулась моя жизнь в палате для тяжелобольных. Бесконечно однообразная и скучная. Днем приводили студентов и на нас они учились ставить диагнозы. Они стеснялись, преподаватели  подбадривали их, но было видно сразу, кто хорошо учится, а кто то и лекции пропускает. А может они просто еще не привыкли обращаться с больными. Однажды утром зашел молоденький студент, зашел один, что бы померить нам всем давлением.  Когда заходил, в след ему зашептали:
- Саша, тонометр забыл.
Фонендоскоп висел у него на шее. Смутившись и покраснев, Саша выскочил в коридор. Кто - то сунул ему в руки тонометр. Неумело стал прилаживать на моем предплечье манжету. Только трубочки от  него, почему то оказались  не на сгибе локтя, а сбоку. И начал нагнетать воздух. Меня заинтересовало, какой результат у него получиться, но потом не выдержала. Покраснев еще сильнее, хотя сильнее, кажется, уже некуда было, поправил и начал  мерить. Что он услышал, если услышал, - неизвестно. Наверное, я у него была первой пациенткой. Может где и записал мою фамилию, чтобы на старости лет, когда, возможно станет маститым профессором и начнет писать свои мемуары, вспомнит и меня, как первый раз в жизни измерял давление.
У Лены и Галины Васильевны  Саша действовал уже увереннее.

    Приходили  две студентки с психологического факультета. Те сидели долго, часа полтора. Заполняли свои тесты, прощались, уходили и возвращались снова. Видимо что - то упускали. Извинялись, усаживались вдвоем на один стул и продолжали задавать свои вопросы. Все это хоть ненадолго, но забавляло и  отвлекало от больничной суеты.
  
    Через неделю Лене разрешили вставать и перевели в палату для выздоравливающих.
Но не зря говорят – свято место пусто не бывает. Ночью, часа в три, вновь загрохотали колеса  каталки. На это раз ее везла «толстуха» санитарка и молодой человек лет   двадцати. Не опустив тележки, она достаточно высокая, а свободная кровать оказалась низкая, санитарка буквально перевалила туда больную. Молодой человек возмутился  таким приемом. На что услышал в ответ:
- Ничего, еще ни одна не разбилась. Ты лучше подумай, кто ухаживать за ней будет. У нас времени на всех не хватает.
Это она намекала, что ей надо  в карман купюру определенной номинации положить, тогда она, может быть, соизволит памперс  поменять, поесть принесет и посуду после еды помоет.

    Видели мы это, как они за деньги ухаживают! Напротив нашей палаты, через большой коридор, была палата человек на девять. И здесь лежала старая женщина. Рядом с ней постоянно находилась ее дочь. И не потому, что бабушка была в тяжелом состоянии, а просто она ходила по коридорам, плутала, всем надоедала, стаскивала с себя памперс. Но люди, даже очень близкие тоже устают, и им порой надо сходить домой помыться, отоспаться.  Дочь  старушки попросила медсестру и санитарку, что оставались дежурить в ночь, естественно не бесплатно, присмотреть за матерью. Ночью мы все  проснулись от того, что к нам в палату зашла старушка, держа в руках размотанный  рулон туалетной бумаги. Седая, взлохмаченная, одетая в один памперс и короткую майку она, видимо,  искала туалет и заблудилась. Когда Вячеслав Иванович вывел ее в коридор и пошел искать медперсонал, то нашел их мирно спящими в сестринской комнате. Они и забыли, за что им были положены в карман денежные средства. Хотя бы очередь, что ли устроили, кому спать, а  кому дежурить. Медсестра что - то ей вколола, бабушка быстренько уснула до утра, и медики спокойно продолжили  спать. Вот и весь присмотр.

    В субботу, на одиннадцатый день моего пребывания в стационаре, выписали Галину Васильевну. Остались мы вдвоем с Наташей, которую двумя днями раньше привезли ночью. Наташа уже пришла в себя, ходила самостоятельно, за ней никто не присматривал.
Вот так и пролетели две недели, которые мне  необходимо было пролежать в стационаре. Менялись люди в наших двух смежных палатах -  одни уходили домой, других поднимали в реанимации, были и такие кто уходил в мир иной. В понедельник мой лечащий врач сказал, что завтра меня выписывают. В ожидании этого дня, я начала задумываться: ведь не настолько я была тяжелобольная, чтобы лежать в палате для тяжелобольных; и при поступлении дежурный врач говорил, что в этой палате лежать тяжело и меня переведут. А может все дело в том, что кто - то ждал, что я предложу ему  в карман определенные откупные от этой палаты, а может, как экспонат для студентов подходила? Ну  что теперь думать – отлежала, так отлежала; теперь впечатлений на целый год хватит. Хоть и не весело было лежать – зато  с новыми интересными  людьми познакомилась. Да еще врачи пообещали – до двух лет каждые полгода на реабилитацию в клинику, если новый инсульт раньше не настигнет.   Вот теперь точно не  соскучишься!
Комментарии (25)
Елена Старожилова #    4 августа 2012 в 02:02
Наденька,здоровья Вам!Вот уж насмотрелись Вы за две недели.Сочувствую.Хотя тоже вижу это каждый год.Борюсь.Отстаиваю свои права,но все говорят.:-Да сунь ты денег и тебе всё быстро и как надо сделают.Всего-то 5 тысяч.-
Да разве в этом дело? Мне денег не жалко."Мне за Державу обидно..."
Надежда Лукашевич #    5 августа 2012 в 06:54
Спасибо Елена, что зашли.
Наталья Колмогорова #    4 августа 2012 в 08:17
Надежда,читать это было по меньшей мере жутко...У меня есть подруга и одноклассница,работает в больнице.ЕЕ устами хочу хоть как-то объяснить многие вещи,которые творятся в наших больницах.Она говорит:нас слишком много проходит через наши руки за время служения "клятве Гиппократа",поэтому душа со временем черствеет.Тем более-у них свои проблемы и болячки,семья,дети.А тут изо дня в день-одно и тоже.Больные-самые жестокие вампиры,они буквально тянут с медиков энергию своими жалобами(за редким исключением)...Недавно прочла такую информацию:проводили опыт "на жалость":взяли обычного человека и медика со стажем,предложив соответствующие ролики жесткого содержания,подключили датчики.Вот в чем соль:"не медик" отчетливо проявил чувства сострадания и соучастия,а медик-профи начал тупо ставить диагноз,анализируя симптомы;т.е.органы чувств у него просто атрофируются со временем-и в этом вся разгадка!..Конечно,легко рассуждать,когда тебя это не коснулось-возможно,скажете вы.Касалось,да еще как!Но все познается в сравнении:к моей дочери в Питер приезжали друзья с Австрии-проехали пол мира в путешествиях.Дочь рассказывала:были они в Уругвае и еще где-то там:вдоль дорог лежат трупы умерших от голода и никто их не убирает,и не лечит.Там это-НОРМА!..Прошу вас,не поймите мои сравнения неправильно!Когда заболеваю "Я -любимая и единственная"-никакие доводы не помогают-проверено на ЛИЧНОМ опыте.С уважением и симпатией...
Надежда Лукашевич #    5 августа 2012 в 06:52
Наташа, спасибо, что прочитали и оставили свой комментарий. Полностью с вами согласна, что когда мы болеем, нам так хочется, чтобы нас любили и жалели. А если попадаем в больницу, то почему то хочется , чтобы нас еще и лечили.
Никалина Жангельдина #    4 августа 2012 в 09:39
За Вашу стойкость. Выдержать две недели-подвиг.
Надежда Лукашевич #    4 августа 2012 в 09:49
Спасибо Никалина,  две недели - не подвиг. Однажды пришлось лежать два месяца - только ожидание  ребенка  подвигло на такой "подвиг". smile
Ольга Бызова #    5 августа 2012 в 10:21
Надежда, берегите себя! больные мы никому не нужны, увы - в семье застой, на работе недовольство, и сам на себя смотришь, как на рухлядь. Не раз бывала на больничной койке, могу сравнить. И везде разные люди встречались. В одном их отделений маленького городка завотделением строго запрещала медперсоналу носить каблучки, чтобы грохот не беспокоил пациентов. медсестры уговаривали :зайка, выпей таблетку, это витамин. А в другом медзаведении, где лежала моя тетя, например, для спуска больных на другой этаж предлагался "тариф" - это подрабатывали два молодых человека -переносили на одеяле тех, кто не мог передвигаться самостоятельно. брали не оч дорого, о косяки не били, но деньги-то были не у всех... Сейчас, когда в нашем медпункте на работе предлагают вызвать скорую при скачке давления, я думаю -о, нет... Желаю Вам бодрости. Инсульт это непросто. Берегите себя.
Надежда Лукашевич #    5 августа 2012 в 11:40
Спасибо Вам Оля! Вы правы, лучше туда совсем не попадать.
Валерий Крылов #    6 августа 2012 в 20:30
Мрачная картина. что и говорить. И написан рассказ хорошим русским языком. Спасибо за доставленное удовольствие от прочтения.
Надежда Лукашевич #    6 августа 2012 в 21:03
Спасибо Валерий за Ваш комментарий. А насчет медицины -  бывает и намного хуже.
Лариса Семиколенова #    17 августа 2012 в 09:57
Познавательная картина... От нашей медицины ничего хорошего давно уже ждать не приходится.
Вот мне недавно "приспичило", что называется... Сердце прихватило, давление скакнуло и всякие прочие " онемения " активизировались. "Скорую" не стала вызывать. Таблеток наглоталась.На другой день решила посетить  храм. Талончик дали на 30 августа,т. е. через 2 недели после посещения))) Вот я и думаю: видимо, надеются, что пациент за это время сам мирно скончается..., либо выздоровеет))))
Надежда Лукашевич #    17 августа 2012 в 10:08
Был и у меня случай подобный. Когда попала через две недели к терапевту после приступа, а давление на приеме было высокое, так ее слова:  - "Зайдите в процедурный кабинет, таблетку под язык, что бы до дома дойти", просто меня убили.  Через какое то время увидела запись за тот день   в своей медицинской книжки, что давление у меня было нормальное. Наверное для того записала,  что если не дойду до дома - не их вина.
Зоя Громова #    17 августа 2012 в 10:03
Да. За державу обидно.
А рассказ хорошо написан! +
Надежда Лукашевич #    17 августа 2012 в 10:10
Спасибо Зоя, что зашли. Ваше мнение для меня очень важно.
Ольга Косова #    23 августа 2012 в 11:19
Здоровья Вам и счастья! Все это знакомо и близко. Но мне и моим родным повезло больше. Те, к кому попал муж, были внимательны и без купюр, хотя я в карман после операции все равно сунула. А вот в другой палате лечащий врач чуть ли не в открытую говорил, что и сколько ему надо.
Надежда Лукашевич #    23 августа 2012 в 11:21
И так бывает... cry
Екатерина Акулова #    10 января 2013 в 10:08
А бесплатной медицины все-таки нет.
Надежда Лукашевич #    10 января 2013 в 10:24
Спасибо, Екатерина, что зашли.Но как то мне, кроме протезирования зубов и обследования на КТ и УЗИ ( но это , чтобы не ждать очереди), платить не пришлось. Да и там по мелочи. И хотелось, что бы бог и дальше миловал...
Надежда Цыганкова #    10 января 2013 в 12:09
Как всегда интересно и познавательно.Хорошо Вы Надежда пишите.Читать одно удовольствие.А болеть не надо.Наша медицина ,увы,далека от совершенства.Так БУДЕМ ЗДОРОВЫ И СЧАСТЛИВЫ!
Надежда Лукашевич #    10 января 2013 в 12:20
Не зря всегда желают самого главного- ЗДОРОВЬЯ! Спасибо Надежда, что заглянули!
Ирина Коротеева #    10 января 2013 в 13:00
Комментарий удалён автором 2013-01-10 в 14:03:17
Ирина Коротеева #    10 января 2013 в 14:03
Надежда! Во-первых, несмотря на ужас происходящего, меня совершенно восхитила та самоирония с которой Вы писали о совсем несмешных вещах. Это - безусловно путь к выздоровлению.  
Ну а во-вторых.. Только что сотрудница вышла на работу после стационара, в который она угодила с пневмонией. Лучше бы она не рассказывала о своих мытарствах... Вас хотя бы положили без приключений, что уже, при нашей гнилой системе можно считать везением, а они с мужем оббивали пороги больницы не один день. Муж старательно таскал её с высоченной температурой на рентген, анализы и т.п. Когда муж уже на грани отчаяния готов был развалить больницу по кирпичику, а болящая лежала без сил дома с какой-то уже запредельной температурой, очередной рентгенолог, рассматривая первый и единственный (!) рентгеновский снимок сообщил, что больную необходимо привезти в больницу в течение 20 минут, потому что у него заканчивается смена, а в противном случае задерживаться он не собирается и тогда  "устраивайте её в больницу сами".
Вывод такой. У меня, например, дома есть медицинская энциклопедия. Я её почитываю иногда:) Чтобы разговаривать с медиками на одном языке и, поверьте, иногда меня это выручало. Но против равнодушия и хамства рецептов ещё не придумали. Тут читай, не читай...
Надежда Кудряшова #    10 января 2013 в 13:48
Печально и горько всё это, !
Но и медики - тоже люди! Не хватает времени, сил, терпения; стрессы на работе, дома... Да что тут говорить!
Но среди них немало не только хорошо знающих и делающих своё дело, но и добрых, чутких людей!
По себе знаю.
А про санитарок вообще разговор особый! Работа очень тяжёлая: и морально, и физически; подчас, неблагодарная, а платят - гроши!
Наденька, здоровья Вам крепкого! Это самое главное! И всем, всем, всем крепкого здоровья!
Андрей Оваско #    10 января 2013 в 13:50
Да, Надежда, печальная картина, не только внешне. И все чаще охватывает оторопь и недоумение от нормального человеческого отношения, от следования специалистов профессиональной этике и такту.
Надежда Лукашевич #    10 января 2013 в 15:00
Наверное, отвечу сразу и Ирине, и Надежде, и Андрею. После описываемого события прошло больше года. За этот год пришлось еще дважды лежать в двух различных клиниках, уже на реабилитации, и мне было, что сравнивать. И о последней - кому не рассказываю, не верят, что в наше время существуют такие  клиники. Как будто в другом государстве. Мой лечащий невролог, выписывая мне направление, рассказала, что там прошла крупная проверка, весь медперсонал был заменен, сделан ремонт неврологического отделения. И отношение медперсонала - как будто ты их гость дорогой, все внимательны и дружелюбны. Питание  и то было несравнимо даже с  советскими больницами. Когда в столовой на столах стоят салфетки и цветочки, пусть и искусственные, настроение само поднимается.  Так что не все  плохо в нашем государстве. Но лучше не попадать даже в самые замечательные клиники. Спасибо всем кто заглянул и прочитал. Здоровья Вам!