В молитве матери. Глава 5 (последняя)

13:41
228

В МОЛИТВЕ МАТЕРИ

Глава 5

«Здравствуй, дорогая Лиля! Я очень соскучился по тебе. Прости, что долго не писал, если не считать телеграммы о приезде и одной открытки. Но вот сейчас прошло полтора месяца, впечатлений и событий много, есть о чём написать поподробнее.

Сначала о работе. Зачислили меня, как ты знаешь, машинистом котлов. А работать я начал с самого «низа» — зольщиком. Мой начальник смены Алексей Григорьевич Смирнов сказал, что даст мне поработать по две недели зольщиком, дежурным по вращающимся механизмам, дежурным слесарем и потом переведёт дублироваться на машиниста котла. А тут придётся поработать месяца два, чтобы изучить и почувствовать работу котлов, сдать экзамен и стать настоящим машинистом.

Работаем мы посменно (помнишь?): две смены с утра, две смены с четырёх часов дня, две смены «в ночь» с двенадцати ночи. Между сменами есть «отсыпные» и выходные дни.

С Алексеем Григорьевичем мы, можно сказать, сдружились, понравились друг другу. Не знаю, чем я пришёлся ему по душе, а он мне – открытостью, доброжелательностью к людям и постоянной энергичностью, постоянным стремлением к действию. Не сидит на месте, всё время что-то придумывает и делает сверх своих обязанностей по работе. И нас тащит за собой на это. Мне так нравится: и работать интереснее, и узнаёшь всё быстрее и лучше.

Правда, некоторые машинисты, особенно постарше, иногда ворчат: зачем лишние хлопоты? Зато, по старинке, ради забавы, у них есть несколько «приёмчиков», на которые они «ловят» новичков. Например, берут стальной шарик от шаровой мельницы, в которой размалывается уголь, с помощью длинных щипцов нагревают его через лючок в топке котла, дают немного остыть, чтобы не светился, потом кричат новичку, который сидит за соседним щитом управления котла: «Эй, держи!» и бросают на пол, чтобы он прикатился к новичку. Тот хватает с пола шарик, обжигается, бросает его куда попало. А «старики» хохочут.

Конечно, такие «шутки» проводятся в ночную смену, когда большого начальства в цехе нет, а спать хочется. Вот и получается развлечение!

А с Алексеем Григорьевичем и в ночную смену «спать» не приходится. Когда обстановка на станции в целом и в цехе спокойная, он со старшим машинистом Леденёвым, а теперь и со мной, обязательно что-нибудь «творит». То реконструирует систему охлаждения подшипников дымососа, то «варит» новую «лётку» для жидкого шлакоудаления котла. Он сам хорошо владеет газо- и электросваркой и договаривается со сварщиками, чтобы они оставляли ему инструмент на ночь. При мне подал два рационализаторских предложения, в одно из них включил меня. Я тут кое-что придумал, мы сделали, «внедрили», получилось неплохо.

Работу зольщика я освоил основательно. Проверял работу золоуловителей, удалял шлак из-под котла. «Удаляет», конечно, вода – у нас гидроудаление золы и шлака. Но иногда котлы «зашлаковываются», золоуловтели «забиваются», приходилось применять физическую силу для «расшлаковки» котла и «пробивки» золопроводов. Тут в ход идут пики, ломы, кувалды.

Но после физической работы приятно попить чайку в стеклянной будке начальника смены, в которой сидишь, как в аквариуме: и тебя все видят, и ты видишь всю обстановку в цехе на отметке обслуживания котлов.

Начальник цеха Евгений Петрович Нестеров тоже относится ко мне хорошо. «Нарисовал» мне перспективу: «Поработаешь машинистом, старшим машинистом, начальником смены, изучишь всё в цехе, а там, глядишь, и меня заменишь со временем. В институт томский обязательно поступай, тут у нас некоторые учатся заочно, а кто уже и кончил, диплом инженера получил. Голова-то у тебя варит нормально.»

Живу я в той же комнате, куда нас поселили. Конечно, немного тоскливо быть всё время одному. В техникумовском общежитии мы жили в комнате вчетвером, редко приходилось оставаться одному. Вечерами, когда работаю в дневную смену, и в выходные дни много брожу по городу, изучаю его. Тем более, что погода стоит просто отличная, тепло и сухо. Вот тебе и Сибирь-матушка! Так что, когда ты приедешь, я уже буду, как«старожил», водить тебя по городу и всё показывать.

Заявление и копии документов на заочное отделение института я уже отослал, жду подтверждения о приёме и первые задания. Сомнений в приёме нет, ведь у меня диплом техника-теплотехника с отличием, справка с места работы и даже ходатайство от ТЭЦ.

Был, конечно, и на стадионе, смотрел футбол. Местная команда играет во второй лиге, обыгрывает всех подряд и, вероятно, перейдёт в первую лигу. Сам тоже начал ходить на тренировки станционной команды. Она участвует в первенстве города, которое вот-вот закончится. Я уже выходил на замену в двух играх.

Был в художественном и краеведческом музеях. История края очень интересная, а в художественном до сих пор демонстрируется выставка подлинных работ из «Третьяковки».

В театры (а здесь есть драматический и музыкальный) пока ещё не ходил, хотя театральный сезон открылся. Без тебя – не хочется.

Лиля, родная, любимая! Пиши, как у вас дела. Передавай привет Николаю Васильевичу, Вите, Юрию, Вере и всем остальным родным и знакомым, а также друзьям из техникума, которых увидишь. Лидии Васильевне письмо я тоже написал. Целую крепко. Твой Саша.

P.S.Меня вызывали в военкомат. Начальник довольно долго разговаривал со мной, расспрашивал. А когда вызвали во второй раз, сообщили, что дают мне отсрочку, в этом году в армию не возьмут. Саша.»

«Саша, милый! Ты не представляешь, какую радость приносят мне весточки от тебя! Особенно твоё длинное письмо – я как будто побывала у тебя! Читаю и не могу начитаться. Ты мне снишься почти каждую ночь. Я тебя каждый раз целую и никак не нацелуюсь. Я завидую тебе: ты уже начал самостоятельно работать! А я всё занимаюсь здесь по хозяйству: готовлю еду, стираю, ухаживаю за курами и поросятами. Ну, и с Витей приходится «воевать». Без мамы он «разболтался» вконец и учиться стал хуже. Мне на него времени не хватает. Как только мама успевала во всём!

Папа долго ходил какой-то рассеянный, по дому почти ничего не делал. Одно время начал приходить с работы подвыпивший. Мне пришлось с ним серьёзно поговорить. Ведь так Витька совсем от рук отобьётся.

В последнее время, вот уже недели две, к нам часто приходит одна женщина – Екатерина Ивановна. Она верующая, добрая, спокойная. Живёт на другом конце города одна. Помогает мне по хозяйству, иногда остаётся ночевать. Я поняла, что добрые люди хотят «свести» папу и Екатерину Ивановну. Сначала было не очень приятно. Ведь не прошло и двух месяцев, как мама ушла от нас. Но потом я подумала, что папа не против появления в доме Екатерины Ивановны из-за Вити и нас с тобой. Ведь он обещал тебе, что не задержит меня долго. А Витьке, конечно, нужен настоящий женский глаз. Тут я не завидую Екатерине Ивановне – очень уж «ерепенистым» стал мой братик, меня почти не слушается. Я уже не раз говорила папе, чтобы он сам за него взялся, по-мужски. Папа сказал, чтобы я не беспокоилась, всё будет в порядке.

После того, как у нас стала появляться Екатерина Ивановна, папа заметно «ожил» — перестилает полы в доме, подправляет стены и во дворе кое-что подремонтировал.

А вот с Юрием происходит удивительное. Он теперь постоянно ходит на собрания верующих, молится там. Каждое воскресенье ездит в областной молитвенный дом и к дяде Толе. А дядя Толя, когда приезжает, то к нам только заходит, а ночевать остаётся у Юрия. Люся, жена Юрия, не препятствует этому. Говорит, что теперь Юрий совсем не выпивает, курить бросил. Для семьи это экономия хорошая, да и ссориться они перестали. Юрий стал мягче, уступчивее. Что ещё для семейной жизни надо!

Когда мы копали картошку в поле, Юрий приезжал на мотоцикле, помогал. Я спросила у него, верит ли он теперь в Бога. Он ответил, что верит. Может, в Бога или в какое другое Высшее Существо. Потому что, как только он так решил, сразу успокоился и перестал слышать по ночам мамины стоны, как из-под мотоцикла. И теперь, когда мама приходит к нему во сне, то не качает головой из стороны в сторону, а просто смотрит внимательно и даже иногда улыбается.

Я сказала, что это, наверное, дядя Толя так его настроил. А Юрий ответил: «Вот и хорошо, что настроил. А то, скорее всего, меня тоже сейчас не было бы на свете. Я тогда твёрдо решил не жить после маминых похорон.» И ещё говорил, что до конца выполнит свой долг перед мамой, и что маме не жалко было и жизнь отдать, лишь бы кто-нибудь из нас заменил её в служении Богу. И напомнил, как мама пела:

Не хотел бы я бесплодным

К трону Господа прийти,

Хоть одну хотел бы душу

Иисусу принести…

Юрий сказал, что выбор судьбы, видимо, пал на него, на его душу. И спел мне ещё один гимн, который я тебе показывала, в котором есть припев:

В молитве матери,

В молитве матери,

Я имя в ней слыхал своё,

В молитве матери…

Я, конечно, не выдержала, расплакалась. Папа подошёл, начал успокаивать. А когда узнал, в чём дело, и сам отвернулся и пошёл подкапывать картошку с дальнего конца поля...

Из наших техникумовских друзей и товарищей я видела Ивана Мартынова. Он приезжал, чтобы забрать жену с ребёнком. Говорил, что уже получил квартиру в Волжском, правда, пока служебную. Валюша Тракнова по направлению не поехала, устроилась здесь, в городе, в какой-то конторе. Много расспрашивала о тебе, а я особенно и не скрывала, рассказала всё. Я не боюсь. Даже, если она вдруг вздумала бы приехать к тебе, пока ты один. Я же знаю, как ты меня любишь. Правда, Саша? Крепко, крепко целую тебя. Твоя Лиля.»

А через две недели после этого письма Саша получил телеграмму:

«Саша встречай вылетаю самолётом тридцатого Лиля».

Источник:
Геннадий Зенков. В молитве матери

Оцените пост

+5

Оценили

Мария Штанова+1
Татьяна Ларченко+1
Яков Смагаринский+1
ещё 2
16:50

Перед глазами так и стоит сцена прощания на вокзале и события, описанные в последней главе. История любви просто на разрыв души. Боялась я за жизнь Лили, и к счастью, ошиблась. Но такая беда - погибла мать...   Предстанет она перед Господом не с пустыми руками, Юрий заменил её в служении Богу. Но как же жаль, что ушла она так рано. На Земле не хватает добрых и деятельных людей. Спасибо, Геннадий, что дали нам возможность прочитать эту пронзительной силы повесть!

20:17 (отредактировано)

Спасибо, Лидия, что прочитали повесть от начала до конца, прониклись её содержанием, отметили её «пронзительную силу». Сила её в том, что она основана на подлинных событиях. Считаю, что христианские песни-гимны «В молитве матери», «Страшно бушует житейское море...» органично вписываются в неё, потому что они присутствовали и в жизни её героев.

На-днях я получу заказанный тираж книги (20 экземпляров). Даже немного побаиваюсь раздавать и рассылать родственникам — будут переживания и, возможно, критика… А приобрести её можно в интернет-магазине издательства «СУПЕР» и некоторых других.

Прочитала, сделалось грустно. Так бывает при расставании с хорошим человеком, с книгой, когда ты успеваешь полностью погрузиться в мир автора и почувствовать себя в нем своим, привыкнуть к персонажам… А тут еще попадаешь в старое, доброе, знакомое время, в те дни, когда у молодых выпускников вузов все вроде бы впереди просматривается-- где работать, жить. По-отечески, хотя, возможно, и не всегда, их встречали на новом месте, поддерживали, помогали профессиональному становлению… Есть тут краткий экскурс в профессию, уже налицо вовлеченность в дело: «Я тут кое-что придумал, мы сделали, «внедрили», получилось неплохо».

Напряжение нарастало. Было тревожно от того, ярко рассказанного случая озарения матери, почувствовавшей (вот мистика!), что не увидит она больше дочь, и от того, как безжалостно «казнили» во время похорон виновника аварии. Подумалось: «все, застряла Лиля у своих навечно!»  На последней фразе вздохнула спокойно.  В общем, читала с интересом, и очень жаль, что на этом повествование обрывается. Хотелось бы знать, как сложилась дальнейшая жизнь ребят. Почему-то кажется, что они так и прижились на новом месте.

Татьяна, благодарю вас за искренние переживания, «участие» в жизни героев повести. Почти всегда, когда заканчивается повествование, хочется узнать о дальнейшей судьбе героев, хочется продолжения повести. Это говорит, как выразился мой друг, член Союза писателей России Вячеслав Лопушной, о «читабельности» моей повести. Я удовлетворён тем, что мой труд не пропал даром, что нашлись люди, которые поверили в реальность моих героев и событий того давнего времёни...

13:57 (отредактировано)

 Вот и прочитана 5-я, завершающая глава повести" В молитве матери" Геннадия Зенкова.

Осталось только надеяться, что это только начало большой эпопеи, захватывающего событиями исторического полотна из жизни людей советского и постсоветского периодов.Невольно вспомнились строки Новеллы Матвеевой:

" Если б не было жизни в книгах, не было б в жизни книг."

Мне показалось, что наиболее удачной в художественном плане является первая глава, в которой много ярких картин и художественных приемов, а в последующих главах автор несколько торопит события и, на мой взгляд, иногда конспективно излагает развитие действия, не углубляясь в художественные детали, отчего образы второстепенных персонажей не запоминаются так ярко, как, например,  образы Марии Петровны, Лили, Саши. 

Сюжетная линия повести слишком прямолинейна, а религиозная тема проходит красной нитью ,  и это вполне оправдано, о чем свидетельствует и название повести.

 Отрадно, что автор не" зацикливается " на этой религиозной палитре, а стремится показать истоки духовного роста героев, показывает тонко  и возвышенно рождение настоящей любви Лили и Саши, из сложный путь к счастью.Мне показалась интересной художественной находкой переписка героев, и сама форма письма весьма привлекательна для читателя!

Хорошее, светлое впечатление осталось у меня, но хочется продолжения.

Геннадий Михайлович, как Вы смотрите на это?

Спасибо, Мария Фёдоровна, за довольно подробный обзор моей повести, за «хорошее, светлое впечатление». Вы тонко заметили и отметили довольно редкий художественный приём: вся 5-я глава состоит из переписки главных героев. Что касается замечаний о некоторой торопливости и, местами, конспективности повествования, могу «оправдаться» тем, что это всё-таки повесть, а не роман. Видимо, поэтому я и сам не очень надеюсь на продолжение. Поживём — увидим...