В Старой Шентале хранится уникальный этнографический материал в память о собирателе фольклора М. И.

"Хроники самарочки"

02:31
10
«Шёнталь!»

Старожилы рассказывали, будто бы проезжий немецкий инженер, плененный красотой окрестных мест, воскликнул: «Шёнталь!», что в переводе означает «Прекрасная долина». Природа здесь, действительно, сказочная. Сама железнодорожная станция как бы вписана в природный ландшафт. Районный центр находится на взгорке, а вокруг окраин и улиц села растет великолепный лес из лиственных и хвойных пород деревьев. Коренное население райцентра формировалось за счет людей из окрестных сел и деревень, а также приезжих из других регионов страны.

Райцентр, как и весь Шенталинский район, — многонационален: здесь проживают чуваши, русские, мордва, татары.

В селе Старая Шентала действует уникальный музей — Старо-Шенталинский историко-этнографический музей имени Михаила Чувашева.

Михаил Иванович Чувашев (1909-1973), учитель физики в местной школе, краевед и этнограф по призванию, много лет собирал и исследовал мордовский фольклор, песенные памятники украинского, эстонского, чувашского народов. Он записывал фольклор в Самарской, Оренбургской, Ульяновской областях, в Мордовии и Татарстане.

Теперь записанные им песни, сохраненные на кассетах, звучат в историко–этнографическом музее имени М. И. Чувашева.


[cut=Читать далее......]


Справка


Чувашев Михаил Иванович (1909 – 1973)

Родился в селе Красные Ключи (Похвистневский район Самарская область). Закончил Ульяновский педтехникум, затем Самарский индустриальный институт. Работал учителем физики в школе.

В начале Великой Отечественной войны был призван в армию, сражался под Сталинградом, в бою у ст. Советской был ранен и попал в плен, бежал, воевал в Молдавии, Румынии, Болгарии, Венгрии, Югославии, был дважды тяжело ранен. Кавалер ордена Красной звезды и ордена Славы.

После войны преподавал в школе в с. Шентале. С 1962 г. занимался сбором мордовского фольклора в Поволжье и Приуралье.


По его материалам изданы книги «Мордовские (эрзянские причитания» (1979) и три тома антологии «Духовное наследие народов Поволжья: живые истоки (2001-2009)

Письмо М. И. Чувашева дочери Генриетте: «Здравствуй. Гетуся! Гетуся, вот уже год прошел, как я уехал от вас. Ты и Роба, наверное, немного соскучились обо мне. Ничего. Дочка, как только кончится война – приеду домой и мы тогда все будем жить вместе. Пиши мне письмо. Целую. Твой папа. М.Чувашев (1942 г.)»

Письмо М. И. Чувашева жене А.И. Инчиной: «С 1-е Маем, дорогая Аня! Знаешь, родная, о чем я сейчас думаю? Подходит наш веселый праздник 1-е Мая. Мысли переносятся к вам в Шенталу. Гетуся, чистенько одетая, шагает на демонстрации в колонне школьников. Ты, наверное, с Робиком пошла на демонстрацию смотреть. Как бы мне хотелось побыть с вами хоть часик при этом. Ведь 3-й май уже провожу не дома, но мысленно каждый раз при этом переношусь к вам. Но ничего. Вот победим врага и следующий май обязательно будем праздновать вместе. Обо мне не беспокойтесь. Я жив и здоров. Обнимаю и целую тебя и детей. Всем родным привет. Твой Михаил. 22.4.44.»


На днях в «Волжской Коммуне» напечатана статья самарского журналиста, краеведа Вадима Карасёва.

Сегодня предлагаю эту интересную статью Вашему, Друзья, вниманию.





Музей был создан в 2000 году по инициативе местного педагога Татьяны Волковой. Она и стала его директором.

Еще работая в школе, Татьяна Ивановна создала фольклорный ансамбль, проводила праздники песен.

«У всех песенниц на устах было имя Михаила Ивановича Чувашева, хоть его и не было к тому времени среди живых лет двадцать, — вспоминает Волкова. — Он собирал жемчужины народного творчества».

В 1989 году она продолжила его дело, пополняя эту бесценную фольклорную «копилку». Собранные материалы сначала хранились в школе, а затем местные власти выделили для музея отдельное помещение в административном здании.

В центре экспозиции – живописный портрет Михаила Ивановича.

За портретом мы видим художественное панно — березы, над которыми кружат птицы и ноты.

«Эти деревья считаются священными у мордвы, — говорит Татьяна Ивановна. – Мифы этого народа говорят, что береза соединяет мир земной, мир предков, с богами. В одной из народных песен, записанных Чувашевым, поется о том, что боги сидят на ветках этих деревьев и управляют земной жизнью». Рядом – символическая шкатулка, напоминающая о популярной некогда радиопередаче «Шкатулка песни народной». Ее Чувашев придумал и вел вместе с композитором и музыковедом Владимиром Митителло.

О Михаиле Ивановиче рассказывают собранные директором музея его фотографии разных лет жизни, личные вещи, книги, воспоминания о нем.

А вот издание, которое стало своеобразным памятником фольклористу. Двухтомная книга «Духовное наследие народов Поволжья: живые истоки», подготовленная на основе собранных им народных творений.

Более двух тысяч фольклорных творений (песен, причитаний, плачей, лирических произведений), найденных Чувашевым, опубликовано в этом двухтомнике. Тексты сопровождаются нотами, научными комментариями. Издание имело резонанс далеко за пределами страны. Так, недавно составители получили письмо с восторженным откликом от сотрудников Русско-американского культурного центра в Бостоне.

Здесь же, в музее, в пухлых папках собраны многочисленные исследования Чувашева о самых разных видах фольклора – колыбельных песнях, свадебных, плачах, причитаниях. Народные песни неотрывны от национальных обрядов.

Некоторые из них, как говорит Татьяна Ивановна, Чувашев нашел и восстановил в полном объеме впервые в фольклористике: «Например, мордовский обряд «Дом девичьего пива». Это были такие девичьи песенные посиделки, которые проходили в мордовских домах в начале октября».

Куница в дупле и причитания невесты

Некоторые из песен могут послужить иллюстрациями к урокам географии или биологии. «Есть, например, в этой коллекции песня, дающая представление о том, какие огромные липы росли в нашем крае, — рассказывает директор музея. — Она поется от имени куницы. Судя по песне, это животное метровой длины с тремя детенышами умещалось в дупле старой липы».

В музее можно увидеть несколько сюжетных композиций с фигурками людей, одетыми в подлинные национальные одежды.

Одна из них связана с обрядом свадьбы. Мы видим здесь невесту и жену брата – невестку в тот момент, когда они собирают свадебный сундук.

«Все диалоги, которые во время этого обряда ведут меж собою родные, — песенные, — говорит Татьяна Ивановна. — Невеста причитает и просит не выдавать ее замуж. Жена брата успокаивает ее». Свадьба в мордовских семьях было целым представлением. Чего стоит только свадебное причитание невесты, в котором она напевала до трех тысяч слов. Всех гостей на свадьбе, сколько бы их ни было, невеста должна была одарить. Подарки – вышитые полотенца, головные уборы и другие — вывешивались на всеобщее обозрение, и гости могли удостовериться, хороша ли невеста в рукоделии.

В другой композиции можно увидеть фигурку ткачихи за работой. Рядом — подлинный ткацкий станок. Тут же – текст одной из песен, которые раньше пелась мордовскими женщинами в такие моменты. Эту песню от лица рукодельницы Домны Чувашев записал в Старой Шентале.

В атмосферу крестьянской жизни можно погрузиться, зайдя в реконструированную срубовую избу со всеми атрибутами старинного быта. Тут и печь, и полати, и детская люлька, и старинная деревянная посуда, и валек, которые раньше использовали вместо утюга. И лапти, и похожие на галоши плетеные ступни с высокими краями. Рядом реконструирован крестьянский двор с частоколом и плетнем.

В этом уголке можно увидеть подлинные орудия труда, которые сегодня сохранились редко в каком сельском доме — соху, плуг, жернова, конскую упряжь и многое другое. Неподалеку — детские игрушки. Куклы в национальных костюмах, мордовских и чувашских. Тут и кружева, и вышивка, и плетение, и бисероплетение. В этом уголке посетителей знакомят со старинными колыбельными песнями. Рядышком – старинное лоскутное одеяло. «Каждый узор на нем имеет свой смысл и отражает мифологическое воззрение мордвы, — рассказывает Татьяна Ивановна. – Вот треугольник – мужское начало, ромб – женское. Вот символы семьи, домашнего очага. А все узоры вместе, как считалось, имеют силу оберега».

В музее нередко реконструируются народные праздники и старинные обряды. Вот и в начале будущего года гости окунутся в атмосферу рождественского праздника.

Известный самарский музыковед, фольклорист, заслуженный деятель искусств России Инна Александровна Касьянова, светлая ей память, рассказывала:

— В 1965 году ко мне пришел седой человек — Михаил Иванович Чувашев. Пришел с просьбой, чтобы я помогла с расшифровкой того материала, который он записал. Честно скажу, только из уважения к его сединам я согласилась. Я должна была расшифровать мордовские песни, плачи. При этом языка я не знала. Вот так началась наша с ним работа. Он был действительно удивительный человек. Учитель физики из села Шентала Самарской области, тяжело больной. Зная, что ему отпущено очень мало времени, взял магнитофон в руки и отправился по Самарской области записывать фольклор. Он собрал огромнейшее количество материала, интереснейшего, просто уникального. Например, вы сейчас вряд ли где запишете такой обряд, как «Дом девичьего пива» у мордвы, или исполнителя на двойной жалейке в русском селе. Ему открывались сердца людские. На областном радио он вёл передачу «Шкатулка песни народной». Всего 15 минут, раз в неделю, но люди, естественно, знали, слушали эту передачу и писали ему, чтобы он мог приехать к ним и сделать новые записи.





В память о собирателе фольклора — Волжская коммуна
vkonline.ru

Куйбышев — Самара
samsud.ru›Куйбышев›Моя история›story


Инна Касьянова — душа, влюбленная в народную...
samddn.ru


Справка Михаил Иванович Чувашев — эрзянский...
Samara.BezFormata.ru

Оцените пост

+3

Оценили

Лидия Павлова+1
Зинаида Дмитриева+1
Наталья Колмогорова+1
Благодаря вам, Ольга Анатольевна, я узнала, откуда произошло название "Шентала"! Спасибо.
Спасибо, Ольга Анатольевна за интересный и познавательный материал о прекрасных людях и названии " Шентала"!
22:49
Удивительный человек, настоящий подвижник! Светлая память Михаилу Ивановичу Чувашеву. Спасибо за интересный материал, Ольга!