Вдовья доля

Вдовья доля
На фоне сожжённой хаты солдатская вдова Долгая Анна Евменовна с детьми: Иваном - 3 года, Тамарой - 5 лет, Машей - 1 год, Валей - 7 лет.

Тёще моей, Долгой Анне Евменовне (20.02.1909 — 8.05.1992), как и тысячам российских вдов, довелось пройти неимоверно трудный жизненный путь.

Деревня Завод-Корецкий Брянской области довоенной поры, в которой проживало более тысячи жителей. Устоявшийся жизненный уклад, труд в поле по выращиванию льна, конопли, пшеницы…

В июне 41-го мирная жизнь превратилась в тревожное ожидание… Бабушка, Мавра Дмитриевна Середа, молится перед иконой Святой троицы: "- Господи, спаси и помилуй, отведи напасти в сторону..." И причитает: «Как же не повезло тебе, доченька, забеременеть в такое время!»

Три дня и три ночи через деревню идут группами отступающие солдаты, усталые и голодные. Жалели их. Жалели себя, беспомощных и беззащитных.

Через пару дней в деревню на мотоциклах вкатились фашисты. Начался двухлетний период оккупации Бряньщины.

В Завод — Корецкий оккупанты наведывались не так уж часто, деревня, очевидно, в стратегические пункты не входила.

Как только в деревне появлялись немцы, Мавра кричала: «Анна, тикай из дому!» И Анна Евменовна, 32 лет отроду, придерживая живот рукой, убегала за огороды и пряталась до поры, пока опасность не минует.

Первое время фашисты в благодушном настроении. могут погладить детей, порой и шоколадку дадут.

Но их грубые шутки пугали, от которых сердце замирает: бравируя друг перед другом, подносят горящий факел к соломенной кровле хаты. Слежавшаяся, спрессованная от времени, солома загорается неохотно. Однако пламя, почувствовав пищу, начинает разгораться. А вояки хохочут над перепуганными женщинами, которые в ужасе бросаются тушить огонь.

У Прони Евменовны Середы, сестры Анны, старшая дочь была в партизанах. Осенью 42-го, когда стало холодать, отпросилась она сходить домой, чтобы взять тёплую одежду.

Только зашла в родной дом, как немцы окружили — кто-то донёс. Дома были Проня Евменовна, её муж Егор и их трое детей. Все были расстреляны. Только Полина, средняя дочь, осталась жива благодаря тому, что ночевала у подружки.

В сентябре 1943 года бои подошли к Завод-Корецкому. Люди покинули деревню, и ушли в лес к партизанам. С ними ушёл и Долгий Андрей Афанасьевич со старшей дочкой Валей, которой в то время было семь лет, и с трёхлетним сыном Иваном.

Анна Евменовна осталась, потому что дочка Тамара приболела, а младшей пошёл всего второй годик.

События развернулись так стремительно, что приходилось только думать о том, чтобы как-то уцелеть среди этого ада.

Прятались сначала в погребе, а затем, в короткую минуту затишья, перебрались в поле и спрятались там, в небольшом овраге.

С ужасным рёвом, пролетали самолёты, так низко, что трава расстилалась. Вся земля стонала от сплошных взрывов.

Деревня освещалась ночным заревом пожарищ.

—Мам, плакала Тамара, то ж наша хата горит...

Ничего не отвечала ей мать, не отрывая глаз от полыхающего дома. И только бессознательно покачивала на руках голодную и плачущую Марусю и шептала:

— Молчи, молчи, моё дитятко...

И с новой силой вспыхнули бои. Прижавшись к земле и матери, дети зажимали уши и кричали от страха.

Под самое утро забылись. Очнулись — тишина. Даже Маруся спокойно спит. Выглянуло осеннее солнце. И вдруг на краю оврага появилась фигура солдата с автоматом на груди:

— Вылезайте, женщины! Хватит вам здесь прятаться!

Вернулись в деревню, на месте дома пепелище.

Спасибо соседям Пергуновым, пришли на помощь, пустили жить в недостроенную баню.

Отец, Андрей Афансасьевич, вернувшийся с детьми из партизанского отряда, всего три дня побыл с семьёй. Помог обустроить баню, насколько это было возможно, к сносному проживанию и в рядах РККА ушёл на фронт. В конце декабря пришло извещение о том, что награждён медалью «За отвагу». А затем пришла «похоронка», сообщавшая о том, что 28 января 1944 года Андрей Афанасьевич погиб в очередном бою. И не осталось от него на память ни одной фотографии.

Уважительно склоняя голову перед стойкостью русской женщины, с трудом представляется, как мать с четырьмя малолетними детьми и девяностолетней бабушкой ютились в холодной бане долгие два года. Как умудрялась накормить детей.

Вскоре после войны погорельцам дали разрешение на заготовку лесоматериала для строительства домов. Выделили делянку леса за десятки километров от деревни. Деревья нужно было спилить, очистить от веток, перетащить до реки и сплавить до места. Всю работу на себя взяли дедушка и мать.

После трёх лет кошмарной жизни в бане перешли в свой дом. Не было пола, крыша покрыта соломой, но дети были в доме, в своём доме!

Нищета преследовала вдову с сиротами все годы жизни в колхозе.

В колхозе работали за трудодни, но за них практически ничего не платили. Мало этого, на крестьян накладывались такие налоги, что было страшно жить. Практически вся выращенная живность шла в уплату налогов.

Ещё труднее стала колхозная жизнь с указом от 30 марта 1948 года, на основании которого был значительно увеличен сельскохозяйственный налог: по сравнению с 1947 годом на 30%. В этом же 1948 году были отменены скидки по налогу для семей, имевших трёх и более детей до 12 лет.

Горестно переживали вдовы: за что же так обижает государство детей — сирот...

… Сёстры Маша, Тамара, Валя и брат Ваня ещё долгое время надеялись, что папка все-таки вернётся домой. Однажды Валя принесла из школы листок со стихотворением. Со слезами на глазах читали:

А все случилось очень просто

Я дверь открыл

И мне навстречу

Девчонка, маленького роста,

Девчонка, хрупенькие плечи.

И котелок упал на камни

Четыре года дома не был.

А дочка руки распахнула:

— Простите, дядя, хлеба нету!

А я схватил ее за плечи

И кинул к звездам,

И целовал кусочки неба.

Ведь это я такую создал,

Четыре года дома не был.

Читали и плакали. И как заклинание говорили: «И наш папка однажды придет!»

… Не пришел...

Источник:
В.Давыдов

Оцените пост

+3

Оценили

Лидия Павлова+1
Геннадий Зенков+1
Александр Шайкин+1

Удачи и всего Вам доброго, Виктор.

Спасибо, Александр, за пожелание! Так получилось, что во время правки этой статьи случайно удалил её из конкурсных работ.  Вперёд  — наука, надо быть внимательнее!

17:50

 Виктор, а восстановить никак нельзя? Жаль ведь! Надо же что-то делать. От такой случайности никто не застрахован, не на ту кнопку кликнешь — и нет результата больших трудов. Может, Администратору написать стоит?

Спасибо, Лидия, за дружеское беспокойство! Я с этим вопросом обращался, мне отчетили, что результаты голосования сохранены и оценка будет сделана наравне со всеми. А текст разместил в блоге, чтобы сохранился для сайта.

11:45

Это замечательно! Желаю вам удачи в конкурсе, Виктор!